Главная / Библиотека / Подводные лодки советского флота 1945-1991 гг. Том 1. Первое поколение АПЛ /
/ ЗАРУБЕЖНЫЕ АНАЛОГИ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ АПЛ ПЕРВОГО ПОКОЛЕНИЯ

Глав: 26 | Статей: 43
Оглавление
В монографии собраны и систематизированы опубликованные в открытой печати работы специалистов, связанных с проектированием, постройкой и эксплуатацией отечественных лодок после завершения Второй мировой войны и вплоть до распада Советского Союза. В ней описаны все проекты, в том числе и нереализованные, рассказано об истории их создания, технических особенностях и всех модернизациях, а также о зарубежных аналогах. Кроме того, дана краткая оценка тактических свойств. Представлены схемы внешнего вида, продольные разрезы проектов и каждой их модификации. В монографии также содержатся сведения обо всех построенных в этот период отечественных лодках. Приведены данные об их названиях, заводских номерах, датах постройки, вывода из боевого состава и исключения из списков флота, а также о важнейших этапах эксплуатации. Описаны наиболее характерные аварии и катастрофы.

ЗАРУБЕЖНЫЕ АНАЛОГИ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ АПЛ ПЕРВОГО ПОКОЛЕНИЯ

ЗАРУБЕЖНЫЕ АНАЛОГИ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ АПЛ ПЕРВОГО ПОКОЛЕНИЯ

После завершения Второй мировой войны ВМС США располагали большим количеством ДЭПЛ новейшей постройки типов Gato, Balao и Tench. Когда американцы получили в свое распоряжение немецкие лодки XXI и XXIII серий, а также ознакомились с технической документацией кораблей XVII и XXVI серий с парогазовыми турбинами, стало очевидно, что находившиеся в составе ВМС США ДЭПЛ морально устарели и требуют существенной модернизации. Вместе с тем, многие в руководстве страны полагали, что выделять на нее средства нецелесообразно, так как в случае глобальной войны с Советским Союзом, не зависящим от морских коммуникаций, подводные силы не смогли бы сыграть решающую роль в исходе боевых действий.

Однако командование ВМС США думало иначе. Оно справедливо полагало, что Советский Союз, также получивший информацию о новейших немецких лодках, развернет серийную постройку таких же или подобных кораблей. Коль так, то уже их действия могли привести к колоссальным материальным и людским потерям на морских коммуникациях. В этой связи было целесообразно рассматривать подводные лодки как одну из составляющих частей разнородных противолодочных сил. С другой стороны, американцы были отлично осведомлены о том, что в Советском Союзе были приняты кораблестроительные программы, предполагавшие создание океанского военного флота. В случае реализации этих планов подводные лодки могли бы стать традиционным средством борьбы с боевыми кораблями.

Как следствие, в сентябре 1945 г. на Конференции офицеров-подводников (Submarine Officers Conference) была выдвинута концепция атакующей лодки (Attack submarine). Она предполагала создание ДЭПЛ с улучшенными подводными маневренными элементами и мощным торпедным вооружением, способной одинаково эффективно бороться с надводными и подводными кораблями, а также с торговым судоходством противника. Среди маневренных элементов этой лодки особо выделялись большие скорость хода, дальность плавания и хорошие маневренные качества в подводном положении, а также увеличенная глубина погружения. Корабль должен был иметь большой боезапас, состоявший из 533-мм самонаводящихся торпед. Причем их боевое использование предполагалось обеспечить, в первую очередь, при помощи гидроакустических средств.

В соответствии с этой концепцией и шло развитие подводных сил ВМС США в первое послевоенное десятилетие. На начальном этапе она реализовывалась за счет модернизации кораблей типов Gato, Balao и Tench по программам «Fleet Snorkel» и GUPPY, а затем – в процессе постройки дизельных лодок типов Tang и Darter, а также противолодочных кораблей небольших размеров типа Barracuda. Наконец, апогеем ее развития стали экспериментальные АПЛ Nautilus и Seawolf.

