Глав: 23 | Статей: 23
Оглавление
Изменение характера боевых действий в будущих войнах связано с ускоренным техническим развитием всех видов вооружений, коренным улучшением их тактико-технических характеристик, направленных на повышение точности поражения целей, разрушительных возможностей и скорости доставки боевых средств. Активно идет процесс построения оружия, основанного на новых физических принципах. Все это уже привело к тому, что главной особенностью военных конфликтов конца ХХ — начала ХХI века стало перераспределение роли различных сфер в вооруженном противоборстве.

В представлении рядового гражданина будущая война — это вооруженная борьба миллионных армий с тысячами самолетов и танков на пространстве от Белого моря до Черного и от Атлантического океана до Тихого. Между тем войны будущего будут выступать в разнообразных формах (классическая, «бесконтактная», асимметричная, партизанская, повстанческая, корпоративная и т. д.). Они будут вестись разнообразными средствами: психологическими, информационными, экономическими, дипломатическими, подрывными, террористическими, средствами вооруженного насилия и т. д. То есть вооруженные конфликты по формам и способам ведения боевых действий будут различными.

Однако в современных военных конфликтах просматривается и обобщенный принцип — основные усилия противоборствующих сторон сосредоточиваются не на боестолкновении передовых частей, а на огневом поражении противника на предельных дальностях с воздушно-космических направлений.

Сопряжение разведывательных спутников, дальнобойного высокоточного оружия и современных информационных технологий в единую информационно-разведывательно-навигационно-ударную систему позволяет высокоразвитому в военно-техническом отношении государству одним «высокоточным сражением» добиться быстрой победы в военных конфликтах разной интенсивности и разных типов без серьезных для себя потерь.

Выявленная закономерность таких военных конфликтов показывает, что войны индустриально развитых государств начинаются проведением массированного ракетно-авиационного удара, в первом эшелоне которого задействованы новейшие образцы высокоточного беспилотного оружия. Целью такого удара является уничтожение экономики и важнейших объектов жизнедеятельности государства, нарушение государственного и военного управления, контрсиловое поражение объектов Стратегических ядерных сил.

В настоящее время, на переломном пути развития России, трудно переоценить роль и место СЯС и их важнейшей, я бы сказал, главной, составной части — Ракетных войск стратегического назначения в сдерживании агрессии против нашего государства. Стратегические ядерные силы Российской Федерации способны надежно обеспечить стратегическую безопасность Российской Федерации и сохранить стратегическую стабильность в мире.

Сегодня Ракетные войска стратегического назначения — самодостаточная, развитая структура с мощным ракетным вооружением, оснащенным ядерными зарядами. На их долю приходится 60 % СЯС России. Межконтинентальные баллистические ракеты, стоящие на вооружении РВСН, не уступают, а в чем-то и превосходят подобные вооружения других ядерных держав. Только до пусковых установок МБР приказ на проведение пусков от Ставки Верховного главнокомандующего ВС РФ может быть доведен в считанные секунды.

Глава 8 «Боги грома» летали на Ока

Глава 8

«Боги грома» летали на Ока

Первая атака камикадзе, как уже говорилось выше, была проведена в октябре 1944 г. Однако еще задолго до того как вице-адмирал Ониси создал «Специальный ударный корпус», младший лейтенант О. Соити[205] (по другим данным[206] — мичман О. Мицуо) предложил использовать для «последних рейдов» реактивные снаряды. Он уже давно вынашивал идею создания ракеты для самоубийственных атак. Ото Соити был знаком с японскими работами по созданию радиоуправляемой крылатой бомбы и конструкцией ракетного двигателя. Он хорошо понимал, что задача наведения такого снаряда на цель не под силу тогдашней технологии. Японский офицер предложил наводить ударный снаряд на цель с помощью человека.

Боевая судьба О. Соити складывалась следующим образом. Летчик тpанспоpтного самолета из 405-го кокутай (морского авиационного корпуса) О. Соити начал службу в военно-морском флоте в 1928 г. в качестве штурмана. С началом Тихоокеанской войны он около года участвовал в сражениях на южных островах, в том числе и против наиболее сложных целей — авианосных соединений. В сражениях на Марианских и Каролинских островах, где Япония потерпела сокрушительные поражения, О. Соити приобрел бесценный опыт штурмовых атак. Он хорошо знал о нехватке опытных летчиков, о многократном превосходстве союзников, о широком применении самоубийственных атак в сухопутных боях.

Офицер подал рапорт, в котором изложил командованию свои мысли о причинах неудачных атак бомбардировщиков, торпедоносцев и пикировщиков против авианосцев США. По его мнению, повысить эффективность ударов могли только пилотируемые бомбы. Рапорт быстро достиг высшего командования, у которого уже тогда для противостояния американской мощи была только одна альтернатива — самоубийственные атаки.

Весной 1944 г. О. Соити был переведен в 1081-й воздушный транспортный корпус на авиабазу Ацуги. С предложением своей летающей бомбы офицер прибыл в отдел авиационных исследований Инженерной школы при Токийском императорском университете. Здесь вместе с профессором О. Таитиро предложение было оформлено в виде эскизного проекта. Обращение в военно-морское ведомство показало, что не все поддерживали идею О. Соити. Наконец проект попал в 1-й моpской авиационно-технический арсенал в Йокосуке к капитану I ранга Г. Минору, который горячо поддержал проект. 16 августа 1944 г. исследовательский и конструкторский центр ВМФ по аэронавтике получил срочный заказ на разработку проекта под кодовым наименованием «Мару Дай» («Марудай»). К концу октября предполагалось построить 100 таких летающих бомб.

Детальную пpоpаботку самолета провели Я. Масао, М. Таданао (по другим данным[207] — Т. Мики) и Х. Рокуpо. Группу разработчиков проекта в качестве главного конструктора возглавил подполковник М. Таданао. Проект получил производственное обозначение MXY-7. Работа велась в повышенном режиме обеспечения секретности. На одном и том же этаже в одном помещении конструкторы работали, в другом — жили. Посторонним доступ на этот этаж был строго воспрещен. Частные фирмы по той же причине секретности к работе над проектом не привлекались. Речь шла не только о сохранении военной тайны, но и о возможном негативном отношении населения к японскому «чудо-оружию».

Через десять дней после начала работ над летающей бомбой (25 августа) была построена модель MXY-7 в натуральную величину. В тот же день началась ее продувка в аэродинамической трубе. После этого приступили к отработке способов подвешивания бомбы к самолету. Первоначально предполагалось сбрасывать самолет-снаряд на высоте 8000 м (у пилота была кислородная маска) в 80 км от цели. Далее реактивный снаряд планировал. За 8–10 секунд до встречи с целью, когда самолет-снаряд входил в зону ПВО, он разгонялся с помощью ракетных двигателей, переходил в пике и наносил удар в палубу либо в борт судна возле ватерлинии.

Скорость планирования при этом должна была составлять 370–480 км/ч, скорость пикирования при включенных ракетных двигателях до 850 км/ч. На последнем этапе камикадзе прицеливал MXY-7 и переходил в крутое пикирование под углом 50°. В таком случае расчетная скорость самолетабомбы превышала 900 км/ч и он становился неуязвимым для американских истребителей.

К сентябрю 1944 г. десять первых МХY-7 были готовы. Летные испытания без включения двигателя начались в Сагами в октябре 1944 г., а пеpвое включение pакетных ускоpителей произвели в Касима в следующем месяце. Эти испытания пpошли успешно. В Касима в янваpе 1945 г. были проведены и полеты в беспилотном режиме. Они позволили снять следующие летные хаpактеpистики: скорость на высоте 3000 м в пикиpовании pазвивалась до 450 км/ч, а пpи включении ускоpителей — до 650 км/ч.

Hе ожидая окончательных испытаний, флот заказал сеpийное пpоизводство самолета-снаряда. С сентябpя 1944 по маpт 1945 г. было выпущено 755 единиц самолета-снаряда Ока-модель 11[208]. Из них 155 были поставлены 1-м аpсеналом в Йокосуке, а 600 — 11-м аpсеналом в Касумигауpа.

