Глав: 16 | Статей: 136
Оглавление
Впервые в отечественной литературе!

Глубокое исследование снайперской войны на протяжении двух столетий – с позапрошлого века до наших дней. Анализ развития снайперского дела в обеих мировых войнах и многочисленных локальных конфликтах, на поле боя и в тайных операциях спецслужб. Настоящая энциклопедия снайперского искусства – не ремесла, а именно искусства! – ведь точность выстрела зависит от десятков факторов: времени суток и температуры воздуха, скорости и направления ветра, расстояния до цели, как падет свет, куда перемещаются тени и т. д., и т. п. Исчерпывающая информация о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем самого жестокого из воинских искусств.
Алексей Ардашевi / Олег Власовi / Литагент «Яуза»i

Охота на охотника

Охота на охотника

«Охрана спасает лишь от второго выстрела», – гласит поговорка спецслужб. Знающие люди обычно добавляют: «Только очень хорошая охрана».

В ходе боя выделить шум выстрела снайперской винтовки практически нереально. Но снайпера можно обнаружить по оптическим приборам, которые он использует. Научно-производственный центр «Транскрипт» продолжает дорабатывать свою систему обнаружения снайпера.

Свет и звук. В Ираке американские войска для обнаружения снайперов сейчас довольно активно применяют пассивные акустические системы (ПАС). Они зарекомендовали себя неплохо, но у них есть один очень крупный недостаток – обнаружить снайпера они могут только ПОСЛЕ выстрела. А это означает, что если стрелок имеет достаточно высокую квалификацию, то цель будет поражена. Кроме того, при боях, например, в городе звуковая волна испытывает многократное переотражение, затрудняя вычисление истинного местоположения стрелка. А если идет активный бой, ПАС становятся почти бесполезными – выделить шум отдельного выстрела снайперской винтовки (зачастую оснащенной глушителем), сопровождаемый грохотом пулеметной очереди, практически нереально.

«Транскрипт» пошел по другому пути – обнаружению оптических приборов (прицелов, биноклей, видео– или фотокамер). Принцип действия системы основан на широко известном эффекте световозвращения, или «обратного блика». Все наверняка не раз видели этот эффект в действии – световозвращающее покрытие наносят на дорожные знаки и номера автомобилей; полосы такой ткани нашиты на форму ГАИ и комбинезоны дорожных рабочих; уголковые отражатели – катафоты – стоят на велосипедах и автомашинах. Все это отражает свет фар в точности в противоположном направлении. В наших приборах «Транскрипт» все то же самое, но только в качестве «фар» используются инфракрасные лазеры – это делает их всепогодными и менее чувствительными к помехам.

Уголковый эффект. Любой оптический прибор отражает зондирующее лазерное излучение. Этот блик, визуализированный системой обнаружения, и выдает снайпера. Почему возникает эффект «обратного блика»? Причина заключается в том, что в одном из фокусов (точнее, в фокальной плоскости) любой оптической системы обязательно находится какой-либо светочувствительный элемент – будь то стеклянная пластина с нанесенной на нее сеткой (оптические прицелы, бинокли), фотопленка или ПЗС-матрица (фото– и видеокамеры), фотокатод электронно-оптического преобразователя (приборы ночного видения) или даже сетчатка человеческого глаза. Именно от них и отражается лазерное излучение, возвращаясь в том же направлении, откуда оно пришло.

Теоретически все выглядит очень просто. Любой оптический прибор дает обратный блик во всем поле своего зрения, – т. е. если мы попадаем в поле зрения противника, то и мы его видим. Но вот тут-то и появляются подводные камни, преодоление которых обошлось «Транскрипт» в восемь лет экспериментов. Ведь кроме этого блика от оптической цели мы имеем на входе еще и огромное количество шума – фонового излучения и различных переотражений от окружающих предметов. Алгоритм выделения полезного сигнала на фоне шумов – это как раз и есть ноу-хау, обеспечивающее надежную работу приборов.