О том, как шло развитие ДЭПЛ за рубежом мы расскажем в третьем томе монографии, а здесь лишь остановимся на так называемой лодке противолодочной войны (ASW submarine), имевшей литерное обозначение SSK. Она сыграла определенную роль в деле создания многоцелевых АПЛ. В процессе разработки ее проекта американцы во многом опирались на идеи, заложенные в немецком корабле прибрежного действия XXIII серии. В 1949-1952 гг. по нему было построено три корабля, известные как тип Barracuda. При нормальном водоизмещении 765 т они были вооружены четырьмя носовыми 533-мм ТА при общем боезапасе – восемь самонаводящихся торпед Мк 47 различных модификаций. Эти лодки имели две особенности: развитое гидроакустическое вооружение, представленное исключительно шумопеленгаторными станциями (поиска – AN/BQR-4 и атаки – AN/BQR-3), а также довольно совершенные приборы торпедной стрельбы Мк 101-4.

Обращает на себя внимание то, что Barracuda, имея невысокую подводную скорость хода (не более 8,5 уз), могла длительное время находиться в подводном положении, что обеспечивалось сравнительно большой емкостью АБ, запасами воздуха и наличием устройства «шнорхель». Иначе говоря, это была лодка «подкрадывания» небольшой стоимости, приспособленная, несмотря на малые размеры, к продолжительному пребыванию на подходах к базам и портам противника. Предполагалось, что такие корабли смогут эффективно действовать не только у баз советского флота, но и на противолодочных рубежах. По оценкам специалистов, потребность ВМС США в них оценивалась в 970 единиц, из которых постоянно в море должно было находиться более 300 лодок. Однако от планов массовой постройки «убийц» в середине 50-х годов отказались, отдав предпочтение АПЛ. Что же касается лодок типа Barracuda, то две из них (Bass и Bonita) в конце 50-х годов вывели в резерв, а в 1965 г. исключили из списков ВМС и продали на слом. Barracuda долгое время использовалась в качестве учебного корабля и только в 1973 г. разделила участь своих «сестер».

В начале 1950 г. Конгресс США принял решение о выделении в 1952 финансовом году средств на постройку первого прототипа подводной лодки с атомной энергетической установкой (проект SCB 64), а в 1953 финансовом году – второго (проект SCB 64A). Первый из них получил впоследствии название Nautilus, а второй – Seawolf. Очевидно, что заказывая эти корабли, командование ВМС США не особо стремилось нарастить мощь подводных сил за счет простого увеличения численности кораблей.

Гораздо важнее было выяснить возможность размещения ядерной энергетической установки на лодке и затем сравнить ее с новейшими дизельными Tang и Darter. Иначе говоря, Nautilus и Sea wofявлялись их атомными аналогами, что собственно и обеспечивало «чистоту» эксперимента. Неслучайно Nautilus и Seawolfимели схожую с ними архитектуру корпуса (с штевневой носовой оконечностью, широкой палубой надстройки и пр.). Единственное, на первом из кораблей, как и у Darter, отсутствовала боевая рубка – все посты управления оружием, рулями и общесудовыми системами находились в так называемом оперативном отсеке, расположенном под выдвижными устройствами. На Seawolf, напротив, имелась боевая рубка, традиционно для американских ВМС, представлявшая собой цилиндр, лежащий на прочном корпусе корабля. Такая схема и предопределила конфигурацию ограждения – она была такой же, как у лодок военной постройки, модернизированных по программе GUPPY.

К слову сказать, практически одновременно с Nautilus (в марте 1952 г.) была заложена еще одна экспериментальная лодка – дизельная Albacore, специально предназначавшаяся для отработки формы корпуса, органов и систем управления, а также движителей лодок с большой подводной скоростью, в том числе и атомных.

Среди других отличий от дизельных прототипов можно выделить состав торпедного вооружения. Nautilus и Seawolf вместо 10-ти, несли только шесть 533-мм ТА, расположенных в носовой оконечности. Это объяснялось тем, что на обоих кораблях была использована оригинальная крестообразная схема винторулевой группы, в которую включили два вертикальных стабилизатора с рулями. Благодаря чему обеспечивались высокие маневренные качества в подводном положении. Желая обеспечить наиболее благоприятные условия работе кормовых рулей, конструкторы отказались от четырех кормовых 533-мм ТА, имевшихся на прототипах. Важной особенностью вооружения обоих лодок являлись ПУТС Мк 101, сопряженные с активной SQS-4 и шумопеленгаторной BQR-4A ГАС.

