Эпилог

…ни одно действие офицера нельзя оценивать, исходя из информации, которой он не располагал в тот момент, когда выполнял свой долг…

22 июня 1941 года навсегда останется одной из самых черных дат в истории России. И вопрос «Почему все случилось именно так?» наверняка будет подниматься вновь и вновь.

В этой книге мы попытались дать хотя бы часть ответа на него. Рассказать о том, какими встретили войну танковые войска Красной армии.

Сейчас, спустя семьдесят минувших лет, даже школьник может знать о войне больше, чем знали командиры в сорок первом: в нашем распоряжении документы, составленные «по горячим следам» советскими офицерами, военные архивы поверженного противника, толстые тома разбора и обобщения дорогой ценой доставшегося боевого опыта сорок первого. Мы знаем, где были допущены ошибки, что можно было сделать лучше, а чего не надо было делать вовсе. Однако надо отчетливо понимать: мы знаем больше не оттого, что умнее и талантливее тех, кто не жалел жизни в «роковом июне», а лишь оттого, что нам повезло родиться позже, в уютном настоящем, у компьютеров с Интернетом. И это наше сегодняшнее настоящее куплено ценой огромной крови. А у наших дедов и прадедов не было возможности «заглянуть в конец учебника», чтобы подсмотреть там правильный ответ на задачу, ценою ошибки при решении которой станут множество отданных жизней.

Они сделали очень многое. Невероятно много, если вспомнить о том, что к началу тридцатых в стране не было ни мало-мальски серьезных танковых войск, ни танковой промышленности. И все же этого оказалось недостаточно. Не хватало всего, и в первую очередь – умения. Умения конструкторов рассчитать для нового тяжелого танка коробку передач. Умения рабочего сделать бронебойный снаряд нового образца. Умения комбата организовать разведку и наладить взаимодействие с пехотой. А главное – не хватило умения драться на равных с лучшей на тот момент армией мира. Этого тогда не умел еще никто – ни французы, ни англичане, ни мы.

И там, где не хватало умения, в ход шло мужество.

«Личный состав не имел должной подготовки в отношении осуществления маневра на поле боя и ведения огня, но этот персонал был укомплектован элементами, преданными советскому режиму. Необходимо обратить внимание на большевистскую систему укомплектования специальных родов оружия (танки, авиацию и т. д.) только проверенными, надежными и преданными коммунистическому режиму людьми… Советские танки никогда не сдавались, их можно было захватить только после вывода из строя личного состава»[318].

Тогда, летом 1941-го, танкисты РККА сделали все, что было в их силах, не постояв за ценой. Даже пресловутых «двадцати четырех тысяч танков» оказалось недостаточно для того, чтобы успешно парировать смертоносный удар стальных рапир вермахта – танковых групп – у границ и «не отдать и вершка» своей земли. Неутешительные итоги 1941 года, выраженные в потерях танков, будут выглядеть так: безвозвратно потеряно 931 «КВ», 48 «Т-35», 369 «Т-28», 1843 «Т-34», 7006 танков «БТ», 7635 «Т-26», 2658 «плавунцов» и «Т-60», 26 «матильд» и «валентайнов»[319]. Вермахт не делал скидок на сложности советской стороны и не собирался благородно «не замечать» допущенных Красной армией ошибок. Руководству СССР оставалось только одно – не жалея никаких усилий, раскручивать титанический маховик производства танков, вполне отчетливо сознавая их достаточно скромные достоинства и весьма заметные недостатки. Неустанно производить больше, больше и еще больше танков. Просто потому, что много посредственных танков на поле боя гораздо лучше, чем самое совершенное, талантливо задуманное и старательно спроектированное «пустое место» – техническая новинка, с развертыванием производства которой промышленность не справилась и не имеет шансов справиться в ближайшем будущем. Не спасет положения и неплохая, но сложная в производстве и потому производимая малой серией машина, которой из-за ее малочисленности сплошь и рядом просто не окажется «в нужном месте в нужное время». Или, того хуже, она попадет в умелые руки А. А. Гречко, тогда еще не генерал-полковника, и пойдет в атаку по болоту аки посуху…

