Глав: 21 | Статей: 22
Оглавление
Эта книга представляет собой попытку окинуть хотя бы беглым взглядом некоторые наиболее оригинальные и запутанные факты из области военной истории и, по возможности, дать им свое толкование. Данный материал следует рассматривать только как пусть и достаточно хорошо обоснованную, но версию причин, сделавших возможными описанные события. Насколько эти версии правдоподобны, решать читателям. Еще одним направлением книги является попытка собрать воедино некоторые наиболее фантастические рекорды, установленные в военной сфере.

Фонари и флаги

Фонари и флаги

Сейчас всем хорошо известно, что для опознания судов используются судовые огни и флаги. Этот небольшой рассказ о том, как данные непременные атрибуты любого современного корабля появились на свет.

Армады судов под флагами разных стран находятся в море и днем и ночью. Каждое современное торговое судно или военный корабль, согласно Международным правилам для предотвращения столкновения судов в море, от заката до восхода солнца несет строго определенные огни. Это сегодня. А сотни и сотни лет корабли плавали без всяких огней. Поначалу число судов было невелико, и опасность столкновения в ночное время считалась маловероятной. Люди, занимавшиеся судоходством, больше заботились о сооружении на опасных берегах маяков, нежели об оснащении кораблей фонарями.

Правда, первая в истории попытка хоть как-то навести порядок в несении кораблями в ночное время огней относится к далекому IV веку до н. э. В так называемом Родосском морском праве содержался целый ряд записей о предупреждении столкновений судов в море. Этот свод морских законов составили жители греческого острова Родос, расположенного в Эгейском море. В наши дни единственный экземпляр этого уникального манускрипта хранится в Исторической библиотеке Ватикана. В третьей части этого свода, всего включающего 66 правил, в статье 36 сказано: «Если корабль, идущий под парусами, налетит на корабль, стоящий на якоре или лежащий в дрейфе, и это произойдет днем, то вина за столкновение ложится на капитана и команду первого корабля.



Кормовой фонарь испанской каракки (XVI век), один из старейших судовых светильников, дошедших до нашего времени

Корабль, стоящий на якоре или лежащий в дрейфе ночью, для предупреждения столкновения должен зажигать на палубе огонь или оповещать идущие мимо корабли криком. Если капитан не сделал ни того, ни другого и произошло столкновение, то пусть благодарит сам себя».

Впрочем, древние моряки и без этого правила хорошо понимали, что во время стоянки на якоре и при подходе к гавани в ночное время зажженный на палубе огонь наверняка предотвратит столкновение судов. Для подачи звуковых сигналов иногда использовали природные данные свиньи, которая единственная из животных может визжать без остановки несколько часов: вахтенный сидел на палубе и крутил поросенку уши. Поэтому в древности судовая свинья, как член экипажа, была весьма популярна и часто заменяла собаку.

С изобретением в начале XIII века венецианцами технологии создания стеклянных листов факелы и открытые горелки, очень неудобные на море, стали заменять фонарями.

Фонари кругового освещения обычно ставили на высокой корме корабля. Торговые суда, как правило, несли один или два кормовых фонаря, военные — от трех до семи. Во время совместного плавания военных кораблей в составе эскадр и флотов в ночное время кормовые фонари использовались для подачи различных сигналов и команд. В «Морском трактате», составленном знаменитым адмиралом Вильямом Монсом в 1635 году, имеется инструкция для капитанов английских кораблей, находящихся в совместном плавании. В ней, в частности, говорится: «Если по причине плохой погоды я уменьшу парусность, то на корме выставлю три фонаря, зажженных один над другим».

Фонари становятся обязательным атрибутом любого судна. Вместе с тем, моряки прекрасно понимали, какую беду может принести огонь просмоленному деревянному кораблю, поэтому все манипуляции с фонарями и другими предметами такого рода строжайше регламентировались специальными правилами. В Российском морском уставе была даже отдельная глава «Об огне», которая предписывала на каждом корабле назначать старших огневых из унтер-офицеров, а в помощь им — огневых из матросов. Первые должны были нести непрерывную вахту, подчиняясь вахтенному офицеру, вторые обязаны были разносить огни в специальных ручных фонарях.

