Глав: 23 | Статей: 23
Оглавление
Изменение характера боевых действий в будущих войнах связано с ускоренным техническим развитием всех видов вооружений, коренным улучшением их тактико-технических характеристик, направленных на повышение точности поражения целей, разрушительных возможностей и скорости доставки боевых средств. Активно идет процесс построения оружия, основанного на новых физических принципах. Все это уже привело к тому, что главной особенностью военных конфликтов конца ХХ — начала ХХI века стало перераспределение роли различных сфер в вооруженном противоборстве.

В представлении рядового гражданина будущая война — это вооруженная борьба миллионных армий с тысячами самолетов и танков на пространстве от Белого моря до Черного и от Атлантического океана до Тихого. Между тем войны будущего будут выступать в разнообразных формах (классическая, «бесконтактная», асимметричная, партизанская, повстанческая, корпоративная и т. д.). Они будут вестись разнообразными средствами: психологическими, информационными, экономическими, дипломатическими, подрывными, террористическими, средствами вооруженного насилия и т. д. То есть вооруженные конфликты по формам и способам ведения боевых действий будут различными.

Однако в современных военных конфликтах просматривается и обобщенный принцип — основные усилия противоборствующих сторон сосредоточиваются не на боестолкновении передовых частей, а на огневом поражении противника на предельных дальностях с воздушно-космических направлений.

Сопряжение разведывательных спутников, дальнобойного высокоточного оружия и современных информационных технологий в единую информационно-разведывательно-навигационно-ударную систему позволяет высокоразвитому в военно-техническом отношении государству одним «высокоточным сражением» добиться быстрой победы в военных конфликтах разной интенсивности и разных типов без серьезных для себя потерь.

Выявленная закономерность таких военных конфликтов показывает, что войны индустриально развитых государств начинаются проведением массированного ракетно-авиационного удара, в первом эшелоне которого задействованы новейшие образцы высокоточного беспилотного оружия. Целью такого удара является уничтожение экономики и важнейших объектов жизнедеятельности государства, нарушение государственного и военного управления, контрсиловое поражение объектов Стратегических ядерных сил.

В настоящее время, на переломном пути развития России, трудно переоценить роль и место СЯС и их важнейшей, я бы сказал, главной, составной части — Ракетных войск стратегического назначения в сдерживании агрессии против нашего государства. Стратегические ядерные силы Российской Федерации способны надежно обеспечить стратегическую безопасность Российской Федерации и сохранить стратегическую стабильность в мире.

Сегодня Ракетные войска стратегического назначения — самодостаточная, развитая структура с мощным ракетным вооружением, оснащенным ядерными зарядами. На их долю приходится 60 % СЯС России. Межконтинентальные баллистические ракеты, стоящие на вооружении РВСН, не уступают, а в чем-то и превосходят подобные вооружения других ядерных держав. Только до пусковых установок МБР приказ на проведение пусков от Ставки Верховного главнокомандующего ВС РФ может быть доведен в считанные секунды.

Глава 13 Крылатые стратегические «евроракеты»

Глава 13

Крылатые стратегические «евроракеты»

Важнейшим фактором повышения заинтересованности США в КР явилось то, что при форсировании гонки вооружений для достижения военного превосходства над СССР такое стратегическое оружие не сдерживалось никакими мерами международного контроля над вооружениями.

В некоторых работах[329] приводится еще одна причина заинтересованности США в разработке новых систем оружия. После прекращения агрессии во Вьетнаме ведущие американские военные корпорации — «Локхид», «Грумман», «Дженерал Дайнэмикс», «Боинг» и др. — предприняли меры по диверсификации производства, увеличению доли мирной продукции. Однако при этом они столкнулись с финансовыми затруднениями, демонстрируя неспособность и нежелание перестраивать производство на мирный лад, допустить малейшее сокращение ассигнований государства на производство вооружения. То есть гиганты военно-промышленного комплекса США не желали отказываться от сверхприбылей.

В этих условиях в начале 1970-х гг. в США началась разработка дозвуковых КР SLCM (Submarine Launched Cruise Missile — КР, запускаемая с подлодок), ALCM (Air Launched Cruise Missile — КР, запускаемая в воздухе), GLCM (Ground Launched Cruise Missile — КР, запускаемая с земли) и TALCM (Tomahawk Air Launched Cruise Missile — КР Томагавк, запускаемая в воздухе). В это же время начались НИОКР по сверхзвуковой крылатой ракете ASALM (Advanced Strategic Air Launched Missile — перспективная стратегическая ракета, запускаемая в воздухе). Характеристики этих и других КР, разработанных в США в конце 1960–1970-х гг., приведены в табл. 13.1.

На начальном этапе разработки ракеты Томагавк, ALCM, GLCM и TALCM носили общее обозначение — SCM (Strategis Cruise Missile). Их разработка рассматривалась в качестве одной из мер обеспечения стратегического равновесия[330]. Представителями Пентагона особо подчеркивалось, что крылатые стратегические ракеты, запускаемые с подводных лодок, обеспечат реализацию концепции «гибкого реагирования», принятой в 1974 г.

В это время начальник Научнотехнического управления МО США доктор Малколм Карри заявил, что наличие крылатых стратегических ракет на подводных лодках создает неуязвимые резервные силы и уникальную возможность точного контролируемого ответного удара. Но ракеты не являются оружием первого удара, так как их полет до цели требует продолжительного времени. Подводные лодки, вооруженные SCM, не будут привязаны к определенным районам патрулирования. Эти подводные лодки будут выполнять свои обычные боевые задачи, и в то же время они должны находиться в постоянной готовности к нанесению удара после получения соответствующего приказа.

Что касается SCM, запускаемых с бомбардировщиков, то они дадут возможность самолетам вести стрельбу, не входя в зону ПВО противника. Против КР система ПВО неэффективна. М. Карри сказал также, что и SCM, запускаемые с земли, являются «многочисленными высокоживучими боевыми средствами»[331].

Принимая решение о разработке крылатых стратегических ракет, МО США руководствовалось следующими мотивами:

• отсутствие запрета на создание таких ракет в международных соглашениях об ограничении стратегических вооружений;

• более благоприятное значение показателя «стоимость-эффективность» по сравнению с баллистическими ракетами;

• возможность реализации в КР ряда технических достижений;

• возможность создания системы оружия, способной решать как тактические, так и стратегические задачи;

• возможность использования и сочетания прошлого опыта ВВС и ВМС в области КР.

В начале января 1977 г. состоялось заседание Совета по анализу систем МО США (DSARC–II), на котором было принято решение о создании Объединенного управления по разработке КР. На это управление была возложена ответственность за координацию работ по программе создания крылатых ракет для ВВС и ВМС с целью исключения дублирования дорогостоящих научных работ. Начальником управления был назначен капитан первого ранга Уолтер Локки (ВМС). Его заместителем стал представитель от ВВС. В управлении было четыре отдела: контрактов; планирования и материально-технического обеспечения; системотехники; испытаний и оценок. Первые два отдела возглавили представители ВМС, третий и четвертый отделы — представители ВВС.

Основой систем навигации новых КР стали различные виды корреляционно-экстремальных систем наведения (КЭСН). Некоторые исследователи считают, что именно создание корреляционных систем наведения более, чем другие технические достижения, способствовало возрождению современных КР[332].

Из целого спектра систем корреляции (гравитационных, геомагнитных, радиометрических, инфракрасных, радиолокационных, оптических и т. д.) интерес специалистов США в конце 1960-х гг. был направлен именно на системы корреляции по карте рельефа местности вследствие более простой реализации для этих систем алгоритмов корреляционной обработки. Прототипы таких систем предлагались еще со времен Второй мировой войны, однако они не получили распространения. У конструкторов имелся в наличии научно-технический задел в этой области техники, сформированный еще в 1950–1960-х гг. Создание надежных и точных КЭСН стало возможным только на новой элементной базе. Прогресс развития этих систем выразился в шестикратном снижении массы и уменьшении величины КВО до 0,18–0,20 км.

«Применение корреляционной системы для периодической коррекции инерциальной системы управления позволило разрешить самое старое и, пожалуй, самое основное противоречие в развитии КР — сделало величину их КВО не зависимой от увеличения времени и дальности полета. А это, в свою очередь, существенно повлияло на повышение конкурентоспособности КР по отношению к баллистическим ракетам, поскольку при любых дальностях полета крылатые ракеты имеют лучшие характеристики по стартовой массе и габаритам, чем баллистические ракеты», — считает Н.Н. Новичков[333].

Наиболее распространенной на сегодняшний день КЭСН является поисковая КЭСН по рельефу местности TERCOM (Terrain Contour Matching — сравнение рельефа местности). В основу функционирования этой системы положен следующий принцип: географическое положение любой точки поверхности суши описывается с помощью вертикальных профилей. Для эффективной работы система требует предварительного картографирования либо иного определения характеристик профилей поверхности того района, в котором она будет использоваться. Это может быть сделано, например, по стереоскопическим аэрофотоснимкам местности. Предварительно подготовленные данные о рельефе района полетов остаются в цифровом виде в бортовом запоминающем устройстве.

Летные испытания системы TERCOM на борту самолета начались в 1973 г.[334]. Программа летных испытаний показала, что система способна обеспечивать выполнение полетов на большие расстояния и ей не страшны изломы маршрута. Она испытывалась над различными районами Соединенных Штатов и показала способность действовать над различной по рельефу местностью. Выяснилось, что система TERCOM сравнительно не чувствительна к сезонным изменениям вида поверхности, таким, как снеговой покров или листва на деревьях.

Информация об определенном рельефе местности в цифровой форме вводится в бортовой компьютер, где сопоставляется с информацией о рельефе данной местности и эталонными картами районов. Компьютер выдает сигналы коррекции для инерциальной подсистемы управления. Устойчивость работы TERCOM и необходимая точность определения местонахождения крылатой ракеты достигаются путем выбора оптимального числа и размеров ячеек. Чем меньше их размеры, тем точнее отслеживается местоположение ракеты. Следует отметить, что из-за ограниченного объема памяти бортового компьютера и малого времени, отведенного для решения навигационной задачи, принят размер ячейки 120 ? 120 м.

Вся трасса полета крылатой ракеты над сушей разбивается на 64 района коррекции. Принятые количественные характеристики ячеек и районов коррекции, по заявлениям американских специалистов, обеспечивают вывод крылатой ракеты к цели даже при полете над равнинной местностью. Для надежной работы подсистемы TERCOM допустимая погрешность измерения высоты рельефа местности составляет 1 м.

После выхода ракеты в район цели наведение на конечном участке траектории полета осуществляется подсистемой DSMAC. С помощью оптических датчиков производится осмотр районов, прилегающих к цели. Полученные изображения в цифровой форме вводятся в ЭВМ, где сопоставляются с эталонными цифровыми картами районов, заложенными в ее память, и, таким образом, определяются корректирующие маневры ракеты. Сопряжение навигационных систем TERCOM и DSMAS обеспечивает КВО 30–90 м.

С использованием вышеописанной аппаратуры в 1970-х гг. были разработаны, а в первой половине 1980-х гг. стали поступать на вооружение крылатые ракеты третьего поколения воздушного и морского базирования — AGM-86B, проходившие также под названием ALCM-B, и BGM-109A (второе название — TLAM-N). Последняя получила также имя собственное Tomahawk — Томагавк (в последние годы в специальной литературе это название почему-то иногда транслитерируют, копируя английское произношение — Томахук, Томахок[335]).

