Глав: 15 | Статей: 38
Оглавление
Один из парадоксов истории заключается в том, что мы невольно оцениваем события далекого и не очень прошлого по меркам сегодняшнего дня. Так, к далекому 1941 году подходят с мерками СССР времен его расцвета. Книга Д. Шеина и А. Уланова позволяет нам увидеть настоящий сорок первый и танковые войска Красной армии такими, какими они 70 лет назад встретили агрессора на границе. Эта книга стала плодом многолетних архивных исследований независимых экспертов. Она позволит по-новому взглянуть на привычные и казавшиеся незыблемыми факты и пересмотреть устоявшиеся оценки известных событий (Алексей Исаев).

Глава 8 «… И летели наземь самураи…»

Глава 8

«… И летели наземь самураи…»

1939 год в истории РККА отмечен сразу двумя «знаковыми» событиями. Это т. н. «освободительный поход» и конфликт в Монголии.

«Освобождение» Западной Украины и Белоруссии прошло для РККА относительно мирно – польская армия в бой с РККА предпочитала не вступать. Хотя без тревожных звоночков не обошлось.

«15-й танковый корпус комдива М. П. Петрова не смог своевременно выполнить приказ командующего Дзержинской конно-механизированной группой комкора И. В. Болдина о выступлении на Гродно: из-за нехватки топлива части корпуса остановились западнее Слонима. Только к утру 20 сентября движение смогло возобновиться в результате пополнения запасов благодаря вмешательству маршала С. М. Буденного, который приказал доставить топливо в Слоним транспортными самолетами. На совещании высшего руководящего состава РККА 23–31 декабря 1940 года Маршал Советского Союза, заместитель Народного комиссара обороны СССР С. М. Буденный приводил в пример этот случай: «Мне пришлось в Белоруссии возить горючее для 5-го мехкорпуса [вероятно, имелся в виду 15-й танковый корпус Дзержинской конно-механизированной группы. Других корпусов, в обозначение которых входила цифра «5», кроме 5-го стрелкового корпуса, в составе Белорусского фронта не было] по воздуху. Хорошо, что там и драться не с кем было. На дорогах от Новогрудка [от советской границы до Новогрудка было около 100 км] до Волковыска 75 процентов танков стояло из-за горючего». А. И. Еременко, генерал-лейтенант, командир 3-го механизированного корпуса, Прибалтийский особый военный округ (в сентябре 1939 г. командовал 6-м кавкорпусом, входившим в состав конно-механизированной группы) вспоминал: «Когда я приехал в Белосток (к 23 сентября 1939 г.), меня снабдила авиация бензином, а танковому корпусу стали бросать возле Гродно с парашютом»[245].

Можно лишь догадываться, как могло бы выглядеть советское наступление против более серьезного противника, чем уже разбитая вермахтом польская армия, в условиях, когда «75 процентов танков стояло из-за горючего», едва переехав советскую границу. «Польский» опыт был учтен и сыграл свою роль при обсуждении судьбы «старых» танковых корпусов на совещаниях в 1940-м. Но куда более важным экзаменом для РККА в том году стал конфликт на монгольской границе.

Бои в районе реки Халхин-Гол начались в мае. 11 мая расположенный на спорной территории монгольский пограничный пост был атакован маньчжурской кавалерией. Еще один бой между пограничными частями произошел 14 мая.

20 мая в бой вступили уже армейские части – стрелковый взвод из состава стрелково-пулеметного батальона 11-й танковой бригады и два эскадрона 6-й кавдивизии монгольской армии переправились на восточный берег реки Халхин-Гол. К вечеру следующего дня японско-маньчжурские части были вытеснены со спорной территории[246] в Маньчжурию.

К этому моменту подтянутые в район конфликта советско-монгольские части насчитывали около 2300 человек (из них 1257 монголов), 28 орудий, 13 танков и 39 бронемашин. Командовал ими прибывший из Улан-Батора полковник Ивенков.

Свой ход сделали и японцы. 27 мая против советско-монгольских частей был направлен отряд полковника Ямагато – 1618 японцев и 464 маньчжура, 7 орудий и 10 танков, – получивший приказ атаковать и уничтожить части противника на восточном берегу реки Халхин-Гол.

