Глав: 23 | Статей: 23
Оглавление
Изменение характера боевых действий в будущих войнах связано с ускоренным техническим развитием всех видов вооружений, коренным улучшением их тактико-технических характеристик, направленных на повышение точности поражения целей, разрушительных возможностей и скорости доставки боевых средств. Активно идет процесс построения оружия, основанного на новых физических принципах. Все это уже привело к тому, что главной особенностью военных конфликтов конца ХХ — начала ХХI века стало перераспределение роли различных сфер в вооруженном противоборстве.

В представлении рядового гражданина будущая война — это вооруженная борьба миллионных армий с тысячами самолетов и танков на пространстве от Белого моря до Черного и от Атлантического океана до Тихого. Между тем войны будущего будут выступать в разнообразных формах (классическая, «бесконтактная», асимметричная, партизанская, повстанческая, корпоративная и т. д.). Они будут вестись разнообразными средствами: психологическими, информационными, экономическими, дипломатическими, подрывными, террористическими, средствами вооруженного насилия и т. д. То есть вооруженные конфликты по формам и способам ведения боевых действий будут различными.

Однако в современных военных конфликтах просматривается и обобщенный принцип — основные усилия противоборствующих сторон сосредоточиваются не на боестолкновении передовых частей, а на огневом поражении противника на предельных дальностях с воздушно-космических направлений.

Сопряжение разведывательных спутников, дальнобойного высокоточного оружия и современных информационных технологий в единую информационно-разведывательно-навигационно-ударную систему позволяет высокоразвитому в военно-техническом отношении государству одним «высокоточным сражением» добиться быстрой победы в военных конфликтах разной интенсивности и разных типов без серьезных для себя потерь.

Выявленная закономерность таких военных конфликтов показывает, что войны индустриально развитых государств начинаются проведением массированного ракетно-авиационного удара, в первом эшелоне которого задействованы новейшие образцы высокоточного беспилотного оружия. Целью такого удара является уничтожение экономики и важнейших объектов жизнедеятельности государства, нарушение государственного и военного управления, контрсиловое поражение объектов Стратегических ядерных сил.

В настоящее время, на переломном пути развития России, трудно переоценить роль и место СЯС и их важнейшей, я бы сказал, главной, составной части — Ракетных войск стратегического назначения в сдерживании агрессии против нашего государства. Стратегические ядерные силы Российской Федерации способны надежно обеспечить стратегическую безопасность Российской Федерации и сохранить стратегическую стабильность в мире.

Сегодня Ракетные войска стратегического назначения — самодостаточная, развитая структура с мощным ракетным вооружением, оснащенным ядерными зарядами. На их долю приходится 60 % СЯС России. Межконтинентальные баллистические ракеты, стоящие на вооружении РВСН, не уступают, а в чем-то и превосходят подобные вооружения других ядерных держав. Только до пусковых установок МБР приказ на проведение пусков от Ставки Верховного главнокомандующего ВС РФ может быть доведен в считанные секунды.

Глава 12 Беспилотные летательные аппараты периода холодной войны

Глава 12

Беспилотные летательные аппараты периода холодной войны

1940–1960-е гг. — героические годы героических людей, разработавших, построивших, испытавших и поставивших на вооружение баллистические и крылатые ракеты в интересах национальной безопасности своих стран. Именно в эти годы ракеты начали применяться для решения стратегических, оперативных и тактических задач, являясь оружием как военно-политического руководства ряда государств, так и одиночного солдата.

Внедрение управляемого ракетного оружия коренным образом изменило принципы строительства и использования вооружения. Была проведена переоценка угрожаемых направлений, переоценка роли и значения отдельных типов вооружения и даже видов вооруженных сил.

Например, наступающие войска с получением ракетного оружия заметно увеличили пробивную способность своих боевых порядков. Обороняющиеся войска, вынужденные рассредоточивать силы, ослабляли этим свою мощь. Другой пример — ПВО. С получением на вооружение зенитно-ракетных комплексов возможности противосамолетной обороны резко возросли. Но противовоздушная оборона оказалась практически бессильной против баллистических ракет.

После окончания Второй мировой войны в странах-победительницах стали активно разрабатываться ракеты. Само собой разумеется, возможности по разработке и вооружению армии управляемыми снарядами у разных государств были разными. США благодаря своим экономическим и финансовым возможностям смогли одновременно развивать военную авиацию и управляемые реактивные снаряды. Великобритания сосредоточила свои основные усилия на создании управляемых реактивных снарядов средней и большой дальности для поражения наземных объектов. Франция, исходя из военной политики участия в НАТО и «защиты своих интересов в колониях», в соответствующей пропорции разрабатывала всепогодные самолеты фронтовой авиации и «управляемые снаряды "земля — воздух" с увеличенной дальностью действия» для совместного применения с истребителями-перехватчиками[283].

Одним из основных факторов, оказавших влияние на интенсивное развитие ракетной техники в США после Второй мировой войны, было принятое американским военнополитическим руководством решение о форсированной подготовке «атомной», как тогда говорили, войны против СССР[284]. При этом готовность высшего руководства США применить атомные бомбы против СССР была более чем решительной. Известен такой эпизод[285]. В 1946 г. в беседе с «американским Курчатовым» Р. Оппенгеймером президент США Трумэн спросил его: «Когда русские смогут создать атомную бомбу?» «Я не знаю», — ответил ученый. «Я знаю», — сказал президент. «Когда же?» «Никогда», — ответил Трумэн.

Советский Союз также принял адекватные защитные меры в области военного строительства и развития вооружения и военной техники в нашей стране. В первую очередь это было создание атомных (ядерных) боезарядов и ракет. О перспективности такого оружия еще на Нюрнбергском процессе над нацистскими военными преступниками (1946 г.) говорил бывший министр вооружения фашистской Германии подсудимый А. Шпеер:

«Военная техника через 5–10 лет даст возможность проводить обстрел одного континента с другого при помощи ракет с абсолютной точностью попадания. Такая ракета, которая будет действовать силой расщепленного атома и обслуживаться, может быть, всего десятью лицами, может уничтожить в Нью-Йорке в течение нескольких секунд миллионы людей, достигая цели невидимо, без возможности предварительно знать об этом, быстрее, чем звук, ночью и днем». Слова бывшего нацистского министра были достаточно обоснованны: фашистская Германия значительно обогнала все страны в создании ракетной техники.

После войны советские, американские, английские и французские специалисты в области ракетной техники начали изучать немецкие достижения в ракетостроении. Более того, из Германии были вывезены вся техническая документация и маломальские специалисты этого направления. Американцам удалось вывезти также большое количество немецких специалистов, включая самого фон Брауна.

Для разработки проектов «дальнобойных управляемых снарядов» в США были созданы следующие исследовательские и испытательные центры: армейский центр в Уайт-Сендс (шт. Нью-Мексико), авиационный центр Холломан (шт. Нью-Мексико), два морских центра в Калифорнии (Пойнт Мугу и Иниокерн). Помимо этого ВВС США создали во Флориде опытный полигон для испытаний ракет. Специальный помощник министра обороны США по управляемым снарядам Мэрфи по этому поводу говорил: «Развитие ракетного оружия будет стоить очень дорого, но оно существенно повысит наш оборонный потенциал»[286].

Однако высшее военное руководство в Соединенных Штатах во второй половине 1940-х гг. еще считало, что основным носителем «новых бомб» (атомных. — Авт.) будет стратегическая авиация, в частности самолеты В-17 и В-29. В основе этих взглядов, как и в годы Второй мировой войны, лежали основные положения доктрины итальянского генерала Дж. Дуэ. Основными стратегами американской теории воздушной войны атомного века были Г. Арнольд (1886–1950), У. Митчелл (1879–1936), А. Северский (бывший легендарный русский летчик А.Н. Прокофьев, 1894–1974), К. Спаатс (1915–1974) и К. Лимэй (1906–1974).

Г. Арнольд разработал концепцию применения ВВС в ядерной войне. Он же в марте 1946 г. сформировал в Соединенных Штатах Стратегическое авиационное командование, куда вошло 279 стратегических бомбардировщиков. В военную доктрину США вошли идеи У. Митчелла о наступательном характере ВВС в масштабах всего земного шара. Основные принципы воздушно-ядерной войны США, также вошедшие в воздушную доктрину США, изложил А. Северский. Он же стал основоположником воздушно-ядерной стратегии США. К. Спаатс ратовал за победу через господство в воздухе с использованием «технологического фанатизма» и «дешевой войны». К. Лимэй разработал тактику прицельного бомбометания (не путать с «ковровым» бомбометанием). В качестве командующего 20-й воздушной армией в 1945 г. он применил эту тактику против японских городов: десятки бомбардировщиков, включая и новые Б-29, сбрасывали на окраины городов зажигательные бомбы, а по центрам — фугасные. В этом случае огненный смерч уничтожал на своем пути все живое и неживое. Например, 9 марта 1945 г. в Токио было таким способом сожжено 267 тысяч домов и погибло около ста тысяч человек (больше, чем при атомной бомбардировке Нагасаки).

Осенью 1945 г. руководство Пентагона поставило задачу комитету военного планирования и разведывательному комитету: «Отобрать приблизительно двадцать целей, пригодных для стратегической атомной бомбардировки, в СССР и на контролируемой им территории»[287]. В ноябре 1945 г. Объединенный комитет начальников штабов вооруженных сил США подготовил секретное исследование: «Стратегическая уязвимость России для ограниченного воздушного нападения». В списке намеченных целей атомной бомбардировки были Москва, Ленинград, Горький, Куйбышев, Свердловск, Новосибирск, Омск, Саратов, Казань, Баку, Ташкент, Челябинск, Нижний Тагил, Магнитогорск, Пермь, Тбилиси, Новокузнецк, Грозный, Иркутск, Ярославль.

Каждый год в США появлялись планы воздушно-атомного нападения на Советский Союз: «Пинчер» (июнь 1946 г.), «Бройлер» (1947 г.), «Граббер» и «Флитвуд» (1948 г.). По планам 1948 г. американцы предусматривали уничтожение 60 советских городов при одновременном ударе 133 атомными бомбами. Если, по мнению американских военных, война затянется, то предполагалось использовать еще 200 бомб, что привело бы к гибели семи миллионов человек. В 1949 г. Трумэном был утвержден план «Дропшот», который предполагал сброс на Советский Союз 300 атомных бомб и 200 тыс. т обычных бомб.

Политическая цель войны по этому плану заключалась в ликвидации Советского государства, уничтожении «корней большевизма», в реставрации капитализма и колониализма (!) и установлении при помощи НАТО американского мирового господства. Стратегический замысел плана состоял в следующем: «Во взаимодействии с союзниками… уничтожить советскую волю и способность к сопротивлению путем стратегического наступления в Западной Евразии и стратегической обороны на Дальнем Востоке». Применение атомного, химического и биологического оружия преследовало цель «физического истребления противника».

Однако вскоре выяснилось, что для решительного и массированного удара по Советскому Союзу у американцев недостаточно атомных бомб, а чтобы достичь намеченных на территории СССР объектов поражения, американским бомбардировщикам не хватает дальности действия даже при взлете с европейских аэродромов. Именно тогда было принято решение окружить нашу страну сетью военных баз и аэродромов, разместив их на Британских островах, в Италии (Фоджа), Индии (Агра), Китае (Чэнду) и на Японских островах.

Были созданы новые самолеты-носители ядерного оружия типа В-29, В-50 и В-36, имевшие дальность полета 8–10 тыс. км. Это давало возможность американцам достигать промышленных и административнополитических центров Советского Союза. Но все же они не могли осуществлять сквозные пролеты территории нашего государства даже при условии вылета с передовых баз своих союзников. Требовались базы и в других регионах мира. Дипломатия США развернула активную работу по сколачиванию антисоветских военно-политических блоков. Наиболее известным из них стал Североатлантический альянс (НАТО), созданный в 1949 г.

Но было и еще одно препятствие для начала Америкой атомной войны против СССР — в случае американского атомного удара по территории Советского Союза Красная Армия была в состоянии предпринять мощное контрнаступление и через две недели выйти к Ла-Маншу. Действительно, в 1946–1947 гг. в СССР был разработан и утвержден «План активной обороны территории Советского Союза», в котором не было замысла нападения на западные демократии — контрнаступление рассматривалось как ответная мера, хотя глубина и масштабы контрнаступления в плане не конкретизировались.

Что касается Великобритании, то уже через две недели после победы над фашистской Германией начальник генерального штаба фельдмаршал Алан Брук приступил к планированию «военных мероприятий, направленных против России». В первом полугодии 1946 г. Комитет начальников штабов разработал план войны с СССР с применением атомного и бактериологического оружия. По расчетам англичан, они могли поразить 79 городов с населением в 100 тыс. человек в каждом, если они будут располагать самолетами с дальностью полета 3700 км.

В 1949 г. специальный комитет во главе с генералом Х. Хармоном подготовил доклад для президента США, в котором указывалось, что если даже новейшие бомбардировщики В-36 сбросят на города СССР 200 атомных бомб, в результате чего погибнет 2,71 млн человек, будет ранено 4 млн человек и значительно осложнится жизнь 28 млн человек, — это не помешает Красной Армии захватить Европу, Азию, Ближний и Дальний Восток. Британия будет выведена из войны советской военной силой, а потери американской авиации составят 55 %. ВВС не смогут имеющимися силами обеспечить ПВО территории США и Аляски.

Тогда военно-политическое руководство США приняло решение балансировать на грани войны и мира. Стратегическая авиация продолжала рассматриваться в Пентагоне как основная ударная сила в войне против ССР и его союзников. Однако было решено сосредоточить внимание на разработке более перспективных носителей атомного и ядерного оружия — на баллистических и крылатых ракетах. Перед американскими специалистами была поставлена задача создания ракеты для доставки атомной боевой части массой 4,5 т, длиной более 3 м, диаметром 1,5 м и мощностью более 20 килотонн[288].