Новые условия боевой работы авиации повлияли и на конструкцию БЛА, в частности на конструкцию КР. Так, БЛА, выполненные по схеме «бесхвостка», в рассматриваемый период были полностью вытеснены беспилотными крылатыми аппаратами классической самолетной схемы. Для разработки КР были привлечены достижения смежных областей техники, в том числе и из области баллистических ракет. Такими основными научно-техническими достижениями были[336]:

• Создание малогабаритных высокоточных инерциальных систем управления с ошибкой 750 м на час полета.

• Реализация алгоритмов корреляционной обработки на цифровой ЭВМ и создание на базе микроэлектроники комбинированной системы управления TAINS (TERCOM Aided Inertial Navigation System), включающей инерциальную систему управления, корректируемую через определенные промежутки времени корреляционной системой наведения по карте рельефа местности TERCOM), что сделало величину КВО не зависимой от дальности полета КР.

• Создание спутниковой системы картографирования земной поверхности высокой разрешающей способности.

• Создание малоразмерных высокоэффективных турбореактивных двухконтурных двигателей.

• Создание мощных малогабаритных ядерных боевых частей с величиной тротилового эквивалента 200 кт — диаметром менее 0,3 м и массой 123 кг.

Достижения смежных областей техники позволили резко уменьшить массогабаритные характеристики КР при одновременном увеличении дальности полета более чем в 2,5 раза по сравнению с аналогичными аппаратами 1950-х — 1960-х гг. В наибольшей степени это стало возможным благодаря созданию на основе синтетических углеводородов новых поколений видов топлива с высокой плотностью.

Еще одним новшеством КР 1970-х гг. стали модульный принцип конструкции и унификация основных узлов и деталей. Это позволило применять новые КР со старыми носителями и пусковыми устройствами. Повторно была использована идея крыла, развертываемого в полете. Унификация ракет преследовала цель упрощения их конструкции и снижения стоимости разработки. Так, в ракетах AGM-86B и AGM-86A применялось 95 % унифицированных узлов и деталей. Только унификация узлов и деталей ракет, по расчетам МО США, в производстве КР позволила сэкономить 10–20 млрд долл.

До середины 1970-х гг. конструкции крылатых ракет выполнялись только из алюминиевых и магниевых сплавов. В конце 1970-х гг. острая конкуренция между производителями ракет AGM-109 и AGM-86B потребовала усовершенствования технологии их изготовления и сборки с целью уменьшения стоимости производства. В связи с этим в КР AGM-86B ряд металлических деталей с механической обработкой заменили на штампованные и литые детали из композиционных материалов. Хвостовое оперение, рули управления, выполненные из эпоксидного графитопластика, а также новая технология изготовления и сборки корпуса ракеты из четырех литых отсеков уменьшили стоимость планера КР на 30 %. Был снижен и вес основных частей КР на 16–50 %.

Контракт с корпорацией «Дженерал Дайнэмикс» на разработку КР AGM-86 для ВВС был подписан в 1976 г. Надо сказать, что стратегическая крылатая ракета (СКР) ALCM AGM-86 (Air Ground Missile — снаряд класса «воздух — поверхность») разрабатывалась под самолеты-носители В-52 и В-1 с 1974 г. Первоначально КР AGM-86 рассматривалась не только как СКР, но и как ложная цель, средство разведки и средство, помогающее бомбардировщику прорвать систему ПВО. Отстрелочные ракеты планировалось оснащать парашютной системой спасения.

Ракета разрабатывалась на базе управляемой ракеты СРЭМ (SCAD), которая имела также кодовое обозначение AGM-86А. От разработки ракеты СРЭМ американцы впоследствии отказались. В соответствии с требованием ВВС, КР должна была размещаться в бомбоотсеках самолетов на пусковых установках револьверного (поворачивающегося) типа, предназначенных для управляемых ракет СРЭМ. В связи с этим ее длина не могла превышать 4,4 м, а диаметр — 0,64 м. Выполнив эти требования, фирма рассчитала, что дальность полета ракеты не превысит 1200 км. Поэтому новая ракета AGM-86 создавалась в двух вариантах: обычная — ALCM-A (AGM-86А) и повышенной дальности — ALCM-B (AGM-86В).

В отличие от ракеты AGM-86А, КР AGM-86В имела размах крыльев на 47 см больше, более длинный фюзеляж (на 40 см), сварной бак для жидкого топлива, рассчитанного на длительное хранение ракеты, более совершенные бортовые батареи и систему охлаждения приборного отсека, стреловидность крыльев в 25° (стреловидность крыльев ракеты AGM-86А составляла 35°).

В различных работах сведения о летнотехнических характеристиках этих ракет заметно различаются. Вероятнее всего, это связано с постоянным усовершенствованием конструкции самих ракет. Так, например, в начале разработки КР AGM-86В было заявлено, что дальность ее полета составляет 2200 км[337]. После завершения стадии экспериментальной разработки для этой ракеты указывалась другая дальность полета — 2500 км[338].

В 1977 г. МО США дало указание разрабатывать в первую очередь КР AGM-86В. Работы по ракете AGM-86А было решено приостановить, так как дальность ее полета была недостаточной для того, чтобы бомбардировщик В-52 оставался вне зоны огня ПВО противника.

Таблица 13.1

Летно-технические характеристики крылатых ракет, разработанных в США в конце 1960-х — 1970-х годах

SCAD BGM-109 TASM BGM-109 SLCM BGM-109 GLCM AGM-109 TALCM AGM-109 MPASM AGM-86A (ALCMA) AGM-86B (ALCMB)
Начало разработки, г. 1968 1972 1972 1977 1977 1977 1974 1977
Первый полет, г. 1976 1976 1979 1979 1980 1976 1979
Начало производства, г. 1982 1982 1982 1982 1981
Оперативная готовность, г. 1982 1983* 1983* 1983* 1982
Окончание производства, г. 1987* 1988* 1985* 1987* 1988*
Свертывание программы, г. 1974 1995* 1995* 1995* 1980 1995* 1976 1995*
Стартовый вес, кг 860 1441 1441 1441 1270 1000 862 1360
Вес полезной нагрузки, кг 120 454 123 123 123 350 123 123
Вес двигателя, кг 43 64 64 64 66 66 58,7 64
Вес топлива, кг 195 550 550 550 106 413 600
Вес стартовых двигателей, кг 297 297 297
Длина фюзеляжа, м 4,0 5,54 5,54 5,54 6,08 4,9 4,3 6,32
Размах крыла, м 3,0 2,54 2,54 2,54 2,54 2,3 2,9 3,65
Диаметр фюзеляжа, м 0,63 0,52 0,52 0,52 0,52 0,52 0,63 0,63
Дальность полета, км 500–700 450–700 2500 2500 2500 500–1000 1200 2500
Высота полета, км 1,0 0,01–0,1 0,05–0,15 0,05–0,15 0,05–0,15 0,05–0,15 0,05–0,15 0,05–0,15
Скорость, км/ч 700–800 700–800 700–800 700–800 700–800 800 700–800 700–800
Тип маршевого дв-ля ТРДД ТРДД ТРДД ТРДД ТРДД ТРД ТРДД ТРДД
Их число и тяга, тс 1 ? 0,22 1 ? 0,17 1 ? 0,17 1 ? 0,17 1 ? 0,27 1 ? 0,3 1 ? 0,27 1 ? 0,27
Тип стартового дв-ля РДТТ РДТТ РДТТ
Их число и тяга, тс 1 ? 3,32 1 ? 3,32 1 ? 3,32
Система управления «TERCOM» + инерционная Радолокация + инерцная «TERCOM» + инерционная оптическая «TERCOM» + инерционная оптическая «TERCOM» + инерционная оптическая «TERCOM» + инерционная оптическая «TERCOM» + инерционная «TERCOM» + инерционная оптическая

Фюзеляж ракеты AGM-86А состоял из следующих отсеков: носового, боевой части, электронного оборудования, топливного и хвостового. В носовом отсеке (длина 0,91 м) размещались бортовая цифровая вычислительная машина, радиолокационный высотомер и блок летных данных. Отсек боевой части также имел длину 0,91 м. В отсеке электронного оборудования размещались блок аппаратуры управления полетом, скоростной гироскоп, теплообменник и инерциальный измерительный блок. Топливный отсек представлял собой сварную конструкцию из алюминиевого сплава. В хвостовом отсеке находились батареи и механизмы установки в рабочее положение аэродинамических поверхностей. Над ними — турбовентиляторный двигатель F-107-WR-100 фирмы «Williams Research».

Аэродинамические поверхности были изготовлены из алюминиевого сплава и для облегчения отфрезерованы изнутри. Каждая консоль крыла склеивалась из двух половин, имеющих внутренние ребра. До запуска ракеты консоли крыла убирались в пазы фюзеляжа. Стабилизатор и элероны были прижаты к фюзеляжу, огибая его по контуру.

Двухконтурный турбовентиляторный двигатель F-107-WR-100 несколько модифицирован по сравнению с подобным двигателем, установленным на ракете Томагавк. Вес двигателя — 59 кг, длина — 0,76 м, длина воздухозаборника — 0,23 м. Воздухозаборник до запуска двигателя убирался. После запуска он за 0,1 с опускался на 0,18 м и занимал рабочее положение. Запуск двигателя обеспечивался газогенератором, который раскручивал компрессор высокого давления до требуемой скорости.

Программа полета КР вводилась в полете с БЦВМ самолета В-52. Устанавливались азимут, высота и скорость полета ракеты в определенных точках траектории. В результате трасса полета представляла собой последовательность прямых отрезков, длина и число которых зависели от составителей программы. Вертикальный профиль полета определялся привязкой к барометрическому давлению или контуру местности. Для затруднения обнаружения и перехвата КР предусматривалось отклонение маршрута по высоте и скорости. Программа полета ALCM предусматривала обход сильно защищенных зон.

Рассматривалось несколько вариантов КР AGM-86В с увеличенной дальностью (от 2200 до 2800 км): с подфюзеляжным подвесным баком длиной 2,39 м и с удлиненным топливным баком, который наращивался двумя секциями длиной 0,89 и 1,02 м соответственно. Был выбран вариант удлиненной КР, так как подвесной бак увеличивал аэродинамическое сопротивление и ЭПР. В удлиненном баке AGM86В помещалось вдвое больше топлива, чем в ракете AGM-86А. На первых ракетах AGM-86В предполагалось увеличить размах крыла с 3,05 до 3,66 м за счет дополнительных кольцевых элементов.

Ракеты AGM-86А и AGM-86В должны были изготавливаться на одной производственной линии. Их корпус в поперечном сечении имеет вид треугольника с крыльями. Предусматривалась быстрая модификация КР AGM-86А в КР AGM-86В на полевых складах. Это было сделано на случай, если будет заключено международное соглашение об ограничении дальности полета КР и какая-то из сторон это соглашение нарушит. В мае 1977 г. ВВС планировали закупить 2357 ракет ALCM[339].

В соответствии с первоначальным замыслом, на бомбардировщике В-52 должно было устанавливаться в штатной вращающейся пусковой установке до восьми КР AGM-86А и в бомбовом отсеке или на подкрыльевых пилонах до 12 удлиненных ракет AGM-86В. Количественное сочетание двух типов ракет варьировалось в зависимости от обстановки. В конце 1970-х гг. планировалось, что часть самолетов В-52, вооруженных КР AGM-86В с ядерной боевой частью, будут постоянно находиться в воздухе. Раздавались мнения, что такими ракетами можно было бы вооружить и боевые варианты широкофюзеляжных самолетов.