Никто (даже офицеры) не имел право сам брать огонь из кормового фонаря без ведома вахтенного старшего огневого. После 21 ч огонь мог быть только в адмиральской и командирской каютах, в кают-компании и выходящих на нее офицерских каютах, нактоузах, под склянкой, в палубах у каждого люка и при больных в лазарете. После 22 ч огонь в офицерских каютах должен был быть погашен, а ко всем горящим огням в палубах назначались часовые.

Особые предосторожности предпринимались на корабле, когда было необходимо работать в крюйт-камере. «Когда случается необходимость идти в крюйт-камеру, — говорится в Уставе 1853 года, — прежде всего должно погасить все огни на корабле. Затем артиллерийский офицер... получает ключи, но не открывает крюйт-камеры, пока не будут зажжены специальные фонари с поддонами. Для сего приносится огонь в исправном ручном фонаре вахтенным огневым, и створки фонарей открываются лично артиллерийским офицером, но не иначе как в присутствии офицера, для сего присланного... затем артиллерийский офицер приказывает налить воду в поддоны и зажечь фонари. Когда фонари зажжены, назначенный к ним часовой наблюдает за исправным горением оных, заботится, чтобы в поддонах всегда была вода, снимает нагар с осторожностью и тушит его в поддоне. Затем дверцы крюйт-камерных фонарей



Кормовые фонари русского фрегата «Крейсер»(1723)

 затворяются, огонь в ручном фонаре тушится, и двери крюйт-камеры отворяются в присутствии посланного дли сего офицера. Войдя в крюйт-камеру, артиллерийский офицер запирает за собой двери и люки, а потом удостоверяется, нет ли в фонарях скважин. Заметив щель, он немедленно приказывает тушить неисправный фонарь, замазать оную и немедленно дает знать об этом командиру. Только после этого он имеет право приступить к работе».

Сколь ни кажется громоздкой и обременительной эта система, нарушение ее часто обходилось для моряков очень Дорого. Наиболее дикий и парадоксальный случай за всю историю русского флота, пожалуй, имел место осенью 1831 года, когда в Кронштадт после трехлетнего плавания вернулся корабль «Фершампенауз». Он уже стоял на малом Рейде, готовясь втянуться в гавань, пирсы которой ломились от встречающих, когда на нем раздался глухой взрыв и из крюйт-камеры повалил густой черный дым. Через несколько мгновений пламя охватило весь корабль, люди стали прыгать за борт, но 48 человек погибли, а многие получили сильные ожоги. «Фершампенауз» отнесло на мель, где он быстро полностью выгорел.

Суд нашел массу нарушений в организации «огневой» службы и признал виновными в трагедии командира корабля, старшего артиллерийского офицера и содержателя артиллерийского склада, которых разжаловали в рядовые. Эта катастрофа породила много самых невероятных слухов и даже подсказала известному писателю-маринисту К. В. Станюковичу сюжет для одного из его «Морских рассказов».

К середине XVII века художественное оформление в архитектуре корабля достигло кульминации и превратилось в подлинный предмет искусства. Кормовые фонари, так же как и носовые скульптуры, сделались главным элементом в декоре корабля. Их форма и богатая отделка символизировали мощь и величие монархов, которым принадлежали военные флоты. Но кроме декора фонарь должен был выполнять и свою основную функцию, поэтому, как правило, эти изделия имели довольно сложную конструкцию из металла с витиеватыми переплетами, в которые вставлялись стекла. Каждый освещался несколькими десятками огромных свечей, устанавливаемых внутри в несколько ярусов. Размеры некоторых фонарей на крупных судах были поистине циклопическими. Об этом красноречиво свидетельствует запись, сделанная в вахтенном журнале 17 января 1661 года секретарем британского Адмиралтейства С. Пеписом после экскурсии, организованной для представительниц высшего света на линейный корабль «Ройял Соверн»: «Леди Сэндвич, леди Джеймайма, госпожа Браун, госпожа Грейс, Мери и ее паж, слуги дам и я — все мы вместе вошли в корабельный фонарь».