Первые американские АПЛ различались между собой типом паро-производящей установки. Nautilus оснастили гетерогенным реактором на тепловых нейтронах водо-водяного типа (S-2W). В нем в качестве замедлителя и теплоносителя использовалась химически чистая вода (бидистилят), циркулировавшая в первом контуре под давлением. На Sea wolf был установлен гетерогенный реактор на промежуточных нейтронах (S-2G). В качестве замедлителя в нем использовался графит, а в качестве теплоносителя первого контура – жидкий (расплавленный) натрий. Nautilus ввели в строй в сентябре 1954 г., a Seawolf- в марте 1957 г. В процессе испытаний обоих кораблей должны были выяснить преимущества той или иной паропроизводящей установки и использовать лучшую из них при постройке серийных атомных подводных лодок. Характерно то, что несмотря на разницу в габаритах паропроизводящих установок, диметр прочного корпуса в районе реакторного отсека у Nautilus и у Seawolf был одинаков – 8,4 м.



Внешний вид и продольный разрез АПЛ Nautilus:

1 – антенна ГАС BQR-4A; 2 – антенна ГАС SQS-4; 3 ~ носовой горизонтальный руль; 4 – носовой входной и торпедопогрузочный люк; 5 – спасательные люки; 6 – прочная рубка; 7 – ходовая рубка; 8 – перископы; 9 – ПМУ АП РЛС BPS-4; 10 – ПМУ АП станций РЭБ и РТР; 11 – ПМУ устройства «шнорхель» (воздухоприемная шахта); 12 – ПМУ систем связи; 13 – антенна станции РЭП; 14 – ПМУ устройства «шнорхель» (газовыхлопная шахта); 15 – кормовой входной люк; 16 – вертикальные рули; 17 – ось кормового горизонтального руля; 18 – шестой (кормовой) отсек; 19 – пятый (турбинный) отсек; 20 – четвертый (реакторный) отсек; 21 – третий (центрального поста) отсек; 22 – центральный пост; 23 – второй (жилой и аккумуляторный) отсек; 24 -первый (торпедный) отсек; 25 – запасные 533-мм торпеды; 26 – 533-мм ТА.



Внешний вид и продольный разрез АПЛ Seawolf:

1 – антенна ГАС BQR-4A; 2 – антенна ГАС SQS-4; 3 – носовой входной и торпедопогрузочный люк; 4 – спасательные люки; 5 – ходовая рубка; 6 – боевая рубка; 7 – перископы; 8 – ПМУ АП РЛС BPS-4; 9 – кормовой входной люк; 10 – вертикальные рули; 11 – седьмой (кормовой) отсек; 12 – шестой (кормовой жилой) отсек; 13 -пятый (турбинный) отсек; 14 – четвертый (реакторный) отсек; 15 – третий (центрального поста) отсек; 16 – центральный пост; 17 – второй (носовой жилой и аккумуляторный) отсек; 18 – первый (торпедный) отсек; 19 – 533-мм ТА.,

Как известно, основными недостатками установки с водо-водяным реактором считались сложность конструкции, большие масса и занимаемый объем, высокое давление в первом контуре, сравнительно низкие параметры пара во втором контуре и т.д. Наряду с этим второй тип установки имел малые габариты и довольно простую конструкцию, низкое давление в первом контуре, высокие параметры пара во втором контуре, а также обладал хорошей ремонтопригодностью парогенераторов. На начальном этапе работ над реактором S-2G казалось, что основными проблемами при его эксплуатации станут лишь высокая стоимость теплоносителя и необходимость поддержания первого контура в горячем состоянии во время стоянки в базе.

Однако уже во время ходовых испытаний Seawolf сказалась высокая агрессивность натрия, приведшая к течи в системе пароперегрева. Все попытки ликвидировать утечку натрия не дали результатов, и пароперегреватель пришлось отключить. При этом мощность паропроизводящей установки снизилась на 20%. Мало того, после возвращения в базу выяснилось, что значительная часть ее оборудования подверглась коррозийному растрескиванию. В декабре 1958 г. корабль возвратили на верфь ф. «Electric Boat Co.» и заменили паропро- изводящую установку новой, на основе водо-водяного реактора S-2W-A В дальнейшем ВМС США не возвращались к реакторам с жидкометаллическим теплоносителем.

