Глав: 15 | Статей: 38
Оглавление
Один из парадоксов истории заключается в том, что мы невольно оцениваем события далекого и не очень прошлого по меркам сегодняшнего дня. Так, к далекому 1941 году подходят с мерками СССР времен его расцвета. Книга Д. Шеина и А. Уланова позволяет нам увидеть настоящий сорок первый и танковые войска Красной армии такими, какими они 70 лет назад встретили агрессора на границе. Эта книга стала плодом многолетних архивных исследований независимых экспертов. Она позволит по-новому взглянуть на привычные и казавшиеся незыблемыми факты и пересмотреть устоявшиеся оценки известных событий (Алексей Исаев).

Глава 3 Броня крепка?

Глава 3

Броня крепка?

«Нет ничего глупее, чем складывать миллиметры с километрами в час».

(с) интернет-форум

Однако любители заняться подобной арифметикой находятся с удручающей регулярностью. И не только в Интернете.

«…у Сталина 22 июня было 1363 «Т-34». Если бы не было ничего другого, ни «БТ», ни «KB», ни «Т-26», то эти танки все равно были бы сильнее всех немецких танков, вместе взятых…»[60]

Ну а раз это занятие столько популярно, волей-неволей займемся им и мы. Вдруг и здесь что-нибудь интересное откопаем?

К примеру, можно посмотреть результаты «сложения миллиметров с километрами в час» в далеком 1940 году, когда в подмосковную Кубинку поступил для испытаний купленный в Германии танк «PzKpfw.III». Испытания его проводились как отдельно, так и в сравнении с отечественными танками – и результаты их оказались для последних не так чтобы сильно лестными, в том числе и для специально-де предназначенной для скоростного пробега в глубь Германии по первоклассным немецким автобанам колесно-гусеничной ходовой части:

«На мерном километре гравийного шоссе на перегоне Кубинка – Репише – Крутицы немецкий танк показал максимальную скорость в 69,7 км/ч, лучшее значение для «Т-34» составило 48,2 км/ч, для «БТ-7» – 68,1 км/ч. При этом испытатели отдали предпочтение немецкому танку из-за лучшей плавности хода, обзорности, удобным рабочим местам экипажа»[61].

Как видим, поводов особо завидовать непревзойденным скоростям советских «автострадных» танков у немцев не наблюдалось. В отношении ходовой части дело было, скорее, строго наоборот.

Дегтя и в без того не очень чистую бочку меда добавили испытания серийных «Т-34» в ноябре – декабре 1940-го. Отчет об этих испытаниях содержал довольно много нелицеприятных моментов:

«В результате проведенных боевых стрельб с решением огневых задач выявлены недостатки:

1. Стесненность экипажа в боевом отделении, обусловленная малыми габаритами башни по погону.

2. Неудобства пользования боекомплектом, уложенным в полу боевого отделения.

3. Задержка при переносе огня вследствие неудобного расположения поворотного механизма башни (ручного и электропривода).

4. Отсутствие зрительной связи между танками при решении огневой задачи вследствие того, что единственный прибор, допускающий круговой обзор – «ПТ-6», – используется только для прицеливания.

5. Невозможность пользования прицелом «ТОД-6» вследствие перекрывания шкалы углов прицеливания прибором «ПТ-6».

6. Значительные и медленно затухающие колебания танка при движении отрицательно сказываются на меткости стрельбы из пушки и пулеметов.

Отмеченные недостатки снижают темп огня, вызывают большой расход времени на решение огневой задачи.

Определение скорострельности 76-мм пушки…

Полученная средняя практическая скорострельность – два выстрела в минуту. Скорострельность недостаточна…

УПРАВЛЕНИЕ ОГНЕМ ИЗ ТАНКА И УДОБСТВО ПОЛЬЗОВАНИЯ ПРИЦЕЛАМИ, ПРИБОРАМИ НАБЛЮДЕНИЯ И БОЕКОМПЛЕКТОМ

Поворотный механизм башни (ручной).

Поворот башни осуществляется правой рукой. Расположение маховика и рукоятки поворотного механизма не обеспечивает быстрого поворота башни и вызывает сильное утомление руки. При одновременной работе поворотным механизмом и наблюдении в прибор «ПТ-6» маховик и рукоятка управления упираются в грудь, затрудняя быстрое вращение башни. Усилия на рукоятке поворотного механизма сильно возрастают при увеличении угла крена башни[62] и значительно затрудняют работу…

Электропривод поворотного механизма башни.

Доступ к пусковому маховику электропривода затруднен снизу корпусом электромотора, слева смотровым прибором и корпусом башни, справа налобником и прибором «ПТ-6». Поворот башни в любую сторону возможен лишь при условии отклонения головы от налобника прибора «ПТ-6», т. е. вращение башни фактически производится вслепую…

Телескопический прицел «ТОД-6».

Окно шкалы углов прицеливания телескопического прицела перекрывается рычагом углов местности прибора «ПТ-6»… Установка прицельных данных возможна при углах возвышения 4–5,5 градуса и 9-12 градусов[63], что фактически лишает возможности вести стрельбу с прицелом «ТОД-6». Барабанчик шкалы углов прицеливания расположен в средней части прицела, и доступ к нему крайне затруднен.

Перископический прицел «ПТ-6».

При угле возвышения 7 градусов и ниже, до максимального угла снижения, доступ к рукоятке механизма кругового обзора возможен лишь тремя пальцами вследствие того, что сектор подъемного механизма пушки не допускает охвата рукоятки кистью руки. Указанное положение не обеспечивает быстрого просмотра местности.

Смотровой прибор «кругового обзора».

Доступ к прибору крайне затруднен, и наблюдение возможно в ограниченном секторе вправо до 120 градусов… Ограниченный сектор обзора, полная невозможность наблюдения в остальном секторе и… неудобное положение головы при наблюдении делает смотровой прибор непригодным в работе.