И если не считать «адмиральских фонарей», которые зажигались на марсе флагманских кораблей, кормовой фонарь на протяжении трех с половиной столетий был единственным навигационным огнем каждого судна. Но этот, говоря



Судовой фонарь голландского корабля(1670)


Судовой фонарь турецкого корабля (XVIII век)


Судовой фонарь французского корабля «Агреабль» (1697)


Судовой фонарь русского 100-пушечного корабля(1802)


Судовой фонарь французского корабля «Корона»(1636)

современным языком, источник информации не позволял судоводителям определить в ночное время, находится ли тот или иной корабль на якоре или имеет ход.

Шло время, и к середине XIX века человечество уже располагало огромным флотом военных и торговых судов, среди которых было много паровых. На морских дорогах становилось тесно, а в таких оживленных местах, как подходы к морским портам Европы, пролив Ла-Манш, Северное море, Балтика, Гибралтар, нередко даже возникали пробки. Особенно тяжело приходилось судоводителям во время плавания в этих районах ночью или в тумане. В 1852 году британское Адмиралтейство ввело правило, которое обязывало все английские и иностранные суда, приблизившиеся на 20 миль к берегам Альбиона, в ночное время нести особые ходовые огни (топовые и отличительные бортовые). Согласно с этим положением, все убытки в случае столкновения возмещались владельцем того судна, которое не несло указанных огней.

Вскоре английские правила узаконили и ими стали руководствоваться другие морские государства. Тем не менее, несмотря на существование законов, которые, казалось, должны были обеспечить безопасность плавания судов, статистика аварийности показывала обратное. Только за десять лет (1854—1863) было официально зарегистрировано 2344 столкновения. Это свидетельствовало о том, что действовавшие в те времена правила были далеко не совершенны и нуждались в существенных дополнениях и уточнениях. В 1889 году в Вашингтоне была созвана Международная конференция по выработке единых норм для предупреждения столкновений судов в море. В ней участвовали представители 26 морских держав. Принятые ими четкие и эффективные правила без значительных изменений действуют и поныне. В частности, судно с механическим двигателем на ходу должно выставлять: топовый огонь впереди;

второй топовый огонь позади и выше переднего; бортовые огни; кормовой огонь.



Схема огней судна с механическим двигателем на ходу

Топовый огонь — белый огонь, расположенный в диаметральной плоскости судна, освещающий непрерывным светом дугу горизонта в 225° и установленный таким образом, чтобы светить прямо по носу.

Бортовые огни — зеленый огонь на правом борту и красный огонь на левом борту; каждый из этих огней освещает непрерывным светом дугу горизонта в 112,5° и установлен таким образом, чтобы светить прямо по носу.

Кормовой огонь — белый огонь, расположенный, насколько это практически возможно, ближе к корме судна, освещающий непрерывным светом дугу горизонта в 135° и установленный таким образом, чтобы светить от направления прямо по корме.

Человечество прошло довольно тернистый путь, чтобы выработать простую и стройную систему ходовых огней, но не менее сложный путь прошли и корабельные флаги. Однако если главные морские державы веками ходили под одним и тем же полотнищем, то Россия и тут пошла своим путем. Лаконичный и строгий русский военно-морской Андреевский флаг явился, как и сам регулярный флот, детищем Петра Великого. Ну а раньше? Какими были морские флаги в предшествующие века?