При заводских испытаниях самолета-снаряда расчеты конструкторов не подтвердились. Вопервых, дальность полета самолета бомбы превышала высоту, на которой он отделялся, не более чем в десять раз. Вовторых, потолок самолетаносителя с подвешенным «Мару Дай» составил всего 6000 м. Таким образом, максимальная дальность полета MXY-7 составляла 60 км. Легко было спрогнозировать и потери носителей с неотцепившимися пилотируемыми снарядами, так как радиус истребительно-авиационного прикрытия авианосцев США составлял 90 км.

Кроме того, оказалось, что самолетом-снарядом достаточно сложно управлять даже опытнейшим летчикам-испытателям из-за несовершенной системы управления, необходимости в течение короткого времени выдерживать заданные углы пикирования и скорость на различных этапах полета, не выпуская при этом из виду цель.

И тем не менее самолет-снаряд Йокосука MXY-7 был принят на вооружение. Он стал самым известным японским самолетом-снарядом. По типу летательного аппарата это был одноместный штурмовик одноразового действия. Он единственный из всех подобных японских самолетовснарядов производился массово и сравнительно результативно использовался для нанесения ударов по авианосным соединениям США[209].

По внешнему виду самолет-снаряд напоминал морскую торпеду с небольшими крылышками. Он должен был обладать высокой маневренностью для точного поражения цели. Самолет-снаряд не имел шасси, поэтому был лишен возможности самостоятельно осуществить взлет. На MXY-7 было двухкилевое хвостовое оперение для того, чтобы была возможность подвешивать снаряд под фюзеляж носителя. Предполагалось, что реактивные снаряды будут нести 1200 кг (2646 фунтов) взрывчатого вещества тринитроанизола. Фугасная боеголовка располагалась в носовой части. По расчетам японских военных специалистов выходило, что такая боеголовка способна гарантированно уничтожить или надолго вывести из строя корабль любого класса.

Поскольку предусматривалось одноразовое применение самолета-снаряда слабо подготовленным пилотом, в кабине был установлен минимальный комплект приборов: указатель скорости, высотомер, компас, указатель угла тангажа. Кроме того, имелись рукоятка для взведения взрывателей, электропереключатель для запуска реактивных двигателей, простой рамочный прицел и телефонная связь с самолетом-носителем. К тому же пилотасмертника защитили броней.

Самолет-снаряд изготавливался из недефицитных металлов, а крылья — из березовой фанеры. Он производился кустарно на небольших субподрядных предприятиях с использованием неквалифицированной рабочей силы. Например, кpылья и хвостовое опеpение пpоизводились на заводах «Hиппон хикоки» и «Фудзи хикоки» в Канагаве. Сначала планировалось оснастить MXY-7 жидкостно-реактивным двигателем, но затем от этой идеи отказались ввиду ее сложности. На самолете-снаряде установили связку из трех твердотопливных двигателей «тип 4 марка 1 модель 20». Суммарная тяга связки составляла 800 кг в течение 8–10 секунд. Твердотопливные двигатели можно было включать и по очереди.

Носителем реактивного самолета-снаряда стал самый известный японский бомбардировщик времен Второй мировой войны Мицубиси G4M («бомбардировщик морской тип 1»). Американцы назвали его Бетти. Среди своих экипажей самолет носил прозвище Хамаки («Сигара») за характерную форму фюзеляжа, но по мере роста потерь его все чаще называли «Фитилем». Он серийно строился с декабря 1940 г. до момента капитуляции. Всего было произведено 2446 таких самолетов[210].

Этот самолет оказался самым массовым и самым знаменитым бомбардировщиком авиации Японии во Второй мировой войне. Он использовался от Австралии до Алеутских островов, с первых дней войны и до доставки японской делегации на переговоры о капитуляции.

Как дальний бомбардировщик Мицубиси G4M обладал замечательными для своего времени характеристиками (табл. 8.1). Уникальная дальность полета делала самолет незаменимым в проведении наступательных операций на просторах Тихого океана, но бескомпромиссный отказ от средств обеспечения живучести самолета (отсутствие протектирования баков и бронезащиты экипажа) в пользу наступательных возможностей оказался роковым для многих экипажей в оборонительных боях, когда такая дальность полета уже была не нужна.

Всего выпускалось около десяти модификаций бомбардировщика Бетти. В качестве носителя MXY-7 была выбрана модификация G4M2A модели «24b» и «24с». С них снимались створки бомболюков, в отсеке ставились держатели для крепления самолета-снаряда в полуутопленном положении под брюхом. Самолет в этом случае становился неуклюжим, представляя собой легкую цель для американских истребителей. Новая модификация получила обозначение G4M2E модель «24j». Выпуск этого носителя продолжался до тех пор, пока вместо MXY-7 модель «11» в серию не была запущена Ока-модель 22. Всего под вариант G4M2E было оборудовано 65 бомбардировщиков.

В сентябре начались испытания первых двух самолетов-снарядов. Именно в это время самолет получил обозначение «моpской специальный штуpмовой самолет Ока-модель 11 (Yokosuka MXY-7 Ohka). По одним данным, перевод звучит как «взрывающийся цветок вишни», по другим — «вишневый цвет», «цветок вишни». Соответственно в российской литературе поразному приводится и русская транскрипция звучания слова — «Ока» или «Оока» (нельзя писать «охка» — это ошибочное написание, слепо скопированное с английского. Просто при помощи буквы h в английской транслитерации обозначается долгота гласного. — Ред.). На светло-голубом фюзеляже самолета-снаряда в соответствии с названием нарисовали пять розовых вишневых лепестков. Первая серийная японская пилотируемая бомба получила название Ока модель 11. Ее характеристики приведены в табл. 8.2.

Таблица 8.1

Летно-технические характеристики самолета Мицубиси G4M

Год принятия на вооружение 1943
Длина самолета, м 19,62
Размах крыльев, м 24,90
Высота самолета, м 6,00
Скорость полета, км/ч 470
Потолок, м 9220
Дальность полета, км 6000
Вес пустого, кг 8160
Взлетный вес, кг 12500
Экипаж, чел. 7–10
Вооружение: 20-мм пушка «тип 99 модель 1» в хвостовой башне, 20-мм пушка в верхней башне (7,7-мм пулемет «тип 92» на G4M1), два 7,7-мм пулемета в боковых блистерах и два (один) 7,7-мм пулемета в носовой установке; до 2200 кг бомбовой нагрузки (1 торпеда).
Моторы: 2 поршневых двигателя Мицубиси МК4ТВ «Кайсэй 21b», 2 ? 1800 л.с.

В качестве первых пилотов летающей бомбы высший офицер истребительной авиации капитан I ранга Окамура в ноябре оторал опытных летчиков-истребителей и пикировщиков. Кроме того, для нового «чудооружия» приступили к отбору пилотов в летных школах Японии. Не брали только тех, у кого остался в живых только один родитель, кто был старшим или единственным сыном в семье[211]. Процедура была очень простой: доброволец-камикадзе должен был написать на своем удостоверении личности «Да» или «Нет» и опустить его в специальный ящик.

Курсанты, которым едва исполнилось семнадцать лет, кровью писали «Да», в надежде гарантированно стать первыми смертниками. Недостатка в добровольцах не было, поэтому специальный учебный корпус пилотов-самоубийц для MXY-7 был сформирован очень быстро. Отобранных курсантов распределили по четырем группам: «страстно стремящиеся», «желающие», «искренние» и «податливые». Каждый отобранный курсант проходил проверку на понятливость, рассудительность и способность принимать решения.