Запуск ракет ALCM был возможен практически на любой высоте, доступной для бомбардировщика В-52. Минимальная высота пуска определялась необходимостью свободного падения сброшенной с самолета ракеты до выхода двигателя на полную тягу. Максимальная дальность полета обеспечивалась, если ракета начинала крейсерский полет на высоте 13,7 км, а последние 80 км двигалась на высоте 15 м. Специалистами отмечалась и важность точного соблюдения заданной последовательности операций при запуске ракеты, чтобы предотвратить ее столкновение с бомбардировщиком.

Для проведения летных испытаний ALCM фирмой «Боинг» в 1975–1976 гг. на заводе в Сиэтле (шт. Вашингтон) были изготовлены семь экспериментальных образцов ракет ALCM-A, получившие обозначение FTM-1 (Flight Test Missile — снаряд для летных испытаний), FTM-2,… FTM-7. При испытаниях спасение образцов не предусматривалось. После выполнения полета они переводились в режим пикирования с целью их уничтожения.

Параллельно началась и модернизация самолетов-носителей В-52 под КР[340]. Тяжелый стратегический бомбардировщик В-52 Стратофортресс предназначался для ведения боевых действий с применением как обычных, так и ядерных вооружений с 1955 г. Серийное производство различных модификаций самолета продолжалось до 1962 г. Всего было построено 744 самолета В-52. Модернизация самолета началась в 1965 г., когда была поставлена задача его боевого использования на малых высотах, и закончилась в 1975 г.

Среди прочего оборудования в бомбоотсеке была установлена пусковая установка револьверного типа на восемь управляемых ракет. Под крыльями на двух пилонах подвешивалось 12 ракет СРЭМ. Такое переоборудование бомбардировщиков позволило вдвое увеличить количество ядерных боеприпасов на борту каждого бомбардировщика при оптимальной боевой загрузке (8 УР СРЭМ и 4 ядерные бомбы) и более чем втрое при максимальной (20 УР СРЭМ) по сравнению с ранее применявшейся загрузкой (две УР Хаунд Дог и четыре ядерные бомбы). В табл. 13.2 приведены основные характеристики бомбардировщиков В-52G и В-52H[341].

3 и 10 февраля 1976 г. самолет В-52 совершил два перелета с ракетой FTM-1 из Сиэтла на полигон Уайт-Сандс (шт. Нью-Мексико) и обратно. Таким образом проверялась эффективность полигонных средств слежения за самолетом и ракетой. 5 марта 1976 г. на полигоне Уайт-Сандс были проведены первые летные испытания ракеты ALCM, при которых использовался экспериментальный образец FTM-1. Самолет с ракетой прилетел в воздушное пространство полигона из Сиэтла. Ракета была выброшена из бомбового люка носителя на высоте 3 км.

После включения двигателя ракета совершила запрограммированный спуск, чтобы продемонстрировать возможность подхода к цели на малой высоте. Полет продолжался 10 мин 40 с. Ракета пролетела 130 км со скоростью 0,65М.

Таблица 13.2

Основные характеристики бомбардировщиков В52-G и В52-H по состоянию на 1980 г.

В52-G В52-Н
Год принятия на вооружение 1958 1961
Максимальный взлетный вес (пустого), т 221 (78,6) 227 (78,6)
Количество и тяга двигателей, кг 8 ? 6240 8 ? 8200
Максимальная скорость полета на высоте 11 км, км/ч 960 1050
Крейсерская скорость полета на высоте 11 км, км/ч 820 820
Перегоночная дальность, км 17 000 18 000
Практический потолок, м 16 000 17 000
Длина и высота фюзеляжа, м 47,9 ? 12,4 47,9 ? 12,4
Размах крыла, м 56,4 56,4
Количество пушек, калибр, мм (боекомплект — 1200 снарядов) 4 ? 20 1 ? 20 (шестиствольная)
Подвесная боевая нагрузка 20 УР AGM-69A или КР AGM-86B и 30 бомб 20–23 УР AGM-69A

18 мая 1976 г. были проведены вторые летные испытания КР. Образец FTM-2 был сброшен над полигоном с самолета В-52, летящего на высоте 7,6 км. В процессе испытаний предполагалось проверить двигатель, инерциальную систему наведения, радиолокационный высотомер и навигационную систему TERCOM. Ракета снизилась до высоты 2,7 км. На этой высоте она некоторое время совершила крейсерский полет, после чего поднялась на высоту 5,1 км, затем снова снизилась до 2,7 км и достигла скорости 0,74–0,77М. За 31 минуту ракета пролетела 320 км.

22 июня в третьих летных испытаниях проверялся экспериментальный образец FTM-3. В этом полете тестировалась согласованность функционирования радиовысотомера и системы TERCOM. Ракета была сброшена на высоте 9 км и пролетела 373 км, совершив при этом ряд маневров в соответствии с заданной программой. Скорость достигла 0,84М. На 34-й минуте полета ракета упала, не долетев до заданной точки из-за ошибки при расчете потребного запаса топлива. Тем не менее испытания были признаны успешными.

9 сентября 1976 г. состоялся полет экспериментального образца FTM-4. В этих испытаниях ракета впервые была оснащена полным комплектом навигационной системы TERCOM. Ракета была сброшена на высоте 6 км, ее полет продолжался 31 мин. Образец FTM-4 совершил две восьмерки общей протяженностью более 320 км на высотах от 58 до 600 м при скорости от 670 до 730 км/ч. Испытания показали, что при использовании системы TERCOM ошибка по высоте не превышала ± 2 м, по боковому отклонению — 4,6 м.

Пятые испытания ракеты ALCM состоялись 14 октября с использованием экспериментального образца FTM-5. Задача полета состояла в проверке системы TERCOM. На седьмой минуте полета гироплатформа инерциальной системы наведения отклонилась по тангажу более чем на 90°. В результате этого возникло неконтролируемое вращение и ракета упала.

Шестые испытания состоялись 30 ноября (FTM-6). Эти испытания также окончились неудачей. Ракета отделилась на высоте 200 м, но маршевый двигатель не включился. При этом полет продолжался по инерции и ракета увеличила высоту до 300 м, чтобы перелететь через холм. Задачей испытаний было отделение ракеты от самолета-носителя при максимальной воздушной скорости на минимальной высоте. Экспериментальный образец FTM-7 был испытан на совместимость с самолетом-носителем при его размещении в бомбовом отсеке.

Специалисты фирмы «Боинг» пришли к заключению, что задачи летных испытаний, несмотря на две аварии, выполнены. Главное контрольно-финансовое управление МО США так не считало, подчеркнув, что «потенциальную точность ракеты удалось продемонстрировать только при одном полете»[342].

Тем не менее 19 января 1977 г. МО США санкционировало разработку ракеты ALCM в полном составе. ВВС заключили контракт с головным разработчиком фирмой «Боинг» на 299,76 млн долл. Контракт предусматривал изготовление 7 ракет ALCM-A и 12 ракет ALCM-B, а также проведение почти 30 летных испытаний в 1978 и 1979-м финансовых годах. Число испытаний превышало число ракет, так как изготавливаемые по этому контракту ракеты снабжались парашютной системой спасения. На парашютном спуске ракету перехватывал вертолет для ее повторного использования. Кроме того, был изготовлен отдельный образец без бортового оборудования — для испытаний конструкции планера, и образец для испытаний на влияние условий эксплуатации.

Одновременно в рамках разработки ракеты ALCM был заключен контракт стоимостью 22,3 млн долл. между ВВС и фирмой «Williams Research» на изготовление 22-х турбовентиляторных маршевых двигателей.

30 июня 1977 г. президент США Дж. Картер принял решение прекратить (по другим данным — приостановить) разработку бомбардировщика В-1 и вместо этого сосредоточить усилия на завершении разработки и развертывании крылатых ракет воздушного базирования (КРВБ). Кроме того, в августе 1977 г. была прекращена также разработка AGM-86A и активизирована программа переоборудования 150 бомбардировщиков В-52G под КРВБ.

Несмотря на приостановку программы по разработке В-1, фирма «Рокуэлл интернэшнл» по собственной инициативе провела большую исследовательскую работу, в ходе которой изучались возможности создания нового, более дешевого самолета, способного нести до 30 крылатых ракет. Усилия фирмы были поддержаны Пентагоном, который заключил с ней контракт стоимостью 4 млн долл. для продолжения исследовательских работ.

Перед военными экспертами встал вопрос сравнения бомбардировщиков В-52 и В-1 в интересах боевых действий. Министр обороны США Г. Браун высказал мнение, что основным критерием сравнения бомбардировщиков с крылатыми ракетами будут характер и эффективность применения средств обороны СССР в 1980–1990 гг.[343].

Военные специалисты США считали, что бомбардировщик В-1 обладает тремя преимуществами, гарантирующими его боеспособность: несет на борту ракеты СРЭМ для уничтожения неподвижных объектов, имеет малую ЭПР и мощные средства радиоэлектронного противодействия. С другой стороны, сочетание В-52 и КР гарантирует безопасность полета самолета-носителя. В свою очередь, крылатая ракета имеет значительно меньшую отражающую поверхность, чем В-1. У КР очень низкая скорость полета, но она осуществляет полет на малой высоте, и противнику гораздо труднее обнаружить КР, чем В-1. Бомбардировщик В-1, обладающий одинаковыми возможностями с В-52, вооруженным КР, стоит на 40 % дороже. В итоге на первом этапе разработки КРВБ их основным носителем был выбран самолет В-52.

В 1979 г. были изготовлены предсерийные образцы КР AGM-86B. Их испытания проводились на авиабазе ВВС США Эдвардс (шт. Калифорния). Пуски ракет осуществлялись с модернизированных бомбардировщиков В-52. На этих самолетах были установлены новая внутрифюзеляжная пусковая установка револьверного типа и модернизированные подкрыльевые пилоны. Каждый пилон по размерам был подобен фюзеляжу самолета F-16.

На каждом пилоне, расположенном между гондолой внутреннего двигателя и фюзеляжем, подвешивалось шесть КР AGM-86B. Еще восемь размещалось в модернизированной револьверной пусковой установке в бомбовом отсеке. Замена старого радиоэлектронного оборудования, включая и средства радиоэлектронной борьбы, на новое оборудование с более высокими характеристиками позволила уменьшить общий вес В-52G на 820 кг, В52Н — на 860 кг.

Вопрос выбора КР для ВВС из двух образцов (AGM-86B и AGM-109) оставался открытым. ВВС и ВМФ указывали на предпочтительность единой технологической базы при создании крылатых ракет в рамках программы JCMP (Joint Cruise Missile Project — проект единой крылатой ракеты). Между гигантами американского военно-промышленного комплекса фирмами «Боинг» и «Дженерал Дайнэмикс» велось упорное и длительное соперничество за право изготовления и поставки ВВС КРВБ. Руководство МО США было вынуждено принять решение о выделении дополнительного ассигнования из бюджета 1977/1978го финансового года на полномасштабную разработку КРВБ — как AGM-86B, так и AGM-109 — в размере 50 млн и 103 млн долл. соответственно.

В борьбу включились и главнокомандующие видов ВС США. ВВС убеждали Конгресс Соединенных Штатов, что им не следует брать на вооружение военно-морскую ракету, навязанную в интересах унификации образцов вооружения. Для применения Томагавка с самолета ракету следовало бы укоротить. Кроме того, крылья ракет ALCM рассчитаны на большие перегрузки, чем крылья ракет Томагавк. При использовании системы TERCОM КР AGM-86 могут совершать полет над холмистой местностью на меньшей высоте, чем ракеты SLCM и GLCM.

В то же время флот объявил ракету BGM-109 Tomahawk победителем в конкурсе по программе SLCM. Одним из результатов выполнения программы JCMP стало использование одинаковых двигателей F-107 (фирмы «Williams») и системы наведения TERCOM.