Получив от военно-политической элиты задание на разработку ракет и летно-технические требования к ним, специалисты прежде всего должны были решить основной вопрос: на баллистических или крылатых ракетах сконцентрировать свои усилия? Предварительный анализ немецких ракет V-1 и V-2 показал, что они имели примерно одинаковую массу полезной нагрузки, дальность полета и точность и, кроме того, решали одну задачу — стрельба по площадным целям в юговосточной Англии. К тому же стоимость одного попадания в цель была примерно равной для обоих типов ракет.

В создании высокоскоростных ракет дальнего действия были и технические проблемы. В первой половине 1940-х гг. по мере того, как возрастала скорость самолетов, летчики все чаще стали замечать странные явления в поведении летательных аппаратов: одни специалисты шутили, что в небе появилась «кирпичная стена», другие заговорили об «эффекте компрессии», о «числе Маха» и о «звуковом барьере». В декабре 1944 г. командование армейской авиации США обратилось к инженерам фирмы «Белл эркрафт» с заказом спроектировать для исследовательских целей пилотируемый самолет с ракетным двигателем. Испытания такого самолета ответили бы на многие вопросы, возникающие при полете летательного аппарата на околозвуковых и сверхзвуковых скоростях.

Проект был осуществлен уже после войны, и его плодами воспользовались прежде всего специалисты, создававшие крылатые ракеты. Самолет получил обозначение XS-1, которое позднее было сокращено до Х-1. По внешнему виду самолет Х-1 напоминал положенную горизонтально ракету Фау-2, с крыльями, хвостовым оперением, трехколесным шасси и с пилотом в приборном отсеке. Он должен был подниматься на высоту 10 700 м и развивать скорость не менее 1280 км/ч (М=1,21) на протяжении 2–5 минут.

Ракетный двигатель был изготовлен фирмой «Риэкшн моторс» (Нью-Джерси). Двигатель получил обозначение 600 °C4, где цифра означала развиваемую тягу в фунтах (2720 кг). Он имел четыре камеры, работавшие независимо друг от друга в любой комбинации по выбору пилота. Сухой вес двигателя составлял 95 кг, длина 142 см, диаметр около 48 см. Конструкция не предусматривала регулировки подачи топлива в отдельные камеры, поэтому пилот мог выбирать только между 25, 50, 75 и 100 % полной тяги.

Самолетом-носителем исследовательского самолета Х-1 стал бомбардировщик В-29. Предварительные испытания показали, что отделение Х-1 от В-29 вполне обеспечивается встречным воздушным потоком. Самолет Х-1 был запущен 9 декабря 1946 г. в условиях хорошей погоды на высоте 8200 м. Работая на двух камерах двигателя, самолет набрал скорость 0,795М.

На самолете Х-1 летали летчикииспытатели Гудлин и Егер. 14 октября 1947 г. Ч. Егер первым в мире осуществил сверхзвуковой полет — он «летал быстрее всех в мире» — 1216 км/ч. В 1948 г. этот самолет совершил полет со скоростью 1547 км/ч. В 1949 г. Х-1 поднялся на максимальную высоту — 21 378 м. В январе 1949 г. капитан Егер стартовал на самолете Х-1 с высохшего озера без самолета-носителя. Со всеми четырьмя ракетными камерами, работающими на полную мощность, самолет оторвался от земли, пробежал 700 м и набрал высоту в 7000 м за 100 секунд. В августе 1950 г., по окончании программы, самолет Х-1 был снят с испытаний и передан в Национальный музей авиации в Вашингтоне. В качестве его замены были построены другие подобные самолеты.

С помощью исследовательских ракетных самолетов Х-1, Х-1А, Х-2 и Скайрокет были выявлены числовые значения параметров, которые были необходимы ученым и конструкторам при разработке ракет дальнего действия.

Крылатые ракеты, которые тогда называли еще «самолеты-снаряды», имели целый ряд преимуществ перед баллистическими ракетами: меньшая стартовая масса при одинаковых дальностях полета, существенно большая относительная масса полезной нагрузки, меньшие габариты, меньший расход топлива, меньшие стоимость и трудоемкость производства, значительно меньшая продолжительность разработки. Недостатками самолетов снарядов были меньшие скорости, высоты и продолжительность полета до цели, поскольку это облегчало их перехват средствами ПВО противника.

Однако во второй половине 1940-х гг. технически невозможно было создать баллистическую ракету, способную доставить боевой заряд массой 4–4,5 т на дальность 5–8 тыс. км, а для самолетов-снарядов достижение требуемой дальности полета не представляло технической сложности. КР являлась летательным аппаратом одноразового применения, имела более простые условия эксплуатации и могла быть создана на базе уже имеющейся авиационной промышленности. Основная задача заключалась в разработке соответствующей системы управления.

Послевоенная ориентация специалистов в странах, которые стали разрабатывать крылатые ракеты, была сконцентрирована на трех направлениях: создание дозвуковых КР, сверхзвуковых КР и создание баллистических ракет с отделяемыми крылатыми ступенями (составные крылатые ракеты дальнего действия).

Следует отметить, что со второй половины 1940-х по вторую половину 1950-х гг. военные специалисты особо не пропагандировали тип нового оружия и особенности его боевого применения. В специальной литературе не уточнялась терминология: ракетное или реактивное оружие, баллистическое или крылатое, управляемое или неуправляемое, атомное или с обычным боезарядом. Новое оружие классифицировалось по типу носителя и местонахождения цели: «земля — земля», «воздух — воздух», «земля — воздух», «воздух — земля». В качестве примера в таблице 12.1 приведены классификация и назначение управляемого оружия США первой половины 1950-х гг.[289].

Таблица 12.1

Классификация и назначение управляемых снарядов

Класс Назначение
В сухопутных войсках В военно-морских силах В военно-воздушных силах
«Земля — воздух» Оборона территории США и отдаленных передовых участков (Найк) Оборона флота, наземных баз и морской пехоты (Терьер) ПВО на дальних подступах (Бомарк)
«Воздух — воздух» Оборона флота (Спарроу) ПВО США (Фалкон)
«Воздух — земля» Обстрел наземных объектов (Буллпап) Стратегические воздушные атаки (Раскал)
«Земля — земля» Тактическая поддержка наземных частей (Капрал) Обстрел с кораблей наземных и морских целей (Регулус) Стратегические воздушные атаки (Атлас), тактические воздушные атаки (Матадор)
«Воздух — морская глубина» Атака самолетами подводных лодок (Петрел) Атака самолетами подводных лодок
«Морская глубина — морские и наземные цели» Обстрел наземных и морских целей с подводных лодок, находящихся в подводном положении

США, используя захваченные у немцев материалы по ракетной технике, создали самолет-снаряд S/L217 Лун. Для его испытаний в 1947–1949 гг. были переоборудованы две подводные лодки, на каждой из которых установили по контейнеру и одной пусковой установке. Проведенные испытания дали удовлетворительные результаты.

Последующая эксплуатация крылатых ракет Лун, JB-1, JB-10, а также результаты исследований по пульсирующему воздушно-реактивному двигателю показали, что этот тип двигателя имел слишком большой расход топлива. И хотя до 1947 г. расход топлива на двигателях типа ПуВРД и ПВРД удалось заметно снизить, КР, снабженные этим типом двигателя, не летали быстрее 600–640 км/ч. Это было связано в том числе и с большим лобовым сопротивлением двигателя. Тогда, в отличие от КР Лун, где ПуВРД размещался над фюзеляжем, на ракетах JB-1 и JB-10 двигатель разместили в фюзеляже. В этом случае возникли трудности компоновочного характера. Из-за лобового воздухозаборника весь фюзеляж этих КР был прорезан воздушными и двигательными трактами. В итоге американские конструкторы отказались от таких двигателей и лобовых воздухозаборников. Они сосредоточили внимание на турбореактивных двигателях.

Работы по созданию крылатых ракет в США с новыми двигателями были развернуты ВМС и ВВС практически одновременно — в 1946–1947 гг. Для ВВС фирмы «Мартин» и «Нортроп» начали разработку ракет Матадор и Снарк соответственно, а для ВМС фирма «Чанс-Воут» разрабатывала КР Регулус. Это были КР, с которых началось проектирование всех американских ракет под стандартную полезную нагрузку — 1360 кг. Дело в том, что в те же годы началась разработка термоядерной бомбы. Она была испытана в ноябре 1952 г. Под нее и начали проектироваться все американские КР начального периода «холодной войны». Однако обозначение ракеты для сухопутных войск, ВМС и ВВС получили разное.

После окончания Второй мировой войны предпосылкой для качественного скачка в авиации стало использование турбореактивного двигателя. Это привело к заметному увеличению дальности полета самолетов-снарядов. Увеличение дальности полета ракет потребовало более совершенных систем управления, превосходящих по точности, помехозащищенности и дальности действия свои аналоги, созданные в годы Второй мировой войны.

Таблица 12.2

Буквенное обозначение ракет, принятое в США после Второй мировой войны

Класс ракеты Обозначение Назначение
Обозначение ракет, принятых в сухопутных войсках и в ВМС
«Земля — земля» SSM Стрельба с наземных устройств по наземным целям
«Земля — корабль» SSM Стрельба с наземных устройств по надводным кораблям
«Корабль — корабль» SSM Стрельба с кораблей по надводным целям
«Корабль — земля» SSM Стрельба с кораблей по наземным (береговым) целям
«Корабль — подводная лодка» SUM Стрельба с кораблей по подводным лодкам, находящимся в подводном положении
«Подводная лодка — корабль» USM Стрельба с подводной лодки по надводным целям
«Подводная лодка — земля» USM Стрельба с подводной лодки по наземным (береговым) целям
«Воздух — земля» ASM Стрельба с самолетов по наземным целям
«Воздух — корабль» ASM Стрельба с самолетов по надводным целям
«Воздух — подводная лодка» AUM Стрельба с самолетов по подводным лодкам, находящимся в подводном положении
«Земля — воздух» SAM Стрельба с наземных устройств по воздушным целям
«Корабль — воздух» SAM Стрельба с кораблей по воздушным целям
«Подводная лодка — воздух» UAM Стрельба с подводных лодок (в подводном положении) по воздушным целям
«Воздух — воздух» AAM Стрельба с самолетов по самолетам и ракетам
Обозначение ракет, принятых в ВВС
«Земля — земля» TM Стрельба с наземных устройств, находящихся в оперативно-тактической глубине
«Земля — земля» SM Стрельба с наземных устройств, находящихся на дальности более 1000 км (стратегические крылатые ракеты)
«Воздух — земля» GAM Поражение наземных и морских целей
«Земля — воздух» JM Перехват воздушных целей
«Воздух — воздух» GAR Поражение воздушных целей

Во время испытаний, проводимых с 1949 по 1954 г. на подводных лодках «Каск» и «Карбонеро», удалось установить, что боевая эффективность самолета-снаряда Лун, созданного на базе Фау-1, недостаточна. Было решено сосредоточить дальнейшие усилия на разработке самолета-снаряда Регулус. Первый вариант этого снаряда поступил на вооружение в 1953 г.

Кроме подводных лодок «Танни» и «Барберо», переоборудование которых под ракетоносцы было осуществлено в 1952–1955 гг., самолет-снаряд Регулус I поступил на вооружение девяти ударных авианосцев (CVA60 «Саратога», CVA59 «Форрестол», CVA42 «Франклин Д. Рузвельт», CVA38 «Шангри Ла», CVA31 «Бон Омм Ричард», CVA20 «Беннингтон», CVA19 «Хэнкок», CVA16 «Лексингтон», CVA15 «Рэндолф»), двух тяжелых авианосцев ПЛО (CVS39 «Лейк Чемплен», CVS37 «Принстон») и четырех тяжелых крейсеров (СА135 «Лос-Анжелес», СА133 «Толедо», СА132 «Мейкон», СА75 «Хелена»). В 1956 г. под носители КР Регулус I были переоборудованы подводные лодки SS574 «Грейбэк» и SS577 «Гроулер». Подводная лодка «Хэлибат» была специально спроектирована как носитель самолетов-снарядов Регулус I. В 1958 г. было запланировано построить еще три таких лодки. Прекращение производства ракеты Регулус I и большая перспектива баллистических ракет по сравнению с Регулус II заставили американское военно-морское руководство переоборудовать три последние лодки под другое реактивное оружие.

В 1950-е гг. в США продолжали разрабатываться крылатые торпеды. Так, на вооружение ВМС была принята крылатая торпеда AUM-N-2. Она имела длину 7,3 м, силу тяги 450 кг, стартовый вес 1,72 т, скорость полета 0,7М. Торпеда была снабжена активной системой самонаведения.

В 1953 г. началась установка самолетов-снарядов Регулус I. В последующем этими КР были оснащены четыре тяжелых крейсера типа «Балтимор». Для запуска ракеты Регулус I подводная лодка должна была всплывать, что представляло для нее большую опасность. Притом самолет-снаряд очень трудно было запускать в штормовую погоду.

Авиационная фирма «Чанс Воут» по заданию ВМС США на базе крылатой ракеты Регулус I разработала крылатую ракету Регулус II. Этот самолет-снаряд предназначался для запуска с авианосцев, крейсеров и подводных лодок. По аэродинамической схеме самолет-снаряд Регулус II представлял собой моноплан со среднерасположенным крылом при отсутствии горизонтального оперения. Крыло и киль были выполнены стреловидными. С целью более удобного опускания снаряда на хранение в ангар и поднятия его на полетную палубу при помощи самолетоподъемников консоли крыла и киль складывались.