Таблица 8.2

Летно-технические характеристики самолета-снаряда Ока-модель 11

Год принятия на вооружение 1944
Размах крыла, м 5,12
Длина, м 6,06
Высота, м 1,16
Площадь крыла, м? 6,00
Вес пустого самолета-снаряда, кг 440
Вес самолета-снаряда снаряженного к выполнению боевого задания, кг 2140
Тип двигателя 3 РУ «тип 4 маpка 1 модель 20» (4Mk1)
Тяга, кгс 3 ? 800
Вес двигателя, кг 140
Максимальная скорость, км/ч 650
Скорость пикирования, км/ч 800
Практическая дальность, км 40
Экипаж, чел. 1
Вооружение: Боевая часть весом 1200 кг

Поскольку бомбардировщикам с подвешенными бомбами MXY-7 надо было прорываться к целям сквозь истребительный заслон, главный морской штаб Японии начал тщательно изучать проблему обеспечения эффективного использования нового оружия.

В тактику боевого применения ударной авиационной системы внесли существенные изменения, которые прежде всего сказались на уменьшении дальности сброса самолета-снаряда.

Рис. 8.1


Так, при испытаниях выяснилось, что радиус действия носителя с самолетом Ока уменьшился на 30 %, а его крейсерская скорость — на 10 %. Снова возникли сомнения в возможности боевого применения нового оружия. Встал вопрос об обеспечении надлежащей защиты носителя с самолетом-снарядом. По расчетам получалось, что для авиационного прикрытия Бетти требуется четыре истребителя. Поскольку в каждом ударе предполагалось использовать 18 носителей, то для их защиты требовалось не менее 72 истребителей. Возникли трудности и с комплектованием экипажей самолетов-носителей опытными летчиками.

Рис. 8.2

Схема нанесения удара самолетом-снарядом Ока по авианосцу


1 октября 1944 г. подразделение «ракетных пилотов» для нового оружия было сформировано. Оно получило название «721-й морской авиационный корпус» (721-й кокутай). Командиром был назначен человек, который формировал корпус, — капитан I ранга Окамура Мотохару. Это был убежденный сторонник массового применения авиационного самоубийственного оружия. Командиром авиационного полка был назначен кумир молодых японских летчиков полковник Иваки Кунихиро, командиром эскадрильи бомбардировщиков-носителей — подполковник Нонака Горо. Подполковник Нонака был безумно храбр и участвовал во многих сражениях. Однако он отличался от других японских офицеров пренебрежением к рангам и чинам — мог нагрубить начальству и даже подраться со старшим начальником.

721-й корпус временно расположился на авиабазе Хиакуригахара, где и начались тренировки. Пилоты на самолете Зеро, а также на планере MXY-7 отрабатывали технику пикирования и тактику применения самолета-снаряда. 8 ноября 721-й корпус перебазировали на авиабазу Коноикэ. На воротах авиабазы прикрепили два транспаранта: один — «721-й морской авиационный корпус», другой — «Дзиро Бутай» («Дзинрай Бутай» — Морской корпус «Боги грома», «Корпус раскатов Божественного грома»). Еще встречается название «Кайгун Дзиро Бутай», то есть «Военно-морской ударный корпус раскатов Божественного грома»[212]. Такое неофициальное название личный состав корпуса, согласно традициям, выбрал сам.

На новом месте началась сборка самолетовснарядов, которые на базу доставлялись в разобранном виде. 13 ноября во время демонстрационного полета потерпел катастрофу самолет Ока, управляемый лейтенантом Накао Кадзуоси. Похоронив товарища, пилоты продолжили тренировочные полеты.

Когда пилоты учились летать на крошечных управляемых бомбах, пришло известие о первых успехах Зерокамикадзе. Пилоты самолетов-снарядов были серьезно разочарованы и опечалены фактом, что не им выпала честь стать первыми пилотами-смертниками. Однако они успокаивали себя мыслью, что их оружие окажется намного эффективнее самолетовкамикадзе и именно их оружие остановит продвижение врага. Интересно, что, не смотря на «специальный характер» будущих операций, летчики Окамуры участвовали и в сотнях других операциях.

Пилотов ракетных самолетов-снарядов тщательно готовили к их миссии. Из всех подразделений и частей специальных атак именно «Боги грома» были наиболее обласканы вниманием высшего командования и императора: от нового оружия и его пилотов ждали чуда спасения Японии. Сами пилоты верили в то, что им удастся повлиять на ход войны. Летчикам-камикадзе были положены отпуск для прощания с родными, молитва в храме и налобные повязки-«хатимаки» с названием отряда. На торжественных построениях и при визитах высших офицеров флота и представителей императорской ставки камикадзе с воодушевлением распевали свой гимн (перевод В. Сухановой)[213]:

Небесные самураи, рожденные в облаках,

Зорким оком высматриваем мы добычу на поле брани.

Смотри, как парим мы на распростертых руках,

Как на божественных крыльях, над вами.

Вот мы — дети священной Страны восходящего солнца,

Поднялись по тревоге, чтобы вражеские корабли

Ввергнуть в бездну морей!

В атаку вперед, эскадрильи Цветка Дикой Вишни!

Наша база осталась внизу на далекой земле.

И сквозь марево слез, переполнивших наши сердца,

Видим мы, как товарищи машут нам вслед на прощанье.

Пробил час наш последний: мы смело идем на таран

И готовы пролить свою кровь яркоалого цвета.

Посмотри, как пикируем мы на суда!

Успокоятся души погибших в холодных волнах,

Но однажды мы вновь возродимся в цветении вишен –

Там, в чудесном саду Ясукуни-дзиндзя.

15 ноября корпус был передан в распоряжение Объединенного флота. 24 ноября, когда американцы нанесли по Токио массированный бомбовый удар, Главный морской штаб Японии увеличил заказ на самолеты-снаряды и потребовал, чтобы к концу месяца было произведено не менее 150 самолетов Ока. В результате круглосуточной работы эта задача была выполнена успешно.

28 ноября в порту Йокосука 50 самолетов-снарядов погрузили на новейший авианосец «Синано». Авианосец гордо прошел вдоль побережья на виду у создателей Ока, которые были преисполнены гордости за свое детище. К тому же, это был и первый поход гигантского по тем временам авианосца (68 тыс. т). Он был переоборудован из третьего линкора типа «Ямато». Однако в ночь на 29 ноября возле мыса Сио, южнее Осака, авианосец был потоплен шестью торпедами из американской подводной лодки «Арчерфиш». Были потеряны все 50 самолетов-снарядов.

1 декабря в порту Курэ было отгружено еще 88 самолетов Ока: 30 — для Филиппин и 58 — для Формозы (Тайваня). 10 декабря начальник штаба Объединенного флота принял решение об отправке пилотов и техники 721-го корпуса на фронт. Была определена дата отправки и дата боевого крещения «Богов грома» — соответственно 20 декабря и 10 января.

Перед японским 721-м корпусом первой боевой задачей стала задача по благополучной доставке самолетов-снарядов к месту назначения. В то время это было уже сложно сделать. Вскоре легкий авианосец «Унрю» с 30 реактивными снарядами Ока отправился к авиабазе Кларк Филд, а авианосец «Рюхо» с 58 такими ударными средствами — на Формозу.

7 января авианосец «Рюхо» благополучно добрался до Формозы, и 58 самолетовснарядов Ока разместили в укрытиях на аэродроме Такао. Авианосцу «Унрю» повезло меньше. 19 декабря американская подводная лодка «Редфиш» двумя торпедами нанесла по нему удар. Спустя 30 минут авианосец затонул. Осознав опасность морских коммуникаций, Главный морской штаб стал изучать вопрос доставки самолетов-снарядов на Филиппины по воздуху. Было принято решение о возможности такой операции, но при условии, что боеголовки будут отстыкованы. Таким способом можно было доставить только 30 самолетов-снарядов (по числу боеготовых бомбардировщиков). Боеголовки и остальные самолеты Ока было решено доставить на грузовом судне в начале января.

Пока Главный морской штаб занимался проблемой доставки самолетов-снарядов, пилоты корпуса «Боги грома» пребывали в унынии. Дисциплина среди летчиков падала. Внешне пилоты жили достаточно веселой жизнью. Однако ждать смерти оказалось труднее, чем идти на саму смерть. Чтобы поднять дух летчиков корпуса, командование организовало им поездку в Токио.

