1. Преобразования в русской артиллерии во времена Павла I и Александра I

К 1796 r. на вооружении русской полевой артиллерии состояли пушки калибров 3, 6, 8 и 12 фунтов; гаубицы калибра ? пуда и 1 пуд, а также единороги 3– и 8-фунтовые; ?-, ?— и 1-пудовые.

Вступив на престол, Павел I занялся реформами артиллерии. В этом ему помогал 27-летний Алексей Андреевич Аракчеев. К руководству артиллерией Аракчеев пришел случайно. В 1792 г. он стал полковником артиллерийской роты в Гатчинских войсках. Ну а, оказавшись на троне, Павел начал усиленно продвигать своих любимцев. В результате уже 4 января 1799 г. генерал-лейтенант Аракчеев был назначен командиром гвардейского артиллерийского батальона и инспектором всей артиллерии.

С начала царствования Павла, в 1796 г., на вооружении полевой артиллерии вместо ранее существовавших одиннадцати калибров орудий было оставлено всего 4 калибра, к которым относились 12-фунтовые пушки средней и малой пропорции, 6-фунтовые пушки и ?-пудовые единороги.

С петровских времен и до начала царствования Павла I полевая артиллерия в свою очередь делилась на полковую и полевую артиллерию.

Полковая артиллерия организационно подчинялась командиру полка и состояла из легких и маломощных орудий. Среди них были 3-фн и 6-фн пушки, 3-фн, 8-фн, ?-пудовые единороги и другие орудия.

Число орудий и их калибр в разных полках были различны даже по штату, а штат к концу царствования Екатерины II зачастую стал просто фикцией. Так, мушкетерскому полку было положено иметь два 8-фн единорога и две 3-фн пушки, егерскому батальону было положено два 3-фн единорога, и т. д. Всего на 12 апреля 1798 г. в полевой артиллерии числилось 522 орудия.

Полевая артиллерия состояла из независимых чисто артиллерийских соединений: батальонов, бригад, полков.

В число артиллерийских подразделений по штатам 1798 года входили: 1-й гвардейский батальон, состоявший из четырех пеших и одной конной артиллерийских рот; 10 пеших батальонов по 4 роты в каждом. Две роты имели полевые, а две роты полковые пушки; каждая батальонная рота имела по 12 орудий; конный батальон, состоявший из 4-х рот по 12 орудий в роте, и 3 осадные роты. Всего на вооружении состояло 660 орудий. Личный состав имел 24 831 человека.

В сражениях XVIII века все артсистемы строились в линию. В первой линии находилось до 75 % орудий, а остальные— во 2-й линии и в резерве. Полковые орудия обычно располагались в 50 метрах от своей пехоты, а артиллерийские бригады временно придавались пехотным дивизиям и обычно устанавливались в промежутках между полками и дивизиями. Такое линейное построение войск и артиллерии было вдребезги разбито генералом Буонапарте, впоследствии ставшим императором Наполеоном. Вместо линейного построения он ввел стрелковые линии с батальонными колоннами позади. Во всех боевых операциях вместе с конницей участвовала и конная артиллерия, численность которой составляла не менее одной пятой от всей французской артиллерии.

Понятно, что в таких условиях от слабой полковой артиллерии проку было мало, и уже в марте 1800 г. началось постепенное упразднение полковой артиллерии. И в июне 1800 г. цесаревич Александр приказал всю артиллерию, бывшую при армейских полках, сдать в арсенал и гарнизонную артиллерию.

В 1802?1805 гг. особая комиссия под председательством Аракчеева разработала систему полевых орудий, получивших название «системы 1805 г.». Сразу скажу, что никаких революционных технических новшеств в новой системе не было. Просто было введено единообразие. Были существенно облегчены почти все артсистемы. На телах орудий убрали излишние украшения. Все каналы орудий обр. 1805 г. заканчивались полушарным дном.

Из многих десятков типов орудий, бывших при Екатерине II, в полевой артиллерии должны были остаться только: 12-фн пушки средней и меньшей пропорции, 6-фн пушка меньшей пропорции, а также единороги: ?-пудовый, ?-пудовый пеший, ?-пудовый конный. Все эти пушки отливались из так называемого «артиллерийского металла», содержавшего 10 частей меди и одну часть олова. Мы же такие пушки для простоты будем называть медными. Впрочем, они так и назывались в официальных документах XIX века.

Все эти орудия в полевой артиллерии имели только два лафета: батарейный для ?-пудовых единорога и 12-фн пушек, и легкий для ?-пудовых единорогов и 6-фн пушек. Батарейные лафеты возились шестеркой лошадей, легкие — в пешей артиллерии — четверкой лошадей, а в конной — шестеркой. Замечу, что ?-пудовые единороги и 12-фн пушки возились восьмеркой лошадей.