Как показали испытания Nautilus, благодаря атомной энергетической установке он получил практически неограниченную, в пределах автономности по запасам провизии, дальность непрерывного подводного плавания. Причем скорость его движения под водой оказалась выше скорости движения в надводном положении (23,3 уз . против 22 уз). Благодаря этому корабль мог быстро занять выгодную для атаки позицию или длительное время преследовать цель, используя собственные гидроакустические средства и в первую очередь шумо- пеленгаторную станцию BQR-4. Во всех отношениях он имел значительные преимущества перед ДЭПЛ, за исключением, разве что, шума, издаваемого конструкциями корпуса во время движения под водой, а также работающими механизмами паропро- изводящей и паротурбинной установок.

Очевидный успех испытаний Nautilus дал толчок к серийной постройке атомных лодок для ВМС США, и пока он поражал воображение обывателей широко разрекламированными рекордами, такими, например, как переход через полюс подо льдами Северного Ледовитого океана, в августе 1958 г., заложили четыре корабля этого класса типа Skate. Первый из них – Swordfish – начали постройкой в январе 1956 г.. т.е. всего лишь через девять месяцев после вступления в строй Nautilus. Последнюю лодку в серии – Seadragon – ввели в строй 5 декабря 1958 г. На первый взгляд, Skate полностью повторял Nautilus, имея такую же архитектуру корпуса и общую компоновку. Однако он в большей степени ориентировался на противолодочную войну. Прежде всего, это касалось вооружения. Имея меньшие размеры и, следовательно, водоизмещение, этот корабль был лучше вооружен – шестью носовыми (Мк 56) и двумя кормовыми (Мк 57) 533-мм гидравлическими торпедными аппаратами (вместо пневматических), приспособленными для стрельбы (помимо прочих) самонаводящимися противолодочными торпедами.

В его паропроизводящей установке изначально планировали использовать реактор на быстрых нейтронах с гелиевым охлаждением, но работы над ним затянулись, что заставило модернизировать S-2W в реактор S-3W с компактными и более надежными системами, а также оборудованием обоих контуров. Помимо прочих достоинств, эта установка, в отличие от прототипа, издавала меньший шум. Это же достоинство отличало паротурбинную установку. Правда, ради этого пришлось пожертвовать ее мощностью, хотя диаметр прочного корпуса позволял разместить на Skate такие же турбозубчатые агрегаты, что и на Nautilus. В итоге корабль мог развивать в подводном положении ход не более 18 уз, имея на валах мощность 6800 л.с. Для сравнения, мощность турбозубчатых агрегатов Nautilus составляла 16 000 л.с, что обеспечило ему во время испытаний ход 23,3 уз.

По мнению специалистов Главного управления кораблестроения (Bureau of Ships или BuShips), потеря в скорости хода вполне компенсировалась улучшением условий работы для шумопеленгаторной станции. Благодаря снижению уровня собственных шумов удалось увеличить, примерно на 30%, дальность обнаружения ею такой цели, как идущая под водой ДЭПЛ средних размеров. По большому счету, корабли типа Skate являлись компромиссом. Решение об их постройке было, прежде всего, продиктовано стремлением в сжатые сроки получить как можно больше новейших подводных лодок, способных длительное время скрытно патрулировать на выходах из военно-морских баз вероятного противника, а уж во вторую очередь – желанием отработать концепцию лодки атаки с атомной энергетической установкой. Тем не менее, Skate был признан удачным кораблем, что привело к своеобразным результатам.