Смотровые приборы башни (боковые).

Расположение смотровых приборов относительно наблюдателя неудобное. Недостатками является значительное мертвое пространство (15,5 м), небольшой угол обзора, невозможность очистки защитных стекол без выхода из танка и низкое расположение относительно сиденья.

Смотровые приборы водителя…

В практической работе по вождению танка с закрытым люком выявлены существенные недостатки смотровых приборов. При движении по загрязненной грунтовой дороге и целине в течение 5-10 минут смотровые приборы забиваются грязью до полной потери видимости. Стеклоочиститель центрального прибора не обеспечивает очистку защитного стекла от грязи. Вождение танка с закрытым люком крайне затруднено. При стрельбе защитные стекла смотровых приборов лопаются…

Смотровые приборы водителя в целом непригодны.

Все установленные на танке прицельные приборы «ПТ-6», «ТОД-6» и приборы наблюдения в боевом отделении и отделении управления не имеют защиты от атмосферных осадков, дорожной пыли и грязи. В каждом отдельном случае потери видимости очистку приборов возможно проводить только с внешней стороны танка. В условиях пониженной видимости (туман) головка прицела «ПТ-6» запотевает через 3–5 минут до полной потери видимости.

Удобство пользования боекомплектом.

Боекомплект 76-мм пушки.

Укладка патронов в кассетах не обеспечивает достаточного темпа ведения огня по следующим причинам:

1. Неудобство доставания патронов из кассет.

2. Крайне затруднен доступ к патронам, расположенным с левой стороны по ходу танка.

3. Затруднена укладка патронов в кассеты наличием большого количества крышек (24 шт.) и резиновых прокладок между патронами. Время, затрачиваемое на укладку полного боекомплекта, определяется в 2–2,5 часа.

4. Отсутствие достаточной плотности укладки патронов в кассетах, приводящее к самоотвинчиванию дистанционных трубок и капсюлей гильз.

5. Наличие острых краев кассет, вызывающее ранения рук заряжающего.

6. Загрязнение боекомплекта после пробега в 200–300 км в осенний период времени достигает значительной величины. Использование полного боекомплекта возможно только после предварительной очистки всех патронов.

Боекомплект к пулеметам ДТ.

При проведении стрельб из пулеметов выявлены следующие недостатки:

1. Сильное загрязнение магазинов в отделении управления.

2. Запыление выступающих частей магазинов, уложенных в нише башни.

3. Невозможность использования боекомплекта без предварительной очистки его от загрязнения.

4. Выемка отдельных магазинов в нише башни затруднена вследствие заедания их в укладке.

Удобство рабочих мест и освещение боевого отделения.

Сиденья командира башни и заряжающего по своим габаритам велики. Спинки сидений не обеспечивают удобного положения корпуса, занимают много места и не предохраняют от попадания одежды в погон башни (сиденье заряжающего). При проведении боевых стрельб сиденье заряжающего затрудняет выемку патронов, связывает движение и задевает за бортовую укладку боекомплекта. Указанное положение усугубляется значительной скученностью экипажа в отделении управления…

Общим недостатком артсистем «Л-11», установленных в танках, является:

1. Отказ в работе спускового механизма.

2. Незащищенность заряжающего от ударов рукояткой затвора при срабатывании полуавтоматики.

3. Ненадежность в работе ножного спуска, допускающего при несвоевременном и неполном снятии носка ноги с педали спуска заклинивание ползуна спускового механизма и недокат артсистемы.

Вывод.

Установка вооружения, оптика и укладка боекомплекта в танке «Т-34» не удовлетворяют требованиям, предъявляемым к современным боевым машинам.

Основными недостатками являются:

1. Теснота боевого отделения.

2. Слепота танка.

3. Неудачно разрешенная укладка боекомплекта.

Для обеспечения нормального расположения вооружения, приборов стрельбы и наблюдения и экипажа необходимо:

Расширить габаритные размеры башни.

По 76-мм пушке:

1. Заменить щиток спускового механизма более совершенной конструкцией, обеспечивающей безотказность в работе.

2. Рукоятку затвора огородить щитком или сделать складной.

3. Снять ножной спуск, заменив его спусками на рукоятках механизмов наводки.

По пулемету «ДТ»:

1. Обеспечить возможность раздельной стрельбы из пулемета, связанного с пушкой.

2. Увеличить обзорность и меткость стрельбы пулемета радиста установкой оптического прицела.

По механизмам наводки и прицелам:

1. Поворотный механизм (ручной) непригоден. Заменить новой конструкцией, обеспечивающей небольшие усилия и удобство работы.

3. Пусковой механизм электропривода поворота башни расположить так, чтобы он обеспечивал поворот с одновременным наблюдением за местностью.

4. Заменить телескопический прицел «ТОД-6» прицелом типа «ТМФ» со шкалой углов прицеливания в поле зрения прибора.

По смотровым приборам:

1. Заменить смотровой прибор водителя как явно непригодный более совершенной конструкцией.

2. Установить в крыше башни прибор, обеспечивающий круговой обзор из танка.

По укладке боекомплекта.

Укладка боекомплекта 76-мм пушки в кассетах непригодна. Следует укладку патронов расположить так, чтобы был одновременно доступ к целому ряду патронов.

Броневой корпус.

Выводы.

1. Корпус танка и башня в данном исполнении неудовлетворительны. Необходимо увеличить размеры башни за счет увеличения погона и изменения угла наклона броневых листов.

2. Полезный объем корпуса может быть увеличен за счет изменения подвески ходовой части и упразднения бортовых колодцев.

Средства связи.

Выводы.

Монтаж рации выполнен неудовлетворительно по следующим причинам:

1. Антенна в опущенном состоянии ничем не защищена от повреждений. Конструкция и расположение рукоятки подъемного механизма антенны не обеспечивают надежного подъема антенны.