Как и советские, так и японские командиры практически ничего не знали о силах противника и его намерениях. В результате бои 28–29 мая можно сравнить с лобовым столкновением двух слабо организованных орд – или, говоря военной терминологией: «советские и японские части действовали отдельными подразделениями, часто без связи между собой и вышестоящим командованием». В первой половине дня 28 мая японцам удалось потеснить стоявшие в центре части монгольской 6-й кавдивизии и занимавшую правый фланг роту стрелково-пулеметного батальона. К середине дня бой шел уже в 2–3 километрах от переправы через реку. Тяжелое положение изменилось только вечером, когда к месту сражения начали прибывать подразделения 149-го стрелкового полка. Однако контратака «с ходу» большого эффекта не дала – взаимодействие между частями было плохое. С наступлением же темноты управление потерялось окончательно – ночной бой части вели сами по себе.

Бои затихли к вечеру 29 мая. Полковник Ивенков отдал приказ об отходе на западный берег реки Халхин-Гол. Указание отойти получил и командовавший японским отрядом полковник Ямагато.

С точки зрения нашего интереса к танковым войскам РККА первый этап конфликта ничем особо не примечателен. Советской стороной в этих боях использовались легкие «Т-37» и 5 огнеметных «ХТ-26», японской – несколько малых танков типа 94 «ТК», по западной классификации скорее бывших пулеметными танкетками. Однако тот факт, что, по сути, «проигравшими» себя признали обе стороны, стоит отметить и запомнить.

Наиболее известный «танковый» эпизод из второго этапа конфликта – атака японского плацдарма на горе Баин-Цаган.

Разработанный в середине июня в штабе Квантунской армии план операции «второй этап номоханского инцидента» предусматривал нанесение двух ударов по советско-монгольским частям. На восточном берегу предполагалось нанесение отвлекающего удара. Основная же ударная группа должна была переправиться через реку Халхин-Гол и, выйдя к советским переправам, окружить и уничтожить противника.

Первоначально японцы планировали включить в состав ударной группы свои мехчасти – два танковых полка из 1-й механизированной бригады. Однако вскоре выяснилось, что понтонный мост не способен обеспечить переправу танков. Упоминание моста в единственном числе не случайно – мостовой комплект у японских частей в районе конфликта был один-единственный, взять другой, более танкопроходимый, они могли только у противника (и такая возможность японскими командирами тоже рассматривалась). Но в итоге планы все же пришлось менять – теперь танки генерал-лейтенанта Ясуока должны были нанести сковывающий удар по советским войскам на восточном берегу, а ударная группа – 23-я пехотная дивизия с частями усиления – переправиться на западный берег и замкнуть кольцо окружения.

Наступление японцев на восточном берегу началось в 10.00 2 июля 1939 года. В ночь на 3-е началась переправа ударной группы.

Советских частей, занимавших оборону, на этом участке не было. В перестрелку с японцами вступил монгольский кавполк, продвигавшийся вдоль берега к центральной переправе. «Разумеется, несколько сот всадников не могли задержать начавшую переправляться пехотную дивизию»[247].

В свою очередь, советское командование после начала японского наступления начало стягивать резервы для нанесения флангового удара по группе Ясуоки. После того как стало ясно, что крупные силы японцев переправляются на западный берег, выдвигающиеся резервы были перенаселены для удара по плацдарму на горе Баин-Цаган. Контрудар должны были наносить 11-я танковая бригада, 7-я мотоброневая бригада и 24-й мотострелковый полк. Начало атаки было назначено на 11 часов 3 июля.