Практически одновременно (в конце мая 1956 г.) с началом постройки кораблей этого типа, в США заложили Skipjack – первый подводный корабль с атомной энергетической установкой новой серии из шести единиц, также классифицировавшийся как лодка атаки. В отличие от Skate он имел корпус в виде хорошо обтекаемого тела вращения, обводы которого были отработаны на Albacore. Стремясь вписать в его носовую оконечность антенны гидроакустических станций и шесть 533-мм торпедных аппаратов, последние расположили по три в двух горизонтальных рядах. Такое решение больше в американском флоте не повторялось. Корабль имел еще ряд нововведений, среди которых можно выделить лишь одну линию вала, устройство быстрого заряжания (УБЗ) торпедных аппаратов и автоматизированную систему подачи к нему боезапаса. Как казалось, в дальнейшем американские лодки будут развиваться по пути увеличения размеров с сохранением такой же архитектуры, и что на них лишь будут совершенствоваться оборудование, технические средства, а также вооружение.

Однако стремление создать на атомной лодке наиболее благоприятные условия для работы гидроакустических средств получило свое развитие и привело к созданию в конце 60-х годов лодки противолодочной войны или лодки-убийцы (Hunter-Killer Submarine) Tullibee. Она также имела обтекаемые обводы корпуса и одну линию вала. Особенностью корабля являлись гидроакустический комплекс AN/BQQ-2 и шу- мопеленгаторная станция управления огнем BQG-1. Сферическая антенна первого была установлена в носовой оконечности корабля под титановым обтекателем. Для этого, а также для того чтобы не создавать ей помехи во время работы систем стрельбы, торпедные аппараты перенесли во второй отсек и расположили побортно под углом 10° к диаметральной плоскости (на расстоянии 9 м от носовой прочной переборки). В носовом отсеке сосредоточили мало- шумящие механизмы и посты акустиков.

Благодаря таким техническим решениям ГАК AN/BQQ-2 получил возможность обнаруживать подводные цели в режиме эхопеленгования на дистанциях до 65 000 м, а в режиме шумопеленгования – до 75 000 м. Для своего времени это были выдающиеся показатели. Они, а также атомная энергетическая установка и мощное торпедное вооружение делали Tullibee воистину универсальным кораблем, способным решать широкий круг задач: вести борьбу с торговым судоходством, надводными кораблями и подводными лодками противника, а также участвовать в блокаде его портов и баз. Хотя дальнейшего развития концепция лодки-убийцы не получила, использованная на Tullibee компоновка гидроакустических средств и вооружения так или иначе была повторена на всех последующих американских АПЛ, которые благодаря своим боевым возможностям уже классифицировались как многоцелевые корабли.



Внешний вид и продольный разрез АПЛ Skate:

1 – антенна ГAC BQR-2; 2 – носовые 533-мм ТА; 3 – носовой входной и торпедопогрузочный люк; 4 – прочная рубка; 5 – ходовой мостик; 6 – перископы; 7 – ПМУ АП станций РЭБ и РТР; 8 – ПМУ АП РЛС BPS-4; 9 – ПМУ АП систем связи; 10 – антенна станции РЭП; 11 – газовыхлопная шахта устройства «шнорхель»; 12 – спасательный люк; 13 – кормовой входной и торпедопогрузочный люк; 14- вертикальные стабилизаторы с рулями; 15 – кормовой 533-мм ТА; 16- пятый (кормовой торпедный) отсек; 17- четвертый (турбинный) отсек; 18 – третий (реакторный) отсек; 19 – оперативная рубка (центральный пост); 20 – второй (оперативной рубки) отсек; 21 – жилые помещения; 22 – первый (носовой торпедный) отсек; 23 – антенна ГAC SQS-4.



Внешний вид и продольный разрез АПЛ Tullibee:

1 – основная (сферическая) антенна ГАК BQQ-2; 2 – камфорная антенна ГАК BQQ-2; 3 – антенны ГАС BQR-7; 4 – носовой входной люк; 5 – прочная рубка; 6 – ходовая рубка; 7 – ходовой мостик; 8 – перископы; 9 – ПМУ АП станций РЭБ и РТР; 10 – антенна станции РЭП; 11 – ПМУ устройства «шнорхель»; 12 – кормовой входной люк; 13 – вертикальные рули; 14 – ЦГБ; 15 – четвертый (турбинный) отсек; 16 – третий (реакторный) отсек; 17 – оперативная рубка (центральный пост); 18 – выгородка ТА; 19 – 533-мм ТА; 20 – первый (акустический) отсек.