2. Умформер приемника смонтирован под ногами радиста, токоведущая клемма повреждается, и умформер загрязняется.

3. Приемник смонтирован слишком низко и далеко от радиста, настройка его затруднена.

4. Колодки питания рации (нового типа) неудобны в эксплуатации – имеют много выступов, цепляющихся за одежду и ранящих руки.

Монтаж в целом не обеспечивает стабильности работы рации на предельно дальних расстояниях.

Эксплуатационные показатели и надежность агрегатов танка.

Динамика танка.

В тяжелых дорожных условиях при переходе с 2-й на 3-ю передачу танк за время переключения настолько теряет инерцию, что это влечет к остановке или длительной пробуксовке главного фрикциона. Это обстоятельство затрудняет использование 3-й передачи в дорожных условиях, вполне допускающих ее применение.

В условиях дождливой осени, весны и снежной зимы этот недостаток танка ведет к резкому снижению скоростей движения по проселочным дорогам и бездорожью.

Выводы.

1. Ввиду того что наиболее необходимая в условиях войсковой эксплуатации 3-я передача не может быть полностью использована, динамику танка в целом следует считать неудовлетворительной.

2. Технические скорости низки, что обусловлено ненадежностью главного фрикциона и ходовой части.

Проходимость.

Вывод.

Проходимость танка «Т-34» в осенних условиях неудовлетворительна по следующим причинам:

1. Входящая в зацепление с грунтом поверхность трака недостаточно развита, следствием чего является буксование гусениц на подъемах даже при незначительном влажном покрове. Эффективность входящих в комплект шпор незначительна.

2. Фиксация гусеницы в опорных колесах ненадежна…

3. Малое количество опорных колес отрицательно влияет на проходимость по заболоченным участкам, несмотря на небольшое общее удельное давление.

Надежность работы агрегатов танка.

Двигатель, системы топлива, смазки, охлаждения и контрольные приборы.

Выводы.

1. Надежность двигателя в пределах гарантийного срока (100 часов) удовлетворительна. Гарантийный срок двигателя, особенно для данной толстобронной машины, мал. Необходимо его довести не менее чем до 250 часов.

2. Постоянные течи масла и выход из строя контрольных приборов характеризуют работу системы смазки и соединения контрольных приборов неудовлетворительно.

Главный фрикцион.

Работа узла главного фрикциона и вентилятора в целом неудовлетворительна.

Коробка перемены передач.

В пробеге были неоднократно на всех машинах отмечены случаи «потери нейтрали» (рычаг кулисы находится в нейтральном положении, а скорость включена) и тяжелого переключения передач.

Неправильный выбор передаточных чисел коробки перемены передач является причиной неудовлетворительной динамики танка и снижает его тактическую ценность.

Тяжелое включение передач и «потеря нейтрали» затрудняют управление танком и ведут к вынужденным остановкам.

Коробка перемены передач и ее привод требуют коренных изменений.

Ходовая часть.

Малый срок службы и низкие сцепные качества траков, ухудшение размещения агрегатов танка колодцами подвесок, большой расход резины на опорные колеса и гребневое зацепление характеризуют конструктивные и прочностные качества ходовой части как неудовлетворительные.

Электрооборудование.

Стартер «СТ-200» и реле «РС-371» при существующих монтажных и производственных дефектах к установке на танках «Т-34» непригодны.

Укладка запчастей, инструмента, личных вещей, запаса продовольствия и спецоборудования.

Укладка запчастей, инструмента, личных вещей, запаса продовольствия, инженерного и химического имущества на танке «Т-34» не отработана.

Ремонт.

Соотношение времени чистого движения, ремонта и остановок по техническим неисправностям по всем трем танкам:



Вывод.

1. Соотношение времени чистого движения и восстановительных работ (38 % и 62 %) свидетельствует о низком качестве технического исполнения танка.

2. Объем и сложность основных ремонтных работ исключают возможность восстановления танка силами экипажа и требуют использования средств РВБ[64].

3. Наличие перечисленных выше ремонтных работ в пределах гарантийного срока не допускает использования танка в отрыве от ремонтных средств, что в условиях войсковой эксплуатации неприемлемо.

Обслуживание.

Большие объем и время обслуживания танков, обусловленные ненадежностью работы отдельных агрегатов, для войсковой эксплуатации неприемлемы.

В представленном на испытания виде танк «Т-34» не удовлетворяет современным требованиям к данному классу танков по следующим причинам:

1. Огневая мощь танка не может быть полностью использована вследствие непригодности приборов наблюдения, дефектов установки вооружения и оптики, тесноты боевого отделения и неудобства пользования боеукладкой.

2. При достаточном запасе мощности двигателя и максимальной скорости, динамическая характеристика танка подобрана неудачно, что снижает скоростные показатели и проходимость танка.

3. Тактическое использование танка в отрыве от ремонтных баз невозможно, вследствие ненадежности основных узлов – главного фрикциона и ходовой части.

4. Полученная на испытаниях дальность и надежность связи для танка данного класса недостаточна, что обусловлено как характеристикой рации «71 ТК-3», так и низким качеством ее монтажа в танке «Т-34»[65].

Как видно из приведенной обширной цитаты, тогдашние «пользователи» будущих легендарных «тридцатьчетверок» не разделяли оптимизм своих потомков относительно «сильнее всех, вместе взятых». Особенно в этом смысле «радует» пункт «3» – про невозможность использования танка в отрыве от ремонтных баз. Учитывая положение с запчастями и уровень освоенности новых танков личным составом – впрочем, мы еще поговорим об этом подробнее, – это фактически означало, что за идущими в наступление танками должен ехать целый передвижной танковый завод. Вот представьте себе картину: боксерский поединок, ринг, свет прожекторов, пресса, выскакивает на ринг и начинает разминаться боксер, а в углу ринга вместо привычной фигуры тренера с полотенцем, стаканом воды и табуреткой разворачивается целая операционная – сияет множеством ламп потолочный хирургический светильник, устанавливает свое хитрое оборудование анестезиолог, дезинфицирует руки хирург, ждут своего часа в стерильном боксе поблескивающие инструменты… Позвольте, а боксировать как же?…

В какой-то момент количество негатива о «Т-34» стало настолько велико, что производство и приемку танков собирались прекратить «до устранения выявленных недостатков». Однако в итоге все же возобладало мнение, что синица в руках лучше журавля в небе, а серийно выпускающийся неидеальный танк со множеством недостатков в условиях надвигающейся войны лучше идеального проекта. 22 июня 1941-го это мнение оправдалось на все сто процентов.