К сожалению, в реальности все прошло значительно менее гладко, чем на бумаге. Резервные части подходили к Баин-Цагану с разных направлений и в разное время, не имея связи друг с другом и сведений о противнике, разведка также не проводилась. Первым в атаку в 8.30 утра пошел 2-й батальон 11-й танковой бригады. В 11.30 этот батальон снова пошел в бой уже вместе с подошедшим 3-м батальоном. Подразделения 24-го мотострелкового полка сбились с пути и не смогли вовремя поддержать танкистов – в атаку они пошли самостоятельно и только в 13.00. В 15.00 в кипевший на горе бой вступил подошедший к месту сражения бронебатальон 7-й бригады. Первая же – и единственная за этот день – скоординированная атака состоялась только в 19.00: кроме перечисленных выше частей в ней также приняли участие спешенный эскадрон и бронедвизион 8-й монгольской кавдивизии. Впрочем, участие 11-й танковой бригады в этой атаке было весьма ограниченным – 5 «БТ-5» разведроты и 6 огнеметных «ХТ-26». Батальоны бригады к этому моменту принять участие в атаке уже не могли. 3 июля 1939 года 11-я танковая бригада потеряла 77 танков из 133 принявших участие в бою, из 65 бронемашин было потеряно 45. Большая часть потерь была нанесена огнем противотанковой артиллерии – 75–80 %. При этом стоит отметить, что специализированных противотанковых пушек у японцев было не так уж много – воюя против китайцев, японское командование явно не считало противотанковую оборону приоритетной задачей. В японских полках имелось по одной 6-орудийной батарее 37-мм противотанковых пушек «тип 94», всего 18 орудий на дивизию, никаких частей усиления противотанковой обороны дивизионного уровня в японской армии не имелось. Для сравнения: в немецкой пехотной дивизии, кроме 12-орудийной противотанковой роты в каждом полку, имелся еще и отдельный дивизион с 36 пушками. С учетом трех пушек в разведывательном батальоне немецкая пехотная дивизия имела 75 скорострельных противотанковых пушек «Pak-35/36». Однако даже имевшейся у японцев артиллерии вполне хватило, чтобы изрядно проредить советские мехчасти.

Сейчас мы можем лишь гадать, насколько правильным было решение Жукова об атаке японцев. С одной стороны, японский плацдарм на фланге действительно представлял собой огромную опасность для советской группировки на восточном берегу Халхин-Гола. «Было ясно, что в этом районе никто не может преградить путь японской группировке для удара во фланг и тыл основной группировки наших войск»[248]. Игнорировать подобную угрозу было более чем рискованно. Много позже и на другом конце Азии, при возникновении во многом аналогичной ситуации во время т. н. «Войны Судного дня» 1973-го, египетское командование не придало должного значения плацдарму, захваченному десантниками Ариэля Шарона. И в итоге переправившиеся через Суэцкий канал главные силы наступавших египтян были отрезаны и окружены, а война закончилась очередным поражением арабской коалиции.

С другой же стороны, танковая атака, особенно в том виде, как это происходило 3 июля на горе Баин-Цаган, на тактическом уровне привела лишь к большим потерям атаковавших. «Раздавленная японская дивизия»[249], увы, существовала лишь на словах.

Однако кроме тактического был еще и оперативно-стратегический уровень. Сам факт атаки советских танкистов нарушил планы японского командования. В условиях, когда к плацдарму уже стянуты резервы противника, продолжение наступления к советским переправам выглядело слишком рискованным, японская ударная группа сама могла быть отсечена от переправ, прижата к реке и уничтожена. «Окружающий всегда сам окружен». Японское командование могло лишь гадать, насколько сильно им удалось потрепать советские мехчасти, и не имело информации, найдутся ли у русских новые «козыри в рукаве». Усилить же группировку на Баин-Цагане японцам было фактически нечем – их силы в районе конфликта были ограниченны, и все они к этому моменту были уже введены в бой. Оставаться на месте тоже было слишком рискованно – переправа к горе Баин-Цаган была единственным мостовым комплектом, имевшимся в распоряжении японского командования. Одно-единственное удачное попадание советского снаряда или авиабомбы оставляло японские части на плацдарме в захлопнувшейся мышеловке.

В этих условиях вечером 3 июня японское командование приняло решение об отступлении с западного берега реки Халхин-Гол. Атака 11-й танковой бригады обернулась блефом, но блефом удачным, заставившим противника бросить карты на стол. Увы, подобный фокус мог пройти лишь с неуверенным в своих силах игроком. Летом 1941-го немецкие танковые части, отразив советские атаки, шли с плацдармов не назад, а вперед.