Там они побывали у стен императорского дворца, посетили храмы Мэйдзи, Того и Ясукуни.

В корпус прибыла большая группа новичков, окончивших 90-дневные учебные курсы офицероврезервистов. Они получили лишь общую летную подготовку и умели только кое-как совершать горизонтальный полет. На этот момент в корпусе было 190 пилотов категории «А» и 215 пилотов категории «D». В первую категорию входили летчики, отобранные в учебных авиачастях и прошедшие специальную летную подготовку на самолетах Ока, а во вторую категорию — все остальные, включая и новичков. Взаимоотношения между двумя группами накалялись. Вечером 9 января произошла драка. Случай для японской армии беспрецедентный. Побоище сумел прекратить только лейтенант О. Соити. Изобретатель самолета-снаряда пользовался среди пилотов-камикадзе непререкаемым авторитетом.

Разбирательство было долгим и тщательным. Под суд отдали дежурного офицера и двух пилотов. Впоследствии один из них был помилован, а второй встретил окончание войны в тюрьме. Судьба дежурного офицера осталась неизвестной. Командование сделало выводы о регламенте свободного времени летчиков-камикадзе. В середине января для них организовали массовое посещение родственников. 17 января в корпус нанес визит посланник императора, он поблагодарил летчиков за доблестный дух и заверил, что нация будет молиться за их души.

Между тем ситуация на фронте ухудшалась. Командование приняло решение по возможности максимально рассредоточить корпус. Было намечено к концу января на Формозу, к 50 уже имеющимся, перебазировать еще 30 самолетов-снарядов. Кроме того, 40 реактивных снарядов решили доставить в Сингапур, 50 — на Окинаву и по 27 на авиабазы Каноя и Миядзаки (остров Кюсю). В феврале и марте было запланировано пополнение корпуса самолетами и летчиками из авиабаз Японии и Китая.

10 февраля была проведена реорганизация авиационных сил. За одно силы были подсчитаны, и оказалось, что в военно-морском флоте имеется 162 самолета-снаряда Ока и 72 самолета-носителя[214]. Тогда же было проведено несколько экспериментов с реактивными снарядами, чтобы исчерпывающе определить потенциал нового оружия. Эксперименты своей цели не достигли.

Американские авианосцы силами своей авиации начали наносить удары по западному побережью Японии. 16 февраля американская палубная авиация США нанесла мощный удар по Йокогаме (город вблизи Токио). В числе целей был и аэродром Коноикэ — главная тренировочная база «Богов грома». Все 24 самолета-носителя, находившиеся на авиабазе, были разбиты. Японцы стали ждать благоприятного случая для нанесения удара по противнику ракетными самолетами-снарядами.

Утром 21 марта 1945 г. японский разведывательный самолет обнаружил американские авианосцы в 320 милях к югу от Кюсю. Командующий 5-м воздушным флотом (базовая авиация) вице-адмирал У. Матомэ принял решение о нанесении удара по авианосцам самолетами-снарядами. Ясная погода и отсутствие истребительно-авиационного заслона, утверждал он, благоприятствуют выполнению боевой задачи.

Командир корпуса «Боги грома» капитан I ранга О. Мотохару возражал против этой операции. Он считал, что медлительные и неуклюжие носители с подвешенными самолетами-снарядами представляют собой заманчивую цель для замечательных американских истребителей Хеллкет. Японские истребители, управляемые неопытными летчиками, не смогут защитить бомбардировщики с новым оружием. «Операция, — говорил О. Мотохару, — будет безнадежной и бесполезной».

Подполковник Нонака (по другим переводам — Ионака) вообще скептически относился к самолету-снаряду Ока. Больше всего его угнетала мысль, что, проводив и отправив своих товарищей по оружию на смерть, он должен вернуться, чтобы снова и снова выполнять эту тяжкую миссию. Для себя он решил, что в первом же боевом вылете совершит самоубийственную атаку на корабль противника. Он даже отослал жене личные вещи, включая и любимый набор для чайной церемонии.

Однако адмирал Угаки настоял на своем решении. Его поддержал командующий авиацией флота на острове Кюсю. Подготовка к вылету заняла немного времени. Перед проведением прощального ритуала произошел несчастный случай. Один из летчиков-камикадзе, неся поднос с чашечками сакэ, проходил мимо бомбардировщика. Летчик этого самолета-носителя внезапно запустил моторы, проверяя их. «Бог грома» был мгновенно изрублен лопастями винта. Тело сразу же убрали с полосы, но на аэродроме установилась гнетущая атмосфера. В этот момент раздалась дробь барабана, и летчики корпуса выстроились перед зданием штаба. Окамура обратился к ним со слезами на глазах:

«…Храбрость и решительность повергнет даже дьявола. С вашим страстным духом мученичества вы сможете преодолеть любые трудности… Сейчас вы уйдете в другой мир. Я молюсь, чтобы вы продолжали оставаться там такими же чистыми, прекрасными, здоровыми и благородными, как в этой жизни…»

«Боги грома» выпили церемониальное сакэ, прокричали прощальные слова и направились к самолетам. Перед вылетом техники поклялись смертникам в готовности машин, а экипажи носителей и эскорта — довести их до цели. В подземном пункте управления полетами напряженно ожидали сообщений, но их не было. Все успокаивали себя тем, что летчики вынуждены были соблюдать режим радиомолчания. В 15 часов, когда топливо в самолетах должно было быть на исходе, Угаки приказал запросить по радио подполковника Нонака. Ответа не последовало.

Когда начало темнеть, на аэродроме приземлился поврежденный Зеро. Затем еще один. Всего из полета вернулось пять потрепанных истребителей. Летчики доложили развитие обстановки: в 100–150 км от авианосцев (оперативное время 14 часов) группу японских самолетов обнаружили, и с авианосцев «Хорнет» и «Бели Вуд» по тревоге в воздух было поднято около 150[215] (50[216]) истребителей Хеллкет. 30 японских истребителей отчаянно, но безуспешно отбивали атаки американцев. Тяжелогруженные бомбардировщики стали легкой целью для американских истребителей.

Через 10 минут в воду рухнуло 11 сбитых самолетов-носителей. Летчики пытались сбросить самолеты-снаряды, чтобы улучшить свою маневренность, но у них ничего не получилось. Вскоре в небе осталось только три бомбардировщика, один из них — подполковника Нонака. Последнее, что увидели японские летчики-истребители, прежде чем скрыться в облаках, — все три бомбардировщика, крыло к крылу, пикировали в самоубийственной атаке.

Получив рапорт о провале операции, командующий Объединенным флотом адмирал Тойода был шокирован: надежды на чудо оружие мгновенно растаяли. Бомбардировщики с самолетами-снарядами не смогли даже приблизиться к авианосцам. Погибло 160 летчиков, в том числе и 15 пилотов самолета Ока. Полгода интенсивной подготовки оказались напрасными. Командование 5-го воздушного флота также не могло поверить, что первая массированная атака «Богов грома» катастрофически провалилась. От грозной силы остались жалкие остатки. Капитан I ранга Окамура, персонально ответственный за подготовку к боевому применению корпуса, еле сдерживал себя от ярости. Он признавал вину за собой, что согласился с приказом вицеадмирала Угаки провести дневную операцию без достаточного количества истребителей прикрытия.

Срочно была создана комиссия для выяснения причин срыва удара самолетамиснарядами по американским кораблям. В нее вошли заместитель начальника Главного морского штаба вице-адмирал О. Дзисабуро и заместитель начальника штаба Объединенного флота контрадмирал Такада. Одной из рекомендаций комиссии стало предложение проводить самоубийственные атаки одиночными самолетами-носителями. Это была поддержка личных размышлений Окамуры.

В свете рекомендаций комиссии капитан I ранга Окамура провел реорганизацию корпуса, вплоть до изменения его оргштатной структуры. Была ликвидирована эскадрилья истребителей эскорта, а все летчики разделены на две группы. В одной группе оказались все пилоты, прошедшие подготовку на самолетах Ока, а в другой — летчики, которые должны были совершить самоубийственные атаки на истребителях Зеро.