Из всех АПЛ ВМС США, построенных во второй половине 50-х – начале 60-х годов, первой в марте 1980 г. вывели из боевого состава ВМС Nautilus, а последней, в августе 1990 г. – Sculpin (типа Skipjack). Надо признать, что несмотря на несовершенство гидроакустики и средств обработки информации, эти корабли эксплуатировались довольно долго. Это объясняется, стремлением командования ВМС США нарастить в середине 80-х годов мощь подводных сил за счет простого увеличения количества кораблей. В конце концов, физический износ и нежелание выделять сред – ства (ввиду отсутствия военной целесообразности) для восстановительного ремонта, привели к массовому исключению этих кораблей из списков ВМС. С другой стороны, к концу 80-х годов стало очевидным, что они не способны бороться с советскими АПЛ третьего поколения (откуда, собственно, и отсутствие военной целесообразности в восстановительном ремонте).

Tullibee можно назвать последним американским аналогом отечественных торпедных АПЛ первого поколения. Что же касается носителей БР, то считать корабли типа George Washington, введенные в строй одновременно с АПЛ пр. 658 (в 1959-1961 гг.) их аналогами не совсем корректно из-за разительного несоответствия боевых возможностей. Доказательством этому служит то, что только корабли пр. 667А имели сходные с George Washington ТТД, а как известно они являлись АПЛ второго поколения. Таким образом, аналогами отечественных АПЛ первого поколения являлись только те лодки, которые были вооружены торпедами и стратегическими крылатыми ракетами.

Тактико-технические данные зарубежных кораблей, являвшихся аналогами отечественных АПЛ первого поколения



* ОДК – одно-двухкорпусная.

** ОК – однокорпусная.

*** В ВМС США и Великобритании используются понятия оперативная и тестовая (испытательная) глубины погружения. Первая соответствует рабочей, а вторая – предельной глубинам погружения, принятым в советском (а затем и российском) ВМФ.

Кроме США в конце 50-х годов к работам над торпедными АПЛ одновременно приступили Великобритания, Италия, Нидерланды и Франция. Однако аналоги отечественным кораблям, кроме США, имела лишь одна Великобритания. Первая ее торпедная лодка называлась Dreadnought. Первоначально предполагалось, что она будет построена без иностранной помощи, но этим планам не суждено было осуществиться. Проблемы, возникшие в процессе разработки атомной энергетической установки, заставили в июле 1958 г. заключить с правительством США договор о продаже реактора S-5W. Одновременно были приобретены навигационное оборудование и системы автоматического управления.

В принципе, Dreadnought имел такие же архитектуру корпуса и общую компоновку, как и американская Skipjack. Однако обводы корпуса британского корабля в большей степени, чем в прототипе, были доработаны с учетом опыта испытаний экспериментальной Albacore. Кроме того, носовые горизонтальные рули были перенесены на корпус. Dreadnought, имея нормальное водоизмещение 3510 т, был вооружен шестью 533-мм носовыми ТА при общем боезапасе 24 торпеды. В состав боезапаса могли быть включены американские торпеды Мк 37 различных модификаций. Корабль оснащался радиотехническими средствами отечественного производства. Он был передан ВМС в апреле 1963 г.

Еще до начала его ходовых испытаний британцы приступили (в августе 1960 г.) к постройке пяти АПЛ типа Valiant. Они практически полностью повторяли Dreadnought, но имели увеличенные размеры корпуса и развитую надстройку, которая обеспечивала кораблю сравнительно неплохие мореходные качества, столь необходимые для северных широт. Valiant имел такой же состав вооружения, как и его прототип. Его особенностью являлось то, что помимо двухрежимной ГАС тип 2001 (имевшейся на Dreadnought) он был оснащен двумя станциями с буксируемой протяженной антенной тип 2024 и тип 2026[64*]. Бесспорно, реализация программы постройки первых шести британских АПЛ стала возможна благодаря помощи со стороны правительства США. Правда, полностью решить эту задачу удалось лишь в октябре 1971 г., что наглядно демонстрирует ее сложность.