На этой крылатой ракете был установлен более мощный двигатель фирмы «Дженерал электрик» J-79 со статической тягой 5450 кг. При дожигании топлива тяга двигателя составляла 7250 кг. Двигатель размещался в хвостовой части фюзеляжа, а воздухозаборник для него располагался снизу в средней части фюзеляжа.

Для взлета самолет-снаряд снабжался ускорителем большой мощности. На время испытаний на опытных образцах ракеты устанавливалось шасси для многократного запуска образца. При посадке применялся тормозной парашют. Посадочная скорость опытной крылатой ракеты Регулус II составляла 465 км/ч.

В течение 1956–1957 гг. управляемый самолет-снаряд Регулус II активно испытывался на предмет возможности его боевого применения в составе ВМС США. По результатам испытаний в 1957 г. было принято решение о вооружении военно-морских сил этой крылатой ракетой. Предполагалось вооружить атомный крейсер, однако данная ракетная система имела значительные недостатки, и в 1958 г. ее сняли с вооружения.

Летно-технические характеристики самолетов-снарядов Регулус I и Регулус II приведены в табл. 12.3 Из анализа данных таблицы видно, что скорость ракеты Регулус I составляла 0,87М, скорость Регулус II — 1,5М, дальность полета ракеты Регулус II с подвесными баками достигала 1600 км. Боевая часть ракеты могла снаряжаться как обычной, так и ядерной боевой частью.

Таблица 12.3

Летно-технические характеристики первых КР ВМС США

Регулус I Регулус II
Взлетный вес, кг 6590 12 000
Высота полета, м Свыше 15 000
Размах крыльев, м 6
Диаметр фюзеляжа, м 1,2
Длина фюзеляжа, м 9,7 17,3
Дальность полета, км 800

Почти одновременно с испытанием самолета-снаряда ВМС Регулус II испытывался и самолет-снаряд Тритон. Он был снабжен двумя реактивными прямоточными двигателями. Тритон предназначался также для вооружения подводных лодок. Контр-адмирал Кларк заявил, что американский флот заинтересован в конструировании новых крылатых ракет с прямоточными двигателями и большой дальностью полета. Это оружие, как сказал адмирал Кларк еще в 1957 г., после создания дополнительных механизмов, обеспечивающих максимальную точность стрельбы, можно назвать «точным оружием».

В 1956 г. в США разрабатывалась реактивная летающая морская торпеда Петрел, запускаемая с самолета. Ее характеристики были следующими: тяга турбореактивного двигателя J-44 450 кг, общая длина корпуса 7,3 м, диаметр корпуса 0,6 м, размах крыльев 3,9 м, диаметр хвостового оперения 2,4 м, вес 1700 кг.

В марте 1957 г. американцы приступили к постройке подводной лодки с КР «Хэлибат». В январе 1959 г. она была спущена на воду. После этого были заложены три лодки — «Премит», «Поллак» и «Плунжер». Все они могли нести по два управляемых снаряда Регулус II. Ангары для хранения самолетов-снарядов были вмонтированы в прочный корпус подводных лодок. Запуск КР производился с надводного положения. Для всплытия лодки, подачи КР из ангара на пусковую установку и ее запуск требовалось 5–10 минут.

Во второй половине 1950-х гг. по мере развития американских ВМС, с появлением новых ударных авианосцев и кораблей охранения, сам флот превращался в серьезный вид вооруженных сил. Главной ударной силой ВМС в это время являлись палубные реактивные штурмовики, способные нести ядерное оружие. Однако поскольку в стратегических планах Пентагона ВМС по-прежнему отводилась второстепенная роль, доля ассигнований из военного бюджета на развитие флота была невелика. Командование ВМС было не удовлетворено таким положением.

Первые запуски ракет с американских подводных лодок были проведены в 1949 г. Для этой цели были переоборудованы две подводные лодки — «Танни» и «Барберо». Впоследствии были построены подводные лодки «Грейбэк» и «Гроулер», которые предназначались для запуска КР Регулус II. Необходимо отметить, что в это время в США подводные лодки с КР строились одновременно с лодками, которые имели на борту баллистическое оружие, лодками противолодочной борьбы и лодками радиолокационного дозора.

Сосредоточив основные усилия на развитии ударных авианосцев, командование ВМС США до середины 1950-х гг. практически не уделяло внимания разработке нового перспективного вида оружия — баллистических ракет. Только запуск Советским Союзом 4 октября 1957 г. первого искусственного спутника Земли заставил военное командование США принять срочные меры по ликвидации отставания.

В конце 1950-х гг. командование ВМС США отказалось от совместной с сухопутными войсками разработки ракет. ВМС приняли собственную программу разработки баллистической ракеты Полярис: только пока эти баллистические ракеты не приняты на вооружение, корабли будут вооружаться самолетами-снарядами Регулус II[290]. Оборудование подводных лодок самолетами-снарядами переводило их в класс «оружия большого стратегического значения»[291].

В течение 1950-х гг. ракеты становились все более серьезным оружием. Американские военные специалисты, исходя из того, что главным ТВД в будущей войне будет Европа, и учитывая важность применения ракет, считали, что оценка воздушной обстановки в Западной Европе должна производиться в первую очередь по следующим двум признакам[292]:

• противовоздушная оборона территории от стратегических и тактических ударов авиации, а также от ударов управляемых снарядов по целям, расположенным в оперативной глубине;

• возможность отражения наступления превосходящих сухопутных сил противника при помощи авиации и тактических управляемых снарядов.

В обстановке «холодной войны» самолетамснарядам отводилась роль важного средства воздушного нападения. Именно принятие на вооружение самолетов-снарядов, наряду с перевооружением пилотируемой авиации реактивными самолетами, вынудило военных специалистов пересматривать методы боевых действий в воздухе. Тактические самолеты-снаряды не требовали заранее подготовленных позиций — они могли занимать огневые позиции непосредственно на линии фронта. Кроме того, помимо боевых частей с обычным взрывчатым веществом, самолеты-снаряды могли нести и атомный заряд — с тротиловым эквивалентом в 15 тыс. т.

Нельзя не упомянуть о такой интересной американской разработке этих лет, как беспилотный реактивный самолет-перехватчик Боинг IМ-99 Бомарк (Interceptor Missile-99, прежнее обозначение — F-99 Бомарк). Предусматривалось вооружение этих беспилотных перехватчиков ракетами класса «воздух — воздух» GAR-98 Фалкон. Скорость перехвата воздушных целей Бомарком составляла 2,5М. После выстреливания Фалконов Бомарк приземлялся на парашюте. Этот беспилотный перехватчик предназначался для защиты важных объектов на дальних подступах и высотах, превышающих высоту зоны поражения тогдашних зенитно-ракетных комплексов.

Некоторые военные эксперты того времени (например, Г. Фойхтер[293]) вообще считали, что существует только два вида средств воздушного нападения: самолеты-снаряды (беспилотные бомбардировщики) и управляемые снаряды (баллистические ракеты).

Серьезному изучению подверглись вопросы влияния самолетов-снарядов на военное искусство. Отмечалось, что применение управляемых снарядов «воздух — земля» значительно снижает потери в самолетах при нападении на наиболее важные объекты, имеющие мощное противовоздушное прикрытие. Именно в то время инструктор по тактике управляемых самолетов-снарядов колледжа зенитной артиллерии и управляемых снарядов (форт Блис, штат Техас) майор ВВС США Н. Парсон обосновал необходимость запуска управляемых снарядов с самолетов по наземным целям без захода в зону ПВО («на значительном удалении от рубежей ПВО объектов»)[294]. Применение управляемых снарядов «земля — земля» рассматривалось майором Парсоном как дополнение к авиационным бомбардировкам и артиллерийскому обстрелу.

Развитие ракетного оружия в 1950-е гг. привело к необходимости учитывать его влияние и на внешнюю политику государств. Именно с учетом военнополитической обстановки строилась система американских военных баз на территории западных стран. С другой стороны, уже в те годы в США находились здравомыслящие политики, которые заявляли: «Если мы хотим поддерживать мир, предотвратить войну, контролировать вооружения, решать международные споры через ООН, то при решении этих задач надо учитывать, что ракетное оружие становится достоянием все большего количества стран»[295].

Таким образом, в течение десятилетия — со второй половины 1940-х по вторую половину 1950-х гг. управляемые реактивные снаряды были усовершенствованы до такой степени, что в большом количестве стали поступать на вооружение армий экономически развитых государств. Соответственно был расширен и круг задач, решаемых самолетамиснарядами: были созданы самолеты-снаряды для поражения морских, наземных и воздушных целей. Наступил период обоснования боевых возможностей, тактики применения, а также их целесообразных форм.

Военная история показывает, что в прошлом от создания нового оружия до его применения на поле боя проходили долгие годы и даже столетия. Вследствие этого и изменения в организации войск проходили медленно и целиком зависели от длительности процесса усовершенствования нового оружия, на что в отдельных случаях требовались века. Примером может служить порох, который сам по себе был известен чуть ли не тысячу лет. Но только с появлением артиллерии, с увеличением ее скорострельности и боевой мощи порох стал оказывать решающее влияние на результаты сражений и войн в целом.

Совсем другая ситуация сложилась при появлении ракетного и ядерного оружия. Быстрое усовершенствование ракет и ядерных зарядов потребовало изменений в организации войск. В конце 1950-х гг. «настало время для постановки вопроса о создании специального соединения» — дивизии реактивных снарядов»[296].

В армиях многих стран были созданы командования реактивных снарядов. В Советской Армии, например, были созданы бригады особого назначения резерва Верховного Главнокомандования и полки самолетовснарядов дальней и фронтовой авиации. Жизнь показала, что в эти временные организационные структуры фактически были заложены, скорее, потенциальные возможности баллистических и крылатых ракет. В результате включения в эти части обеспечивающих частей и подразделений они превратились в громоздкие общевойсковые соединения с боевыми средствами дальнего действия.

Поэтому в конце 1950-х гг. в армиях противоборствующих мировых политических систем начал активно решаться вопрос об организационной структуре частей и соединений, вооруженных ракетной техникой. Прежде всего новая техника была разделена на стратегическую, оперативную и тактическую. В Советском Союзе, как известно, 17 декабря 1959 г. постановлением Советского правительства был создан новый вид Вооруженных Сил — Ракетные войска стратегического назначения.

О войнах будущего в 1950-е гг. писали журналисты, ученые и фантасты. А вот взгляд военного специалиста майора Нельса Парсона был изложен в книге[297] в главе «Воздушная война». Автор считал, что самолеты-снаряды окажут решающее влияние на ведение воздушной войны. Н. Парсон писал, что стратегической целью воздушной войны является нападение на особо важные объекты противника с задачей ослабления его военно-промышленного потенциала, разрушения системы коммуникаций и оказания психологического воздействия на противника. В случае начала войны майор Парсон предлагал наносить удары по объектам Советского Союза как пилотируемыми, так и беспилотными самолетами, как с территории государств — союзников НАТО, так и с территории США.

Американскими специалистами в то время рассматривались и другие аспекты применения самолетовснарядов. Так, указывалось, что появление самолетов со сверхзвуковой скоростью вызовет затруднения в проведении точного бомбометания. Для решения этой проблемы бомбардировщик должен был иметь на борту самолеты-снаряды «воздух — земля». Эти боеприпасы следовало использовать для поражения хорошо защищенных объектов типа кораблей, мостов, зданий и других объектов, четко видимых на местности. Самолеты, вооруженные управляемыми снарядами «воздух — земля», к коим майор Парсон относил управляемые бомбы, планирующие бомбы и самолеты-снаряды авиационного базирования, должны были занимать одно из первых мест среди других видов вооружения.

По мнению Н. Парсона, сухопутные войска должны иметь самолеты-снаряды «земля — воздух» и «земля — земля» ближнего, среднего и дальнего действия. Вооружение армии такими боеприпасами повлияет на характер боевых действий. Многие цели, считавшиеся ранее стратегическими — в силу их нахождения на большом удалении от линии фронта, становятся тактическими. Применение самолетовснарядов потребует быстрого и скрытного рассредоточения войск по фронту и в глубину. Использование самолетов-снарядов для ударов по коммуникациям позволяет полностью вывести из строя систему тылового обеспечения.

Время показало, что майор Парсон, в общем, был прав. Интересно, что он не обошел вниманием и способы применения самолетов-снарядов в мирных целях. Прежде всего это перевозка почты.

Генерал-майор Бергквист в рассматриваемый период выполнял обязанности начальника оперативного управления штаба ВВС США. Он выдвинул оперативно-тактические требования к баллистическим и крылатым ракетам. Для сравнения с современным состоянием вопроса приведем некоторые тезисы выступления генерала Бергквиста на конференции Ассоциации ВВС США[298]:

• Пусковые установки межконтинентальных баллистических ракет должны быть рассредоточены во внутренних районах США.

• Крылатые и баллистические ракеты оперативно-тактического класса должны быть развернуты так, чтобы обеспечить поражение наибольшего количества объектов противника и наименьшую уязвимость своих позиций.

• Крылатые и баллистические ракеты тактического класса должны базироваться вместе с тактической авиацией, что позволит поражать таким видом оружия объекты противника как в больших, так и в малых войнах, а также в наступательных операциях.

Техническая реализация вышеуказанных способов и принципов разработки и применения управляемого ракетного оружия в рассматриваемый период выразилась в создании и испытании целого семейства самолетов-снарядов (крылатых ракет). В табл. 12.4 в качестве примера приведены летно-технические характеристики крылатых ракет, разработанных в США во второй половине 1940-х — середине 1960-х гг.[299]. Рассмотрим некоторые конструкции подробнее.