Кстати, о лошадях: при Аракчееве появились «артиллерийские лошади». Со времен Ивана Грозного для перевозки артиллерии использовались закупленные или реквизированные у населения лошади. После окончания кампании, а то и просто марша, лошадей обычно передавали для других нужд армии или народного хозяйства. Первые попытки завести для артиллерии постоянных лошадей неоднократно предпринимались при Екатерине II. Но окончательно этот вопрос был решен только Аракчеевым, и вся полевая артиллерия получила постоянных лошадей, которых надлежало «от рот никогда не отделять».

Первоначально артиллерийские боеприпасы возили на передках, возах, в лучшем случае на специальных артиллерийских фурах. В 1803 г. Аракчеев ввел специальные стандартные зарядные ящики для полевой артиллерии. Зарядный ящик был двухколесный и возился четверкой артиллерийских лошадей (позже были оставлены только три лошади).

Наконец, при Аракчееве была окончательно введена конная артиллерия. Уточню сразу: конная артиллерия это не пушки на конной тяге, а артиллерийские подразделения, придаваемые кавалерийским полкам и дивизиям. Естественно, что конная артиллерия может эффективно взаимодействовать с конницей, лишь имея на походе и в бою ту же скорость и проходимость по местности, как и конница.

Как же можно было достичь такой скорости езды, да еще по бездорожью? Во-первых, выбирались наиболее легкие полевые орудия, иногда их даже специально проектировали для конной артиллерии. Уменьшалось число выстрелов, возимых в передке, а главное, на походе с передка и лафета была навсегда убрана прислуга, которая скакала верхом рядом с орудием. Разумеется, лошади как в упряжку орудия и зарядного ящика, так для прислуги подбирались самые выносливые. Обычно, по сравнению с орудием того же калибра в пешей артиллерии, конное орудие имело в запряжке на пару лошадей больше.

Впервые у нас прислугу посадил на лошадей еще Петр Великий. Его бомбардирская рота в сражениях при Гуммельсгофе (1702 г.) и под Лесным (1707 г.) ездила на лошадях.

В те времена при необходимости и прислуга полковой артиллерии, бывало, ездила верхом. Но это еще была не конная артиллерия, а вынужденная импровизация. О чем можно было говорить, когда ни у Петровской бомбардирской роты, ни у полковой артиллерии не было даже своих штатных лошадей.

В дореволюционной литературе идея оборудования самостоятельного постоянно действующего конно-артиллерийского подразделения приписывалась Платону Зубову. Формально тут есть доля истины — действительно, в сентябре 1794 г. Зубов подал Екатерине II представление об учреждении пяти конно-артиллерийских рот. Фактически же Платон занимал два десятка важнейших должностей государства, в том числе и должность генерал-фельдцейхмейстера (начальника) артиллерии. Было это сплошной фикцией. Платон Зубов неотлучно находился в апартаментах императрицы. Когда Екатерине хотелось немного расслабиться, она дергала за шнурок, в комнате Зубова звонил колокольчик, и он бегом бежал исполнять свою основную государственную обязанность.

Так или иначе, по в начале февраля 1796 г. было закончено формирование пяти конно-артиллерийских рот.

Сразу после смерти Екатерины Павел I немедленно расформировал конные роты и заново создал конную артиллерию на базе «гатчинской артиллерии».

По штату 1798 г. в состав конной артиллерии входила одна гвардейская конная рота и конный батальон, состоящий из четырех рот. В каждой роте имелось по 12 орудий. К началу 1812 г. в войсках уже состояло 272 конных орудия. Их удельный вес в полевой артиллерии был невелик (17 %). Но их эффективность на поле боя с 1805 по 1815 год была существенно выше, чем у пешей полевой артиллерии. Не было ни одного сражения, где бы ни отличилась наша конная артиллерия.

Первоначально конная артиллерия была вооружена 6-фунтовыми пушками и ?-пудовыми конными единорогами. Оба орудия помещались на легком лафете. В начале 20-х годов XIX века в конной артиллерии ?-пудовые конные единороги были заменены на ?-пудовые пешие единороги, так как «незначительное уменьшение в весе конного единорога не доставляло выгоды, только нарушало единообразие материальной части».

Накануне войны с Францией 1805 года артиллерия состояла из гвардейского батальона пятиротого состава, 11 пеших артиллерийских полков (88 рот) и 2 конно-артиллерийских батальонов. Всего была 101 рота с общим количеством орудий около 1200.