Но не будем отвлекаться от сравнения. Пойдем еще раз – сначала и далее. Основательно, по порядку, то есть по алфавиту. «А» мы уже сказали, теперь на очереди «Б» – броня. Давайте попробуем ответить на вопрос, почему сотни и тысячи советских танков новейших типов, сосредоточенных в приграничных соединениях, не остановили блицкриг в первые же дни войны и не разгромили врага на вражьей земле малой кровью, могучим ударом[66], как нож сквозь масло пройдя сквозь построения бессильных что-либо сделать с неуязвимыми чудо-танками обескураженных захватчиков.

Избитая тема «беспомощности противотанковой артиллерии вермахта в борьбе с советскими танками новейших типов в 1941 году» успела в своем развитии пройти весьма извилистый путь. Увидев свет на страницах мемуаров и аналитических обзоров немецких генералов (например, цитаты Гудериана[67] и Миддельдорфа[68] прочно заняли в советской печати место в ряду хрестоматийных), она постепенно переползла на страницы научно-популярной литературы, первоначально со ссылками на немцев[69] – дескать, даже противник признавал непревзойденные боевые качества советской боевой техники, – потом уже без них[70], и на долгие годы (где-то с шестидесятых по девяностые) утвердилась среди прочих общепринятых мифов о Великой Отечественной войне в ранге самоочевидной аксиомы.

Здесь же, пожалуй, уместно будет заметить, что самооправдания битых немецких военных гениев «бесчестностью и неправильностью» вражеского – то есть советского – «неуязвимого» чудо-оружия хорошо соответствовали распространенной идеологической установке «Советское – значит отличное!» и потому широко популяризировались на страницах советской печати под соусом «…передовая социалистическая техническая наука наглядно продемонстрировала свое неоспоримое превосходство перед лучшими зарубежными образцами, а несокрушимое советское народное хозяйство позволило в кратчайшие сроки оснастить армию лучшими в мире танками «Т-34» и «КВ»…» с последующим плавным разворотом в направлении «общего превосходства прогрессивного социалистического строя над реакционным империализмом».

Волна ревизионизма, поднявшаяся в лихие девяностые в период демонтажа «тоталитарной коммунистической идеологии», ознаменовала собой резкий разворот в безмятежном существовании темы «невероятного превосходства советских танков новейших типов над лучшими образцами боевой техники противника», ибо ревизионисты полемически остро поставили нелицеприятный вопрос: коль скоро советские танки новейших типов столь явственно превосходили практически любые имевшиеся у противника средства противодействия, почему же они не оказали никакого сколько-нибудь существенного влияния на ход летней кампании 1941 года?

Скажем даже больше того: советские танки не просто «не оказали влияния» на ход военной драмы лета сорок первого – битые немецкие военные гении их попросту не заметили! На страницах мемуаров Гота, танки которого столкнулись с «Т-34» в первый же день войны в прибалтийском Алитусе, «Т-34» первый раз появляются в июле у Борисова, Гудериан в «Воспоминаниях солдата» отмечает первое появление «Т-34» в конце июля, Миддельдорф вообще сдвигает встречу немецких войск с «Т-34» на осень…

На вполне справедливо поставленный вопрос ревизионисты отвечают каждый по-своему: «…но Красная армия готовила агрессию и потому не умела обороняться!», «…но народ не пожелал сражаться за кровавый сталинизм», «…но эти танки существовали только на бумаге, на самом деле их не было!» и т. д. Роднит эти ответы только одно – нежелание отвечающих дать себе труд проверить достоверность исходного тезиса.

Ларчик, к сожалению, открывается примитивно просто: неуязвимость танков новейших типов для противотанкового вооружения противника оказывается, увы, лишь распространенным мифом. Вопрос о степени соответствия бронирования наших танков противотанковому вооружению противника поднимался еще до войны. Так, в подготовленном в 1940 году докладе «Состояние танкового вооружения и необходимость создания новых классов танков» автор – инженер Ленинградского завода опытного машиностроения № 185 Колоев – указывал, что, «…считая, на основании практических данных, что пушки с начальной скоростью [снаряда] около 900 м/сек, пробивают броню [толщиной] 1,6 своего калибра»[71], 45-мм броня танка «Т-34» надежно защитит его от снарядов противотанковых пушек и противотанковых ружей калибром до 25 мм. В то же время «события в Финляндии показали, что броня толщиною 45 мм на близких дистанциях пробивается 37-мм противотанковой пушкой, не говоря уже о 45-мм и 47-мм противотанковых пушках, которые без особого труда пробивают такую броню на всех основных дистанциях»[72]. На этом основании Колоев предлагал классифицировать танк «Т-34» как танк легкого бронирования, надежно защищенный лишь от осколков, огня стрелкового оружия, крупнокалиберных пулеметов и противотанковых ружей калибром не более 20–25 мм, и считать, что «танк «А-34» с толщиной брони 45 мм на близких дистанциях не может вести успешную борьбу с 37-47-мм противотанковой артиллерией, поэтому он не соответствует придаваемому ему назначению, вызванному недостаточно ясным представлением о состоянии современной противотанковой артиллерии и недостаточно обоснованным подходом к решению данного вопроса»[73].