ВВС США в 1949 г. начали разработку беспилотного реактивного бомбардировщика Матадор (В-61). Всего было произведено около тысячи этих самолетовснарядов. Стоимость серийного образца составляла 90 тыс. долл. Самолет-снаряд Матадор стал первым управляемым снарядом, поступившим на вооружение тактического командования ВВС США на ТВД. В ВВС США самолеты-снаряды, в зависимости от назначения, обозначались буквами F и B. В сухопутных войсках и во флоте обозначение самолетов-снарядов было единым. Сам термин «самолет-снаряд» в Соединенных Штатах после 1950 г. не применялся. По этой причине обозначение Матадора было изменено с В-61 на ТМ-61 (тактический снаряд). Получили новые обозначения и другие самолеты-снаряды.

Самолет-снаряд ТМ-61 Матадор в принципе представлял собой улучшенный вариант самолета-снаряда Фау-1. Однако если последний мог летать только по заданной при взлете траектории, то Матадор был оборудован устройством дистанционного управления. Современное для тех лет устройство позволяло принимать и выполнять команды, передаваемые с земли или воздушного пункта управления. В свою очередь наземный пункт управления мог быть как стационарным, так и мобильным. Самолет-снаряд ВВС США ТМ-61 Матадор имел турбореактивный двигатель Аллисон J-33, в качестве головной части устанавливался либо ядерный боевой блок, либо боевой заряд из обычного взрывчатого вещества.

Для транспортировки самолетовснарядов Матадор в США были разработаны автотранспортные средства сверхвысокой проходимости — транспортеры «Теракрузер». Вместо колес в транспортере использовались пневматические катки, представляющие собой баллоны из хлопчатобумажной или нейлоновой кордной ткани, покрытой синтетическим каучуком. Давление в катках, в зависимости от условий движения и полезной нагрузки, поддерживалось в пределах от 0,035 до 1,05 кг/см?. В транспортере «Теракрузер» приводными были все восемь катков. Четыре ведущих катка могли отклоняться вверх и вниз на 10°.

Максимальная скорость транспортировки прицепа, на котором находился и с которого стартовал самолет-снаряд Матадор, составляла 50–60 км/ч. Использование такого транспортера позволяло запускать управляемые снаряды из районов, недоступных для обычного автотранспорта. Платформа, с которой стартовал самолет-снаряд, делала его независимым от наземных сооружений и аэродромов, что позволяло быстро менять огневые позиции. Самолеты-снаряды этого типа могли запускаться и с заранее подготовленных бетонированных площадок.

С момента прибытия подразделения, вооруженного самолетами-снарядами Матадор, на огневую позицию до момента выстрела проходило 90 минут. Эти самолеты-снаряды запускались под небольшим углом к горизонту с подвижных пусковых установок-прицепов при помощи пороховых стартовых ускорителей. После сгорания топлива ускоритель автоматически сбрасывался.

Полет к цели самолета-снаряда Матадор проходил на средних и больших высотах. Это считалось недостатком, так как снаряд мог быть перехвачен истребителями, зенитно-ракетными средствами и зенитной артиллерией.

Таблица 12.4

Летно-технические характеристики крылатых ракет, разработанных в США во второй половине 1940-х — середине 1960-х гг.

КР JB-1 JB-2 Лун JB-10 SSM-N-8a Регулус-1 SSM-N-9a Регулус-2 ТМ-61А Матадор ТМ-61С Матадор ТМ-76А Мейс ТМ-76В Мейс GAM-72 Куэйл GAM-28 Хаунд-Дог
Начало разработки, г. 1944 1944 1945 1947 1954 1946 1953 1954 1954 1955 1957
Первый полет, г. 1945 1944 1946 1951 1956 1952 1955 1956 1956 1958 1959
Начало производства 1945 1955 1957 1953 1957 1958 1958 1960 1960
Оперативная готовность 1946 1955 1958 1954 1958 1958 1959 1961 1960
Окончание производства 1946 1958 1958 1955 1959 1959 1959 1965 1964
Свертывание программы 1948 1946 1960 1962 1962 1962 1964 1964 1968 1972
Стартовый вес, кг 3600 1984 3265 6586 11800 5500 6260 8165 8165 545 4350
Вес полезной нагрузки, кг 1814 998 1455 1360 1360 1360 1360 1360 1360 148 930
Вес двигателя, кг 130 812 1446 812 812 812 812 147,5 1000
Вес топлива, кг 454 1980 4720 1650 1878 1880 1880 1590
Вес стартовых двигателей, кг 2040 910 910 910 910
Длина фюзеляжа, м 3,2 7,7 3,7 9,9 17,4 12,0 12,0 13,2 13,4 3,9 12,9
Размах крыла, м 8,4 5,7 8,8 6,3 6,1 8,5 8,6 6,9 7,0 1,63 3,71
Диаметр фюзеляжа, м 0,82 1,37 1,83 1,37 1,37 1,37 1,37 0,63 0,72
Дальность полета, км 320 240 320 800 1600 800 960 1045 1930 320 900
Высота полета, км 2,5 0,7–3,2 2,0–3,0 11,0 18,0 14,0 14,0 0,3–12,0 0,3–12,0 15,0 1,0–15,0
Скорость, км/ч 640 640 680 965 2000 960 960 1045 1045 800 2000
Тип маршевого двигателя ТРД ПуВРД ПуВРД ТРД форсир. ТРД ТРД ТРД ТРД ТРД ТРД форсир. ТРД
Количество двигателей и тяга, тс 2?? 1?0,7 1?0,7 1?2,1 1?5–7,2 1?2,1 1?2,1 1?2,1 1?2,1 1?1,1 1?3,8
Тип стартового двигателя РДТТ РДТТ РДТТ РДТТ РДТТ РДТТ РДТТ РДТТ РДТТ
Количество двигателей и тяга, тс 5?1,0 4?1,8 4?1,0 2?15,0 1?52,1 1?23,5 1?23,5 1?45,3 1?45,3
Система управления Радиокомандная Радиокомандная Радиокомандная Радиокомандная Радиок. или Инерционн. Гипербол. или радиокоманд. Инерционная Инерционная Инерционная Корреляционная Гипербол. или радиокоманд.

Недостатком самолета-снаряда ТМ-61 Матадор считалось и то, что он использовал наземную систему наведения, а следовательно, был подвержен воздействию радиоэлектронных помех. Прилетев в район цели, Матадор пикировал на нее с высоты 15 км со сверхзвуковой скоростью.

Кроме самолета-снаряда ТМ-61В были разработаны самолеты-снаряды Матадор повышенной дальности, которые имели индексы ТМ-61С и ТМ-61D. Они отличались от прототипа меньшими габаритами и могли использоваться как зенитные.

«Этот управляемый снаряд явился первым беспилотным тактическим оружием США и составил основу многих частей и подразделений управляемых снарядов, частично базирующихся в Европе и на Дальнем Востоке» (имеется ввиду Южная Корея. — Прим. авт.)[300]. В 1954 г. 1-я и 64-я эскадрильи Матадор В-61В были размещены в ФРГ. Бетонированные площадки для запуска КР Матадор были построены западногерманскими фирмами в горном массиве Эйфель в районе Битбург-Риттерсдорф. Снаряд находился также на вооружении частей ВВС США, развернутых на континентальной территории Соединенных Штатов.

В середине 1950-х гг. страны НАТО провели маневры «Карт-Бланш», на которых изучались методы использования атомного оружия на Европейском ТВД. В ходе маневров «южная» сторона применила против «северных» самолеты-снаряды Матадор. И хотя «северным» удалось «уничтожить» в воздухе 25, а на земле 32 самолета-снаряда, на последнем этапе маневров штаб «северных» был уничтожен именно снарядом Матадор[301]. Испытания Матадора в «боевой обстановке на заморской территории» показали, что надежность действия и точность попадания находятся на одном уровне с надежностью действия и точностью бомбометания истребителейбомбардировщиков ВВС США.

В 1955 г. в США в штате Северная Каролина также были проведены крупные маневры, в которых использовались самолеты-снаряды Матадор. Учения показали неоспоримое преимущество самолетов-снарядов в поражении подвижных целей перед атомными артиллерийскими снарядами и тактическими баллистическими ракетами. Однако они уступили реактивным самолетам, поскольку летчики могли следить за передвижениями наземных войск[302]. В подобных испытаниях было экспериментально показано, что самолеты-снаряды периода «холодной войны» могли поражать цели с вероятностью 0,6–0,8. В то же время вероятность попадания в цель обычной авиабомбы составляла всего 0,01–0,02.

Во второй половине 1950-х гг. американская самолетостроительная фирма «Мартин» начала выпуск крылатой ракеты класса «земля — земля» ТМ-76 Мэйс («Булава»). Самолет-снаряд Мэйс являлся дальнейшей модификацией управляемого снаряда ТМ-61 Матадор и предназначался для его замены. Дело в том, что ракеты Матадор стали уязвимы от появившихся к тому времени новых поколений реактивных самолетов-перехватчиков и были выведены из Европы.

Самолет-снаряд Мэйс представлял собой моноплан с высокорасположенным стреловидным крылом малого размаха. Стреловидное горизонтальное оперение было вынесено в верхнюю часть киля. В хвостовой части фюзеляжа располагался турбореактивный двигатель Аллисон J-33-А41 со статической тягой 2360 кг. Для взлета самолета-снаряда использовался стартовый ускоритель с тягой около 45 т. Ускоритель подвешивался под хвостовой частью фюзеляжа.

Тактико-технические характеристики самолета-снаряда Мэйс следующие. Два двигателя: РДТТ — стартовый, ТРД — маршевый; стартовый вес 8200 кг; дальность полета 960–1120 км (по другим данным 2500 км); длина корпуса 13,5 м, диаметр 1,4 м. На самолете-снаряде могли устанавливаться или ядерный боевой блок, или боевая часть из обычного взрывчатого вещества. При испытаниях и тренировочных полетах вместо боевой части устанавливалось оборудование для автоматической посадки. Основным элементом этого оборудования были три парашюта с общей площадью куполов 90 м?. Удар о землю амортизировался большими надувными камерами из прорезиненной ткани.

Пусковая установка КР Мэйс базировалась на комбинированном полуприцепе, который по хорошим дорогам буксировался тягачом со скоростью 40–65 км. Подготовка к пуску занимала один час. Стационарная пусковая установка имела вид заглубленного бетонированного капонира. Самолет-снаряд Мэйс выпускался в двух модификациях — ТМ-76А и ТМ-76В. Основным различием в них была система управления.

Снаряды ТМ-76А имели систему управления «Атран» (ATRAN — Automatic Terrain Recognition and Navigation), разработанную фирмой «Гудъир». Действие этой системы управления было основано на принципе периодического сравнения радиолокационного изображения местности. Там, где было невозможно получить радиолокационную картину местности, маршрут пролагался по топографической карте. Карты полетов заблаговременно готовились методом пролета разведывательных и пассажирских самолетов по предполагаемому маршруту самолета-снаряда. В случае отклонения от заданного маршрута система посылала управляющий сигнал на автопилот и возвращала ракету на заданную траекторию.

Система «Атран» обеспечивала полет самолета-снаряда на высотах менее 300 м. При полете на высоте 300 м дальность действия КР Мэйс ТМ-76А достигала 1000 км. На высотах от 300 до 13 500 м полет совершался по предустановленной программе: маршрут и высота полета закладывалась в систему управления Мэйс заблаговременно[303].

Самолет-снаряд ТМ-76В имел инерционную систему управления, разработанную отделением фирмы «Дженерал моторс». Эта модификация самолета-снаряда Мэйс обладала большей дальностью полета.

В табл. 12.5 приведены сравнительные тактико-технические характеристики самолетовснарядов Матадор и Мэйс[304].

Таблица 12.5

Сравнительные тактико-технические характеристики самолетов-снарядов Матадор и Мэйс

Матадор ТМ-61 Мэйс ТМ-76А Мэйс ТМ-76В
Стартовый вес, кг 5400 7000 7000
Дальность действия, км 800 1000 2200
Скорость полета, км/ч 1000 1000 1000
Длина фюзеляжа, м 12,1 13,4 13,4
Диаметр фюзеляжа, м 1,37 1,37 1,37
Размах крыла, м 8,74 6,98 6,98
Сила тяги двигателя, кгс 27 450 27 450 27 450
Высота полета, м 15 000 300–13 500 300–13 500

Боевое применение самолета-снаряда Мэйс было аналогичным боевому применению самолета-снаряда Матадор. Они оба являлись средством тактического авиационного командования США на ТВД для совместных действий с истребителями и легкими бомбардировщиками при решении задач наступательного характера[305]. Если говорить о боевом применении этих самолетов-снарядов, то они предназначались для нанесения ударов ночью и в сложных метеорологических условиях, когда действия пилотируемых средств затруднены. Объектами удара предполагались в основном стационарные площадные цели, например аэродром, железнодорожный узел, военный городок и т. п.

По замыслу американских специалистов, эти самолеты-снаряды должны были развертываться на значительном расстоянии от противника. Так, при максимальной дальности полета 1000 км задачей подразделения самолетовснарядов ТМ-76А было нанесение ударов на глубину до 480 км от линии фронта. Повышенная дальность действия ТМ-76В (около 2200 км) позволяла использовать их в качестве оперативно-стратегического средства воздушного нападения.

Самолеты-снаряды ТМ-76В развертывались в Западной Европе и на Дальнем Востоке. В Западной Европе дислоцировалось 38-е крыло тактических самолетов-снарядов. На вооружении крыла имелись КР Матадор ТМ-61 и Мэйс ТМ-76А и ТМ-76В.

38-е крыло входило в состав 17-й воздушной армии ВВС США, которая являлась основной ударной силой 4-го объединенного тактического авиационного командования ВВС НАТО. Крыло состояло из 585-й, 586-й и 587-й групп тактических самолетов-снарядов. Каждая группа в свою очередь имела одну боевую эскадрилью, эскадрилью полевого ремонта и эскадрилью поддержки. Две последних эскадрильи обеспечивали технический контроль и обслуживание самолетов-снарядов[306].