После поражения под Аустерлицем было произведено дальнейшее усиление артиллерии. Из артиллерийских полков и батальонов были сформированы артиллерийские бригады трехротного состава по числу пехотных дивизий. Кроме того, были сформированы резервные и запасные артиллерийские бригады четырехротного и восьмиротного состава.

К 1807 г. имелось 20 бригад, а затем, в 1811 г. их число было доведено до 28. Сверх того было сформировано 10 резервных и 4 запасных бригады. Батарейные роты имели 12 орудий — четыре ?-пудовых единорога, четыре 12-фунтовые пушки средней пропорции и четыре 12-фунтовые пушки меньшей пропорции. Кроме того, им придавалось по 2?4 3-фунтовых единорога для придания их егерским полкам.

Легкие роты имели также по 12 орудий: четыре ?-пудовых единорога и восемь 6-фунтовых пушек. Конные роты имели по шесть 6-фунтовых пушек и шесть ?-пудовых конных единорогов.

Всего в 1808 г. в полевой артиллерии было 1650 орудий.

К 1812 г. полевая артиллерия состояла из 1620 орудий. В это число входило 60 орудий гвардейской артиллерии, 648 батарейных, 648 легких и 264 конных орудий. Личный состав насчитывал 52 500 человек. В парках было сосредоточено 296 560 артиллерийских снарядов.

Похожие книги из библиотеки

Боевой товарищ [Лошадь и уход за ней]

Для того чтобы лошадь в течение нескольких лет служила в армии и приносила пользу государству как в мирное, так, в особенности, в военное время, необходим за ней правильный и умелый уход. Если за лошадью плохо ходить и плохо кормить ее. то она и работать станет плохо, а скоро откажется и вовсе служить.

Войсковая лошадь должна быть всегда в полной исправности. Она должна быть здоровой, бодрой и выносливой, для того чтобы в любое время быть в силах выполнить ту работу, которая от нее требуется. Для того чтобы она была настоящим боевым товарищем, выносливым и бодрым, за ней нужно правильно и умело ухаживать, оберегать ее от болезней и стремиться устранить всякие причины, которые вредно могут отразиться на ее здоровье и на ее работоспособности.

Тяжёлый танк Т-10

Тяжёлый танк Т-10, по сравнению со своим ровесником – средним танком Т-54, известным всему миру, долгое время был окутан тайной секретности. Всего лишь раз ему удалось выбраться за рубеж – в Чехословакию в 1968 г. в составе войск стран Организации Варшавского Договора. И с тех пор Т-10 привлекал самое пристальное внимание натовских генералов, полагавших, что за «железным занавесом» скрывается восьмитысячный кулак танков прорыва. Т-10 стал последним в ряду советских тяжёлых серийных танков. Его производство было прекращено в 1965 г. Интересно, что «десятка» едва не оказалась последней и в ряду машин марки ИС, названных так в честь И.В. Сталина. В ходе своей разработки, начавшейся в 1948 г., будущий танк именовался в документах ИС-8, затем ИС-9 и, наконец, ИС-10, но, в конце концов, был принят на вооружение под нейтральным обозначением Т-10.

Чкалов. Взлет и падение великого пилота

«Он был не менее знаменит, чем Юрий Гагарин, – и погиб в том же возрасте, не дожив до 35 лет. Он стал национальным героем после легендарного трансполярного перелета, его считали «гордостью СССР» и «любимцем Сталина», предпочитая не вспоминать, что ВАЛЕРИЙ ЧКАЛОВ дважды побывал под судом и дважды увольнялся из вооруженных сил. О нем снят классический советский фильм и новый телесериал – но до сих пор не было ни одной профессиональной биографии, если не считать апологетических воспоминаний его родных, соратников и друзей. Эта книга – первая.

Наперекор официозу и негласным табу, отделяя мифы от правды, а пропаганду от фактов, это исследование рисует подлинный портрет великого пилота – не «иконы», а живого человека, едва ли не самой противоречивой личности в истории отечественной авиации. С одной стороны – гениальный летчик, постоянно находившийся в поиске революционных приемов воздушного боя, новых методик испытания авиатехники. С другой – не признающий никаких уставов и правил «воздушный хулиган», заплативший за недисциплинированность собственной жизнью и своим примером доказавший, что все авиационные наставления написаны кровью, а нарушение полетного задания может обернуться катастрофой…

Восстанавливая подлинную биографию Валерия Чкалова, от взлета до падения, от рождения легенды до трагического финала, эта книга воздает должное прославленному летчику, чье имя вписано в историю авиации золотом по граниту.»