На фоне баин-цаганских потерь 11-й бригады обычно теряется тот факт, что наступление японских танковых частей 2–3 июля также нельзя назвать удачным. Хотя японцам не пришлось бросать свои танки «с хода в бой», еще в первой атаке вечером 2 июля пехота 64-го японского полка почти сразу же отстала от танков. Кроме штатных «сорокапяток» против танков Ясуоки действовали броневики 9-й мотоброневой бригады и 8 «БТ-5» из 2-го батальона 11-й бригады, переправившиеся на восточный берег утром 3 июля, прежде чем бригаду развернули на Баин-Цаган. В итоге японцы потеряли 45 танков из 73 участвовавших в атаках, не добившись практически никаких результатов – если, конечно, не считать за таковые сведения о высоких боевых качествах советских 45-мм танковой и противотанковой пушек. 5 июля японские танковые подразделения были выведены из боя и больше участия в халхин-гольском сражении не принимали.

На третьем этапе конфликта первый ход сделало уже советское командование. Получив из СССР новые подкрепления, в частности, свежую 6-ю танковую бригаду, штаб 1-й армейской группы разработал план наступательной операции по разгрому японских войск. Сделать это планировалось при помощи фланговых ударов на окружение, и основную роль в этом должны были сыграть именно подвижные бронечасти.

Наступление началось на рассвете 20 августа. В целом успешное наступление все же не обошлось без проблем, основной из которых стала находившаяся на пути наступления северной ударной группы высота «Палец».

По данным разведки, она оборонялась незначительными (до 2 рот) силами японцев. На деле же это был мощный опорный пункт, взять который «с ходу» не получилось – зато у мехчастей северной группы получилось «увязнуть» в бою за нее. Командование северной ударной группы то ли не решилось продолжать наступление, имея на фланге неподавленный мощный опорный пункт, то ли целиком сосредоточилось на выполнении второстепенной «ближней» задачи в ущерб основной – окружению всей японской группировки. Этот эпизод в итоге растворился в общем успехе и не приобрел такую известность, как «лихая» атака 11-й бригады на Баин-Цагане, – однако на деле это был ничуть не менее тревожный симптом. «Увлечение ближней частной задачей в ущерб главной цели» – этот «диагноз» повторяется в штабных документах на протяжении всей Великой Отечественной с удручающей регулярностью, последний раз сходные слова говорились в победном мае 1945-го, когда 3-я гвардейская танковая армия, идя на помощь восставшей Праге, «зацепилась» своими фланговыми соединениями за оборону немцев под Дрезденом и вместо того, чтобы оторваться от противника, выйти из боя и продолжать движение, начала разворачиваться в направлении немецкой обороны. Впрочем, это уже совсем другая история…

В итоге высоту смогли взять только 23 августа, задействовав дополнительно два артдивизиона: 76-мм орудий и 152-мм гаубиц. Кроме того, для продолжения наступления застрявшей у высоты «Палец» северной группы был использован резерв советского командования – 9-я мотоброневая бригада. Вечером 23 августа 1939 года советские подвижные части замкнули кольцо позади основной японской группировки.

28 августа в 21 час по московскому времени комкор Жуков направил Наркому обороны телеграмму:

«Москва. Тов. Ворошилову

Японо-маньчжурские войска, нарушившие границу МНР, частями 1-й армейской группы и МНР полностью окружены и уничтожены.

В 22.30 28 июля ликвидирован последний центр сопротивления – Ремизовская высота, где уничтожено до трех батальонов пехоты. Остатки – 100–200 человек, бежавшие в барханы, уничтожаются в ночном бою.

Граница МНР полностью восстановлена. Подробности особым донесением».

На этой победной телеграмме Жукова Ворошилов наложил резолюцию:

«Тов. Сталину

Направляю только что полученное донесение тт. Жукова и Калугина. Как и следовало ожидать, никаких дивизий в окружении не оказалось, противник или успел отвести главные силы, или, что вернее, больших сил в этом районе уже давно нет, а сидел специально подготовленный гарнизон, который теперь полностью уничтожен»[250].