Окончательно ракеты AGM-86 для ВВС были выбраны после сравнительных испытаний ракет ALCM и ракет TALCM. В марте 1980 г. официальный представитель Пентагона сделал заявление о том, что после изучения результатов конкурсных летных испытаний КРВБ командование ВВС остановило свой выбор на ракете AGM-86B и приняло решение приступить к подготовке ее серийного производства. Отказ ВВС от ракет TALCM не имел для фирмы «Дженерал Дайнэмикс» решающего значения, поскольку фирма получила большие заказы на производство Томагавков для ВМС.

Сами конкурсные испытания проходили летом 1979 г. В ходе испытаний фирмы должны были продемонстрировать летно-технические характеристики своих ракет. Им было предоставлено право осуществить по десять пусков с бомбардировщика В-52G. Пилоты Стратегического авиационного командования тоже имели свой сценарий — они имитировали выполнение боевой задачи от взлета бомбардировщика и до пуска ракет.

Сначала испытания проводились в пределах территории учебно-испытательного полигона в штате Юта. Здесь ракеты совершали полет по замкнутому маршруту в виде эллипса размером 160–180 ? 45–50 км. Затем руководство ВВС потребовало запустить ракеты над Тихим океаном на удалении около 100 км от юго-западного побережья США. Ракеты пролетали район г. Лос-Анджелес, территорию штатов Калифорния, Невада и Юта.

Ракеты запускались как с подкрыльевых пилонов самолетов, так и с внутрифюзеляжной пусковой установки. Через две секунды после сброса состоялось автоматическое раскрытие несущих поверхностей, через 8 с включался маршевый двигатель. Высота полета на маршруте варьировалась в зависимости от рельефа местности — от 150 до 1500 м. Над полигоном в штате Юта автоматически срабатывала парашютная система спасения. Спасательный вертолет подхватывал спускающуюся ракету в воздухе.

Шесть из десяти пусков ракет каждого типа оказались успешными. При общем налете около 32-х часов ракеты пролетели более 19 тыс. км.

В результате сравнительных испытаний подтвердилось следующее:

• математическое обеспечение системы наведения, разработанное фирмой «Боинг», более надежно и обеспечивает большую точность выхода ракеты на цель;

• по прочностным и аэродинамическим характеристикам КР AGM-86B превосходит AGM-109, что позволяет ей выполнять полет над пересеченной местностью на меньших высотах;

• КР ALCM-B показала лучшую совместимость с бомбардировщиком В-52. У нее происходило более быстрое развертывание крыльев. Благодаря этому от момента отделения от самолета и до развертывания крыльев ракета ALCM-B падала на 137 м, а ракета TALCM падала на 167 м;

• Кроме вышесказанного, AGM-86B в производстве технологичнее и дешевле, а в обслуживании значительно проще, чем AGM-109.

Таким образом, фирма «Боинг» стала главным подрядчиком, ответственным за производство и поставки свыше 3400 КРВБ в части Стратегического авиационного командования в течение 1981–1989 гг. Фирма «Боинг» по условиям контракта получила 2 млрд долл. Остальные 2 млрд долл. достались фирмам «Макдоннелл Дуглас» (система наведения TERCOM), «Литтон индастриз» (инерциальная система наведения), «Уильямс Рисерч» (двигатель) и ряду мелких подрядчиков, поставляющих отдельные узлы и компоненты ракеты. С момента окончания войны во Вьетнаме это был самый крупный отдельный контракт ВВС, стоимость которого превысила 4 млрд долл.[344].

По бюджету МО США на 1979/1980-й финансовый год для закупки первых 225 единиц КРВБ было выделено 141 млн долл. Летом-осенью 1980 г. было развернуто серийное производство ракет AGM-86B, в августе 1981 г. ракеты ALCM были приняты на вооружение бомбардировщиков B52-G/H.

В 1980 г. начались летные испытания первого бомбардировщика В-52G, переоборудованного в носитель КР[345]. 3 сентября он совершил перелет продолжительностью 7 ч 10 мин с заводского аэродрома фирмы «Боинг» (г. Уичито, шт. Канзас) в испытательный центр ВВС на авиабазу Эдвардс (Калифорния). В испытаниях снимались не только технические параметры бортовых систем, но и проводилась всесторонняя оценка системы оружия «самолет — крылатая ракета». С этой целью на полигоне в штате Юта в 1981 г. было проведено два пуска серийных КР AGM-86B (по одному из подкрыльевого пилона и внутрифюзеляжной пусковой установки).

Поскольку револьверная пусковая установка подходила и под ракеты СРЭМ, на полигоне Тонопа (шт. Невада) было проведено два пуска и этой ракеты. Кроме того, испытательные полеты проводились по маршрутам над территорией юго-западных штатов США и над некоторыми районами Тихого океана.

Эти летные испытания переоборудованного бомбардировщика В-52G стали заключительным этапом процесса одновременной разработки КРВБ и нового бортового радиоэлектронного оборудования для самолетов-носителей. В сентябре 1981 г. первый переоборудованный бомбардировщик был введен в состав САК США. Первой авиационной частью САК, на вооружение которой в декабре 1982 г. поступили 16 самолетов-носителей КРВБ, стало 416-е авиакрыло (авиабаза Гриффитс, шт. Нью-Йорк). Летом 1984 г. такими самолетами были вооружены уже четыре эскадрильи В-52G.

Испытания КРВБ в различных географических и метеорологических условиях продолжались. В марте 1984 г. в воздушном пространстве Канады ВВС США провели испытание AGM-86B[346]. В ночь с 5 на 6 марта с авиабазы САК ВВС США Гранд-Форкс (шт. Северная Дакота) взлетел В-52G и направился к северо-западному побережью Канады.

На подкрыльевых пилонах самолет нес четыре КР AGM-86B. Одна из них предназначалась для испытаний, еще одна была резервной. Развернувшись над морем Бофорта, самолет снова вошел в воздушное пространство Канады. После нескольких маневров самолетноситель взял курс на полигон Примроуз. Над замерзшим озером Коулд бомбардировщик на высоте 300 м сымитировал маневр выхода ракеты на цель. После маневра он набрал высоту и взял курс на свою базу.

Для снятия телеметрической информации параллельным курсом летел самолет ЕС-135. Основная цель испытаний состояла во всесторонней проверке работоспособности системы наведения КР при выполнении полета над покрытой снегом, слабо пересеченной местностью. Такой рельеф имел значительное сходство с рельефом большинства северных территорий СССР. Для испытательного полета был зарезервирован воздушный коридор длиной около 2500 км и шириной 150 км.

Бомбардировщики В-52Н были оснащены роторными пусковыми установками CSRL (Common Strategic Rotary Launcher). Это позволяло разместить на борту до 20 ракет AGM-86B — в бомбоотсеке 8 ракет на CSRL и 12 ракет на двух пилонах под крыльями.

Всего на заводах фирмы «Боинг» до завершения производства в 1986 г. было выпущено более 1715 ракет AGM-86B.

Крылатая ракета воздушного базирования в неядерном оснащении получила индекс AGM-86C. К ее разработке американские специалисты приступили в 1986 г. Основным изменением стала замена термоядерной БЧ на 900-килограммовую осколочно-фугасную. Часть военных экспертов была против этого, так как вес неядерной боевой части был значительно больше ядерной боевой части. Это влекло за собой существенное уменьшение топливного бака. Следовательно, снижалась дальность полета. Несмотря на возражения, специалисты фирмы «Боинг» спроектировали и построили КР AGM-86C в рамках одной из так называемых «черных» программ. Данная программа получила обозначение CALCM (Conventional ALCM).

Внешне две ракеты были идентичны. Боевая часть AGM-86C представляла собой осколочно-фугасную головную часть. Дальность ее полета была ниже ядерной КР — 2400 км, но точность выше за счет оснащения КР приемником глобальной спутниковой навигационной системы. Это стало возможным благодаря тому, что ракеты AGM-86C оснастили приемником системы спутниковой навигации GPS и электронно-оптической корреляционной системой DSMAC (Digital Scene Matching Area Correlator).

В системе DSMAC применяются цифровые «картины» районов местности, предварительно отснятых по маршруту полета. Система начинает работать на конечном участке полета после последней коррекции по TERCOM. С помощью оптических датчиков производится осмотр районов, прилегающих к цели. Полученные изображения в цифровой форме вводятся в компьютер. Он сравнивает их с эталонными цифровыми «картинками», заложенными в его память, и выдает корректирующие команды. При подлете к цели включается активная радиолокационная ГСН. В ее состав входят антенны с устройством сканирования, приемопередатчик и блок обработки сигналов, а также ответчик системы «свой — чужой». Для обеспечения помехозащищенности предусмотрена работа РЛС на переменных частотах, изменяющихся по закону случайности. КВО такой системы навигации снизилось от нескольких десятков метров до 10 м.

Поставки ракет AGM-86C в войска начались в 1988 г. Ввиду того, что CALCM тяжелее, чем ALCM, дальность полета КР AGM-86C существенно снизилась. В современных военных конфликтах, проводимых США, ракеты AGM86C получили успешное применение. Изначальный вариант конфигурации AGM-86C имел обозначение CALCM Block 0.

Новый вариант Block I был оснащен улучшенным электронным оборудованием и GPS-приемником, более тяжелой 1450-килограммовой осколочно-фугасной БЧ. Испытания ракеты были успешно проведены в 1996 г., после чего все существующие ракеты Block 0 были доработаны до Block I. Следующим вариантом стал Block IA, ориентированный на повышение точности на конечном участке полета. По расчетам, КВО должно составлять 3 м. Работы по Block IA были начаты в 1998 г., а в январе 1991 г. первая CALCM Block IA была поставлена в ВВС. В настоящее время КР ALCM продолжают совершенствоваться.

Таблица 1З.З

Тактико-технические характеристики современных модификаций КР AGM-86

Длина, м 6,32
Диаметр, м 0,62
Размах, м 3,66
Вес, кг:
AGM-86B 1450
AGM-86C Block I 1950
Скорость, км/ч 800
БЧ:
AGM-86B термоядерная W-80-1, 5-150 кт
AGM-86C Block I 1450 кг, ОФ
AGM-86D 540 кг, проникающая
Двигатель ДТРД F107-WR-101
Тяга двигателя, кН 2,7
Дальность, км:
AGM-86B 2400
AGM-86C Block I 1200

Крылатая ракета SLCM разрабатывалась по заказу ВМС США и предназначалась для запуска с надводных кораблей и подводных лодок. В середине 1970-х гг. американский адмирал Стивен Хостеттлер заявил, что КР морского базирования Томагавк стали для Советского Союза новым уровнем угрозы, так как они могут легко быть развернуты в любой точке морских акваторий и способны нанести удар по СССР с разных направлений[347]. Это оружие может применяться на любой ступени эскалации войны. По оценке Пентагона, группа из четырех-шести кораблей-носителей КР по своим боевым возможностям может быть сравнима с авианосной ударной группой.

В начале разработки КР было официально сообщено, что ракета разрабатывается в стратегическом и тактическом вариантах[348]. С середины 1976 г. ВМС США отказались от определений «стратегическая» и «тактическая», учитывая ситуацию, сложившуюся на переговорах об ограничении стратегических вооружений. Было заявлено, что разрабатывается одна ракета, способная совершать полет на различную дальность в зависимости от запаса топлива. Однако в различных средствах информации до сих пор различают ракеты SLCM — для поражения наземных целей (ранее их называли стратегическими КР) и противокорабельные КР SLCM (ранее их называли тактическими).