Увы, сегодня уже невозможно достоверно установить, под какими флагами совершали свои походы к Константинополю ладьи князя Олега, плавали суда новгородских купцов



Флаг образца 1693 года      Флаг образца 1696 года


Флаг образца 1697 года     Флаг образца  1699 года


«Ординарный» вымпел 1699—1870 годов

и корабли небольшой каперской эскадры Ивана Грозного. Не знаем мы и рисунка первого русского военно-морского флага, поднятого на корабле «Орел» в 1669 году. Известно только, что был он цветов «червчатых, белых, лазоревых» и что на флагах и вымпелах находилось изображение двуглавых орлов. Возможно, он был таким, как флаг, поднятый Петром на вооруженной яхте «Св. Петр» в августе 1693 года, — полотнище из трех горизонтальных полос с золотым орлом в центре. Только с этого момента и можно достоверно проследить всю непростую эволюцию военно-морского флага России.

1696 год, вторая осада турецкой крепости Азов. Русские корабли несут кормовой флаг с синим прямым крестом и четвертями белого и красного цветов. И хотя с помощью флота крепость была взята, стяг не прижился. Уже в следующем году Петр I учреждает новый военно-морской флаг из трех горизонтальных полос — белой, синей и красной. Фактически произошло возвращение к флагу 1693 года, но без орла. Под ним отправился в 1699 в Константинополь (кстати, в первый заграничный поход российского военноморского флота) корабль «Крепость». В то же время Петр, вернувшийся из поездки в Голландию и Англию, продолжил поиски рисунка военно-морского флага, и в ноябре 1699 года впервые на этом трехцветном полотнище появляется синий крест — канонический знак покровителя России святого Андрея Первозванного. Он же помещается государем и в белой головке известного еще с 1697 года трехцветного вымпела, просуществовавшего под названием «ординарного» до 1870 года.

В 1700 году Петром рассматриваются гравюры и чертежи корабля-красавца «Предистинация». На четырех изображениях одного корабля было четыре разных флага. Но флаг из девяти полос плохо читается и, в придачу, очень похож на голландский флаг контр-адмирала. С крестом и каймой — получается то флаг Мекленбурга, то перевернутый знак беды. Этот вариант явно неудачен.

Наконец, флаги на чертеже — они удовлетворили привередливого царя. Так, подобно системе, принятой в военном флоте Великобритании, появляются три флага — белый, синий и красный с Андреевским синим крестом в белом крыже (крыж — верхняя четверть флага у древка). Учреждаются и галерные флаги, отличающиеся от корабельных только наличием косиц. На мачтах стали поднимать цветные вымпелы.

Синий и красный флаги, иногда отменяемые и вводимые вновь, просуществовали без всяких изменений до 1865 года. Белый же флаг получил другой рисунок: уже в 1710 году



Корабль «Предистинация» с «девятиполосным» флагом (гравюра Шхонебека, 1700 год)


Белый и цветной корабельные флаги образца 1701 года


Андреевский флаг образца 1710 года   Цветной флаг галеры

синий Андреевский крест был вынесен из крыжа в центр полотнища и словно висел в нем. И, наконец, в 1712 году Андреевский флаг принимает привычный, хорошо нам известный облик. Надо отметить, что в поисках окончательного, явно удачного варианта флага Петр I перепробовал более 30 проектов.

С 1720 года на бушприте военных кораблей стали поднимать гюйс — специальный стяг, ранее используемый как флаг морских крепостей и называвшийся кайзер-флагом. Главенство белого флага среди трех остальных было закреплено только в Уставе 1797 года: «Если корабли никуда не причислены, несут белые флаги». Впрочем, корабли Черноморского флота со дня его основания и до 1918 года плавали только под белыми флагами (известно, что красный цвет имели флаги Оттоманской империи). Что же касается цветных флагов, то, как уже говорилось выше, не было их на



Андреевский флаг образца 1712 года     Гюйс


Флаг кораблей учебного экипажа      Флаг кораблей  Морского кадетского корпуса

кораблях в 1732—1743-м и 1764—1797 годах. В крыжах синего и красного флагов с 1797 по 1801 год находился не Андреевский крест, а гюйс, который для Павла I, с детства носившего звание генерал-адмирала, имел особое значение как личный знак. Надо отдать должное этому импульсивному императору, имевшему очень сложный и противоречивый характер: он превратил флаги и знамена из заурядных предметов вещевого довольствия в боевые реликвии.