Следующей важной вехой в оценке боевой устойчивости танков «Т-34» стали «полигонные испытания двух бронекорпусов танка «Т-34» с башнями» (так они именовались в официальной переписке), проведенные в апреле 1941 года на полигоне Мариупольского завода имени Ильича. На полигон были поданы незатейливой формы пустые бронекоробки и не отдельные бронедетали, а «почти что настоящие» танки – на корпуса были установлены ведущие и направляющие колеса с механизмом натяжения гусеницы, опорные катки с подвеской, натянуты гусеницы, поставлена бронировка бортовых передач, установлены люки механика-водителя и смотровые приборы. На корпусах устанавливались на штатных погонах тоже «почти совсем настоящие» башни с маской и бронировкой артсистемы, поворотным механизмом со стопором, люками, смотровыми приборами, заглушками отверстий для стрельбы из револьвера. Отстрел производился из 37-мм противотанковой пушки обр. 1930 года (советская лицензионная копия немецкого «дверного молотка» «PaK.36»), трофейного польского 37-мм «Бофорса», «сорокапятки» и «трехдюймовки».

Трехнедельные испытания предоставили советским танковым конструкторам богатую пищу для раздумий, далеко не всегда приятных. Лобовые бронелисты с честью выдержали испытание 76,2-мм бронебойным снарядом, выпущенным в упор, а вот наклонные 40-мм борта оказались поражены даже 37-мм остроголовым бронебойным снарядом с дистанции 175–250 метров, причем выяснилось, что расположенный под многократно воспетым «рациональным углом наклона» 40-мм бортовой бронелист сопротивляется снарядным поражениям заметно хуже 45-мм вертикального бронелиста, составляющего нижнюю часть борта. В отчете было отмечено, что «обстрел из 37-мм пушки остроголовыми снарядами не менее опасен для танка «Т-34», чем обстрел тупоголовыми снарядами калибра 45 мм. Это следует приписать более эффективному бронебойному действию остроголовых снарядов, пробивающих гомогенную броню одного и того же качества и толщины при тех же скоростях удара, как и тупоголовые смежного большего калибра… Комиссия считает необходимым отметить значительно более сильное действие остроголовых бронебойных снарядов по сравнению с тупоголовыми такого же калибра, выявленное в процессе данных испытаний и подтвержденное прежними многочисленными наблюдениями. Танк «Т-34» имеет бронирование, удовлетворительно защищающее от действия пушки калибром 45 мм при обстреле снарядами тупоголовыми и неудовлетворительно защищающее от действия этой же пушки при обстреле остроголовыми снарядами[74]. Испытаниями показано, что обычное возражение артиллеристов, что острые снаряды бьют слабее при наличии угла наклона брони, по крайней мере, в отношении испытанных толщин является неверным… уже имеющийся опыт обстрела броневых плит доказывает, что для защиты от удара острого снаряда калибра 45 мм при полной скорости пушки требуется толщина 60 мм, в то время как тупой снаряд практически удерживается 45-мм броней высокой твердости»[75].

Еще одним неприятным открытием стало обнаружение заметной опасности для экипажа и механизмов танка поражений броневых листов, формально не приводящих к проникновению снаряда за броню: «По установившимся до настоящего времени представлениям при пробоине меньше калибра внутрь корпуса выбивается только одна пробка, которая в силу этого может произвести поражение лишь части экипажа танка или произвести только локализованные в небольшом объеме разрушения внутри танка, которые далеко не всегда поведут к потере боеспособности танка полностью. Вопреки этим представлениям, наблюдениями в процессе данных испытаний установлено, что кроме цилиндрической пробки из брони в условиях, когда корпус снаряда не проходит за броню, внутрь танка попадают осколки головной, разрушаемой при ударе о броню части снаряда. Кроме того, сама пробка часто разделяется на несколько частей, и кроме пробки от брони отделяются отдельные небольшие осколки. Общее количество осколков брони и снаряда внутри корпуса иногда достигает более десятка при наличии пробоины менее калибра и когда основная масса снаряда остается перед плитой. Следовательно, пробоина меньше калибра является более опасной для расположенных внутри танка экипажа механизмов и пр., чем это представлялось до сих пор, по своему действию такое поражение является достаточно опасным для экипажа… Наблюдались многочисленные случаи образования разрушений внутри корпуса пробками из брони; так, наблюдалось пробитие обоих фальшбортов из мягкой углеродистой стали, имеющих толщину в сумме 6 мм, пробитие масляных баков, радиаторов, бензобаков и т. п. Приведенные наблюдения показывают, что скорость движения пробки за броневой защитой весьма значительна»[76].

Немало неприятных сюрпризов подкинули и поражения брони, вообще не влекущие за собой возникновение пробоин в «основных узлах бронирования». К примеру, выяснилось, что попадание бронебойного снаряда в ходовую часть может привести к рикошету, отбрасывающему снаряд вверх, где он пробивает 15-мм дно подкрылка и проходит внутрь бронекорпуса – чего, естественно, не наблюдалось при испытаниях обстрелом борта корпуса без смонтированных на нем гусениц. Также выяснилось, что опорные катки усиливают защиту нижней части броневого борта, но притом оставляют открытой именно ту верхнюю часть вертикального борта, которая дополнительно ослабляется фрезеровкой для соединения с дном подкрылка. Было обнаружено, что при попадании в опорные катки в районе вырезов для прохода балансиров снаряд легко проходит за броню сквозь колесные диски, вырез в броне и пружину балансира.