Начальный контракт на разработку КР YBGM-109 Томагавк составлял около 100 млн долл. Эти средства фирма «Дженерал Дайнэмикс» получила от ВВС в 1972 г. Крылатая ракета была создана в двух основных вариантах: стратегическом (модификации A, C, D) — для стрельбы по наземным объектам, и тактическом (модификации B, E) — для уничтожения надводных кораблей. Все варианты благодаря модульному принципу построения отличаются друг от друга только головной частью.

Данная КР выполнена по самолетной схеме (моноплан), имеет корпус цилиндрической формы с овальным обтекателем головной части. Корпус изготовлен из прочных алюминиевых сплавов, графитоэпоксидного пластика и радиопрозрачных материалов. В центральной части корпуса ракеты находится крыло, обе консоли которого складываются в сторону хвостовой части и утапливаются в пазах фюзеляжа. Крестообразный стабилизатор находится в хвостовой части. Для уменьшения радиолокационной заметности на корпус, крыло и стабилизатор нанесено специальное покрытие. Сзади к фюзеляжу пристыкован твердотопливный ускоритель фирмы «Atlantic Research» тягой 3,2 т.

Опишем стратегическую ракету Томагавк (Tomahawk BGM-109A). Согласно данным из литературы периода 1970-х гг., эта ракета имела максимальную дальность полета 2600–4600 км, максимальную скорость 0,7–0,85М, стартовый вес 1360–1443 кг, тротиловый эквивалент ядерной боевой части 150–250 кт. Топливный отсек занимал более 50 % объема фюзеляжа. В двигательном отсеке размещался двухконтурный турбовентиляторный двига тель F-107-WR-100, разработанный фирмой «Williams Research» для диверсионного управляемого реактивного снаряда SCAD (Subsonic Cruise Armed Decoy — дозвуковой крылатый диверсионный снаряд с боевой частью).

Проблемным для разработчиков КР стал вопрос выбора ядерного заряда для стратегического Томагавка. На то время договор об ограничении подземных испытаний запрещал испытывать ядерные заряды с тротиловым эквивалентом свыше 150 кт. Было решено использовать уже созданный ядерный заряд, эффективный против защищенных наземных целей. Затем на Томагавках предполагали устанавливать такие же ядерные заряды, как на стратегических КРВБ и на тактической сверхзвуковой управляемой ракете SRAM-A.

В более близкой нашему времени литературе сообщается, что боевой частью стратегической ядерной КР Томагавк BGM-109A служит боеголовка W-80 (масса 123 кг, длина около 1 м, диаметр 0,27 м и мощность 200 кт)[349]. Подрыв производится контактным взрывателем. Радиус зоны разрушения 3 км. Высокая точность стрельбы и значительная мощность ядерной боеголовки стратегической КР Томагавк BGM-109A позволяют с высокой эффективностью поражать сильно защищенные малоразмерные цели. По оценке американских специалистов, вероятность уничтожения защищенного объекта, выдерживающего избыточное давление 70 кг/см?, одной КР Томагавк составляет 0,85, а например, баллистической ракетой Посейдон — 0,10.

Тактическая ракета Томагавк отличалась от стратегической тем, что:

• использовала радиолокационную систему самонаведения, разработанную для управляемой ракеты Гарпун;

• использовала фугасный боевой заряд, разработанный для управляемой ракеты Буллпап В;

• использовала турбовентиляторный двигатель фирмы «Teledyne J-402» (САЕ-370) тягой 180 кг, разработанный для управляемой ракеты Гарпун.

КР морского базирования Томагавк с обычной боевой частью разрабатывались в нескольких вариантах:

• BGM-109C — с обычной БЧ для нанесения ударов по наземным целям;

• BGM-109B — с обычной БЧ для поражения надводных целей;

• BGM-109D — с обычной кассетной БЧ для нанесения ударов по наземным и надводным целям.

Крылатая ракета BGM-109C Томагавк предназначалась для поражения различных береговых объектов, а также аэродромов, позиций ЗРК, мест скопления боевой техники и живой силы, железнодорожных узлов и т. д. (при пуске с самолетов) на дальностях до 500 км. Она оснащалась моноблочной боевой частью (полубронебойная БЧ от управляемой ракеты Буллпап класса «воздух — земля»). Меньшая дальность стрельбы объясняется наличием мощной боевой части весом до 500 кг и отсутствием дополнительных топливных баков в головной части КР.

BGM-109D оснащается кассетной БЧ, которая включает до 166 малокалиберных бомб BLU-97B комбинированного действия (масса каждой 1,5 кг) в 24 связках (общая масса БЧ — 400–500 кг). Кассетная БЧ снаряжается различными бомбами, разбрасываемыми в воздухе. Для поражения, например, ВПП аэродромов ракету снаряжают несколькими десятками бетонобойных бомб. Они с помощью парашютной системы опускаются на ВПП и посредством головного кумулятивного заряда пробивают отверстие в бетонном покрытии. Входящий в состав кассеты основной фугасный заряд подрывается, образуя глубокую воронку. Несколько таких воронок практически выводят аэродром из строя. Для поражения мест скопления техники и живой силы кассетная БЧ может оснащаться различными осколочными бомбами.

Для противокорабельной ракеты Томагавк использовался фугасный осколочный заряд весом 454 кг. Предусматривалось использование и других типов зарядов, например с активной оболочкой из пеноалюминия или шрапнельного. Последний боевой заряд взрывался на уровне корабельных надстроек и поражал радиолокационные системы управления огнем. Разрабатывался и «подкилевой» боевой заряд.

Кроме того, боевой заряд на КР мог заменяться приборным оборудованием, в том числе и разведывательным. В этом случае ракета превращалась в дистанционно управляемый беспилотный разведывательный аппарат. На экспериментальных ракетах вместо заряда устанавливалось измерительное оборудование. Там же устанавливалась и парашютная система спасения. Парашютная система устанавливалась и на значительной части серийных ракет. Такие ракеты использовались для демонстрации эксплуатационной надежности и для учебнотренировочных пусков.

На стратегической КР Томагавк использовалась комбинация инерциальной, корреляционной по контуру рельефа местности системы TERCOM (Terrain Contour Matching) и электронно-оптической корреляционной подсистемы DSMAC (Digital Scene Matching Area Correlator). Согласно требованиям заказчика, системы наведения должны были выдерживать нагрузки до 200 g, чтобы сохранить работоспособность в случае близких взрывов.

Инерциальная подсистема управления работает на начальном и среднем участках полета ракеты (масса 11 кг). Она включает бортовую ЭВМ, инерциальную платформу и барометрический высотомер. Инерциальная платформа состоит из трех гироскопов для измерения угловых отклонений ракеты в системе координат и трех акселерометров, определяющих ускорения этих отклонений. Подсистема обеспечивает определение места КР с точностью 0,8 км за 1 час полета.

В систему управления и наведения стратегических КР с обычной боевой частью BGM-109C и D включена электронно-оптическая корреляционная подсистема DSMAC, которая позволяет существенно повысить точность стрельбы (КВО — до 10 м). В ней используются цифровые «картины» предварительно отснятых по маршруту полета КР районов местности.

Эксперименты, проведенные в штатах Канзас и Техас, показали, что для успешного функционирования системы TERCOM участок корреляции вдоль трассы полета достаточно разбить на 64 элемента. При этом система определяла возвышения даже на равнинной местности с точностью 1–1,5 м. Полет ракеты должен был программироваться так, чтобы она пролетела над несколькими участками, записанными в контрольных матрицах. Чем больше контрольных участков, тем с большей точностью корректируется инерциальная система навигации.

Маршрут полета между вторичными участками не должен быть прямым — с целью ввести в заблуждение ПВО противника. На отдельных отрезках ракета как бы имеет курс на разные цели. Противник, не осведомленный о расположении участков, записанных на матрице системы TERCOM, и об истинной цели, будет вынужден приводить по очереди в боевую готовность средства ПВО на всех целях, которым будет угрожать нападение.

Конечный контрольный участок корреляции перед целью программировался небольшим и обеспечивал с наибольшей разрешающей способностью (точностью) вывод ракеты на заданный курс полета до того, как КР на конечном участке маршрута снова перейдет под управление инерциальной системой навигации[350]. Рабочие высоты и скорости устанавливались заранее.

Дальность полета КР зависит от высоты полета и расхода топлива, который возрастает на малых высотах. При полете на полный радиус ракета должна как можно дольше лететь на средних высотах. Экономическая крейсерская высота полета составляет, по оценкам, 1500–3000 м. По мере приближения ракеты к средствам ПВО противника включается радиовысотомер, после чего начинается снижение ракеты. Над водой высота полета составляет не более 15 м, над землей — около 50 м, над горами — 100 м. Если бы ракета летела на высоте 6000 м, при том же запасе топлива дальность ее полета составила бы не 2500 км, а 3300 км[351].

В различных испытательных центрах ВМС США была проведена большая серия экспериментов для определения различных ускорений, моментов крена, углов тангажа и рыскания, управляемости и устойчивости носителей, динамики отделения ракеты, аэродинамических и гидродинамических характеристик.

Так, в середине октября 1974 г. в Центре по испытаниям подводных систем ВМС в Ньюпорте (шт. РодАйленд) была проведена серия экспериментов по выбрасыванию макета ракеты Томагавк из гидравлического и пневматического торпедных аппаратов. Экспериментальные установки были смонтированы на надводном корабле на 1,5 м ниже ватерлинии. Выбрасывание макета производилось во время стоянки судна на якоре и во время его хода. Плавучесть упавшего в воду макета обеспечивали надутые азотом баллоны-поплавки.

В ноябре 1974 г. в Авиационном испытательном центре ВМС в Патуксент-Ривер (шт. Мэриленд) были проведены эксперименты по сбрасыванию макета тактической ракеты Томагавк с самолета А-6A Интрудер. Макет сбрасывался на высоте 1500 м при скорости полета 500 км/ч.

В январе 1975 г. в районе г. Сан-Диего (шт. Калифорния) была завершена серия экспериментов по выбрасыванию макета ракеты Томагавк из торпедного аппарата подводной лодки «Пинтадо», которая шла на глубине 15 м со скоростью 15 узлов. 30 января 1976 г. были завершены испытания натурных моделей ракет с работающими двигателями в аэродинамической трубе Научно-исследовательского центра Арнольда. Возможности радиолокационного и визуального определения КР в полете испытывались в первом квартале 1976 г. на базе ВВС Холломан.

Тогда же проводились испытания КР на ударные нагрузки. Для этого ракета помещалась на баржу в установку, аналогичную торпедному аппарату. Вблизи баржи производилось 12 взрывов фугасных зарядов. Топливный бак КР для проверки сохранения герметичности заполнялся краской.

11 февраля 1976 г. на полигоне Уайт-Сандс (шт. Нью-Мексико) были проведены первые летные испытания системы наведения TAINS. Комплект оборудования был смонтирован в приборном отсеке управляемой мишени «Файрби» BQM-34A. Мишень была запущена с земли, по окончании 30-минутного полета она опустилась на парашюте. К 1 марта было проведено четыре таких полета на разных высотах и над местностью разного типа при различных ветровых нагрузках. По некоторым данным, при этих испытаниях выявилась некая неприятная особенность, которая выразилась в значительном воздействии ветра на низколетящую КР. Для испытания системы наведения самолет С-141 совершил 10 полетов. Результаты испытаний якобы «превзошли ожидания»[352].

13 февраля 1976 г. состоялся первый запуск ракеты Томагавк с подводной установки в районе острова Сан-Клементе. Второй запуск этой ракеты был осуществлен 15 февраля, с другой глубины. При этих запусках турбовентиляторный двигатель не устанавливался: испытывались твердотопливные ускорители с включением под водой, механизм развертывания аэродинамических поверхностей и устойчивость КР в воздухе. В обоих запусках ракета поднималась на высоту 330 м и планировала 3,2 км.