Схема организации 38-го крыла тактических самолетов-снарядов ТМ-76А


38-е крыло дислоцировалось на авиабазах Битбург, Зембах и Хан, расположенных в Западной Германии. Каждая авиабаза тактических самолетов-снарядов включала в себя группу аэродромного обслуживания, радиогруппу и госпиталь. Каждая боевая эскадрилья включала 72 самолета-снаряда Мэйс ТМ-76А, из них 24 КР первого удара и 48 ракет последующих двух ударов[307].

Каждый отряд насчитывал около 150 человек. Количественный состав определялся тем, что тактические самолеты-снаряды, по взглядам командования НАТО, должны были находиться в постоянной боевой готовности. По этой причине каждая пусковая установка имела два расчета по 9 человек (один офицер, восемь солдат и сержантов). В чрезвычайных ситуациях состав расчета мог сокращаться до шести человек.

Эскадрилья полевого ремонта состояла из 480 человек. Они выполняли расстыковку и стыковку самолета-снаряда, проверяли работу всех узлов и агрегатов, устраняли выявленные неисправности. Для этого привлекались и гражданские специалисты — представители фирм-изготовителей.

В Южной Корее и на о. Тайвань было развернуто по одной эскадрилье самолетов-снарядов. Учебная часть, где готовили специалистов для подразделений тактических самолетов-снарядов, располагалась в континентальной части США. После экзаменов новоиспеченные специалисты направлялись в учебную часть. Здесь из них сколачивали боевые расчеты. Основная же подготовка специалистов и окончательный подбор боевых расчетов производились непосредственно в подразделениях тактических самолетов-снарядов.

Основное содержание боевой подготовки заключалось в отработке запуска. С этой целью боевыми расчетами ежемесячно проводилось определенное число учений. Личный состав тренировался, готовясь к запускам в обычных условиях и по тревоге. Предстартовые проверки проводились в реальных условиях, а пуски имитировались. Раз в полгода личный состав отрядов сдавал письменные и устные экзамены. Боевые пуски совершались на полигонах, где в учебных целях для запуска использовались учебно-тренировочные самолеты-снаряды Т-33.

Получив приказ командования группы к запуску, расчет заправлял самолет-снаряд топливом и сжатым воздухом, устанавливал стартовый двигатель, боевую часть и взрыватель, проводил окончательные проверки, чтобы самолет-снаряд поступал на стартовую площадку в собранном виде. Пусковые установки размещались в железобетонных укрытиях. Полет к цели проходил на малых, средних и больших высотах[308].

Предполагалось, что французские ВВС по программе американской помощи Европе получат эскадрилью самолетов-снарядов Мэйс. Эскадрилья должна была быть развернута в Западной Германии в составе французских ВВС, но подчиняться командованию НАТО[309].

Достойна внимания система автоматического снабжения частей, вооруженных самолетами-снарядами ТМ-76А и ТМ-76В. Система вступила в действие в 1959 г.[310]. Эта система получила название «проект MAST» (Missile Automatic Supply Technique — система автоматического снабжения частей). Суть ее состояла в том, что фирмы, отвечавшие за производство, модификацию, хранение и ремонт самолетов-снарядов, построили два больших склада, где хранились запасные детали и узлы планера, наземное оборудование, блоки системы наведения и т. д. Отдел тылового обеспечения находился на базе материального и технического обеспечения Робинс.

Закупался и хранился на базе первоначальный комплект запчастей и предметов снабжения из расчета пятилетнего нахождения самолета-снаряда на вооружении. Заявки от боевых частей на те или другие предметы снабжения поступали на базу по телетайпу. Уже в 1959 г. заявки в автоматическом режиме обрабатывала IBM-650. ЭВМ определяла наличие необходимого предмета снабжения на базе. Если его не было, она автоматически передавала заявку на склад фирм-производителей. Если имеющийся запас предметов снабжения оказывался ниже требуемого постоянного уровня, IBM-650 определяла размер необходимого пополнения запаса. Когда предмета снабжения не оказывалось в наличии, ЭВМ информировала: «Снабжения нет». В конце рабочего дня ЭВМ составляла ведомость приходно-расходных операций, которая поступала к начальнику отдела тылового снабжения. Такой порядок автоматического снабжения частей, вооруженных самолетами-снарядами ТМ-76А и ТМ-76В, сокращал время на организацию снабжения предметами, необходимыми для ремонта или боевого применения, с тем чтобы самолеты-снаряды могли использоваться без дополнительных затрат времени на подготовку к боевому применению.

В 1965 г. в США началась замена самолетов-снарядов Мэйс баллистическими ракетами.

В 1953 г. фирма «Корнель аэронаут лаборатори» разработала тактическую крылатую ракету SSM-N Лакросс для вооружения морской пехоты. Фирма разработала также систему управления, которая позволяла наводить ракеты на малоразмерные цели с вертолета или самолета. Тактико-технические характеристики КР[311]: общий вес — 4540 кг, дальность полета 16 км, диаметр фюзеляжа 1,14 м, тяга маршевого турбореактивного двигателя «Аллисон» J-33-А 2090 кг, высота полета 1000 м, скорость полета 75 км/ч.

Дивизионы ракет Лакросс собирались придавать армейским корпусам, а иногда и дивизиям — для оказания огневой поддержки. В состав дивизиона входила одна огневая батарея с четырьмя пусковыми установками. Поскольку ракеты Лакросс имели сравнительно большую точность попадания, они предназначались для поражения целей небольших размеров. Запуск ракеты производился со специальных боевых машин. Управление ракетой осуществлялось специальной станцией теленаведения, которая базировалась на автомобиле.

В 1958 г. фирма-разработчик подготовила новую пусковую установку для крылатых ракет Лакросс. Пусковая установка имела одну направляющую, подъемный гидравлический механизм, поворотный механизм и прицельное приспособление. Установка могла транспортироваться автомобильным транспортом как прицеп или перебрасываться по воздуху на вертолетах.

При пуске ракеты с земли пусковая установка вывешивалась на двух домкратах и раздвижных станинах. Предполагалось, что такими пусковыми установками будут вооружены формировавшиеся в то время аэромобильные части и соединения.

В 1958 г. в США был обнародован текст послания президента США Эйзенхауэра о задачах Министерства обороны[312]. В части, касающейся крылатых ракет, президент США говорил, что в целях увеличения эффективности применения межконтинентальных бомбардировщиков В-52 ускорено производство управляемых снарядов класса «воздух — земля» Хаунд Дог. Президент США сообщил о прекращении производства самолета-снаряда «корабль — земля» Регулус I и об аннулировании программы разработки самолета-снаряда «воздух — земля» Раскал. В связи с изменением тактических взглядов на ведение войны, военно-политическое руководство США отказалось и от реактивного снаряда-приманки Гус.

Ракета GAM-63 Раскал (В-63) стояла на вооружении американских ВВС и являлась достаточно интересной разработкой. Она была разработана фирмой «Белл» в 1948 г. по аэродинамической схеме «утка». Это было развитие экспериментального самолета Х-1, о котором речь шла выше. Силовая установка ракеты состояла из трехкамерного ЖРД. Наведение на цель осуществлялось инерциальной системой управления с автокоррекцией.

Это была стратегическая «снаряд-ракета», как ее называли в американских ВВС. Она подвешивалась к бомбардировщикам В-52 «Стратофортресс» и В-58 «Хастлер» и предназначалась для поражения наземных объектов, прикрытых мощной системой ПВО. Крылатая ракета сбрасывалась на высоте 15 км в 90–240 км от зоны ПВО противника. После сброса ракета Раскал набирала высоту 25–30 км и при скорости полета 2,5М летела в направлении объекта поражения, пикируя на цель со скоростью 3М.

Ракета Раскал GAM-63 была оснащена инерциальной системой управления. С учетом несовершенства инерциальных систем того времени круговое вероятное отклонение ее составляло 3–4 км, хотя, по американским рекламным данным, круговое вероятное отклонение якобы составляло только 0,5 км. Другим недостатком ракеты Раскал являлась малая дальность полета.

Первый пуск КР Раскал с бомбардировщика В-47 состоялся в 1954 г. В серию ракета была запущена в 1957 г., но уже в 1958 г. производство крылатой ракеты было прекращено в связи с созданием более перспективной ракеты Хаунд Дог. Тем не менее Раскал еще несколько лет стояла на вооружении Стратегического авиационного командования США.

Разработка крылатой ракеты Хаунд Дог GAM-77 (AGM-28 Hound Dog) была начата фирмой «North American» в 1956 г. Конструктивно ракета была выполнена по схеме «утка». Рулевыми поверхностями служили элероны, руль направления и расположенные впереди цельноповоротные дельтовидные горизонтальные рули. Корпус ракеты был цельнометаллическим, цилиндрической формы с остроконическим обтекателем. Ракета имела крыло дельтовидной формы симметричного профиля из двух взаимозаменяемых консолей, которые крепились неподвижно к корпусу в хвостовой части.

На ракете был установлен турбореактивный двигатель J-52 без форсажной камеры. Его тяга на уровне моря составляла около 3,4 т. Двигатель был подвешен в гондоле к хвостовой части корпуса и работал на том же топливе, что и самолет-носитель. Большая часть фюзеляжа ракеты была занята топливным баком-отсеком, стенки которого толщиной 3,2 мм служили и обшивкой фюзеляжа. В носовом отсеке фюзеляжа размещались инерциальная система наведения и боевая часть. В хвостовом отсеке фюзеляжа устанавливались вспомогательные механизмы двигателя.

Самолет B-52 нес 2–4 ракеты Хаунд Дог, подвешенные на пилонах между внутренними гондолами двигателей и фюзеляжем. Внутри пилона размещалось оборудование для настройки системы наведения. Система наведения ракеты — инерциальная с астрокоррекцией. В сферическом выступе передней части пилона располагался астроориентир, который работал совместно с навигационно-бомбардировочной системой самолета-носителя и непрерывно передавал данные для ориентирования стабилизированной платформы инерциальной системы ракеты. Астроориентир вводил поправки в систему наведения до момента пуска ракеты. Координаты местоположения самолета-носителя ракета получала от навигационно-бомбардировочной системы.

Первый образец ракеты с системой управления GAM-77 Хаунд Дог был запущен 23 апреля 1959 г. с бомбардировщика В-52G, а в декабре 1959 г. ракета была принята на вооружение ВВС США. В середине следующего года испытания завершились пуском опытного образца КР с борта B-52 после 20-часового патрулирования в Арктике[313]. В процессе эксплуатации ракете был присвоен индекс AGM-28.

Основным недостатком ракеты Хаунд Дог была уязвимость от советских средств ПВО начала 1960-х гг. Ракета, летящая на высоте 15–18 км, легко обнаруживалась РЛС на значительном расстоянии от цели. Несмотря на высокую скорость, она с большой вероятностью могла быть сбита истребителем-перехватчиком или зенитными ракетами комплексов С-25 и С-75.

В конце 1961 — начале 1962 г. на вооружение Стратегического авиационного командования ВВС США начала поступать модифицированная ракета Хаунд Дог — GAM-77А. Это был ответ американцев на событие весны 1960 г., оказавшее значительное влияние на взгляды военных специалистов в части применения стратегических тяжелых бомбардировщиков. Тогда советской зенитной ракетой комплекса С-75 Двина был сбит американский высотный самолет-шпион U-2 (пилот Ф. Пауэрс).

Усовершенствованная ракета имела помехоустойчивую инерциальную систему наведения, точность которой позволяла поражать стартовые позиции МБР, реактивный двигатель «Пратт-Уитни» J-52-P-3, сообщавший ракете скорость около 2,1М. Дальность полета зависела от высоты пуска (диапазон высот — от нескольких десятков метров до 16 800 м) и составляла от 160 до 1125 км.

Крылатая ракета GAM-77А Хаунд Дог имела одинаковую с предшествующим образцом GAM-77 аэродинамическую схему: треугольное в плане крыло и трапециевидный киль, расположенные в хвостовой части, а рули высоты — в носовой части фюзеляжа. Ракета имела инерциальную систему управления и летела по заранее заданной программе, включая профиль полета от предельно малых высот до высотного потолка ракеты. При подходе к цели ракета совершала противозенитный маневр и горку.

Конструктивно КР GAM-77А Хаунд Дог состояла из пяти отсеков. Носовой отсек (конус) крепился к переднему отсеку при помощи болтов и мог быть быстро отстыкован. Здесь размещались взрыватель, система его взведения и узлы предохранительно-исполнительного механизма. В переднем отсеке размещалась аппаратура системы наведения, аппаратура термостатирования и т. п. В центральном отсеке устанавливалась гиростабилизированная платформа с автопилотом. Здесь же размещался и ядерный заряд. Следующий отсек представлял собой герметичный топливный бак. К силовым элементам топливного отсека крепились крыло и гондола. Хвостовой отсек содержал оборудование топливной системы, генератор электрического тока, элементы гидросистемы и регулятор температуры гидросмеси.

Силовая установка ракеты состояла из одного турбореактивного двигателя ПраттУитни J-52-Р-4, установленного в подвесной гондоле. Максимальная тяга у земли 3400 кг без дожигания и 4300 кг с дожиганием топлива. Вес двигателя — около 1000 кг. Двигатель КР, который применялся в качестве стартового ускорителя, работал на том же топливе, что и двигатели самолета-носителя. После взлета топливный бак ракеты дозаправлялся топливом из баков носителя.

Инерциальная система наведения этой КРВБ использовала данные навигационного оборудования самолетаносителя. В систему управления КР могла закладываться программа полета любого профиля от малых высот до потолка боевого применения, в программе предусматривалось также маневрирование при подходе к цели. После запуска инерциальная система ракеты начинала работать автономно. Максимальная дальность действия КР Хаунд Дог составляла 1100 км, стартовый вес 4500 кг. Боевая часть была ядерной.