Изрядную головную боль доставили фугасные гранаты «трехдюймовки» – хотя по результатам испытаний не было зафиксировано ни одного пробития 76,2-мм фугасным снарядом 40-45-мм броневых деталей, «при попадании фугасного 76-мм снаряда по ходовой части или по борту вблизи гусениц и колес (до 100–200 мм) происходит разрушение гусеницы, ведущего колеса, ленивца и поддерживающих колес, ведущее к остановке танка»[77], причем при этом также разрушалось дно подкрылка. Взрывы фугасных снарядов «трехдюймовки» приводили к разрушению сварных швов на большом протяжении: «после первого же попадания 76-мм снарядом в боковую деталь башни [сварные] швы сильно разрушаются, а после 4-х попаданий 76-мм снарядами боковина башни была сорвана со своего места со всех швов. Вследствие недостаточной жесткости сварной башни попаданиями 45-мм и 76-мм снарядов срываются отдельные детали (основания смотровых приборов, листы крыши, люк лаза башни)»[78].

Попадания снарядов, даже не приводящих к возникновению пробоин в броне, наносили танку тяжелые повреждения: «Недостаточное бронирование картера бортовых передач. При попадании 37-мм и 45-мм снарядов 25-мм броневая защита картеров и сами картеры пробиваются, и машина будет остановлена…

Задняя дверца ниши [башни] имеет неудовлетворительное крепление… резьба сминается, и дверца ниши вылетает со своего места…

Картер поворотного механизма башни, изготовленный из чугунного литья, не годится. При попаданиях в стенки башни картер дробится, растрескивается, уши для крепления картера отлетают, поворотный механизм срывается со своего места…

Люк верхнего лаза имеет весьма слабые петли. Валики петель при всех испытаниях срезались, и люк лаза выбрасывался со своего места. Башня оставалась сверху совершенно открытой.

Листы крыши башни тонки. Вследствие этого они срываются со швов и растрескиваются…

Петли люка сигнализации и люка вентиляции слабы, также недостаточно их крепление к люкам…

От попаданий 45-мм снарядов по броне швы оснований смотровых приборов разрушались»[79].

Впрочем, смотровые приборы и сами по себе отнюдь не впечатлили своей стойкостью к поражениям: «Недостаточно надежно также крепление крышек, защелок и налобников в смотровых приборах. Наружные защитные стекла смотровых приборов растрескиваются при ударах в башню 45-мм снарядами в значительном удалении от смотрового прибора и даже по противоположной стенке башни»[80]. Пулевой обстрел приборов наблюдения люка механика-водителя выявил возможность проникновения через поврежденное защитное стекло брызг пуль и поражения глаз механика-водителя.

Впрочем, это казалось мелочью по сравнению с наглядно продемонстрированной слабостью конструкции люка механика-водителя – первым попаданием снаряда оказались повреждены петли, а после второго снарядного попадания люк механика-водителя упал внутрь танка (соответственно, в отчете по итогам испытаний оговаривалось, что «вообще наличие люка в носовом листе сильно ослабляет лобовую защиту машины и потому при проектировании новых моделей необходимо добиваться конструкции носового листа без люка водителя»).

Однако времени на глубокое осмысление итогов испытаний, рекомендованное комиссией широкое экспериментирование и внесение изменений в конструкцию «Т-34» уже не оставалось – отчет об испытаниях был закончен в конце апреля 1941 года, а уже 22 июня танки новых типов пошли в бой. Ранним утром 23 июня передовой отряд 10-й танковой дивизии 15-го мехкорпуса, занимавший оборону в районе Радзехув, был атакован противником. В журнал боевых действий бесстрастно вносится: в бою потеряно 6 танков «Т-34». Похоже, немцы не были осведомлены о своем бессилии в борьбе с новейшими советскими танками. Проходит два дня, и 25 июня «в 16.00 для противодействия разведывательным танковым группам противника командир 20-го танкового полка выделил группу в составе 15 танков под командованием начальника штаба полка майора Говор. Ворвавшись в глубину противотанковой обороны противника, отряд майора Говор был встречен сильным противотанковым и артиллерийским огнем противника… Наши потери: танков «КВ» – 4 шт., «БТ» – 7 шт. Не вернулось из боя 4 танковых экипажа, в том числе и начальник отряда майор Говор»[81]. На следующий день 19-й танковый полк 10-й танковой дивизии атакует противника в направлении Охладув, оказывается «встречен организованным огнем противотанковых орудий» – и теряет 9 танков «КВ» в этой атаке. В своем отчете исполняющий обязанности командира 10-й танковой дивизии подполковник Сухоручкин указал на недостатки танков «Т-34»: «Броня башни и корпуса с дистанции 300–400 м пробивается 47-мм бронебойным снарядом. Отвесные листы бортов пробиваются 22-мм бронебойными снарядами. При прямом попадании снаряда проваливается передний люк водителя. Гусеница машины слабая, берет любой снаряд»[82]. 28 июня 37-я танковая дивизия того же 15-го мехкорпуса атаковала переправы через реку Стырь у Станиславчик, потеряв подбитыми в бою 7 танков «Т-34»[83]. 26 июня 12-я танковая дивизия 8-го мехкорпуса наносит удар в направлении Берестечко и теряет за день боя 5 «КВ» и 18 «Т-34»[84]. 28 июня та же 12-я танковая дивизия атакует противника в направлении Ситно и теряет в этом бою 6 «КВ» и 15 «Т-34»[85].

Доклады с фронтов казались дословно скопированными с апрельского отчета по итогам обстрела бронекорпусов «Т-34»: «Поражения и неисправности танков в результате боя. Танки «Т-34» 101-й танковой дивизии:

«Т-34» – оторван верхний люк башни вместе с петлями 122-мм минометом…

«Т-34» – правая сторона башни – 2 попадания около зеркалки. Прямое попадание в зеркалку с правой стороны башни, последняя вышла из строя.

«Т-34» – трещины в зеркале от пуль. Прямое попадание в переднем листе маски под пушкой. По сварке лопнула маска… Трещина люка башни у левого ушка… Пробоина в листе крыши…

Танки «Т-34» и «КВ» 107-й танковой дивизии:

«Т-34» – пробоина в маске пушки. Попадание пулей в правую зеркалку.