В то же время в Эль-Сентро (шт. Калифорния) были проведены первые испытания по сбрасыванию экспериментального образца ракеты Томагавк с самолета А-6А «Интрудер». В этих испытаниях отрабатывалась система обеспечения отделения ракеты, изучалась аэродинамика КР в полете.

В марте 1976 г. было проведено 17 успешных пусков ракеты Томагавк по программе летно-конструкторских испытаний на этапе подтверждения и три — в полном составе. Для этого фирма изготовила 12 экспериментальных ракет. Одна из них предназначалась для продувки в аэродинамической трубе и летных испытаний без отделения от самолетаносителя. 11 ракет оснащались парашютами для их повторного использования. Из 17 пусков 15 было проведено без включения ускорителя с самолета, а два запуска — с включением ускорителя из установленного под водой торпедного аппарата. При воздушном пуске в 14 случаях турбовентиляторный двигатель включался до отделения от самолета, один раз — после отделения. Система спасения сработала во всех случаях. Однако две ракеты утонули в море, а одна получила сильные повреждения при приземлении.

Восемь ракет прошли восстановительный ремонт. Одна из них была оставлена в резерве, а семь совершили повторный полет. Они снова были подготовлены к повторным пускам. Специалисты ВМС США заявили, что благодаря таким мерам было сэкономлено 10 млн долл. Кроме того, это позволило перейти к испытаниям ракет в полном составе, не дожидаясь изготовления специальных образцов. В итоге испытания были окончены в мае 1976 г., а не в сентябре, как это планировалось.

Вот краткие результаты летных испытаний КР Томагавк на этапе подтверждения характеристик ракеты.

26 марта 1976 г. был произведен первый запуск тактической ракеты Томагавк с самолета А-6А с последующим включением маршевого двигателя. Ракета, подвешенная на подкрыльевом пилоне самолета, была сброшена на высоте 3,5 км. Вместе с КР была сброшена бомба Mk-82 с инертным зарядом, которая использовалась для балансировки. Сброс бомбы был вынужденным, так как на самолете отказало устройство сброса объектов с подкрыльевых пилонов по отдельности. Сброс бомбы, однако, не повлиял на выполнение программы испытаний ракеты.

Самолет-носитель сопровождал ракету в полете. За 16 минут ракета пролетела 150 км и совершила ряд маневров. Управлял полетом КР автопилот, созданный для управляемой ракеты Гарпун. Команды передавались с борта самолетаносителя. Продолжительность полета ракеты должна была составить 50 мин, но на 16-й минуте отказал клапан системы наддува топливного бака. С борта самолета-носителя специалист фирмы дал команду на выключение двигателя и ввод в действие парашюта. Ракета приводнилась нормально, но пока подошли корабли поисковой службы, она затонула.

В испытаниях 28 марта оценивалась прочность конструкции и управляемость ракеты. 26 апреля на полигоне Пойнт-Мугу с самолета А-6А был произведен пуск тактического Томагавка. Полет продолжался 41 мин. Ракета выполнила ряд маневров, включая левые и правые развороты. Ракета пролетела 565 км и приводнилась в Тихом океане, где была подобрана вертолетом.

На испытаниях 16 мая ракета Томагавк отделилась от самолета на высоте 3,5 км и пролетела около 700 км. Полет продолжался 52 мин. В этом полете исследовались аэродинамические характеристики КР, а также испытывались турбовентиляторный двигатель на максимальной тяге и радиолокационный высотомер.

5 июня на полигоне Уайт-Сандс (шт. Нью-Мексико) состоялось первое испытание экспериментальной ракеты, оснащенной системой TERCOM. Также впервые на КР был установлен двигатель F-107-WR-100, предназначенный для стратегического варианта ракеты Томагавк. В этих испытаниях ракета пролетела 825 км. Полет продолжался 61 мин.

На испытаниях 11 июня полет КР был прекращен на 6-й минуте из-за неисправности в системе топливоподачи. 16 июля ракета была сброшена с самолета и совершила полет по сложной траектории в течение 1 ч 24 мин. Она покрыла расстояние более 1065 км. В этом полете изучалась возможность обхода ракетой препятствий на небольших высотах с помощью системы TERCOM. Была продемонстрирована возможность полета авиационно-ракетной системы на расстояния стратегической дальности.

30 сентября состоялись 11-е летные испытания ракеты Томагавк, при которых имитировались ее уход от средств ПВО, подход к цели на малой высоте и поражение цели. Ракета совершила полет в течение 1 ч 09 мин, покрыв общее расстояние 904 км. При этом осуществлялось ее наведение по контуру рельефа. До отделения ракеты от самолета для управления самолетом при перелете из Пойнт-Мугу на полигон Уайт-Сандс использовалась навигационная система TERCOM.

14 октября КР Томагавк была сброшена с носителя А-6А на трассе полигона Пойнт-Мугу. Полет длился рекордное время — 1 ч 47 мин и был полностью управляемым. 15 ноября на полигоне были проведены очередные испытания ракеты Томагавк, в задачу входило включение турбовентиляторного двигателя после отделения КР, в то время как в предыдущих 12 испытаниях двигатель Томагавка включался до его отделения от подкрыльевого пилона носителя. На этот раз ракета была сброшена с высоты 2,3 км и стабилизировалась, пролетев в свободном падении 170 м. Стабилизатор и крыло установились в рабочее положение в процессе свободного падения. После включения двигателя ракета успешно совершила полностью управляемый полет в течение 1 ч 17 мин, пролетев 1108 км. В этом полете также сравнивались реальные данные полета с данными испытаний натурной модели в аэродинамической трубе. Американскими специалистами отмечалось совпадение данных с точностью до 3 %.

В испытательном полете 7 декабря ракета имитировала поиск и поражение морской цели, впервые используя радиолокационную систему наведения, разработанную для тактического Томагавка. Ракета на малой высоте пролетела 290 км, нашла цель, находившуюся за горизонтом, низко прошла над ней и ушла в район спасения, где и опустилась на парашюте. Полет длился 55 мин.

Из 14 летных испытаний КР Томагавк, проведенных в 1976 г., шесть проводились на полигоне Уайт-Сандс с имитацией поражения наземных целей. Восемь испытаний были проведены на полигоне Пойнт-Мугу над Тихим океаном с имитацией поражения кораблей. После этих испытаний специалисты фирмы заявили, что КРВБ Томагавк может быть укорочена до 3,9 м, что позволит разместить на револьверной ПУ шесть КР, а «длинные» КР, получившие наименование AGM-109, могут подвешиваться на подкрыльевые пилоны самолета В-52.

31 января 1977 г. на полигоне Уайт-Сандс состоялось 15-е испытание КР Томагавк. На ракете была установлена система TERCOM в сочетании с системой SMAC. Отделившись от самолета А-6А, КР совершила полет в течение 1 ч 18 мин. Она производила маневры по обходу препятствий при полете на малой высоте.

11 февраля КР, оснащенная радиолокационной головкой самонаведения, имитировала поиск и поражение морской цели. Поиск начался на расстоянии 320 км от цели. Ряд других испытаний в феврале также проводился с целью показать возможность поражения находящегося за горизонтом корабля ракетой Томагавк. В одном из полетов КР пролетела 810 км. Однако активный поиск цели начался только на расстоянии около 320 км от цели.

24 февраля ракета Томагавк, оснащенная твердотопливным ускорителем, была запущена с наземной пусковой установки, смонтированной на грузовой автомашине. Ракета имитировала удар по кораблю. Однако именно после этого испытания американские специалисты заговорили о КР GLCM наземного базирования.

Испытания КР Томагавк продолжались в течение всего 1977 г. В основном, в этих испытаниях ракеты запускались с подводных лодок с целью поражения кораблейцелей. Около 50 % испытаний на этом этапе были проведены в рамках НИОКР, остальные проводились в рамках начальной стадии учебно-боевой подготовки с участием расчетов пуска подводных лодок.

Согласно сметам, составленным в 1974 г., общие потребные затраты на разработку КР SLCM были оценены в 730,4 млн долл. Аналогичная оценка, проведенная в 1975 г. с учетом опытного производства, составила уже 900,22 млн долл., а в 1976 г. — 944,8 млн долл. По состоянию на 1977 г. ВМС США предполагали закупить 1264 единицы КР Томагавк[353].

По мере усовершенствования программы в качестве пусковых платформ были добавлены надводные корабли и патрульные самолеты. Обозначение SLCM было сохранено только для морских крылатых ракет. В 1975 г. программа SLCM получила название Томагавк[354].

Испытания КР Томагавк по тем или иным исследовательским вопросам продолжались вплоть до 1982 г. К 1980 г. американские специалисты осуществили 54 пуска КР различных типов, из которых 12 они сочли неуспешными[355]. В начале 1980 г. на Тихоокеанском ракетном полигоне начались испытания унифицированной бронированной ПУ с четырьмя направляющими, предназначенной для надводных кораблей. В марте того же года была впервые запущена КР с такой ПУ, установленной на берегу. Затем ее разместили на палубе эскадренного миноносца «Мерил», откуда произвели первые пуски.

Министерство обороны США в рамках пятилетней военной программы 1981–1985 гг. планировало закупить для ВМС 439 единиц КР, в том числе 196 единиц с ядерной и обычной БЧ для нанесения ударов по наземным целям и 243 единицы в противокорабельном варианте. Общие ассигнования на НИОКР и закупки крылатых ракет морского базирования составили на начало 1980-х гг. более 2 млрд долл.

Для хранения и запуска ракет Томагавк на подводных лодках используются штатные торпедные аппараты или специальные установки вертикального пуска (УВП) Мk45, а на надводных кораблях — установки контейнерного типа Мk143 или УВП Мk41. Для хранения лодочного варианта ракеты применяется стальная капсула (масса 454 кг), заполненная азотом под небольшим давлением. Это позволяет сохранять ракету в готовности к применению в течение 30 месяцев. Капсула с ракетой загружается в торпедный аппарат или УВП, как обычная торпеда.

Американские атомные подводные лодки имеют по четыре носовых гидравлических торпедных аппарата, размещенных побортно (по два) под углом 10–12° к диаметральной плоскости корабля и обеспечивающих стрельбу с больших глубин, что значительно снижает демаскирующие факторы. Трубы торпедного аппарата состоят из трех секций: носовой, центральной и кормовой. Загрузка и правильное расположение капсулы с КР в трубах торпедного аппарата осуществляются с помощью направляющих планок и поддерживающих роликов. Механизм стрельбы связан с приводами открывания и закрывания крышек аппарата. Задняя крышка оборудована водомерно-смотровым окном, позволяющим следить за заполнением (осушением) торпедного аппарата, манометром, а также кабельным вводом, соединяющим приборы управления КР с пультом управления стрельбой.

Гидравлическая система выстреливания КР имеет импульсный воздушный цилиндр высокого давления, гидроусилитель и нагреватель водяной системы. На каждую группу из двух труб торпедного аппарата одного борта установлен гидроцилиндр. Гидравлическая система действует следующим образом. При подаче воздуха под высоким давлением из корабельной магистрали в воздушный цилиндр одновременно с перемещением его поршня перемещается и сидящий на одном штоке с ним поршень гидроцилиндра. Последний работает на свою группу торпедных аппаратов и подает воду в них через нагнетательную цистерну, соединяющуюся с каждым аппаратом посредством щелевых прорезей.