Dreadnought эксплуатировался сравнительно недолго, да и то, в основном, как учебный корабль. В конце 70-х его исключили из списков флота и впоследствии разобрали на металл. Гораздо интереснее сложилась судьба АПЛ типа Valiant. Они длительное время несли боевую службу на атлантических противолодочных рубежах, в северной Атлантике и Средиземном море. Эти корабли неоднократно проходили модернизацию, связанную с усовершенствованием радиотехнического вооружения. В частности, они получили новейшие перископы, РЛС тип 1006 и БИУС (вместо автоматов торпедной стрельбы). В 1985 г. ТА Conqueror приспособили для стрельбы ПКР «Harpoon». Этот корабль даже участвовал в Англо-аргентинском конфликте из-за Фолклендских о-вов и первым из АПЛ мира добился успеха, когда 1 мая 1982 г. потопил аргентинский легкий крейсер General Belgrano (б. американский Phoenix). Характерно то, что на тот момент на британской лодке боезапас включал в себя двухцелевые торпеды «Tigerfish» и морально устаревшие прямоходные торпеды Мк 8. Ее командир, принимая внимание малую дистанцию (~ 1500-1600 м), выпустил три таких торпеды, две из которых достигли цели. От использования «Tigerfish» он отказался. Лодки типа Valiant входили в состав ВМС Великобритании до конца 80-х годов, пока не были заменены АПЛ типа Trafalgar.

Второй европейской страной, начавшей постройку торпедной АПЛ, стала Франция. В отличие от англичан здесь изначально рассчитывали на помощь со стороны США, но так ее и не получили. Тем не менее, в 1957 г. под литерным обозначением Q-244 заложили первую АПЛ. Однако возникшие технологические проблемы оказались непреодолимыми, и в 1959 г. постройку лодки прекратили. В 1962 г. ее переименовали в Gymnote и в марте 1963 г. стали достраивать как ДЭПЛ, предназначенную для испытаний ракетного оружия. Остальные страны, начавшие заниматься разработкой АПЛ в конце 50-х годов, дальше теоретических обоснований не пошли.

64* Первым эти станции получил третий корабль серии – Churchill, законченный постройкой в июле 1970 г. Первые два корабля серии (Valiantи Warspite) оснастили ими в процессе модернизации.



Внешний вид и продольный разрез АПЛ Skipjack:

1 – антенна ГAC SQS-4; 2 – 533-мм ТА; 3 – носовой входной и торпедопогрузочный люк; 4 – прочная рубка; 5 – ходовая рубка; 6 – ходовой мостик; 7 – перископ; 8 – ПМУ АП РЛС BPS-4; 9 – ПМУ АП станций РЭБ и РТР; 10 – шахта устройства «шнорхель»; 11 – кормовой входной люк; 12 – вертикальные рули; 13 – пятый (турбинный) отсек; 14 – четвертый (вспомогательных механизмов) отсек; 15 – третий (реакторный) отсек; 16 – второй (оперативной рубки) отсек; 17 – оперативная рубка; 18 – горизонтальный рубочный руль; 19 – первый (торпедный) отсек; 20 – антенна ГAC BQR-2B.



Внешний вид и продольный разрез АПЛ Halibut:

1 – носовая проницаемая оконечность; 2 – носовые 533-мм ТА; 3 – носовой входной и торпедопогрузочный люк; 4 – отсек ракетного и торпедного оружия (ракетный ангар); 5 – прочная крышка отсека ракетного и торпедного оружия; 6 – прочная рубка; 7 – ходовая рубка; 8 – ходовой мостик; 9- перископы; 10 – ПМУ АП РЛС BPS-4; 11 – ПМУ АП станций РЭБ и РТР; 12 – ПМУ АП средств связи; 13 – ПМУ устройства «шнорхель» (воздухоприемная шахта); 14 – газовыхлопная шахта устройства «шнорхель»; 15 – спасательный люк; 16 – кормовой входной и торпедопогрузочный люк; 17 – кормовой 533-мм ТА; 18 – вертикальные рули; 19 – шестой (кормовой торпедный) отсек; 20- пятый (турбинный) отсек; 21 – четвертый (реакторный) отсек; 22 – оперативная рубка; 23 – третий (оперативной рубки) отсек; 24 – второй (жилой и аккумуляторный) отсек; 25 – группы АБ; 26 – антенна ГАС BQR-2; 27 – антенна ГАС SQS-4.