«Т-34» – сорван люк башни… Пробоина… смотрового прибора башни…

«Т-34» – маска пушки имеет две пробоины термитными пулями… выведены из строя зеркалки…

«Т-34» – от удара снарядом посредине наклонного листа правого борта сварка лопнула и наклонный лист отошел…»[86].

«При боевом использовании в частях фронта танков «Т-34» выявлены следующие их недостатки:

1. Маска установки слаба и часто или пробивается снарядами, или перекашивается и заклинивается…

3. При ударе снаряда в передний люк мехводителя люк проваливается внутрь танка и выводит из строя водителя…

4. Верхний люк башни часто сбивается благодаря петлям, выходящим наружу…»[87].

К сожалению, этот скорбный список можно продолжать мучительно долго. На практике «непоражаемость» «Т-34» была весьма относительна и относилась главным образом к снарядам 37-мм пушки «PaK.36» в верхний лобовой лист. Уже 50-мм «PaK.38» вполне успешно «брали» «Т-34» и даже «КВ» «в лоб», от снарядов же ахт-комма-ахт броня советских танков новых типов представляла собой достаточно символическую защиту. Можно сказать и по-другому: «противоснарядность» «Т-34» заключалась в защите от основной (на момент создания танка) противотанковой пушки противника, и с этой задачей его конструкторы справились достаточно хорошо. Однако в соревновании «броня – снаряд» ни та, ни другой не стояли на месте. Столкнувшись весной 1940-го во Франции с английскими и французскими толстобронными танками, вермахт начал принимать меры. В 1940-м 37-миллиметровка уже начала заменяться на более мощную 50-мм пушку, а кроме того, еще в Испании немцы получили ценный опыт «нештатного» использования зенитных и других орудий крупных калибров против танков.

Свои уроки получили также и немецкие танкостроители. За прошедший после Французской кампании год немецкие танки основных типов «нарастили шкурку», доведя толщину своего «лба» до 50–60 мм. А именно:

«Pz 38 (t)» серий «E» и «F» – лобовая броня 50 мм.

«Pz.III серии J» – лобовая броня 50 мм. Кроме этого, танки более ранних выпусков, как правило, добронировались 30-мм листом.

«Pz.IV «серии» F» – лобовая броня 50 мм. Кроме этого, с июля 1940-го танки серии «D» выпускались с дополнительным 30-мм листом.

«StuG III» – лобовая броня 50 мм.

Обстрел этих танков (доставшихся РККА в качестве трофеев) на полигоне дал следующую картину:

«Результаты обстрела чехословацкого танка «Прага» «38Т» из 45-мм пушки обр. 1934 г. бронебойно-трассирующим снарядом… 45-мм бронебойно-трассирующий снаряд лобовую броню 50 мм пробивает с дистанции 200 метров.

Результаты обстрела немецкого штурмового танка «Арт-Штурм» из 45-мм отечественной пушки обр. 1942 г., установленной на танке «Т-70», бронебойно-трассирующим снарядом изготовления 1938 г… 45-мм бронебойный снаряд, при стрельбе из пушки обр. 1942 г., 50-мм лобовой брони не пробивает на любой дистанции. Причина – недостаточная прочность снаряда.

Результаты обстрела немецкого танка «Т-III» из 45-мм пушки обр. 1934 г. бронебойным снарядом… 45-мм бронебойный снаряд 60 мм лобовой брони не пробивает на любой дистанции.

Результаты обстрела немецкого танка «Т-IV» из 45-мм пушки обр. 1934 г… 45-мм бронебойный снаряд, при стрельбе из пушки обр. 1934 г., пробивает лобовую броню толщиной 50 мм с предельной дистанции 50 метров».

Как видно, лобовая броня немецких танков представляла собой для основной советской противотанковой пушки ничуть не меньшую проблему, чем лобовая «тридцатьчетверки» – для «PaK.36». Увы, выпуск своей «PaK.38», 57-мм «ЗиС-2», СССР к началу войны так и не успел толком наладить. Зато советский аналог ахт-комма-ахт – 85-мм зенитка «52-К» – успешно боролся с немецкими танками с первых дней войны и до ее конца. 85-мм противотанковая пушка образца 1941 года – та же зенитка, но без сложных и дорогих приборов управления зенитным огнем, с ограниченными углами возвышения и с броневым щитом. Эти пушки останавливали немцев летом 1941-го, они тормозили порыв «Тайфуна» на ведущих к Москве шоссе, они были под Курском…

Впрочем, кажется, мы немного ушли в сторону от основной темы – сравнения танков. Или нет?

Скорее, нет. Потому что следующий пункт нашего сравнения – «В», вооружение!

Про стоявшее на «Т-34» орудие написано, пожалуй, не меньше, чем про его броню. Длинноствольная 76-мм пушка поражала любой вражеский танк на недосягаемых для того дистанциях. Спорить с этим фактом сложно, да мы и не собираемся этого делать. Потому что проблема была в другом. Танки противника не взрываются сами собою в панике от испуга при виде калибра и длины ствола наших пушек, их приходится поражать снарядами. Вот тут-то и начинаются проблемы…

В это сложно поверить, но сохранившиеся доклады танковых соединений не дают повода для оптимистических ожиданий веселой охоты всесокрушающих советских танков за беззащитными немецкими. Ведомость по войсковой части 9090 за 30 апреля 1941 года, в графе «76-мм бронебойно-трассирующий»: положено 33 084, недостает 33 084, процент обеспеченность – 0. Еще раз – 0, ноль, зеро, пустышка. А ведь под аббревиатурой «в/ч 9090» скрывается 6-й мехкорпус генерал-майора Михаила Георгиевича Хацкилевича – самый мощный мехкорпус Западного особого военного округа и один из самых укомплектованных в РККА. 22 июня он имел 238 танков «Т-34» и 114 «КВ».