При движении поршня вода из нагнетательной цистерны под давлением поступает сначала в кормовую часть трубы торпедного аппарата, а затем через отверстия в капсулу, создавая избыточное давление, необходимое для выброса ракеты из аппарата. Рычаги привода открывания передних крышек торпедного аппарата сблокированы таким образом, что одновременно может быть открыта только одна крышка в группе, а следовательно, с нагнетательной цистерной будет соединен один аппарат.

Управление стрельбой, контроль за состоянием КР в торпедном аппарате и в установке вертикального пуска, их проверка, координация запуска и учет расхода ракет осуществляются с помощью системы управления стрельбой. На подводной лодке компоненты этой системы размещаются в центральном посту и торпедном отсеке. В центральном посту лодки находятся пульт управления, ЭВМ и блок преобразования данных. Отображение информации и вывод контрольных данных можно видеть на индикаторной панели пульта управления. На надводных кораблях система управления стрельбой хранится в контейнере, установленном в помещении корабельного поста управления оружием. В системе используются математическое обеспечение и интерфейсы для ЭВМ, позволяющие передавать с одного корабля другим кораблям соединения или группы целеуказание и координировать стрельбу КР Томагавк по наземным объектам.

Ракетный комплекс функционирует следующим образом. После получения приказа на применение ракетного оружия командир объявляет тревогу и переводит корабль в режим повышенной технической готовности. Начинается предстартовая подготовка ракетного комплекса, на что затрачивается около 20 мин. На подводной лодке при стрельбе из торпедного аппарата морская вода подается в трубу аппарата и через отверстия поступает в капсулу с КР. В этот момент в ракете начинает действовать устройство, создающее внутри ее корпуса избыточное давление, примерно равное внешнему, что предохраняет корпус КР от деформации.

Лодка выходит на глубину пуска (30–60 м) и снижает скорость хода до нескольких узлов. В систему управления и наведения КР вводятся необходимые для стрельбы данные. Затем открывается крышка торпедного аппарата, срабатывает гидравлическая система выброса КР, и ракета выталкивается из капсулы. Через некоторое время после выхода ракеты капсула из трубы аппарата эжектируется за борт. Ракета связана с контейнером фалом длиной 12 м, при разрыве которого (через 5 с прохождения подводного участка траектории) происходит снятие ступени предохранения и включение стартового РДТТ (ускоритель). По мере прохождения толщи воды давление внутри корпуса КР снижается до нормального (атмосферного), и она выходит из-под воды на поверхность под углом 50°.

При стрельбе из установки вертикального пуска Мk45 открывается крышка шахты, включается система выброса ракеты, и избыточное давление, создаваемое газогенератором, выталкивает ракету из шахты. При выходе она разрушает мембрану капсулы, сдерживавшей давление морской воды, вертикально выходит на поверхность и, осуществив разворот, переходит на запрограммированную траекторию полета.

Через 4–6 с после выхода КР изпод воды или с окончанием работы стартового РДТТ пиротехническими зарядами сбрасывается хвостовой термообтекатель и раскрывается стабилизатор ракеты. В течение этого времени КР выходит на высоту 300–400 м. Затем на нисходящей ветви стартового участка длиной около 4 км раскрываются консоли крыла, выдвигается воздухозаборник, отстреливается за счет пироболтов стартовый РДТТ, включается маршевый двигатель, и КР переходит на заданную траекторию полета (через 60 с после старта). Высота полета ракеты снижается до 15–60 м, а скорость — до 885 км/ч. Управление ракетой при ее полете над морем осуществляется инерциальной подсистемой управления, которая обеспечивает вывод КР в первый район коррекции (как правило, он отстоит от берега в нескольких километрах). Величина первого района коррекции зависит от точности определения места стартовой платформы и ошибки инерциальной подсистемы управления КР, накапливаемой за время полета ракеты над водной поверхностью.

Для успешного применения ракет Томагавк по наземным объектам считается желательным, чтобы район пуска находился в пределах 700 км от береговой черты, а район первой коррекции имел ширину примерно 48 км. Ширина последующих районов коррекции может быть уменьшена до 9 км, а вблизи цели — до 2 км. При подлете к первому участку коррекции включается и начинает работать система TERCOM. Она определяет рельеф местности и сравнивает его с эталонными картами. Как принято, данные измерений накладываются на карты трех близлежащих районов. Для выдачи команды от бортовой ЭВМ на коррекцию курса КР необходимо совпадение двух из трех сравнений подсистемы с эталонными картами (в противном случае ракета сбивается с заданного курса).

Затем КР с помощью инерциальной подсистемы управления продолжает полет и выходит в район второй и последующих коррекций. Ракета Томагавк летит в режиме огибания рельефа местности над земной поверхностью на высоте 30–60 м (если местность относительно ровная) или 150 м (холмистая). В бортовой ЭВМ предусмотрено выполнение программы полета с обходом районов дислокации стационарных средств ПВО и ПРО противника.

После выхода ракеты в район цели — на конечном участке траектории полета — наведение осуществляется подсистемой DSMAC. С помощью оптических датчиков производится осмотр районов, прилегающих к цели. Полученные изображения в цифровой форме вводятся в ЭВМ. Она сравнивает их с эталонными цифровыми картинами районов, заложенными в ее память, и вырабатывает корректирующие маневры ракеты.

Наряду с оснащением кораблей ракетным оружием Томагавк США проводят широкомасштабную программу развития и совершенствования крылатых ракет морского базирования, которая предусматривает:

• Увеличение дальности стрельбы до 3–4 тыс. км за счет применения более эффективных двигателей и видов топлива, снижения массогабаритных характеристик. В частности, замена ускорителя F-107 его модификацией, по оценке американских специалистов, дает рост тяги на 19 % и уменьшение расхода топлива на 3 %. Благодаря замене существующего турбовентиляторного двигателя винтовентиляторным в сочетании со специальным газогенератором дальность полета должна возрасти на 50 % при тех же массо-габаритных характеристиках ракеты.

• Повышение точности наведения на цель до нескольких метров за счет оснащения КР приемной аппаратурой системы спутниковой навигации NAVSTAR и лазерным локатором, который включает в себя активный инфракрасный датчик переднего обзора и лазер. Лазерный локатор дает возможность осуществлять селекцию неподвижных целей, навигационное обеспечение и коррекцию скорости.

• Увеличение глубин пуска КР с подводных лодок при использовании более мощного стартового ускорителя.

• Снижение воздействия средств ПВО и ПРО при боевом применении крылатых ракет. Снизить воздействие средств ПВО и повысить боевую устойчивость КР предполагается за счет уменьшения ее радиолокационной заметности, увеличения количества программ полетов, возможности их быстрой замены или корректировки во время полета ракеты. С этой целью планируется применять более производительные ЭВМ и спутниковую связь.

В связи с Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности многие политики, причастные к этому Договору, как о большом достижении говорят о ликвидации целого класса вооружения — ракет средней дальности. Относительно КР BGM-109 можно сказать следующее. Да, ракеты Томагавк наземного базирования уничтожены. Но остались такие же ракеты морского базирования. Стартовый ускоритель ракеты позволяет приспособить ее для пуска почти с любой платформы. Незначительные доработки позволят осуществлять пуск ракеты Томагавк с любого стандартного грузовика.

Таблица 13.4

Тактико-технические характеристики модифицированной крылатой ракеты Томагавк

Дальность стрельбы, км:
BGM-109A при пуске с надводного корабля 2500
BGM-109С/D при пуске с надводного корабля 1250
BGM-109С/D при пуске с подводной лодки 900
Скорость полета максимальная, км/ч 1200
Скорость полета средняя, км/ч 885
Длина ракеты, м 6,25
Диаметр корпуса ракеты, м 0,53
Размах крыльев, м 2,62
Стартовый вес, кг:
BGM-109A 1450
BGM-109С/D 1500
Боевая часть:
BGM-109A Ядерная
BGM-109С Полубронебойная — 120 кг
BGM-109D Кассетная — 120 кг
Маршевый двигатель F-107
Топливо RJ-4
Масса топлива, кг 550
Вес сухого двигателя, кг 64
Тяга, кг 272
Длина, мм 940
Диаметр, мм 305

Именно по настоянию США в Договорах по сокращению стратегических наступательных вооружений не предусмотрено никаких мер по сокращению КРМБ большой дальности. Имеются лишь политические заявления сторон о том, что они обязуются развертывать не более 880 ядерных КРМБ в течение срока действия Договора СНВ-1, но их количество не учитывается в суммарных уровнях носителей и боезарядов СНВ[356].

Кроме того, США сохраняют 350 ядерных зарядов W 84 от ликвидированных по Договору РСМД КРНБ Томагавк. Эти боезаряды можно использовать для увеличения количества ядерных КР, если возникнет необходимость, поскольку производство неядерных КР Томагавк сохраняется. Дело в том, что, как было показано выше, разные типы КР Томагавк практически неразличимы внешне и в определенной мере взаимопревращаемы. Это было продемонстрировано во время войны НАТО в Югославии, когда США испытывали недостаток КР и часть ядерных ракет была переоборудована под обычную БЧ. Все это можно рассматривать как потенциальную возможность обхода Договоров о СНВ.

У КРВБ подобных возможностей нет. КР TALCM, рассчитанная на запуск с самолета, создавалась на базе ракеты Томагавк. На ракете отсутствовал стартовый ускоритель. Разработка такой ракеты была поручена ВВС, хотя инициаторами вооружения бомбардировщиков В-52 этими ракетами выступили ВМС. Именно ракета TALCM участвовала в сравнительных испытаниях с ракетой ALCM-B, чтобы выбрать для вооружения самолетов какой-то один тип ракеты. Сравнительные характеристики этих КР приведены в табл. 13.5[357].

В качестве носителей ракет TALCM рассматривались боевые самолеты B-52H, B-52G, FB-111, а также широкофюзеляжные гражданские самолеты McDonell DC-10, Boeing-747, Lockheed L-1011 и широкофюзеляжный военно-транспортный самолет Lockheed С-5А. Предварительный расчет показал, что на самолете DC-10 могло быть размещено до 50 ракет TALCM, а самолет Boeing-747 мог взять от 40 до 90 ракет и доставить их на расстояние 2800–4600 км. В районе рубежа пуска ракет этот самолет смог бы патрулировать в течение 2 ч.

В начале 1980-х гг. в США на базе ракеты AGM-109 были развернуты научно-исследовательские работы по созданию новых КР средней дальности, объединенных общим названием MRASM (Medium Range Air-to-Surface Missile — ракета средней дальности «воздух — земля»). Программа получила еще одно название — Томагавк-2. Под средней дальностью западные специалисты в 1980-е гг. понимали дальность стрельбы на 600 км[358]. Такая дальность полета ракет позволяла самолетам-носителям не входить в зону ПВО противника.

Фирма «Дженерал Дайнэмикс» разрабатывала два варианта КР Томагавк-2 для ВВС (AGM-109Н и AGM-109К) и один для ВМС (AGM-109I). Интересно, что носителем КР AGM-109Н, которая предназначалась для разрушения взлетно-посадочных полос, могли быть как стратегические бомбардировщики В-52, так и тактические истребители F-16.