Однако Адреевский флаг так и не стал единственным: на кораблях российского военного флота применялся еще целый ряд других кормовых флагов. Еще в 1797 году суда Морского кадетского корпуса получают особый кормовой флаг с изображением в красном овале герба учебного заведения. На грот-мачте они поднимали «ординарный» вымпел с трехцветными косицами. С 1827 года корабли учебных морских экипажей также начинают поднимать особый флаг с изображением скрещенных пушки и якоря. Имели свои кормовые флаги и гидрографические суда русского военноморского флота. Так, в 1828 году учреждается «флаг для лоции», на андреевском полотнище которого в центре находилось изображение черной катушки компаса с золотым якорем, указывающим на север. Однако в 1837 году его заменяет на кормовом флагштоке учрежденный еще в 1829 году флаг генерал-гидрографа, который имел ту же катушку, но не в центре, а в синем небольшом крыже. В 1815— 1833 годах существовал и специальный кормовой флаг для судов висленской военной флотилии Царства Польского, появившегося в составе Российской империи. Это был Андреевский флаг с небольшим красным крыжем, в котором находился белый польский орел. При Павле I некоторые русские корабли поднимали пару лет и совсем нелепый для России флаг — красный с белым крестом штандарт ионитов. Это был кормовой флаг мальтийской эскадры, созданной новоиспеченным главой Мальтийского ордена и сразу упраздненной после смерти Павла I.

Несколько слов стоит сказать и о флагах вспомогательных судов ВМФ в этот период. До 1797 года они на корме несли торговый трехцветный флаг, а для отличия от коммерческих судов — на бушприте гюйс. С 1797 по 1804 год их отличием стал военный вымпел, а с мая 1804 года, наконец, учредили специальный флаг с белым или синим полотнищем, с крыжем национальных цветов и перекрещенными



Флаг гидрографических судов          Флаг судов висленской военной флотилии


Флаг военного транспорта с белым полотнищем (до 1870 года)


Георгиевский вымпел образца 1819 года

якорями под ним. При этом если военный транспорт был вооружен пушками, то он нес также и военный вымпел. Все вышеперечисленные флаги были отменены в 1865 году.

Читатель, видимо, обратил внимание, что в статье не упомянут Георгиевский флаг. Дело в том, что, несмотря на устоявшееся мнение, такого кормового флага никто никогда специально не учреждал. История георгиевских флагов начинается в 1813 году. Летом этого года у города Кульм отряд графа Остермана-Толстого преградил путь французскому корпусу маршала Вандама, чем спас от полного уничтожения отходившую от Дрездена армию союзников. В тяжелейшем бою русские одержали победу. В составе отряда находился и гвардейский морской экипаж, награжденный за это сражение Георгиевским знаменем. Однако получение столь высокой награды вначале никак не отразилось на флагах кораблей, приписанных к гвардейскому экипажу. Это упущение Александр I вскоре исправил своим указом от 5 июня 1819 года: «В память сражения при Кульме...» — говорилось в нем. Отныне отличием судов гвардейского экипажа становится трехцветный вымпел с Андреевским флагом в головке, на центр креста которого был наложен красный щит с каноническим изображением св. Георгия Победоносца. Это был георгиевский вымпел, а отнюдь не флаг, как указано в некоторых источниках.

Другими флагами, которые предназначались только для подъема должностными лицами, были:

Георгиевский адмиральский флаг (не путайте с кормовым, поскольку поднимали его только на мачте в случае нахождения на борту флагмана), имевший полотнище Андреевского, но с вышеупомянутым щитом в центре; георгиевский брейд-вымпел; шлюпочный флаг контр-адмирала.

На кормовом же флагштоке корабли гвардейского морского экипажа несли обычный Андреевский флаг, как и все остальные корабли русского военного флота.