Может быть, перед нами отдельный из ряда вон выходящий случай злостного головотяпства нерадивых снабженцев, не подавших вовремя снаряды в одно отдельно взятое соединение? Увы. Отчитывается об обеспеченности вооружением и боеприпасами по состоянию на 25 апреля 1941 г. 3-й мехкорпус Прибалтийского особого военного округа: танков «КВ 79», танков «Т-34» – 50, положено по табелю 17 948 бронебойных 76-мм снарядов, имеется налицо ноль.

Но, возможно, на «направлении главного удара» в Киевском особом военном округе дела идут лучше? В общем, да, чуточку лучше. Но если только самую-самую чуточку. Рапортует об обеспеченности вооружением и боеприпасами по состоянию на 1 мая 1941 года 4-й мехкорпус генерал-майора Андрея Андреевича Власова (того самого, будущего командующего 37, 20, 2-й ударной и Русской освободительной армиями): танков «КВ» корпус имеет 72, танков «Т-34» – 242, положено иметь к 76-мм танковым пушкам 66 964 артвыстрела, из них имеется в наличии ноль. Всех типов – хоть бронебойных, хоть осколочно-фугасных – все равно ноль. А вот в 8-м мехкорпусе генерал-лейтенанта Дмитрия Ивановича Рябышева немного бронебойных снарядов к танковым пушкам танков новейших типов есть: по состоянию на 10 июня корпус имеет 71 танк «КВ», 100 «Т-34», положено по табелю иметь 8163 бронебойных 76-мм снаряда, имеется налицо 2350.

Может, это просто в отдельных частях случились такие перебои со снабжением? А с заводов снаряды валом идут?

Увы.

«Председателю Комитета Обороны при СНК СССР Маршалу Советского Союза тов. Ворошилову К. Е.

По вопросу: производства 76-мм бронебойных снарядов.

Заказ НКО по 76-мм бронебойным выстрелам в 1940 году Народным Комиссариатом боеприпасов сорван. Из заказанных 150 000 выполнено 28 000. Положение с выполнением заказа в 1941 году не улучшилось.

До сих пор 100 000 снарядных корпусов, изготовленных в 1939–1940 годах, не снаряжены, причем до 40 % из них требуют вновь отправки на механические заводы для замены баллистических колпачков вследствие забитости последних на снаряжательных заводах.

Снаряжение 60 000 годных корпусов проходит крайне медленно, и в ходе работы обнаруживается полное отсутствие внимания НКБ[88] к этому выстрелу.

На снаряжательном заводе № 55 отсутствует достаточное количество свинцовых колец, а на механическом заводе № 73 нет баллистических колпачков, и производство их не налажено.

На Павлоградском полигоне нет оборудованного тира для испытаний бронебойных снарядов, испытание проводится только на качество снаряжения, причем все остальные стрельбы прекращаются, так как осколки летят по всей территории полигона.

Распределение заказа на изготовление снарядных корпусов НКБ произведено явно неправильно.

Все задание дано одному только заводу № 73 г. Сталино, который позже всех заводов (в конце 1939 года) приступил к изготовлению 76-мм бронебойных снарядов. Не освоив технологии термообработки, имея высокий процент брака плавок, не выдержавших испытания по бронеплитам, не освоив изготовления баллистических колпачков, в апреле месяце 1940 года полностью свернул производство этих снарядов.

В настоящее время положение с изготовлением 76-мм снарядов на заводе № 73 также крайне плохое. Механический цех изготовляет всего 50-100 корпусов в сутки, а термический цех не имеет печей достаточной мощности и всю обработку ведет в 2-х небольших печах, не гарантирующих хорошего качества бронепробиваемости.

В то же время с заводов № 70 – г. Москва и № 77 – г. Ленинград, которые гораздо лучше освоили технологию, имели полностью оснащенный парк механического оборудования на выпуск 40 000-45 000 корпусов в месяц, – задание на 1941 год по изготовлению этих снарядов снято.

Часть оборудования на этих заводах уже переключается на изготовление других изделий, большая же часть полностью не использована.

На основании вышеизложенного прошу Вас обязать Наркома боеприпасов:

1. В обеспечении сдачи НКО в 1-м квартале 150 000 выстрелов с 76-мм бронебойными снарядами форсировать развертывание изготовления корпусов на заводе № 73 и одновременно пересмотреть план распределения задания заводу № 73 с выдачей задания заводам № № 70 и 77.

2. Не прекращая испытания на снаряжение 76-мм бронебойных снарядов на Павлоградском полигоне, немедленно приступить там же к строительству специального тира для проведения испытаний корпусов на прочность по бронеплитам.

Полную подготовку тира к испытаниям закончить не позднее 25-го марта сего года.

Маршал Советского Союза Г. Кулик»[89].

Впрочем, и обращение в столь высокие инстанции фактически не сдвинуло дело с мертвой точки:

«Председателю Совета Народных Комиссаров Союза ССР тов. Сталину И. В.

19 июня 1941 г.

Постановлением СНК Союза ССР и ЦК ВКП (б) № П-32/116 от 14 мая 1941 года на Наркома боеприпасов тов. ГОРЕМЫКИНА возложена обязанность выполнить дополнительный заказ 1941 года на бронебойные выстрелы. Пунктами 48 и 70 постановления особенно подчеркнута персональная ответственность директоров заводов за выполнение этого заказа и секретарей обкомов за контроль и обеспечение помощи директорам заводов.

Истекший месяц работы наркоматов и заводов со всей очевидностью показал, что, несмотря на особую важность этого заказа и особенно резкую постановку вопроса о его обеспечении, ни Наркомат боеприпасов, ни директора заводов, ни обкомы партии не обеспечивают указанного постановления, и дело явно клонится к срыву заказа.

Оглавление книги


Генерация: 0.259. Запросов К БД/Cache: 3 / 0