Могут ли мешать работе приборов какие-либо помехи, например автомобильные фары, отражения от окон, банок, бутылок или очков? Нет, это невозможно, – ведь отражателем является не передняя поверхность линзы или стекла, а то, что находится в фокальной плоскости оптической системы. Хотя, если за очками находится глаз, эффект блика есть, но его интенсивность слишком мала для обнаружения. Зато если глаз находится в фокусе системы с большой светосилой типа прицела или бинокля, он увеличивает показатель световозвращения (ПСВ) этой системы в полтора раза.

А что касается окон, то эти приборы позволяют видеть даже сквозь несколько слоев тонированного стекла.

Вопросы тактики. Причина успеха этих систем – это не только алгоритмы распознавания, но и тщательно продуманная тактика использования. Ведь никто не будет даже включать систему, которой неудобно пользоваться. А последствия от невключенной системы могут привести к человеческим жертвам.

Но в технике «Транскрипт» впереди конкурентов. Например, французская система лазерной локации SLD 400 весит около 50 кг и имеет IV класс лазерной опасности. Существуют некоторые системы с лазером мощностью 2 Вт и более в непрерывном режиме – им можно даже резать бумагу! Эта техника из серии: «А заодно и глаз снайперу выжжем!» Понятно, что такие системы нельзя применять в гражданских структурах. Да и в военных тоже сомнительно. А если это окажется свой наблюдатель? Для сравнения: «Луч-1» весит 2,7 кг, а «Самурай» – 1,5 кг, их средняя мощность излучения лазера не превышает 1,5 мВт (I класс). А самый маленький прибор – «Алмаз» – и того меньше! «Алмаз» умеет обнаруживать миниатюрные видеокамеры с диаметром объектива до 0,3 мм. Очень удобно при походе в сауну – меньше трех еще ни разу не находили.

Кто предупрежден, тот вооружен. Приборы лазерной локации НПЦ «Транскрипт» обнаруживают любые оптические средства – бинокли, фото– и видеокамеры, оптические снайперские прицелы на дальности, превышающей 2,5 км. Понятно, что разоблачение негласного наблюдения за охраняемым объектом или несанкционированной фотовидеосъемки позволяет предотвратить террористический акт еще на этапе его подготовки.

Хотя техника НПЦ «Транскрипт» достаточно дорогая (от полутора до двадцати тысяч долларов), недостатка в заказчиках у компании нет. В первую очередь это коммерческие структуры и охранные агентства. Среди клиентов компании – службы безопасности президентов ряда европейских и азиатских стран; были поставки и в США. А вот в Российской армии, к сожалению, наши приборы пока используются мало – сказывается скудный бюджет Минобороны (в основном такая техника покупается на средства спонсоров). Доходит даже до того, что солдаты и офицеры «скидываются» из «боевых» и покупают продукцию компании. Командиры подразделений потом часто благодарят «Транскрипт» за спасенные жизни – свои и солдат.

Робот-охотник на снайперов. «Американская компания IRobot Corp., известная своими роботами-пылесосами, разрабатывает автоматический аппарат, который будет выслеживать снайперов», сообщает Boston globe. В проекте также участвуют конструкторы из Бостонского университета. Как утверждают инженеры, система будет крайне эффективной. «Вы обнаружите снайпера еще до того, как рассеется дымок от его выстрела», – заявил представитель компании на пресс-конференции. Опытный образец системы REDOWL был продемонстрирован представителям Пентагона. Во время показательных испытаний конструкторы имитировали звуки выстрелов при помощи ударов по металлическому предмету. Как утверждают очевидцы, REDOWL быстро реагировал на звук и разворачивал инфракрасную камеру и лазерный дальномер в нужном направлении. (Но в реальной боевой обстановке «вычленить» звук выстрела именно снайпера из кучи других будет ой как не просто. А вот при действиях снайпера в период затишья – вполне. И еще при контртеррористических операциях. Даже сам уровень демонстрации, когда вместо шумной обстановки и реальной стрельбы дают удар по железяке, говорит об уровне разработки…)

Оглавление книги


Генерация: 0.192. Запросов К БД/Cache: 3 / 0