Русско-турецкая война 1827—1829 годов явила миру новые выдающиеся подвиги русских моряков. «Азов» и «Меркурий» — названия этих кораблей навечно вписаны в историю морской славы России. Учитывая героизм 12-го и 32-го флотских экипажей, матросами которых были укомплектованы эти корабли, было предписано «Азову» и «Меркурию» в качестве кормового флага поднимать адмиральский Георгиевский, а их экипажи причислить к гвардейскому со всеми вытекающими отсюда немалыми льготами и привилегиями. За всю последующую историю России больше ни один корабль не получал этого отличия. Даже крейсер «Варяг», у которого все члены экипажа (даже врачи и священник) стали георгиевскими кавалерами, после возвращения в состав русского флота получил право всего лишь на георгиевский вымпел. Георгиевский же флаг могли нести только корабли, названные в память о прежних подвигах — «Память Азова» и «Память Меркурия».

Как уже говорилось выше, разновидностью морских флагов были адмиральские и шлюпочные. В 1701 году Петр I, подобно англичанам, ввел цветные адмиральские флаги: белый для адмирала, синий для вице-адмирала и красный для контр-адмирала. Все корабли, подчиненные флагману, несли на корме флаг его цвета. Однако с 1716 года цветом стали обозначать части флота, а наличие на борту и ранг флагмана определяли по месту подъема его флага,



Георгиевский адмиральский флаг


Шлюпочный флаг вице-адмирала


Георгиевский вымпел образца 1870 года

повторяющего кормовой. Так, адмирал поднимал флаг на гротмачте, вице-адмирал — на фок-мачте, а контр-адмирал — на бизань-мачте. Такая, довольно стройная, система просуществовала до 1870 года, когда появилось много двух- и даже одномачтовых паровых судов.

Шлюпочные адмиральские флаги впервые появились в 1723 году во время смотра «Дедушки русского флота» — ботика Петра I. Адмиралы плыли вдоль линии кораблей и фрегатов на шлюпках. Ботик нес на корме гюйс — знак генерал-адмирала, а на мачте императорский штандарт. На шлюпках полных адмиралов развевался Андреевский флаг, на шлюпках вице-адмиралов — Андреевский с синей полосой, а на шлюпках контр-адмиралов — Андреевский с красной полосой. Система прижилась. В 1797 году Павел добавил к ней еще и цветные шлюпочные флаги. С 1870 года шлюпочные флаги получили дополнительную функцию, их вместо андреевских стали поднимать адмиралы, находящиеся на борту двух- и одномачтовых судов.

С развитием флота происходит изменение и во флагах. В 1865 году за ненадобностью отменяются синие и красные флаги. Отменяются и все, кроме Андреевского, кормовые флаги. Особенно богат был на реформы 1870 год, когда не только шлюпочные флаги становятся стеньговыми флагами адмиралов. Но отменяется и «ординарный» вымпел, под которым плавали суда, не причисленные к какой-нибудь дивизии, а георгиевский вымпел получает вместо трехцветных белые косицы. В том же году кормовым флагом вспомогательных судов русского ВМФ становится «разжалованный» в 1865 году синий флаг, с изображением Андреевского креста на крыже.

Вихрь революций, пронесшийся над Россией в начале XX века, принес новые символы. Июль 1905 года. Черное море. Команда восставшего броненосца «Князь Потемкин Таврический» решает, что делать с развевающимся на гафеле Адреевским флагом. Ведь под ним громили турецкий флот у Калиакрии и Синопа, штурмовали остров Корфу, героически защищали Севастополь. Никто не посмел унизить его: созданная на броненосце комиссия постановила, что Андреевский флаг — это флаг народа, а не царя. И он остался на гафеле, а выше, на мачте, было поднято красное полотнище. Так и реяли они рядом на мятежном броненосце — символ борьбы и символ блестящих побед русского флота. Хорошо бы некоторым рьяным современным переименователям и конъюнктурщикам от топонимики поучиться мудрости у простых русских людей.