Как видно из этой резолюции, высшее советское руководство весьма реалистично оценивало достигнутый в монгольских песках успех. На самом деле ближе к истине была первая догадка Ворошилова – еще 22 августа японцы, пользуясь большими разрывами между наступавшими советскими частями, начали выходить из окружения.

Документы, обобщающие боевой опыт частей 1-й армейской группы, содержали немало тревожных указаний на значительные пробелы в организации боевых действий и боевой подготовке, стократ оплаченные кровью летом сорок первого: «Организация работ по тесной увязке действий танков, пехоты и артиллерии являлась слабым местом в организации боя. Стремление скорее и скорее атаковать и уничтожить противника без трезвого и реального расчета возможности одновременной дружной атаки приводило к топтанию на месте и ряду неудачных атак с большими потерями. Русская старинная пословица «Семь раз отмерь, один раз отрежь» была забыта многими командирами. Требования уставов РККА о тщательной подготовке и организации атаки зачастую не выполнялись. Очень часто ввод подразделений в бой проходил прямо с марша. Времени на организацию взаимодействия и увязку действий было крайне мало, и танкисты уясняли свою задачу уже в ходе боя. Командиры стрелковых батальонов, как основное звено, организующее взаимодействие, были подготовлены слабо… Действия танков в наступлении без пехоты достигали только уничтожения ряда огневых точек и временного подавления системы обороны противника. При повторной атаке противник вновь оказывал сопротивление… Управление во взводах и ротах осуществлялось только личным примером – «Делай, как я». Флажковая сигнализация себя не оправдала. Для экипажей танков она не видна, а японцы, наоборот, за ней следили и в первую очередь вели огонь по танкам с флажками. Ракеты, как средство целеуказания, не применялись, так как в разгаре боя наблюдать за полетом ракеты было очень сложно… Танковая радиостанция «71-ТК» в бою использовалась мало. Во время боя все внимание сосредотачивалось на противнике и ведении огня, каждая секунда дорога и стоит жизни экипажам и танку. Микрофон же на груди мешает работать, путается, а заниматься настройкой и переключением некогда…»[251]

В СССР японская армия считалась весьма сильным противником. Причин тому было много, и не в последнюю очередь потому, что: «Да, нам далась победа нелегко. Да, враг был храбр. Тем больше наша слава»[252].

Храбрости японским солдатам и офицерам действительно было, что называется, не занимать. Но сами японцы не считали, что им достаточно лишь ее.

«Нам нужно твердо усвоить урок, полученный в районе Номонхана. Нужно подготовиться, подтянуться и всеми силами стремиться к завершению обороны страны не только морально, но и материально. Мы почувствовали эту откровенную потребность»[253].

На самом деле Япония 30-х годов прошлого века отнюдь не являлась тем промышленным гигантом, каким стала в его конце. Кроме того, для островного государства приоритетным направлением развития был военно-морской флот и отчасти ВВС. Разумеется, армии, необходимой для защиты японских «интересов», а проще говоря, завоеваний в Корее и Китае (а также для совершения новых захватов) также уделялось немалое внимание, но третье место – далеко не первое.

Да, части японской армии, в отличие от советско-монгольских, имели богатый боевой опыт, но у него был очень специфический китайский привкус. В боях против многочисленной, но крайне слабо подготовленной и оснащенной китайской армии Чан Кайши или отрядов товарища Мао можно было побеждать и без мощной противотанковой обороны или мотопехоты.

Столкновение же с находившейся на куда более высоком техническом уровне Советской армией стало для японских командиров если не шоком, то уж точно весьма неприятным уроком – и это заметно сказалось на решительности их действий. На первом этапе они не решились продолжать бой с частями полковника Ивенкова, хотя имели шанс занять оставленный ими восточный берег. На втором – после атаки 11-й танковой бригады не рискнули продолжить намеченное наступление к советской переправе. Наконец, на третьем этапе японское командование не решилось или не сумело даже попытаться отсечь и окружить наступавшие советские мехчасти.

Летом 1941-го немецкие командиры были куда более решительны.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.370. Запросов К БД/Cache: 3 / 1