Вечером 24 марта капитан I ранга Окамура собрал всех летчиков и объявил, что массовое применение самолета Ока прекращено. Потеряв один самолет, корпус лишался одного летчика. Потеря самолета Ока вела к потере самолета-носителя и экипажа из восьми человек. Он также объявил, глядя в растерянные лица пилотов, что теперь в самоубийственных атаках будут участвовать и летчики-истребители. Для этого в корпусе будет сформирована «Эскадрилья Кэмму», на вооружении которой будут стоять новейшие самолеты Зеро с 500-килограммовой бомбой.

25 марта американские войска начали высадку на острова архипелага Кэрама, расположенные в непосредственной близости к Окинаве. На следующий день императорский генеральный штаб отдал приказ о начале операции «Тэнго» («Небеса»). По плану, в соответствии с этой операцией, по флоту союзников в районе Окинавы должны были быть нанесены самоубийственные атаки всеми наличными силами, включая тренировочные и связные самолеты.

Уязвимость самолетаносителя G4M2e послужила причиной прекращения выпуска в марте 1945 г. самолетов Ока-модель 11. Вместо «модели 11» была разработана «модель 22» с меньшим размахом крыла и боеголовкой в 600 кг. Для того чтобы Ока можно было сбрасывать с более дальней дистанции, на ней вместо ракетного двигателя установили компрессионный реактивный двигатель TSU-11, который был вариантом реактивного двигателя «Кампини». В конструкции этого двигателя использовался привод от 4-цилиндрового поршневого двигателя мощностью 75 кВт (100 л.с.). Испытания показали, что мощности TSU-11 для получения заданных характеристик недостаточно. Тактико-технические характеристики самолета-снаряда Ока-модель 22 приведены в табл. 8.3[217].

Таблица 8.3

Летно-технические характеристики самолета-снаряда Ока-модель 22

Длина самолета-снаряда, м 6,88
Размах крыльев, м 4,12
Высота самолета-снаряда, м 1,15
Скорость (скорость пикирования), км/ч 444 (900)
Вооружение: боеголовка, кг 600
Дальность полета, км 130
Вес пустого, кг 500
Взлетный вес, кг 1450
Моторы: один турбо-реактивный двигатель TSU-11 тягой 200 кгс

Для доставки новых самолетов-снарядов планировался специально разработанный перспективный средний скоростной двухместный бомбардировщик Йокосука PIY Гинга («Млечный путь») «модель 33». Его бомбовая нагрузка составляла 1600 кг. Модель носителя от прототипа отличалась увеличенным размахом крыльев и шириной фюзеляжа. На вооружении флота этот бомбардировщик появился только в октябре 1944 г. До капитуляции Япония успела построить 1098 таких самолетов. Союзники прозвали этот самолет Frances.

В качестве носителя самолета-снаряда Ока-модель 22 планировалось также использовать четырехместный бомбардировщик G8N1 Рэндзан, который мог нести одновременно сразу два реактивных снаряда.

Всего фирма «Аити» («Айчи») успела построить 50 самолетов Ока-модель 22 (по данным некоторых работ[218]). По другим данным[219], к 15 сентября 1945 г. было закончено изготовление 35 самолетов-снарядов Ока-модель 22. Фирма планировала использовать для производства нового самолета-снаряда подземный завод, но к концу войны он так и не был построен. Пеpвый полет «модели 22» состоялся в июле 1945 г., второй — 12 августа того же года. Вспомогательные pакеты, установленные под кpыльями, неожиданно отказали сpазу же после сбpоса Ока с носителя. Самолет-снаpяд попал в штопоp, из котоpого не вышел. Второй испытательный полет также закончился неудачей. Проект был переработан и получил название «модель 33».

Ока-модель 33 представляла собой увеличенный размер «модели 22» с боевым зарядом в 800 кг. «Модель 33» снабжалась турбореактивным двигателем Ne-20. История создания этого двигателя следующая. Императорская военная миссия в Берлине развернула активную деятельность с целью получения образцов германских ракетных и реактивных двигателей. Такие двигатели в Японию доставлялись на подводных лодках[220]. В 1944 г. таким образом немцы переправили японцам свой первый серийный турбореактивный двигатель BMW «Bramo 003». В Японии этот двигатель получил название Ne-20 («Нэнсё 20»).

Предполагалось, что носителем «модели 33» также станет бомбардировщик G8N1 Рэндзан. Но поскольку работы по его созданию велись медленно, то пришлось отказаться от строительства самолета Ока-модель 33. Также было прекращено строительство и более крупного самолета-снаряда Ока-модель Ко. Вес штатного боезаряда составлял 800 кг. Этот проект еще называют «модель 43А»[221]. Последнюю модель Ока предполагалось запускать с помощью катапульты с палубы подводных лодок класса «I». Самолет-снаряд Ока-модель Ко должен был иметь складывающиеся крылья и двигатель Ne-20, а размещаться в ангаре подводной лодки. При этом вместо трех бомбардировщиков Сэйран подводные гиганты должны были нести по 10 самолетов-снарядов.

1 апреля 1945 г. в 8 часов 30 минут американцы начали высадку на Окинаву. 16 тысяч солдат при поддержке танков приступили к продвижению в глубь острова. В 14 часов 30 минут практически без боя были захвачены аэродромы Йонтан (Ионтан) и Кадэна. На аэродроме Йонтан[222] (по другим данным[223] — на аэродроме Кадэна) в руки американцев попало четыре исправных самолета Ока.

Самолеты-снаряды были доставлены в США и тщательно обследованы. Американцы презрительно назвали самолет-снаряд Бака («Дурак», «Придурок»). Самолет-снаряд Ока действительно был примитивным оружием. Тем не менее думается, что в имя Бака американцы вложили больше пропаганды и испуга, чем истины. Во-первых, этот самолет летал с околозвуковой скоростью, во-вторых, от японского реактивного снаряда и не требовалось высоких аэродинамических и технологических качеств, в-третьих, Япония, несмотря на крах своей экономики и истощение ресурсов, умудрялась строить тысячи разных самолетов, в том числе и самолеты-снаряды, в-четвертых, Ока после войны стал прототипом американских самонаводящихся противокорабельных крылатых ракет.

Итак, американцы начали высадку войск на Окинаву. Однако атаки камикадзе начались задолго до начала высадки американцев. В два часа ночи шесть «Богов грома» и 42 человека экипажей бомбардировщиков молча выслушали прощальную речь Окамуры. Церемония закончилась прощальной чашечкой сакэ. В 2 часа 21 минуту стартовал первый бомбардировщик. С интервалом в две минуты за ним последовали остальные. Группа самолетов устремилась к Окинаве. Однако и этот вылет для пилотов закончился провалом. Один бомбардировщик сбился с курса и вернулся на аэродром, другой совершил вынужденную посадку в море, третий разбился через несколько минут после взлета, четвертый был сбит зенитным огнем, а судьба двух остальных неизвестна до сих пор.

В самоубийственных атаках приняли участие и летчики «Эскадрильи Кэмму». Отдельным из них всетаки удавалось пробиться к американским кораблям.

Адмирал Угаки, перед которым стояла невыполнимая задача организовать отпор высадке американцев, разработал операцию «Кикусуй» («Плывущая хризантема»). В соответствии с планом была изменена тактика камикадзе: вместо вылетов небольших групп Угаки провел массированные атаки пилотов-смертников, посылая их волна за волной. К проведению операции «Кикусуй» были привлечены все наличные самолеты — от современных до устаревших и тренировочных (125 армейских и 230 палубных)[224]. Впервые сухопутная и палубная авиация были объединены для решения одной задачи — остановить захват противником Окинавы. Была проведена целая серия операций «Кикусуй», между которыми камикадзе группами и одиночно наносили беспокоящие удары по кораблям союзников.