После Октябрьской революции, с весны 1918 года, прекращается подъем Андреевского флага на боевых кораблях Советской республики, которые они (словно по завету матросов «Потемкина») несли до этого рядом с красными полотнищами. А вечером одного из декабрьских дней 1924 года на рейде африканского города Бизерта его навсегда, как думали многие, спускают и белогвардейские корабли, кончившие свой век вдали от родных портов...

Первый военно-морской флаг Страны Советов был утвержден Советом Народных Комиссаров, через месяц его рисунок уточнили, а окончательно кормовой флаг был установлен решением V Всероссийского съезда Советов в конце июня 1918 года. В постановлении говорилось,



Флаг образца 1918 года


Флаг образца 1920 года

что «торговый, морской и военный флаг РСФСР состоит из полотнища красного цвета, в левом углу которого, у древка, наверху, помещены золотые буквы «РСФСР» или надпись «Российская Советская Социалистическая Республика»». Как видите, этот стяг стал единым как для боевых кораблей, так и для коммерческих судов, что вызывало известные неудобства в определении их принадлежности и противоречило международному праву.

Поэтому 29 сентября 1920 года для военного флота был наконец введен особый флаг, на красном полотнище которого имелось изображение адмиралтейского якоря синего цвета, по его штоку шла белая надпись «РСФСР», на якорь накладывалась пятиконечная звезда. Просуществовав около трех лет, он, после образования СССР, был заменен новым флагом военно-морского флота. В центре красного полотнища находился белый круг, от которого расходились восемь белых полос.

К десятой годовщине Октябрьской революции правительство утвердило Почетный Революционный военно-морской флаг, отличавшийся от предыдущего тем, что имел белый крыж с изображением ордена Красного Знамени, окаймленного узкой красной полосой. Изготавливался почетный стяг из шелка и торжественно вручался экипажу вместе с орденом. Награжденные корабли или подразделения впредь именовались Краснознаменными, при новом награждении орденом Почетное знамя вторично не вручалось. Первым Краснознаменным кораблем стал балтийский крейсер «Аврора», команда которого сыграла весьма заметную роль в Октябрьской революции и Гражданской войне.

В 1935 году ВЦИК и Совнарком вынесли совместное решение о введении новых кормовых флагов кораблей и должностных лиц. Надо отдать должное создателям этого очень удачного и красивого флага: они использовали традиционные для российского флота цвета — белый, синий и красный. Этим же указом Почетный Революционный флаг был преобразован в Краснознаменный, в связи с чем изменился и его рисунок.



Первый военноморской флаг СССР


Военно-морской флаг СССР образца 1935 года


Гвардейский военно-морской флаг СССР

«Флаг сразу всем понравился, — вспоминал капитан первого ранга И. А. Ананьев, служивший тогда на крейсере, — поднимали его в торжественной обстановке. Никогда еще столько внимательных глаз не следило за медленно под мелодичные звуки горна поднимающимся на кормовом флагштоке флагом. Как только личный состав был распущен, все сбежались на корму».

Под этим флагом советские моряки сражались на фронтах и флотах Великой Отечественной войны. 10 августа 1941 года в Кольском заливе на советский сторожевой корабль «Туман», переоборудованный из рыболовного траулера и несущий всего две небольшие пушки, напали три фашистских эсминца. В неравном бою погиб почти весь экипаж и был сбит флаг корабля. Увидев горящий сторожевик без флага, немцы прекратили огонь, и тогда раненый матрос Семенов со словами: «Ишь что гады захотели!», поднял флаг на руках, чтобы показать врагу, что гибнущий «Туман» не сдается.

29 июня 1942 года был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении нескольким боевым кораблям почетного звания «Гвардейский». Знаком отличия стало появление на их кормовых флагах черно-оранжевой витой ленты. Цвета ее также были традиционными для отечественного флота и совпадали с расцветкой лент Георгиевских крестов — самой почетной награды русских воинов.

Эти флаги без изменений просуществовали до 1991 года, а затем Указом Президента РФ были заменены старыми андреевскими.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.132. Запросов К БД/Cache: 0 / 0