В качестве носителей этих ракет служили переоборудованные бомбардировщики B-52E/F/G/H. Из-за больших размеров ракеты один бомбардировщик на специальных подкрыльевых пилонах мог нести только две КР.

Интересна история принятия на вооружение КР Хаунд Дог. С целью продления срока боевого использования существующих стратегических бомбардировщиков в США была предпринята попытка разработать авиационную двухступенчатую баллистическую ракету Скайболт, расчетная дальность полета которой составляла 1600–1800 км. Однако работы по ней были прекращены. Вместо баллистической ракеты Скайболт стратегические бомбардировщики были вооружены КР Хаунд Дог.

Производство ракет Хаунд Дог было прекращено в 1964 г. Всего было изготовлено 593 такие ракеты, в том числе около 200 в модификации AGM-28A, а остальные — в модификации AGM-28B. Ракета AGM-28B имела улучшенную систему астрокоррекции. Ракеты AGM-28 стояли на вооружении до 1976 г.

Таблица 12.6

Летно-технические характеристики крылатых ракет воздушного базирования США

GAM-63 Rascal GAM-77 Hound Dog GAM-77А Hound Dog
Разработчик Bell North American North American
Длина фюзеляжа, м 9,76 12,95 12,95
Диаметр фюзеляжа, м 1,37 0,72 0,72
Размах крыла, м 4,27 3,66 3,66
Боевая часть ядерная ядерная ядерная
Стартовый вес, кг 8255 4350 4350
Вес БЧ, кг 200 750 750
Число двигателей 1 1 1
Двигатель ДТРД Bell XLR-67 ТРД J-52, 3400 ТРД J-52-P-4
Тяга двигателя, кгс 8100 3400 3400, с дожиганием топлива 4300
Макс. скорость на высоте, км/ч 3138 580 1,6М
Максимальная дальность, км 161 1180 около 1000
Высота полета, м 19 800 18 000 до 30 000
КВО, м 500 1850

В 1950-е гг. создание целого ряда семейств КР не предусматривало расширение их функционального назначения и спектра выполняемых задач. В 1960-е гг. уже наметилась тенденция использования планера КР для создания БЛА-фоторазведчиков, БЛА радиоэлектронной борьбы, воздушных мишеней и т. п.

Уровень развития автоматических средств управления уже в конце 1950-х гг. позволял БЛА достаточно точно выдерживать маршрут и профиль полета. Работа аэрофотоаппаратуры, средств инфракрасного и радиолокационного оборудования и телевизионной аппаратуры к этому времени была уже автоматизирована.

Например, в 1958 г. в Японии проходил испытание беспилотный самолет-разведчик В-3. В его оборудование входила телевизионная передающая аппаратура. Японский беспилотный самолет-разведчик запускался либо с катапульты, либо с самолета. Приземлялся В-3 при помощи парашюта по команде оператора, находящегося на земле. Компоновка японского БЛА была осуществлена по схеме «утка». В качестве силовой установки использовался прямоточный воздушно-реактивный двигатель.

Финская фирма «Аваруустекника» еще в середине 1960-х гг. разработала семейство легких БЛА, запускаемых с руки. В 1968 г. на вооружение был принят аппарат АТ97, а в 1985 г. — его усовершенствованный вариант АТ85.

Самым ярким БЛА-разведчиком периода «холодной войны» считается американский беспилотный летательный аппарат AQM-34 («модель 147»). Этот БЛА был создан в 1951 г. фирмой «Теледайн Райан» на базе беспилотной реактивной мишени BQM-34 Файрби. БЛА-разведчик AQM-34 дополнял возможности высотного разведчика Локхид U-2, выполняя полеты над Китаем, Северным Вьетнамом и КНДР. AQM-34 запускался с самолета-носителя Локхид DC-130А, совершал полет по запланированному маршруту и возвращался в расчетную точку. Здесь он опускался на парашюте. Были варианты этого БЛА, которые подхватывались в воздухе самолетами или вертолетами. БЛА-разведчик AQM-34 находился на вооружении ВВС США почти 30 лет.

БЛА AQM-34 получил развитие в виде целого семейства беспилотных летательных аппаратов различного назначения (28 модификаций), включая модификацию для выполнения ударных задач. В 1950-е гг., когда перед БЛА-разведчиками была поставлена задача сбора разведданных об инфраструктуре СССР, была создана модификация BQM-34 с мощным фотооборудованием и большей площадью крыла для полета на большой высоте. Она получила обозначение AQM-34Q и впоследствии широко использовалась для сбора разведданных, летая сначала над Кубой, а затем над Вьетнамом.

БЛА-разведчики придавались командиру мотопехотной дивизии или полка. Сведения, полученные с помощью БЛА, предоставлялись штабам этих формирований, минуя промежуточные звенья управления. На основании опыта использования этих БЛА командование сухопутных войск США выделило значительные средства на разработку более современных БЛА-разведчиков. Контракты были заключены с фирмами, производившими телеуправляемые самолеты-мишени[314]. Было построено несколько беспилотных разведчиков: Редиоплейн SD-1, Рим SD-2, Рипаблик SD-3, Рипаблик SD-4, Ферчайдл SD-5 и Редиоплейн RP-77D.

Таблица 12.7

Летно-технические характеристики БЛА-разведчиков США

SD-1 SD-2 SD-3 SD-4 SD-5 RP-77D
Длина, м 4,05 4,55 2,75
Размах крыльев, м 3,5 3,35 3,3 2,75
Диаметр фюзеляжа, м 0,3 0,6
Взлетный вес (без ускорителей), кг 196 450 4500 470
Мощность двигателя, л.с., тяга, кг 72 л.с. 140 л.с. 1360 кг 1360 кг 72 л.с.
Система управления По радио По радио Автономная с коррекцией или по радио Автономная с коррекцией или по радио Инерционная По радио
Скорость макс., км/ч 300 640
Продолжительность (дальность) полета 1 ч (160 км) 1 ч

Самолет-разведчик SD-1 был разработан фирмой «Редиоплейн» на базе серийно выпускающейся летающей мишени OQ-19. БЛА SD-1 представлял собой небольшой моноплан. При его изготовлении широко использовались пластмассы, что снизило стоимость БЛА и его радиолокационную заметность. Запуск БЛА осуществлялся с наземной пусковой установки при помощи ускорителей. В полете SD-1 управлялся автопилотом, который стабилизировал его положение в промежутках между командами. Команды (изменение курса и высоты полета, фотографирование, посадка и т. п.) выдавались с наземного пункта управления. Потолок составлял около 4500–6000 м. Спуск на парашюте осуществлялся автоматически по команде, поданной над точкой посадки.

На БЛА SD-1 устанавливался аэрофотоаппарат КА-28 весом около 7 кг. Он был снабжен механизмом компенсации сдвига изображения во время экспонирования, что заметно повышало качество снимков. Формат снимка 11,4 ? 11,4 см, запас фотопленки — 6 м, перекрытие снимков составляло 20 %. Для ночной фотосъемки на БЛА применялась система освещения. После приземления разведчика фотопленка обрабатывалась в передвижной фотолаборатории, откуда снимки передавались командованию.

БЛА SD-1 выпускался серийно. Количество выпущенных «беспилотников» этой серии установить не удалось. Известно, что OQ-19 — прототипов этих летающих мишеней в 1959 г. фирма «Редиоплейн» выпустила более 4 тыс. штук.

Для ближней разведки использовался и БЛА RP-77D. Он снабжался турбореактивным двигателем. Его планер был почти целиком изготовлен из пластмассы (стеклотекстолитовая обшивка с пенополиуретановым заполнителем). На этом БЛА устанавливалась либо фото, либо телеаппаратура. Этот же аппарат использовался для разведки погоды и для измерения уровня радиации на зараженной местности. БЛА RP-77D производил взлет и посадку со взлетно-посадочной полосы. В одном из полетов этот БЛА поднялся на высоту 14 км.

Разработанный фирмой «Рим» БЛА-разведчик SD-2 представлял собой небольшой моноплан с V-образным оперением и тянущим воздушным винтом. Для удобства использования в полевых условиях беспилотный самолет выпускался с легкоразъемными фюзеляжем, крылом и оперением. В собранном виде четыре БЛА SD-2 перевозились на армейском трехосном грузовике. Запуск в воздух осуществлялся с помощью двух ракетных ускорителей, полет совершался на маршевом двигателе.

Для управления БЛА использовался автопилот, в который заблаговременно вводилась программа полета. Разведывательное оборудование SD-2 было засекречено. Оно позволяло добывать развединформацию и ночью, и в сложных метеоусловиях. Информация с борта сразу передавалась на командный пункт, с которого по радио поступали сигналы корректировки маршрута полета. Посадка осуществлялась на парашюте.

БЛА-разведчик SD-3 Своллоу (Ласточка) также предназначался для ведения разведки в тактической зоне противника. Этот БЛА мог летать в сложных метеоусловиях. Полет на разведку осуществлялся в автоматическом режиме по заданной программе. Однако имелась и возможность коррекции маршрута полета по радио. Это был моноплан с балочным фюзеляжем и двумя килями. В хвостовой части располагался поршневой двигатель с толкающим воздушным винтом. Съемная носовая часть изготавливалась в трех модификациях: с аэрофотоаппаратами, с инфракрасным оборудованием, с оборудованием для радиолокационной разведки. Три такие носовые части входили в состав каждого беспилотного самолета-разведчика. Его летно-технические характеристики держались в секрете.

При испытаниях установленные на SD-3 поршневые двигатели показали слабые летные характеристики. Поэтому фирмой «Рипаблик» был разработан БЛА SD-4 с турбореактивным двигателем. Этот разведчик выполнял задачи в интересах армейского корпуса или дивизии. Он мог передавать координаты целей на пункты управления пусками оперативно-тактических ракет.

В походном положении БЛА перевозился на гусеничном тягаче, с которого и запускался при помощи ракетных ускорителей. Система управления работала автономно, с наземного пункта или с самолета-наводчика.

Для разведки объектов и войск противника в глубоком тылу был разработан БЛА SD-5. Его взлетный вес в 10 раз превосходил взлетный вес БЛА SD-3. Сообщалось, что этот БЛА имел самую сложную систему управления, применявшуюся когда-либо на беспилотных самолетах или управляемых ракетах. Основное предназначение беспилотного самолета состояло в определении координат целей, находившихся на расстоянии нескольких сот километров от линии фронта. Подавление таких целей планировалось с помощью баллистических ракет Редстоун и Першинг.

В качестве бортовой аппаратуры на разведывательных БЛА применялись панорамные аэрофотоаппараты, телевизионные камеры с изменяемой фокусировкой, инфракрасные разведывательные станции, аппаратура радиотехнической разведки, а также лазерные дальномеры-целеуказатели для подсветки наземных целей.

К разведывательным БЛА предъявлялись определенные требования: обнаружение с дальности 2 км целей типа «танк» с вероятностью 0,5; достаточный запас фотопленки; возможность вести разведку в сложных метеоусловиях. Время полета БЛА сухопутных войск зависело от конкретной задачи. БЛА самолетной схемы могли находиться в воздухе 2–4 часа, винтокрылые привязные БЛА — 24 часа.

14 мая 1960 г. совершил свой первый полет американский беспилотный самолет-разведчик AN/USD-5. Его разработала фирма «Ферчайлд». Беспилотный самолет-разведчик использовался для ведения разведки в тактическом и оперативном тылу противника с помощью радио и радиолокационной аппаратуры, а также инфракрасного, фото- и фотограмметрического оборудования.

БЛА AN/USD-5 представлял собой моноплан со среднерасположенным треугольным в плане крылом и однокилевым хвостовым оперением. В задних кромках крыла и килей располагались органы управления. Силовая установка состояла из одного турбореактивного двигателя Пратт-Уитни JT-12, развивавшего максимальную статическую тягу 1360 кг. Мотогондола и воздухозаборник двигателя, расположенные под крылом, образовывали расширенную часть фюзеляжа.

Запуск беспилотного разведчика производился с направляющей нулевой длины при помощи порохового стартового ускорителя, подвешенного к фюзеляжу под основным двигателем. После выгорания порохового заряда стартовый ускоритель сбрасывался. Система спасения самолета состояла из двух парашютов и трех посадочных баллонов. Эти баллоны изготавливались из пластических материалов. В полете два баллона находились в крыле, а третий — в носовой части фюзеляжа. При спуске самолета на парашютах баллоны наполнялись воздухом и обеспечивали амортизацию в момент приземления.

Основные ЛТХ БЛА AN/USD-5: стартовый вес — 3860 кг, максимальная скорость около 960 км/ч, максимальная дальность полета 1600–1900 км, длина 1097 м, размах крыла 7,3 м. Управление полетом осуществлялось при помощи команд по радио. Однако была предусмотрена возможность установки на самолете и инерциальной системы управления. Это, по мысли заказчика, должно было облегчить выполнение разведывательных задач по определению результатов ракетных ударов ракетами «земля — земля» оперативно-тактического назначения. Самолет мог выполнять задачи в сложных метеорологических условиях и ночью.

В 1983 г. сотрудники фирмы «Локхид» начали испытания малоразмерного беспилотного летательного аппарата Акила[315]. Он предназначался для корректировки огня артиллерии и РСЗО, а также для подсветки наземных целей для стрельбы по ним артиллерийскими снарядами Копперхед и авиационными управляемыми ракетами Мейверик. БЛА был выполнен по бесхвостовой схеме и представлял собой моноплан со среднерасположенным дельтовидным крылом. Планер «беспилотника» изготавливался из кевлара. Консоли крыла легко отстыковывались.