Если говорить об аналогах АПЛ пр. 659, то надо отметить, что единственным зарубежным кораблем, вооруженным стратегическими крылатыми ракетами, была американская Halibut (SSGN-587). Разработка проекта этой лодки началась в феврале 1956 г. и велась с использованием энергетического и другого оборудования, а также конструктивно-компоновочных решений АПЛ типа Skate. Данное обстоятельство предопределило архитектурно-конструктивный облик корабля. Со стороны носовой оконечности прочного корпуса прототипа был приварен прочный отсек значительного объема (порядка 900 м3 ), в котором размещались ракетное и торпедное оружие. В кормовой части этого отсека располагались шесть «самолетов-снарядов» «Regulus-I», а в носовой – четыре 533-мм ТА и четыре запасных торпеды. В верхней кормовой части этого отсека имелась прочная крышка, через которую осуществлялась погрузка «самолетов-снарядов» на корабль. Через него же они подавались на стартовое устройство, которое представляло собой поворотную платформу, расположенную в развитой надстройке перед ограждением рубки.

«Regulus-I» конструктивно был выполнен по характерной для реактивных самолетов того периода схеме, но без горизонтального хвостового оперения. Маршевый ТРД обеспечивал ему скорость полета 1150 км/час, а запасы топлива – дальность стрельбы порядка 400 км. Боевая часть могла быть фугасной (массой 1350 кг) или специальной ядерной. Ракета хранилась на носителе со сложенными консолями крыла. После подачи на стартовое устройство осуществлялась предстартовая подготовка, включавшая в себя разворот и закрепление консолей крыла, запуск и вывод на полетный режим работы маршевого ТРД, а также подготовку бортовой системы. После завершения всех этих операций стартовое устройство поднималось на заданный угол, и производился пуск. Время, требовавшееся на запуск одного «самолета-снаряда», колебалось от 5 до 10 минут (в зависимости от уровня подготовки расчета). «Regulus-I» могли запускаться одна за другой, и таким образом, Halibut для того чтобы использовать весь свой ракетный боезапас, должна была находиться в надводном положении примерно 60 минут.

Как видно, отечественный корабль пр. 659 обладал очевидными преимуществами перед Halibut благодаря тому, что мог произвести предстартовую подготовку и пуск всех шести КР боезапаса в течение 12,5 мин. Тем не менее, несмотря на столь выдающиеся показатели наша лодка, равно как и ее американский аналог, по прямому назначению использовались недолго. Так, например, Halibut служила носителем КР всего лишь до конца 1963 г. (т.е. не более трех лет). Затем ее планировали модернизировать под ракеты «Regulus-II», но они не были приняты на вооружение из-за того, что предпочтение было отдано БР.

Как следствие, в 1965-1966 гг. Halibut была переоборудована в носитель специальных подводно-технических средств, которые разместили в развитой надстройке и прочном отсеке, в котором ранее хранились ракеты «Regulus-I». Кроме того, лодку оснастили акустической, телевизионной и фотографической аппаратурой. На корабле смонтировали носовые и кормовые подруливающие устройства. После переоборудования Halibut участвовала в ряде специальных операций по поиску и подъему затонувших военной техники и вооружений. Наиболее известной из них стало фотографирование затонувшей в марте 1968 г. в р-не Гавайских о-вов советской ДЭПЛ К-129 (пр. 629). В новом качестве эта американская АПЛ прослужила до июня 1976 г. Затем ее вывели в резерв, а мае 1995 г. продали на слом.

В конце 50-х годов в США велись работы над АПЛ Permit (SSGN-594), которая должна была нести четыре перспективных крылатых ракеты стратегического назначения «Triton» со стартовой массой Эти дальностью полета порядка 2400 км. Однако работы над этой ракетой, по тем же причинам, что и над «Regulus-II», свернули. Впоследствии имя Permit восприняла одна из АПЛ типа Thresher (SSN-594).

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.098. Запросов К БД/Cache: 0 / 0