Глав: 5 | Статей: 32
Оглавление
История стрелкового оружия, в данном случае пистолетов и револьверов, разительно отличается от развития других отраслей военного дела, да и вообще науки и техники. Принято считать, что прогрессу непременно сопутствуют крупные открытия, изобретения, разработки принципиально новых конструкций, которые и являются его олицетворением. В интересующей же нас разновидности оружия все нередко бывает как раз наоборот, и многие образцы, появившиеся в последнее время, представляют собой всего лишь повторение пройденного, естественно, на более высоком техническом уровне.

«Флаконы» и «шпильки»

«Флаконы» и «шпильки»

Выступая в 1799 году на заседании Лондонского Королевского общества, английский химик Эдвард Говард сообщил нечто новое о применении с пользой гремучей ртути. Поскольку она способна взрываться от детонации, Говард предложил заменить ею традиционный в военном деле порох, а затем попробовал проверить свои теоретические изыскания на практике и чудом уцелел, когда гремучая ртуть вдребезги разнесла ствол его ружья при первом же выстреле.

В 1807 году шотландский пастор А.Форсайт запатентовал иное воспламенительное устройство, которое должно было заменить уже архаичный кремневый замок. Форсайт разместил на затравочной полке небольшой цилиндр, наполненный особым взрывчатым веществом. Стоило его перевернуть, как на полку высыпалось немного «затравки», вспыхивавшей при ударе курка по «молоточку». Такие вещества назвали инициирующими (от лат. «иницио» — начинать), их и поныне применяют в различных взрывных устройствах. А замок, предложенный Форсайтом, прозвали двояко — «химическим» из-за примененного им состава и «флаконным» по причине сходства цилиндра с общеизвестными сосудами для духов.

Несмотря на объявленную в 1806 году французским императором Наполеоном Бонапартом континентальную блокаду, форсайтовские замки вскоре проникли во многие страны Европы — их копировали и, конечно, совершенствовали. Особенно преуспели в этом англичане. Например, Джон Мэнтон поместил инициирующий состав в трубочки, свернутые из бумаги или тонкой листовой меди, а Дж. Эгг разработал под них магазинное устройство — при взводе курка оно сдвигалось назад, оставляя пистон, который опускался в особое уг лубление на затравочной полке. Кстати, первоначально пистоны изготавливали, смешивая инициирующее вещество с воском, олифой или смолой, а из образовавшейся массы лепили шарики и вклеивали их между двумя листиками лощеной бумаги.



Удачнее оказалось предложение запрессовывать воспламенительный состав в медный или латунный колпачок — капсюль, надевавшийся на полую трубку, ввинченную в казенной части оружия. После удара курка капсюль вспыхивал, пламя по трубке перебегало в ствол и поджигало основной заряд. Такие устройства окрестили бранд-трубками (от нем. «бранд» — пожар, огонь).

В отличие от предшествующих систем капсюльные не зависели от погоды и исправно срабатывали даже под проливным дождем; осечки практически прекратились, пистолет действовал в любом положении. Однако принципиальных изменений в конструкции оружия не произошло, заряжалось оно по старинке — через дуло.

Впрочем, с появлением капсюлей открылась возможность модернизировать кремневые пистолеты. В 1846–1849 годах в русской армии подобным образом улучшили штатные солдатский и офицерский пистолеты.

…В начале XIX века в Париже трудился известный мастер Симон Паули. Он не только делал высококачественные пистолеты и ружья, но и создавал собственные модели. Разработал он и удачный унитарный патрон, в котором пуля, порох и капсюль помещались в единой гильзе.

Один из учеников Паули, немец Иоганн Дрейзе, в 1824 году открыл в Германии фабрику по производству капсюлей. Через три года он усовершенствовал унитарный патрон, поместив инициирующий состав на донце пули, а затем серьезно изменил и устройство замка. После нажима на спуск боевая пружина с силой выталкивала вперед длинный и тонкий, как игла, боек ударника, тот мгновенно пронизывал гильзу, пороховой заряд и накалывал капсюль.













Дрейзе заинтересовал своей конструкцией прусских военных и получил кредиты для доработки игольчатой винтовки. Ее приняли на вооружение прусской пехоты под названием «легкое капсюльное ружье образца 1841 г.».

Позже аналогичные нарезные винтовки появились во Франции, России, Италии, выпускались и игольчатые револьверы. Однако у систем Дрейза имелись существенные недостатки — тонкие бойки нередко ломались, а в канале ствола скапливались несгоревшие клочки бумажных гильз. Требовались новые усовершенствования.

В 1832 году француз Казимир Лефоше запатентовал ружье, у которого перед заряжанием оба ствола переламывались дулами вниз, открывая патронники. После возвращения в исходное положение они прочно удерживались эксцентриком, который заходил в подствольные крюки после того, как стрелок поворачивал длинный нижний рычаг. Лефоше изобрел также патрон, состоявший из металлической гильзы, к которой сверху крепилась брандтрубка. А к 1837 году улучшил свое изделие, создав прославивший его шпилечный патрон, представлявший собой картонную гильзу с медным донцем, на котором находился капсюль, а сбоку от него был небольшой стерженек-шпилька, по ней бил ударник, сдвигая на капсюль.

Оглавление книги


Генерация: 0.310. Запросов К БД/Cache: 3 / 1