Это было страшное побоище. От ударов камикадзе американские и английские корабли получали повреждения или тонули (некоторые из них разламывались пополам), гибли моряки. Но и силы японцев таяли на глазах. К 6 апреля из 230 морских самолетов на базы вернулось только 12 истребителей эскорта и единственный бомбардировщик Бетти, спасшийся в густых облаках. Вечером 6 апреля полеты камикадзе возобновились — и снова большие невозвратимые потери с обеих сторон. В результате двухдневной операции «Кикусуй» Япония потеряла 355 самолетов-камикадзе и 341 обычный самолет. Было потоплено 6 кораблей США, 7 кораблей вышло из строя на срок более месяца, а 10 поврежденных кораблей были разобраны и исключены из списков по причине сильных повреждений. На кораблях ВМФ США погибло 466 и получили ранение 568 человек.

11 апреля адмирал Угаки приступил к проведению операции «Кикусуй-2». 12 апреля операция продолжалась. Угаки собрал, где только мог, 380 самолетов. В самоубийственные атаки отправилось 185 самолетов (125 морских и 60 армейских) и 10 бомбардировщиков с самолетами Ока. Группа прикрытия состояла из 150 истребителей[225]. В 13 часов летчики-смертники были уже над Окинавой. Начался кровавый бой.

Через облака к американским кораблям пробился один из бомбардировщиков-носителей. 22-летний лейтенант Дохи Сабуро снял летный шлем и спасательный жилет, повязал хатимаки, попросил пилота бомбардировщика Миуру передать пистолет другу на память. Прощальный взмах рукой — и Дохи шагнул в люк самолета-снаряда. Люк закрылся, и через несколько секунд лейтенант Дохи просигналил о готовности к атаке. Бомбардировщик находился в это время на высоте 6 тыс. м и в 18 км от цели. Поблизости начали рваться зенитные снаряды. Миура нажал кнопку сброса, Бетти вздрогнул — самолет Ока отделился и с резким снижением устремился вперед.

В самолет-носитель попал снаряд, но летчику удалось погасить пламя в моторе, и он благополучно приземлился на своем аэродроме. Эта машина оказалась единственной уцелевшей, остальные самолеты стали жертвой американских истребителей.

Вернемся к описанию самоубийственной атаки. После отделения Ока бой продолжался. В 14 часов 45 минут самоубийственной атаке трех истребителей Зеро подвергся эсминец «Маннерт Л. Абель», находившийся в радиолокационном дозоре к северо-западу от Окинавы. Один из самолетов врезался в кормовое машинное отделение. Взрыв его бомбы переломил вал и киль. Корабль потерял ход. Через минуту к эсминцу мчался на огромной скорости самолет-снаряд. Он врезался в правый борт корабля под передней трубой. Гигантский взрыв разнес всю среднюю часть корабля. Нос и корма сами по себе затонули через пять минут. Среди обломков плавали уцелевшие американские моряки. Японские летчики обстреливали их из пулеметов. Погибло 114 американцев.

В этот день еще три самолета Ока поразили американские суда. Одним из них был эскадренный миноносец «Джефферс», спешивший спасать команду «Абеля». Пилот Ока промахнулся, и самолет упал в 50 м от правого борта миноносца. Мощный взрыв вызвал гигантскую волну, которая искорежила верхнюю палубу корабля.

Два других самолета Ока нанесли удар по эсминцу «Стэнли». Зенитным огнем корабля одному из самолетов-снарядов оторвало крыло, и он упал в 1800 м от цели. Другой самолет-снаряд поразил правый борт, прошел корабль насквозь и взорвался над водой у левого борта. Эсминец удивительным образом избежал гибели, так как боевая часть Ока не взорвалась сразу при ударе. В корабле зияла большая дыра. Есть данные, что в этих боях самолеты-снаряды Ока также повредили линкоp «Вест Виpджиния» и тpи тpанспоpтных судна.

13 апреля операция «Кикусуй-2» закончилась. Ее результатом явилось потопление двух и тяжелое повреждение трех кораблей, которые впоследствии были разобраны и исключены из списков ВМС США. Шесть кораблей вышли из строя на срок более 30 дней. 124 американских моряка погибли и 130 пропали без вести. Американцы со всей ответственностью оценили опасность японских самоубийственных атак и начали разрабатывать меры по противодействию им.

Между тем японцы были окрылены. 15–16 апреля была проведена операция «Кикусуй-3». На этот раз Угаки удалось для самоубийственных атак собрать только 120 морских и 45 армейских самолетов-камикадзе. Прикрытие обеспечивали 150 истребителей. В воздухе и на море развернулось кровавое сражение на взаимное истребление противников, примера которому в истории войн не было. Камикадзе потопили один корабль, четыре корабля США были повреждены до такой степени, что их исключили из списков флота. Два корабля вышли из строя на срок более месяца. Около 400 моряков были убиты или ранены.

Но понесли потери и японцы. Американцам удалось еще в первый день операции блокировать японские аэродромы в южной части острова Кюсю. В тот день было уничтожено 29 японских самолетов в воздухе и 51 — на земле. Это значительно снизило боевые возможности японцев при проведении операции.

Интересный факт: японское командование получило только одно подтверждение, что 16 апреля пилотируемая бомба попала в американский корабль, хотя летчики сопровождения докладывали о множестве успешных атак самолетом-снарядом на американские корабли[226].

27–28 апреля японцы провели четвертую операцию «Кикусуй». В ней было задействовано 125 самолетов-камикадзе (75 морских и 50 армейских). Воздушное прикрытие обеспечивали 100 истребителей. 28 апреля камикадзе предприняли решающую атаку. В ней участвовало 120 морских и 45 армейских самолетов. В состав 80 самолетов-камикадзе входило и четыре бомбардировщика Бетти с самолетами Ока.

Удар должен был быть ночным. Штаб предполагал, что это поможет избежать атак вражеских истребителей. Летчики корпуса «Боги грома» приняли это известие без восторга: как пилоты самолета Ока найдут цель в темноте? Тем не менее началась подготовка к вылету. В процессе самоубийственной атаки опасения подтвердились: только два бомбардировщика смогли сбросить самолеты Ока в районе предполагаемого нахождения американских кораблей. Пилоты Ока должны были наводить свои реактивные снаряды по вспышкам зенитных орудий. Не удивительно, что попаданий в корабли самолетов-снарядов во время этого вылета не было.

В рамках наиболее тяжелой для американцев операции «Кикусуй-5» американцы понесли наиболее крупные потери. Затонуло 6 кораблей, было списано 4 и более чем на 30 дней вышли из строя еще два корабля. Американцы потеряли 91 моряка, пропали без вести 283 человека, было ранено 280 человек.

В рамках этой операции 4 мая в бесконечных самоубийственных атаках японских летчиков снова приняли участие бомбардировщики Бетти с самолетами Ока. Первый из них, пилотируемый старшиной И. Масайоси, спикировал на минный заградитель «Гауяти». Самолет упал рядом с кораблем, который получил повреждения. Несколько моряков было ранено. Пилот другого самолета Ока младший лейтенант О. Сусуму атаковал эсминец «Уилли». По одним данным самолет удалось сбить и он взорвался в 25 метрах от корабля[227], по другим данным Охаси удалось поразить эсминец, при этом было убито 118 человек[228]. Эсминец «Уилли» атаковал еще один самолет Ока, но он был сбит огнем 125-мм орудия. Четвертый самолет-снаряд нанес серьезные повреждения минному заградителю «Шеа», впоследствии корабль пришлось списать. Три самолета-снаряда были сбиты вместе со своими носителями, так и не вступив в бой.

10–11 мая началась очередная операция «Кикусуй-6». В ней приняли участие 150 самолетов-камикадзе (70 морских и 80 армейских). Их прикрывали 125 истребителей. 11 мая летчикам самолетов Ока Я. Мицуо и К. Кодзи было приказано повредить взлетную полосу северного аэродрома Окинавы. Морально не готовые пожертвовать своими жизнями, летчики все же подчинились приказу. Однако они не смогли выполнить задание. Один из бомбардировщиков вернулся из-за неисправности моторов, а пилот другого носителя не сумел ночью в условиях густой облачности обнаружить аэродром.