Танки нужны были «здесь и сейчас». Хотя бы для того, чтобы ценой тысяч тонн оставшейся на полях сражений закопченной броневой стали экономить жизни солдат. Именно так – подбитый и даже сгоревший танк отнюдь не означает погибший в нем экипаж. Например, в августовских боях 1938 года у озера Хасан на 49 потерянных советских танков пришлось 44 убитых танкиста. В ходе Финской кампании 20-я танковая бригада потеряла в боях (т. е. без учета потерь по техническим причинам) 298 танков, при этом безвозвратные потери в людях составили 169 убитыми и 57 пропавших без вести. Сражавшаяся там же 13-я бригада потеряла 242 танка, 234 человека убитыми и 23 пропавшими без вести. 1-я танковая дивизия за период с 26 июня по 1 августа 1941 года потеряла 63 «БТ-7» (из них 33 безвозвратно), 2 «БТ-5» и 1 «Т-28», а потери танковых полков убитыми составили всего 14 человек[320]. 21-я танковая дивизия потеряла за период с начала войны по 1 августа 1941 года 114 танков и 161 человека личного состава[321].

Понятно, что быть богатым, но здоровым лучше, чем быть бедным, но больным – самым лучшим вариантом было бы иметь много-много хороших танков, управляемых отличниками боевой и политической подготовки, идущих в бой под командованием блестяще образованных, многоопытных, дерзких, инициативных, талантливых отцов-командиров, орлиным взором определяющих самое слабое место противника и обрушивающих на него грозную стальную лавину неотразимого танкового удара… однако, как, надеемся, читатели уже поняли из приведенных в этой книге документов, для Советского Союза сорок первого года такое положение вещей оставалось недосягаемой мечтой. Причем мы настойчиво хотели бы повторить, что сложившееся к лету 1941 года незавидное положение Красной армии не было результатом целенаправленных действий некого индивидуального или коллективно-многоликого «злого гения» нашей истории, за бочку буржуинского варенья и корзину печенья осознанно ввергшего страну в пучину беспримерных бедствий.

Осенью 1941-го, когда, казалось, надежда уже потеряна, Красная армия остановила немецкий натиск у самых ворот Москвы. Зимой 1941-го от стен Москвы, Ростова и Тихвина пока еще немногочисленные советские танки поведут за собой пехоту, пусть еще негладко, неумело, не так удачно, как хотелось бы, – но вперед, на запад. Отбирать наши пяди и крохи. А в мае 1945-го на улицах Берлина советские танки весомо и наглядно поставят окончательную точку в растянувшемся на четыре кровавых года споре о том, кто же лучше и правильнее подготовился к войне.

Но это уже совсем другая история…

Похожие книги из библиотеки

Германские легкие крейсера Второй мировой войны

Пожалуй, как ни одна из других крупных морских держав, Германия очень четко выдерживала общую линию развития своих малых крейсеров. Только в самом начале строительства флота, в 80-е гг прошлого века, наблюдались колебания в выборе типа. Однако уже к середине 90-х гг выработался тип небольшого бронепалубного корабля водоизмещением 3000 т с вооружением из двенадцати 105-мм орудий, в принципе не менявшийся до русско-японской войны (все улучшения относились к механической установке, которая постепенно становилась все более мощной, в результате чего скорость возросла с 19-20 до 25-26 узлов). Знаменитые корсары «Эмден», «Кенигсберг», «Дрезден», «Карлсруэ», «Нюрнберг» принадлежали именно к этому типу.

Основной боевой танк России. Откровенный разговор о проблемах танкостроения

Россия является единственной страной в мире, армия которой имеет на вооружении два типа основных боевых танков: газотурбинные Т-80 (Т-80У) и дизельные Т-90 (Т-90С) - одинаковой массы, одинаковых габаритов, во многом с совпадающими тактико-техническими характеристиками, но коренным образом отличающимися по конструкции... По мнению сторонников танка Т-80, он наделен исключительными качествами, свойственными перспективному отечественному танку XXI века. Так ли это на самом деле?

Механизированные корпуса РККА в бою: История автобронетанковых войск Красной Армии в 1940-1941 годах

Книга посвящена истории автобронетанковых войск Красной Армии. Особое внимание автор уделяет действиям механизированный корпусов РККА и период трагических событий лета 1941 г., когда происходило танковое сражение в районе Дубно, «Лепельский контрудар» 5-го и 7-го мехкорпусов. В предлагаемой книге впервые подробно описывается боевой путь каждого механизированного корпуса, проведена обширная информация по оргструктуре, комсоставу, формированию механизированных частей, наличию техники и вооружения.

Книга снабжена приложениями и будет интересна как специалистом, так и любителям военной истории.

empty-line

3

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный

Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.