Мощность поршневого двигателя составляла 26 л.с. Толкающий винт был расположен в кольцевом канале. Длина этого БЛА составляла 2,08 м, размах крыла 3,89 м, максимальный взлетный вес 113 кг, вес топлива 15 кг, максимальная скорость полета 200 км/ч, практический потолок 3600 м, радиус действия около 50 км, максимальная продолжительность полета более трех часов.

БЛА Акила запускался при помощи гидравлической катапульты с мобильной пусковой установки, смонтированной на шасси пятитонного автомобиля повышенной проходимости. Полет совершался в автоматическом режиме с использованием данных о контрольных точках на маршруте или в режиме ручного управления с наземного пункта. Слежение за БЛА производилось штатной РЛС. После выполнения задания БЛА следовал в район посадки. Здесь он, снижаясь, летал по кругу или по «восьмерке». На конечном участке траектории снижения БЛА подхватывался специальной сетью 7 ? 4,3 м, изготовленной западногерманской фирмой «Дорнье».

Интересной особенностью БЛА Акила было то, что он мог выдерживать запрограммированный маршрут полета в течение 30 мин за пределами прямой видимости. Предполагалось, что этими беспилотными летательными аппаратами будут вооружены 14 из 16 мотопехотных дивизий США. Каждой дивизии должен был придаваться состоящий из четырех секций взвод БЛА. На вооружении каждой секции должно было быть пять БЛА, пусковая установка, пункт управления, устройство посадки и другое наземное оборудование. Личный состав секции — 13 человек.

Во второй половине 1980-х гг. американская фирма «Теледайн Райан» разработала для вооруженных сил Египта разведывательный БЛА «модель 324». Длина фюзеляжа этого БЛА составляла 6,1 м, вес 1130 кг, размах крыльев 3,66 м, скорость полета 0,8М, высота полета 13 000 м. Беспилотный разведчик имел один ТРД мощностью 440 кгс.

В 1988 г. этот БЛА прошел заключительные летные испытания. Пуск БЛА производился с наземной ПУ с помощью сбрасываемого ускорителя. Посадка после выполнения задания производилась с помощью парашюта. Управление полетом БЛА осуществлялось дистанционно с наземного мобильного пункта. В качестве разведывательного оборудования использовался аэрофотоаппарат KS-153A.

В конце 1980-х гг. в США велись испытания нового на то время беспилотного летательного аппарата «модель 350», разработанного фирмой «Теледайн Райан». Длина фюзеляжа 4,97 м, вес 630–820 кг, размах крыльев 3,35 м, скорость полета 0,8М, высота полета 13 000 м. Беспилотный разведчик имел один ТРД мощностью 440 кгс.

Предполагалось, что этот БЛА станет единым многоцелевым беспилотным средством ВВС и ВМС, предназначенным для действий в оперативно-тактической полосе. Он был выполнен из композитных материалов и оснащен турбореактивным двигателем. Пуск БЛА во время летных испытаний производился с самолета F-4С Фантом.

Сравнение характеристик беспилотных летательных аппаратов «модель 324» и «модель 350» показывает, что американцы предлагали египтянам ухудшенную модель того БЛА, который они разрабатывали для своих вооруженных сил.

Франция в годы «холодной войны» вела разработку ракет и БЛА всех типов — как по конструкции, так и назначению. В 1950 г. во Франции была принята 10-летняя программа строительства управляемых реактивных снарядов для флота. С этой целью был создан научноисследовательский и испытательный центр. Научным направлением центра было исследование в области создания крылатых и баллистических ракет класса «корабль — корабль» и «корабль — воздух». Базовой ракетой стал дозвуковый беспилотный крылатый летательный аппарат Марука[316]. Помимо того в этот же период были разработаны ракеты дальнего действия «земля — земля» Сфекма-5210, Антак и др.

В 1950-е гг. во Франции был также создан корабельный комплекс крылатых ракет Малафас. Модификация этого комплекса, названная Малафон, предназначалась для стрельбы с надводного корабля по подводным лодкам. В подводном положении эта крылатая ракета наводилась на лодку с помощью акустической системы.

Одновременно велись работы по созданию ракеты SS.11, предназначенной для стрельбы по небольшим кораблям и судам поддержки морского десанта. Ракета управлялась по проводам и была испытана на полигонах Ильдю-Леван и КолонБешар (Алжир).

Ракетные программы Франции были направлены на повышение боевых возможностей военно-морских сил страны. Традиционно приоритет отдавался разработке и совершенствованию противокорабельных ракет и высокоточных ракет, предназначенных для нанесения ударов по береговым объектам[317].

Англо-аргентинский конфликт (1982 г.) подтвердил высокое качество французских крылатых ракет. К началу конфликта аргентинские самолеты, значительно уступавшие по летно-техническим характеристикам английским, имели боекомплект ракетного противокорабельного оружия, в составе которого насчитывалось всего шесть ракет Экзосет АМ39. Для ведения боевых действий против кораблей противника аргентинские летчики располагали арсеналом оружия времен Второй мировой войны: бомбы Мк82 и Мк84, неуправляемые реактивные снаряды (НУРС). В воздушных боях они имели возможность применять ракеты класса «воздух — воздух» R530 и Сайдуиндер АIМ9В, давно снятые с вооружения в НАТО.

Таблица 12.8

Характеристики управляемых реактивных снарядов Франции класса «корабль — корабль» (1950-е гг.)

SS.11 Малафас
Длина, м 1,22 6,2
Размах крыльев, м 2,55
Дальность полета, км 40
Скорость, км/ч 690
Вес боевой части, кг 700
Система управления По проводам Радиолокационная

4 мая 1982 г. пара аргентинских самолетов Супер Этандар, взлетевшая с авиабазы Рио-Гранде, получила предварительное целеуказание от самолета-разведчика Нептун, барражировавшего к юго-западу от Фолклендских (Мальвинских) островов. На каждом самолете под правой консолью крыла находилась ПКР Экзосет, а под левой — сбрасываемый топливный бак. Вход в зону ракетного пуска осуществлялся с южного направления на высоте 40–50 м со скоростью около 900 км/ч. В 46 км от кораблей летчики увеличили высоту до 150 м, произвели кратковременное включение бортовых РЛС. На экранах индикаторов высветились отметки двух целей — эсминца УРО «Шеффилд» и фрегата «Плимут».

После ввода данных целеуказания по каждой цели с дистанции 37 км был выполнен пуск двух ракет Экзосет. В момент пуска бортовые системы предупреждения информировали летчиков о подсвете самолетов радиолокационной станцией фрегата «Плимут». Самолеты тотчас же выполнили резкий разворот со снижением до 30 м и вышли из зоны действия ЗРК GWS30, которым были вооружены все английские эсминцы УРО типа «Шеффилд».

Активная радиолокационная ГСН одной из ракет захватила «Шеффилд» на дистанции 12–15 км, высота ее полета снизилась до 2–3 м. Визуально ПКР заметили лишь за 6 секунд до попадания в корабль. Ракета пробила борт на 1,8 м выше ватерлинии, но внутри корпуса не взорвалась — не сработал контактный взрыватель замедленного действия. От остатков ракетного топлива загорелись электрические кабели, краска. Отсек быстро наполнился ядовитым дымом, создалась реальная угроза взрыва ракет и артиллерийского боезапаса эсминца.

После четырехчасовой безуспешной борьбы за корабль командир приказал покинуть его. К тому времени экипаж потерял 20 человек погибшими и 28 ранеными. Пожар на «Шеффилде» был потушен подошедшими кораблями. Когда эсминец вели на буксире, на глубине 200 м он затонул. Потеря «Шеффилда» нанесла сильный удар по самолюбию и престижу англичан. Аргентинские летчики взяли реванш за потопление 2 мая британской атомной подводной лодкой «Конкерор» крейсера «Хенераль Бельграно». Разразился политический скандал.

Вторую ракету Экзосет обнаружили с фрегата «Плимут» за 40 секунд до попадания. Завесой из дипольных отражателей были созданы пассивные помехи, которые и увели ПКР в ложном направлении.

На основе воздушной мишени СТ-20 во Франции была разработана «разведывательная крылатая ракета R-20»[318], приспособленная для обнаружения малоразмерных объектов в сложных метеорологических условиях. Ракета была оснащена большим количеством разведывательной аппаратуры. Разведданные с борта R-20 передавались в реальном масштабе времени. Технология их обработки позволяла командирам пехотных частей использовать информацию уже через пять минут после передачи. БЛА R-20 за один полет на малых высотах (до 800 м) был способен сфотографировать тремя аэрофотоаппаратами полосу территории шириной 2,3 км и длиной 50 км.

Разведывательные беспилотные летательные аппараты в заметных количествах стали поступать на вооружение сухопутных войск армий стран НАТО с середины 1970-х гг. Прежде всего, это были армии США, Великобритании, ФРГ, Франции и Канады. Ниже приводится один из вариантов боевого применения БЛА-разведчиков.

В 1970-е гг. на вооружении сухопутных войск Великобритании, Канады, Италии, Франции и ФРГ стояли разведывательные БЛА CL-89 (по терминологии НАТО — AN/USD-501). Основными их возможностями являлись: способность действовать в условиях сильной ПВО противника, обнаруживать и регистрировать объекты в тактической глубине и доставлять информацию в кратчайшие сроки. Эти БЛА, выполненные по схеме «утка», базировались на наземной мобильной платформе.

CL-89 был усовершенствован и получил наименование CL-289 (в НАТО — AN/USD-502). Он обладал повышенным радиусом полета (150–170 км) и предназначался для сбора разведывательной информации в зоне ответственности армейского корпуса и обеспечения данными дальнобойной артиллерии и авиации. Передача данных осуществлялась в реальном масштабе времени.

В сухопутных войсках ФРГ несколько целевых программ разработки БЛА было принято в 1970-е гг. Так, по программе KZO (Kleinfluggeraet fuer Zielortung) создавался малоразмерный аппарат для обнаружения объектов поражения и выдачи целеуказаний РСЗО.

Интересной немецкой разработкой стали опытные конструкции противотанкового БЛА — PAD (Panzer Abwehr Drohne) и противорадиолокационного БЛА — KDAR (Kleindrohne Antiradar). Такие аппараты по бортовым программам осуществляли поиск целей на удалении 200 км от переднего края. После самостоятельного обнаружения цели осуществлялся ее захват и наведение на нее бортового средства поражения. Время полета этих БЛА, по требованию заказчиков, должно было составлять не менее 3 часов.

В сухопутных войсках ряда западных стран БЛА используются уже десятилетиями. Так, сухопутные войска Бельгии с 1976 г. использовали БЛА собственной разработки — Эпервье. В состав бортового разведывательного оборудования этого БЛА входили аэрофотоаппараты различных типов и инфракрасная станция с линейным сканированием, обеспечивавшие передачу добытой информации на пункт управления в масштабе времени, близком к реальному. Для съемки в ночных условиях на борту размещалось 12 фотопатронов.

В сухопутных войсках Канады с конца 1970-х гг. велась разработка БЛА вертолетного типа CL-227. CL-227 имел стеклопластиковый корпус модульной конструкции. Он способен был совершать полет со скоростью 130 км/ч на высоте до 3000 м. Общим недостатком БЛА вертолетного типа, в отличие от БЛА самолетного типа, является то, что у них заметно меньшая дальность полета. В то же время для их взлета и посадки не требуется специально подготовленная площадка.

Во второй половине 1970-х гг. в ВС США были разработаны способы массированного подавления радиосредств возможного противника. Эти способы неоднократно проверялись на учениях сухопутных войск США в континентальной части США и в Западной Европе.

Сосредоточенномассированное применение сил и средств радиоэлектронной борьбы на избранном операционном направлении или на направлениях боевых действий главных группировок сухопутных войск считалось основным способом в силу того, что он наиболее применим при наступательных действиях, когда противник вынужден максимально использовать свою систему управления войсками и радиоэлектронной разведки. Автоматическим аэростатам и беспилотным летательным аппаратам для решения этой обеспечивающей задачи придавалось наиболее важное значение. Этот способ рекомендовалось применять при создании коридоров в системе ПВО противника для беспрепятственных пролетов больших групп тактической авиации или военнотранспортных самолетов, обеспечивающих доставку десанта в тыл.

Считается, что первым использовал БЛА на поле боя Израиль в 1973 г.[319]. Однако имеются данные и по более раннему боевому применению БЛА. Например, это было во время войны в Корее в 1950–1953 гг.

Во время войны во Вьетнаме американские БЛА-фоторазведчики совершили 80 % всех разведывательных полетов. С 1964 по 1975 г. беспилотными летательными аппаратами США было совершено 3435 боевых вылетов в небе Вьетнама, из них 2873 считаются успешными[320]. Никто из обслуживающего персонала не пострадал. Для сравнения: за тот же период было сбито 2500 пилотируемых самолетов, убито и взято в плен около 5000 пилотов.

Во Вьетнаме американцы с помощью «беспилотников» успешно вскрывали районы сосредоточения партизан и направления их передвижений. Кроме этого, с БЛА велась разведка аэродромов и позиций ЗРК вьетнамских войск[321]. БЛА применялись для фотографирования объектов в городах Ханой и Хайфон, имевших сильную ПВО.

Применение во Вьетнаме AQM-34 в качестве воздушного разведчика позволило американцам[322]:

• получить доказательства наличия в Северном Вьетнаме советских ракет SА-2;

• своевременно получить подтверждение появления на вооружении северовьетнамских ВВС советских самолетов МиГ-21 и сфотографировать такой самолет;

• постоянно проводить оценку результативности боевого применения B-52;

• обнаружить поставки советских вертолетов в войска Северного Вьетнама;

• получить фотографическое изображение с близкого расстояния подрыва советской ракеты SА-2 и т. п.

Во Вьетнаме американские БЛА вели также разведку частотных характеристик радиоизлучающих объектов, действовали как носители пассивных и активных средств радиопротиводействия. Для этого, например, на борту БЛА AQM-34H имелся контейнер-автомат сброса дипольных отражателей ALE-2. Следовавшая за БЛА группа ударных самолетов успевала проскочить опасный участок и выйти к цели.