В 5 часов к Окинаве отправилась ударная группа японских самолетов, которая включала 30 морских и 40 армейских самолетов, а также 26 самолетов из «Эскадрильи Кэмму». В состав морских самолетов входило четыре бомбардировщика Бетти с самолетами Ока. В 6 часов 30 минут ударную группу, которая пыталась прорваться к якорным стоянкам Иэ и Хагуси, перехватили американские истребители. В считанные минуты 93 японских самолета было сбито, включая и три носителя самолетов Ока.

Четвертый самолет-снаряд с близкой дистанции был запущен по дозорному эсминцу «Хью У. Хэддли». Этот корабль в течение более полутора часов отражал массированные атаки камикадзе и сбил 23 японских самолета. В корабль попало несколько бомб и самолетов-камикадзе. Реактивный снаряд Ока взорвался вблизи корабля, причинив «Хэддли» тяжкие повреждения. 28 моряков было убито и 67 ранено. Корабль был отправлен на слом.

После операции «Кикусуй-6» Главный морской штаб объединил все оставшиеся самолеты в один воздушный флот, который назвали «Божественное воздушное объединение». В основном это были тренировочные и разведывательные самолеты. 24–25 мая началась операция «Кикусуй-7». В ней было задействовано 65 морских и 100 армейских самолетов, а также 150 истребителей прикрытия. Среди самолетов-камикадзе были и бомбардировщики-носители реактивных снарядов Ока. Особенностью этой операции было то, что ее решили провести ночью. Цели предполагалось освещать посадочными фарами.

В ночь на 25 мая японские самолеты, пытавшиеся атаковать якорную стоянку, были встречены стеной огня. Тем не менее три корабля было потоплено, пять из-за повреждений исключено из списков и один вышел из строя на срок более месяца. 38 американских моряков погибли, 60 пропали без вести, 183 получили ранения. Полной неудачей закончился вылет 12 бомбардировщиков Бетти с самолетами Ока: три самолета пропали без вести, а остальные вернулись, так и не найдя цели из-за плотной облачности.

При проведении операции «Кикусуй-8» впервые отказались от привлечения корпуса «Боги грома». Их берегли для защиты Японских островов. Эта операция оказалась последней, в которой участвовало более ста самолетов.

Операции «Кикусуй» и другие самоубийственные атаки летчиков японской армии детально описаны в книге Ю. Иванова «Камикадзе: пилоты-смертники». На обложке книги на переднем плане изображен самолет-снаряд Ока, атакующий американский авианосец.

В боях за Окинаву из 74 бомб, покидавших базу, 56 были либо сброшены не на цель, либо сбиты вместе с носителями[229]. Самолеты-снаряды Ока наносили американским кораблям серьезные повреждения, одно их появление в воздухе уже оказывало самое негативное влияние на дух американцев. Тем не менее даже если бы боевое применение самолетов-снарядов состоялось намного раньше апреля 1945 г., то это все равно бы не спасло Японию от поражения.

Несмотря на продвижение американских ВМС к метрополии, японцы продолжали совершенствование самолета-снаряда. Вариант Ока-модель 43 Оцу («модель 43В») предназначался для защиты побережья в случае высадки противника на Японские острова. Ока-модель 43B была похожа на «модель 43А». Самолет-снаряд предполагалось запускать из пещер с помощью катапульты. Интересно, что по замыслу Ока-модель 43 Оцу мог летать как в качестве легкого истребителя, так и в качестве человекоуправляемой бомбы. Для этого планировалось установить на Ока две 30-миллиметровые пушки «тип 5»[230] (по другим данным[231] — одну 20-мм пушку). Кроме того, Ока-модель 43 Оцу снабжалась катапультируемым креслом и посадочной лыжей. После запуска с катапульты Ока-модель 43B для достижения максимальной скоpости могла сбpасывать законцовки кpыльев. Конструкторам морской авиационной исследовательской лаборатории и специалистам фирмы «Аити» японским командованием было объявлено, что этот самолет станет ключевым оружием в сражении за Японские острова и принесет империи победу.

Боевое применение такого самолета-снаряда мыслилось следующим образом: его прототипы рассредоточиваются по пещерам вдоль всего побережья. Когда противник, думая, что уничтожены все японские самолеты, начинает высадку десанта, самолеты Ока-модель 43 Оцу одновременно запускаются с катапульт, чтобы похоронить врага в морской могиле. Проект, однако, не был реализован, хотя к концу войны первый образец боевой «модели 43B» был уже в сборке. Тактико-технические характеристики нового самолета-снаряда приведены в табл. 8.4.

Японцы успели собрать два экземпляра двухместного учебного варианта Ока-модель 43 — K-1 Кай Вакадзакура («Свежая вишня»). Эта модель имела закрылки и выпускающиеся лыжные шасси для посадки. Hа них боевая часть заменялась второй кабиной. Для получения пpостейших навыков мотоpного полета в хвостовой части монтировался один pакетный ускоpитель «тип 4 маpка 1 модель 20».

Hа аpсенале в Гидзицусо было выпущено 45 учебно-тренировочных Ока K-1 — без pакетных ускоpителей и с водяным балластом вместо взрывчатки. Эти самолеты использовались для подготовки молодых пилотов. Пеpед посадкой на подфюзеляжную лыжу сливался водяной балласт, что позволяло снизить посадочную скоpость до 220 км/ч.

Вторая мировая война продолжалась. Очередное боевое применение самолетовснарядов было отмечено 22 июня 1945 г. В три часа утра в воздух поднялись 6 носителей самолетов-снарядов Ока и 8 Зеро с 250-килограммовыми бомбами. В последний боевой вылет «Богов грома» сопровождало 66 истребителей. Через час полета 25 истребителей из-за неполадок в двигателях вернулось на базу.

Таблица 8.4

Летно-технические характеристики самолета-снаряда Ока-модель 43В

Год принятия на вооружение
Размах крыла, м 9,00
Длина, м 8,16
Высота, м 1,15
Площадь крыла, м? 13.00
Вес пустого самолета, кг 1150
Вес нормальный взлетный, кг 2270
Тип двигателя 1 ТРД Nе-20
Тяга, кгс 1 ? 475
Максимальная скорость, км/ч 550
Скорость пикирования, км/ч 800
Практическая дальность, км 280
Экипаж, чел. 1
Вооружение Боевая часть весом 800 кг

Спустя некоторое время оставшиеся истребители вступили в бой с американскими самолетами, а камикадзе продолжили полет к Окинаве без прикрытия. Истребительно-авиационный заслон американских кораблей сбил четыре Бетти с самолетами Ока на борту. Два других носителя вернулись на базу, так и не применив своего оружия. Это был провал последнего вылета «Богов грома», и одновременно провал последней операции «Кикусуй». В ходе этой операции японцы потопили один корабль, три было поражено, в результате чего они были исключены из списков, и один корабль вышел из строя на срок более месяца.

Таким образом, корпус «Боги грома» понес тяжелые потери, так и не раскрыв все свои потенциальные боевые возможности. Из 185 самолетов Ока, использованных для атак, 118 были уничтожены противником, унесены жизни 438 летчиков, в том числе 56 пилотов самолетов-снарядов. Всего было построено 852 самолета Ока различных вариантов[232]. Из них к марту 1945 г. было выпущено 755 Ока-модель 11 (Navy Suicide Attacker Ohka Model 11).

Кроме рассмотренных выше моделей, были изготовлены опытные образцы и в проекте существовала одноместная «модель 11» со стальным крылом pазpаботки Hакадзимы; «модель 21» — планер «модели 22» с двигателем «модели 11»; «модель 53» с туpбоpеактивным двигателем Nе-20, котоpую планиpовалось доставлять к цели на буксиpе за дpугим самолетом и т. д.[233].

В целом комбинация G4М2Е/Ока не оправдала надежд японского императорского флота — носители были слишком тяжелыми и медленными, чтобы действовать в условиях превосходства авиации союзников.

Выше не раз упоминался адмирал У. Матомэ, командовавший операциями камикадзе на Кюсю. 15 августа 1945 г., уже зная о капитуляции Японии, адмирал Угаки вместе со своим штабом принял участие в последней самоубийственной атаке против американских кораблей в районе Окинавы. Его последние слова, переданные по радио, были[234]: «Я один несу ответственность за то, что мы не смогли защитить родину…»

Сразу после окончания Второй мировой войны в Японию и страны, бывшие под ее оккупацией, устремились американские команды по сбору и отправке в США образцов военной, в том числе и авиационной, техники. После изучения образцы японской техники, в том числе и самолеты-снаряды, были переданы в музеи. В итоге в музеях США оказалось семь экземпляров Ока различных моделей, в Великобритании — четыре, в Индии — один.

В ноябре 1963 г. один экземпляр самолета-снаряда американцы передали Японии. Он был установлен на постаменте на авиабазе Ирима в префектуре Сайтама. При освобождении корейского порта Гэндзан советские войска захватили учебный центр летчиков-камикадзе. Там находились и самолеты-снаряды, которые, вероятно, после были уничтожены.

В сети Интернет есть рассказ «Ива», написанный в декабре 1998 — январе 1999 г. (к сожалению, не удалось установить имя автора). (Автор данного рассказа — Юрий Кочетков, рассказ был представлен на конкурс «Арт-лито», но в нем есть ошибки, видимо, использованы американские материалы. — Прим. ред.) Рассказ с позиций человечности с бытовыми, техническими и тактическими подробностями описывает противоборство японского пилота самолета-снаряда Ока лейтенанта Т. Оси и американского морского зенитчика П. Найтфула. Исключая лирические отступления автора рассказа, приведем описание боя, каким его воспринимали герои литературного произведения.

«…Он не почувствовал вкуса ритуальной чашки сакэ. Как не чувствовал и ритуальной повязки на лбу. Ему до сих пор не удавалось оторваться мыслями и ощущениями от нескольких последних дней, проведенных с Миоко.

Он оставался там до окрика:

— Лейтенант Танака Оси, в самолет!

Полковник еще чтото кричал подбадривающее, но Танака снова потерял слух. Двигаясь, как автомат, он залез в узкую кабину самолета-снаряда «Ока», подвешенного под брюхом бомбардировщика G4M, прозванного янки «одноразовой зажигалкой»…

Танака еще успел услышать стук закрываемого фонаря. Дальше была только тишина. Тишина, прерываемая лишь стуком цилиндров разогреваемых моторов бомбардировщика.

…Самолет-носитель начал выруливать на взлетную полосу. Лейтенант Танака повернул голову в сторону. Ему бросились в глаза засыпанные воронки от бомб. Враг не оставлял в покое сынов страны Восходящего Солнца ни на день. И Оси летел мстить ему. Мстить за погибших во время бомбежки родителей Миоко, мстить за брата, исчезнувшего в огненном вихре, взметнувшемся над японским эсминцем в заливе Лейте. Мстить за то, что у него не оставалось выбора, кроме как погибнуть за родину в самоубийственной атаке.

…Бомбардировщик оторвался от земли. Подвешенную «Ока» немилосердно трясло. Оси с раздражением подумал — а если его сорвет к чертям с подвески? Он ведь имеет самое общее представление, как управлять этим снарядом. И не сможет даже дотянуть до моря, где взрыв не принесет вреда его родной земле.

…Оси не хотел жить. В последние дни с Миоко он прожил пять жизней. И прошел через пять смертей. Она голодала без него. С гибелью ее родителей прервался тоненький ручеек проса и овощей, в которых те отказывали себе ради дочери. А Оси был обычным нестроевым рядовым армии страны Восходящего Солнца. Он служил в части противопожарной обороны и не имел права на жалование. Став «камикадзе», Оси получил офицерское звание, а Миоко автоматически становилась вдовой офицера с полагающейся компенсацией. И она оставалась жить.

…Снова повторился пронзительный сигнал, предупреждавший о появлении цели. Впрочем, саму цель Оси пока не видел. Слишком большой была высота. Оси неожиданно представился калифорниец, сидящий за зенитным «Эрликоном», пускающий одну за другой трассы в маленькую точку приближающегося самолета. Где-то его, наверное, ждет миловидная жена с детьми, скорее всего — мальчик и девочка. И ради них он будет выполнять свой приказ.

Оси почувствовал, как завибрировала его машина. Откуда-то сзади нарастал жуткий рев сопла. Его буквально вмяло в деревянную спинку. Оси вспомнил, что надо перевести снаряд в пологое пикирование. И — ах, да — еще найти глазами цель. Он постепенно освоил непривычное управление. На тренажере все было по-другому. Каждое движение давалось с большим трудом. В тело заливалось все больше и больше свинца. Глаза начала заволакивать красная пелена.

Пол Найтфул, уроженец Калифорнии, не отрываясь глядел на точку, которая постепенно превращалась в вытянутую торпеду с короткими крыльями. В чувство его привел грохот «Эрликона», который сработал по автоматической команде, когда цель пересекла рубеж дальности. Он привычно старался захватить ее в третью окружность прицела. Его предупреждали о бешеных скоростях, на которых стали летать эти «бака»…

Что может заставить человека заранее приговорить себя к смерти? Что может заставить его променять свою жизнь на жизнь не известных ему людей? Что испытывают эти люди в последние секунды? Возможно, они не верят в происходящее, убеждают себя в том, что это — сон, мираж, морок. Или близкий конец настолько меняет их сознание, что они перестают быть теми, кем были. Не исключено, что в это время они проживают другую, подлинную жизнь. Обменивая на нее свое иллюзорное существование.

Казалось бы, что еще нужно солдату, чтобы умереть? Когда ему уже все настолько осточертело, что он нервно смеется и сплевывает, когда слышит слова «родина», «честь», «патриотизм». Он знает цену каждой букве в этих словах. И всетаки пехотинец идет в свою последнюю атаку, минер — на минное поле, а летчик — выбрасывает парашют из кабины перед взлетом. Они беспредельно честны перед всем миром в эти минуты. Им дается что-то такое, что в глаза их страшно смотреть. Что же это? Какие пространства открывает нам смерть?

Оси уже почти ничего не видел, «Ока» был неуправляем. Вой сопла просто разрывал уши. Красная пелена перед глазами неожиданно стала зеленой, на этом зеленом фоне он различил три светлых пятна. Оси прикоснулся к одному из них. Его пальцы почувствовали грубые торчащие щепки. «Как просто срубить дерево…» — неожиданно подумал он.

Пол Найтфул оторвался от прицела и стал разглядывать удивительное зрелище — подобно огромному растущему дереву, над водой расцветало облако взрыва, впитавшее в себя массы воды, осколки и дым. Сильный ветер стал склонять его в сторону. В какой-то момент Полу показалось, что это ветви ивы склоняются к воде».

Сегодня в Японии давно уже позабыта горечь поражения и чувство стыда за милитаристов, которые использовали целые народы в качестве абсолютно бесправных рабов и подопытных «кроликов», а также хотели превратить всю японскую нацию в камикадзе. Японский самолет-снаряд Ока оказался единственным в мире боевым управляемым снарядом «воздух — земля», у которого в качестве системы управления использовался человек-смертник.

Японские военные корабли начинают потихоньку выходить в открытый океан. С целью возрождения героического ореола камикадзе музей храма Ясукуни заказал модель самолета-снаряда в натуральную величину. Может быть, нас еще ждет продолжение истории камикадзе? Неужели некоторые политические круги забыли или хотят забыть последний завет отца-основателя тактики камикадзе вице-адмирала Ониси Такидзиро: «С жаром духа самопожертвования боритесь за благополучие Японии и за мир во всем мире»[235].

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.244. Запросов К БД/Cache: 3 / 1