Во время войны во Вьетнаме было выполнено несколько демонстрационных программ по решению задач подавления зенитной артиллерии противника, целеуказания и доставки оружия подразделениям американской армии. Проводились испытания по использованию БЛА AQM-34 для пусков ракет «воздух — воздух» по вьетнамским самолетам, по сбросу бомб массой 500 фунтов (~226 кг) и пуску управляемых ракет Maverick. Проведенные испытания разноцелевых БЛА в реальных боевых условиях были признаны успешными[323].

В ходе боевых действий американцы также активно использовали беспилотные летательные аппараты Ryan-147.

В арабоизраильских конфликтах БЛА использовались для фоторазведки объектов поражения, районов сосредоточения войск и для длительного наблюдения за районом боевых действий с целью уточнения обстановки.

Для дезорганизации системы ПВО израильтяне, учтя опыт американских войск во Вьетнаме, стали использовать БЛА MQM-74 Чукар и 147 Файерби. Это было вызвано тем, что в октябре 1973 г. ВВС Израиля потеряли около 80 самолетов. Израильтяне отказались от тактики массированных ударов 20–30 самолетами и перешли к нанесению ударов 4–8 самолетами.

Авиационные удары стали прикрываться БЛА — постановщиками помех и БЛА — ложными целями. Кроме того, БЛА использовались и для имитации групп ударных самолетов. В итоге арабские зенитчики расходовали большой запас зенитно-управляемых ракет, а сбивали всего несколько БЛА. Зафиксированы многочисленные случаи ведения огня арабских ЗРК по израильским БЛА.

На первых порах израильтяне использовали AQM-34C и AQM-34H — беспилотные постановщики помех американского производства. Самолеты-носители БЛА DC-130 появлялись на границе зоны поражения ЗРК за минуту-полторы до подхода ударной группы. На борту самолета размещалось 2–4 БЛА. Оператор вводил в систему управления полетом БЛА координаты объектов и программу следования к ним. Пуск БЛА производился на удалении 80–240 км от заданного района разведки. Аппаратура управления полетом БЛА находилась на борту самолета-носителя.

БЛА совершал полет в заданный район на высоте 1500 м. При подходе в зону поражения ЗРК снижался на высоту 450–470 м и в течение 2–7 минут пролетал 25–100 км. Одновременно БЛА осуществлял фоторазведку. После выполнения задания он поднимался на высоту более 1, 5 км и направлялся в район спасения.

В конце 1970-х — начале 1980-х гг. в Израиле были доработаны и выпускались по лицензии недорогие и несложные в эксплуатации мини-БЛА Скаут, Мастиф, Самсон. С их помощью велась разведка дислокации противника, который и не подозревал о готовящемся нападении. В течение второй половины 1981 г. и первой половины 1982 г. эти БЛА совершали разведывательные полеты в непосредственной близости от сирийско-ливанской границы с проникновением в воздушное пространство этих государств. Так шла подготовка удара израильтян по арабской группировке ПВО в долине Бекаа.

Одним из наиболее эффективных БЛА периода «холодной войны» был малоразмерный беспилотный летательный аппарат Скаут. Он был разработан фирмой «Израиль эркрафт индастриз» и стоял на вооружении сухопутных войск Израиля. Данный БЛА предназначался для ведения воздушной разведки поля боя. Его взлетный вес составлял 125 кг, максимальная скорость полета 140 км/ч, практический потолок около 3000 м, продолжительность полета более 4 ч. В состав бортового разведывательного оборудования входили телевизионная камера или аэрофотоаппараты. Взлет осуществлялся с пневматической катапульты, смонтированной на грузовом автомобиле.

В этом БЛА была предусмотрена возможность его автоматического возвращения в район посадки, что осуществлялось следующим образом. В случае прерывания передачи команд управления на 2–3 с БЛА производил набор установленной высоты и начинал барражирование. Если через 4–5 мин связь не восстанавливалась, то Скаут автоматически брал курс на район посадки. Координаты этого района во время полета постоянно уточнялись. В заданном районе БЛА барражировал с потерей высоты, дожидаясь дальнейших команд[324].

Типовое подразделение, на вооружении которого стояли БЛА Скаут, состояло из четырехшести летательных аппаратов, наземных мобильных пункта управления и пусковой установки. Личный состав такого подразделения насчитывал 12 человек.

Когда в июне 1982 г. началась израильская агрессия против Ливана (операция «Мир Галилее»), наводка ударных самолетов по позициям сирийских зенитчиков проводилась с помощью тактического БЛА Скаут. Эти же БЛА оценивали и результаты ударов. Сами налеты предварялись изнуряющими для арабских зенитчиков действиями израильских БЛА в непосредственной близости от зон поражения ЗРК.

Для вскрытия системы ПВО и расхода зенитных ракет в зоны поражения ЗРК направлялись БЛА Самсон. Этот БЛА был оснащен автопилотом и программирующим устройством. По необходимости на борту БЛА размещались устройства для создания пассивных и активных радиопомех, приемоответчики, а для увеличения ЭПР — линзы Люнеберга. Для поражения радиоизлучающих объектов применялись ББЛА.

В этот же период активно использовались беспилотные летательные аппараты Мастиф. Этот БЛА был создан фирмой «Тадиран» в двух модификациях — Mk1 и Mk2. БЛА Мастиф Mk1 был выполнен по классической самолетной схеме и представлял собой моноплан с высокорасположенным крылом. БЛА Мастиф Mk2 был выполнен по распространенной ныне для БЛА схеме — высокорасположенное прямое крыло, установка хвостового оперения на двух балках. Особенностью этого «беспилотника» было наличие всего одного киля. Взлетали БЛА Мастиф с наземной пусковой установки с помощью пневматической катапульты. При посадке выпускался гак, который цеплялся затрос аэрофинишера. Управление полетом осуществлялось радиокомандами с наземного пункта управления.

Таблица 12.9

Тактико-технические характеристики БЛА Израиля (1980-е гг.)

Скаут Мастиф Mk1 Мастиф Mk2
Взлетный вес, кг 118 70 75
Вес полезной нагрузки, кг 22,7 До 15 15
Вес топлива, кг 14,5
Максимальная скорость, км/ч 148 148 130
Крейсерская скорость, км/ч 102 74–110 74–110
Практический потолок, м 3000 3000 3000
Продолжительность полета, ч 4,5 4 3–4
Длина, м 3,68 2,6
Высота, м 0,94 1,0
Размах крыла, м 3,6 2,0

События 1982 г. примечательны в истории применения БЛА тем, что такие аппараты впервые использовались в интересах сухопутных войск[325]. БЛА Скаут и Мастиф вели разведку, совершая полеты на высоте 800–1000 м, которая обеспечивала бортовым средствам необходимую детализацию для распознавания объектов разведки. При обнаружении объекта у оператора имелась возможность увеличения масштаба изображения. После идентификации цели изображение объекта передавалось на войсковые и авиационные КП, где оно записывалось на видео и фотопленку. Это позволяло без дополнительного уточнения сразу же использовать РСЗО и артиллерию для уничтожения обнаруженных объектов.

В декабре 1983 г. американская палубная авиация совершила налет на жилые кварталы Бейрута. При этом два самолета были сбиты. А израильтяне в это время без потерь для себя совершали подобные налеты даже днем. Например, обстрел Бейрута 16-дюймовыми орудиями линкора «Нью-Джерси» привел к многочисленным разрушениям и жертвам также и в горных районах Ливана. Дело в том, что израильтяне перед ударом активно использовали разведывательные БЛА, а американцы вели огонь практически вслепую[326].

Проанализировав результаты обстрела, командование ВМС США пришло к выводу о необходимости иметь в составе военно-морских сил беспилотные летательные аппараты двух типов — ближнего и среднего радиуса действия. В качестве временной меры в Израиле были закуплены БЛА Мастиф-3 и переоборудованы в разведчики американские управляемые мишени BQM-74C Чукар. Первые БЛА были переданы 2-й дивизии морской пехоты, вторые — 6-й смешанной эскадрилье авиации ВМС.

Таблица 12.10

Беспилотные летательные аппараты ВМС США (1-я половина 1980-х гг.)

Мастиф-3 BQM-74C Чукар
Фирма-разработчик Тадиран Нортроп
Максимальный взлетный вес, кг 111 204
Крейсерская скорость, км/ч 100–130 925
Практический потолок, м 3600 9100
Максимальная дальность, км 200 830
Продолжительность полета, ч 7,5
Длина корпуса, м 3,3 3,94
Высота корпуса, м 0,89 0,74
Размах крыла, м 4,25 1,76
Тип двигателя Поршневой Турбореактивный
Мощность двигателя (тяга) 22 л.с. (82 кг)
Полезная нагрузка АФА, ТВ-камера АФА, ТВ-камера

Одновременно были разработаны требования к БЛА ближнего действия, который был бы способен решать задачи в интересах ВМС (табл. 12.11). В число специальных требований входила способность взлета и посадки на палубу кораблей при бортовой качке 15–25° и килевой 5–7°. Стартовая наземная позиция БЛА должна была размещаться на неподготовленном участке местности размером 200 ? 50 м, а взлет и посадка должны были осуществляться даже при боковом ветре до 30 м/с. Стандартный контейнер БЛА должен был перевозиться на 5тонном грузовике или вертолете СН-46. Расчет пункта управления не должен был превышать пяти человек, а наземное оборудование должно было развертываться менее одного часа и свертываться за 30 минут.

В конкурсе приняли участие две фирмы — «Пасифик аэросистемс» (США) и «Мазлат» (Израиль). К моменту конкурса БЛА Пионер уже получили боевой опыт. В 1985 г. израильские военные активно использовали такие беспилотные летательные аппараты в Ливане. Эффективность их боевого применения была такова, что ВС США закупили более 200 этих «беспилотников».

Таблица 12.11

Данные по конкурсным беспилотным летательным аппаратам ВМС США

Требования ВМС Херон-26 Пионер-1
Фирма-разработчик «Пасифик аэросистемс» (США) «Мазлат» (Израиль)
Максимальный взлетный вес, кг 230 180
Вес полезной нагрузки, кг 35 35–55 45
Крейсерская скорость, км/ч 185
Практический потолок, м 3000 6000 4600
Максимальная дальность, км 50 200
Продолжительность полета, ч 5 5 7–8
Тип двигателя Поршневой Поршневой
Мощность двигателя, л.с. 26 26

После Ливана разведывательные БЛА использовались при вторжении американских войск в Гренаду, при воздушных налетах на Ливию, в англоаргентинском конфликте. В 1987 г. американские «беспилотники» типа Пионер были развернуты на линкоре «Айова», в корпусе морской пехоты и на тихоокеанском полигоне ВМС в Пойнт-Мугу. Восемь БЛА Пионер, развернутые на линкоре «Айова», в ноябре — декабре 1987 г. использовались в боевых условиях для патрулирования Ормузского пролива. Они в течение 4–7 часов незамеченными находились в воздушном пространстве противника, обнаруживали и выбирали цели для обстрела корабельной артиллерией, корректировки огня и уточнения результатов удара. По заявлению американских моряков, «беспилотники» провели в воздухе 207 часов и, будучи не замеченными противником, выполнили те же задачи, что и имевшийся ранее на борту линкора гидросамолет. Применение БЛА сняло много проблем.

Надо сказать, что БЛА находили применение и в действиях правительственных войск против террористов и мятежников. Так, в 1984 г. США провели войсковые испытания БЛА R4E-4 °Cкайай в Гондурасе[327]. В этой стране была размещена эскадрилья БЛА Скайай. Она активно использовалась для сбора разведывательной информации в приграничных районах, в том числе и на территории Никарагуа.

В качестве разведывательной аппаратуры на БЛА R4E-4 °Cкайай использовались обычная телевизионная камера, работающая в условиях низкого уровня освещенности, инфракрасная станция переднего обзора, панорамный аэрофотоаппарат. Телекамера обнаруживала танк на дальности свыше 6000 м, автомобиль типа «джип» — с 3200 м.

В годы «холодной войны» зарубежные военные эксперты считали, что БЛА эффективны главным образом при ведении действий (в том числе и разведки) в воздушном пространстве противника, защищаемом сильной ПВО[328]. Основные усилия разработчиков БЛА того периода были направлены на организацию передачи развединформации с БЛА на КП в реальном (или близком к нему) масштабе времени. Это обстоятельство было вызвано тем, что главным считалось противоборство сухопутных сил, а они в то время были уже моторизованы и весьма подвижны. Необходимо заметить, что, кроме обнаружения наземных целей и определения их координат, некоторые типы БЛА уже тогда использовались для подсветки целей (целеуказание) и корректировки огня.

На разведывательные БЛА в тот период возлагались и другие задачи: вскрытие системы ПВО, выявление ее излучающих объектов, определение мест базирования авиации, строительства оборонительных сооружений, мест сосредоточения войск. Исходя из опыта локальных войн, особое внимание разведывательных подразделений беспилотной авиации уделялось разведке поля боя непосредственно перед нанесением ударов — для уточнения ранее полученных данных о боевых порядках войск противника, для подтверждения результатов действий авиации, ракетных войск и артиллерии, для выявления особенностей местности, доразведки районов десантирования и переправ.

Боевые действия на Ближнем Востоке определили и приоритетную задачу БЛА тактического и оперативного назначения — доразведка отдельных целей и объектов. Именно после этих событий во многих странах начались активные работы по созданию военных БЛА, хотя впоследствии в национальных программах наметилось некоторое различие в видении роли и функций БЛА. Кроме этого, развитие БЛА обусловливалось экономическими, географическими и военными условиями разных государств.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 1.025. Запросов К БД/Cache: 3 / 1