Таблица 13.5

Сравнительные характеристики КР AGM-86B и BGM-109A Томагавк

Показатель AGM-86B BGM-109A
Носитель Самолет Корабль, подводная лодка
Длина, м 6,32 6,18 (с ускорителем)
Диаметр, м 0,61 (ширина) 0,517
Размах крыла, м 3,66 2,60
Масса, кг 1360 1440 (с ускорителем)
Двигатель ТРД
Скорость, км/ч 885 (0,72М)
Высота полета, м 60–100
Дальность, км 2500
Боевая часть ядерная W-80-1 мощностью 1,2 Мт

Параллельно с фирмой «General Dynamics» стратегическую и тактическую ракету SLCM разрабатывала фирма «Vought» (ранее «LTV Aerospace»). Эта КР получила название YBGM-110. В 1976 г. контракт с фирмой «Vought» был аннулирован и создавалась только одна ракета SLCM — YBGM-109 Томагавк. Поскольку проект ракеты YBGM-110 представляет определенный интерес, кратко опишем ее. Проектная дальность полета ракеты YBGM-110 составляла свыше 2800 км. Длина ракеты без ускорителя 5,44 м, длина ускорителя — 0,81 м, диаметр фюзеляжа — 0,53 м, размах крыла — 3,2 м. Фюзеляж должен был изготавливаться из нержавеющей стали. Контейнер для хранения ракеты не предусматривался.

Компоновка КР YBGM-110 была точно такой, как и КР YBGM-109. Однако на ракете YBGM-110 должно было использоваться другое топливо и устанавливаться турбовентиляторный двигатель САЕ-471-11-DX фирмы «Teledyne». Его тяга составляла 272 кг. Воздухозаборник двигателя был смонтирован заподлицо с обшивкой фюзеляжа. Его заглушка вышибалась после выхода ракеты из воды.

С целью снижения веса ракеты крылья и Y-образное хвостовое оперение изготавливались из стеклопластика. Крыло было не двухконсольное, как в КР Томагавк, а монолитное. Оно убиралось в паз, проходящий вдоль фюзеляжа. Паз герметично закрывался. После выхода из воды мощная пружина поворачивала крыло на 90°. Стабилизаторы были искривлены и в сложенном положении были прижаты к конической хвостовой части фюзеляжа. К фюзеляжу пристыковывался твердотопливный ускоритель, оборудованный системой регулирования вектора тяги.

Первый запуск ракеты YBGM-110 состоялся 24 февраля 1976 г. Тогда крыло ракеты не установилось в рабочее положение. Следующие испытания этой КР были назначены на 24 марта. Однако ВМС объявили об аннулировании контракта на разработку ракеты YBGM-110 и выборе ракеты YBGM-109. Одна из причин такого решения заключалась в том, что фирма «Vought» пересмотрела смету затрат на НИОКР и потребовала новую сумму, на 4–5 млн долл., превышающую прежнюю (46,4 млн долл.).

Ракета Томагавк, кроме того, производилась и в варианте BGM-109G Gryphon. Единственное его отличие от BGM-109A состояло в способе базирования — наземном, а не морском. Мобильные комплексы на базе тяжелого грузового автомобиля обеспечивали высокую скрытность и были дешевле комплексов на базе воздушных и морских носителей. КР BGM109GGryphon вызывает особый интерес, так как в начале 1980-х гг. именно эта ракета была нацелена на военные и гражданские объекты СССР с баз Западной Европы.

Конец 1970-х — середину 1980-х гг. специалисты по международным отношениям характеризуют как «второе издание "холодной войны"». Именно в этот момент началось размещение советских оперативно-тактических ракет в Восточной Европе и американских ракет средней дальности в Западной Европе. После смерти Генерального секретаря ЦК КПСС Ю.В. Андропова американцы предприняли дипломатические и практические шаги по распространению афганской войны на советские республики Узбекистан и Таджикистан. В это время проводилась качественная модернизация советских ракет средней дальности. В мире началась эпоха «евроракет».

Приходится с сожалением констатировать, что в связи с распадом Советского Союза в иностранных и отечественных изданиях зачастую вина за новый виток «холодной войны» возлагается только на СССР. Так ли это?

Пришедший в январе 1977 г. к власти в США президент Дж. Картер за три года издал пять специальных директив, касающихся подготовки Соединенных Штатов к ведению ядерной войны (директивы №№ 18, 53, 57, 58 и 59). Был разработан новый план ядерной войны — SIOP-5D (SIOP — Single Integrated Operational Plan — Единый комплексный оперативный план). В перечне стратегических целей числилось до 40 тыс. объектов ядерного поражения на территории Советского Союза, стран Варшавского Договора, Китая, Кубы, Вьетнама и других стран. В СССР это были все города с населением свыше 250 тыс. жителей, 1400 шахтных пусковых установок МБР, 500 аэродромов, 1200 позиций ЗРК, 200 штабов и командных пунктов объединений и соединений, более 300 промышленных объектов и т. п.

Администрация президента Дж. Картера выделила средства на разработку и производство высокоэффективной стратегической системы морского базирования «Трайдент». Реализацию данного проекта предусматривалось осуществить в два этапа. На первом планировалось перевооружить 12 ПЛАРБ типа «Дж. Мэдисон» ракетами Трайдент-С4, а также построить и ввести в строй 8 ПЛАРБ нового поколения типа «Огайо» с 24 такими же ракетами. На втором этапе предполагалось построить еще 14 ПЛАРБ и вооружить все лодки этого проекта новой БРПЛ Трайдент-D5 — с более высокими тактико-техническими характеристиками.

В 1979 г. президент Дж. Картер принял решение о полномасштабном производстве межконтинентальной баллистической ракеты Пискипер (МХ), которая по своим характеристикам должна была превзойти все существовавшие советские МБР. Ее разработка велась с середины 70-х гг. наряду с БРСД Першинг-2 и новым видом стратегических вооружений — крылатыми ракетами большой дальности наземного и воздушного базирования.

Разработка этой ракеты была поручена не ВВС, а ВМС. Руководство созданием КРНБ на ВВС было возложено по той причине, что основным предназначением КРНБ было подавление средств ПВО противника для облегчения прорыва стратегических бомбардировщиков.

ВВС пошли на создание КРНБ на базе Томагавка, так как маршевый двигатель этой КР запускался на безопасном расстоянии от пусковой установки, с помощью стартового ускорителя. Такой ускоритель был разработан только для ракеты GLCM, а ALCM его не имела. Разрабатывалось два варианта КРНБ: для стрельбы по наземным целям и для береговой обороны.

Вначале КРНБ рассматривалась американскими военными специалистами как крылатая ракета полевой артиллерии[359]. Это ясно видно из заявления доктора Малькольма Кюри, бывшего директора НИОКР GLCM: «Фактически крылатая ракета Томагавк будет совместима с пусковой установкой «Ланс» при использовании ее в сухопутных войсках». Управление по контролю над вооружением ВС США также рассматривало КРНБ скорее как оружие поддержки вооруженных сил на театрах военных действий, чем стратегическое оружие.

После 1977 г. эта ракета стала разрабатываться как стратегическая КРНБ BGM-109. Она предназначалась для нанесения ядерных ударов по важным военным объектам и административным центрам, расположенным на территории СССР и других социалистических стран. В том же 1977 г. начались летные испытания КРНБ. Принципиально КР наземного базирования мало чем отличались от КРМБ Томагавк. Это позволило совершить первый запуск новой ракеты на четыре месяца раньше запланированного срока.

Эксперимент проходил на острове СанКлементе. Пуски ракет осуществлялись с опытной ПУ, оснащенной двумя направляющими, смонтированными на автомобильном прицепе. На нижнем хвостовом стабилизаторе КРНБ монтировалась кинокамера, которая записывала полет на малой высоте.

В ходе испытаний проверялись аэродинамические характеристики КР при полете на различных высотах по замкнутому или специально проложенному маршруту. Проверялись запуск стартового ускорителя, сход ракеты с ПУ, раскрытие аэродинамических плоскостей, запуск маршевого двигателя, работа системы навигации, выход КР на запланированную цель с имитацией ее поражения. Изучались возможности КР по преодолению системы ПВО. Для этого различные РЛС (раннего обнаружения, целеуказания и наведения истребителей, зенитноракетных комплексов и зенитной артиллерии) вели поиск и обнаружение КР.

Подготовка производственной базы для серийного выпуска КР была начата в 1979 г. С мая 1980 г. на полигоне в штате Юта начались экспериментальные запуски КР с опытного образца мобильной ПУ. На ПУ было смонтировано четыре транспортно-пусковых контейнера. На КРНБ устанавливалась парашютная система спасения.

Ракеты BGM-109G Gryphon хранились на мобильной транспортно-пусковой установке. В одном герметическом контейнере размещалось четыре КР. Из этого контейнера ракеты и стартовали. Пусковая установка была смонтирована на многоколесном полуприцепе, буксируемом штатным тягачом М818. Пункты управления пуском также монтировались на автомобильном прицепе. Каждый пункт управления оборудовался многофункциональным телевизионным устройством отображения данных, на экранах в виде особых символов и знаков высвечивалась информация о техническом состоянии КР. Приборная панель пульта управления, а также приборы для проведения предпусковых и пусковых операций позволяли вводить необходимые данные в бортовые ЭВМ ракет, включая координаты пусковой установки и цели, программу полета и районы коррекции. Основные характеристики мобильной пусковой установки приведены в табл. 13.6.

При полете КРНБ с ядерной боевой частью на максимальную дальность на маршруте могло быть более десяти районов коррекции[360]. Уход инерциальной системы составлял 1 км за 1 час полета. Система TERCOM вне зависимости от продолжительности и дальности полета корректировала все набегающие ошибки инерциальной системы. Это позволяло ракете после пролета 2500 км попадать в круг диаметром в несколько десятков метров. Для повышения точности выведения КР на цель была разработана дополнительная система корреляции. Она работала на принципе сравнения оптического изображения местности, над которой пролетала ракета, и фотографической карты, зафиксированной на фотопленке и заложенной в бортовую аппаратуру. КВО новой системы навигации составляло 15–20 м.

12 декабря 1979 г. Комитет военного планирования НАТО принял решение о развертывании с 1983 г. в некоторых странах Западной Европы 464 КР наземного базирования и 108 баллистических ракет Першинг-2 (по другим данным, группа ядерного планирования НАТО уже в ноябре 1979 г. одобрила такое соотношение КРНБ и ракет Першинг-2: 464 и 108, хотя в коммюнике говорилось, что ранее никаких решений принято не было)[361].

Таблица 13.6

Характеристики мобильной пусковой установки КРНБ

Общий вес пусковой установки (без ракеты), т 35,4
Длина пусковой установки, м 15,2
Высота пусковой установки (в походном положении), м 2,6
Ширина пусковой установки, м 2,5
Максимальная скорость движения ПУ, км/ч:
по дорогам 84
по пересеченной местности 40
Запас хода пусковой установки, км 560
Точность пуска (КВО), м 35
Мощность головной части, кт 200
Стартовый вес ракеты с ускорителем, кг 1225
Максимальная скорость полета ракеты, км/ч 750–850
Минимальная высота полета, м 60–100
Техническое время подготовки и пуска ракет, мин 10–20
Оперативная готовность к пуску (от получения команды), мин 5
Время пуска ракет с одной транспортнопусковой установки, мин 1
Способ управления, контроля и пуска Дистанционно с ПУП
Способ ввода и замены внеплановых полетных заданий Дистанционно с ПУП
Вероятность поражения малоразмерных объектов с защитой до 100 кг/см? Близко к 1
Боевой расчет дежурной смены, чел. 2
Степень защищенности ТПУ и ПУП, кг/см? 0,3
Вероятность успешной предстартовой подготовки и пуска ракеты 0,96
Вес головной части, кг 110

Крылатые ракеты размещались на территории ФРГ, Великобритании, Италии, Бельгии и Нидерландов. Организационно подразделения КР были сведены в отряды, в состав каждого отряда входили четыре пусковые установки (всего 16 КР) и два пункта управления пуском, обеспечивающих дистанционную проверку и пуск всех 16 ракет отряда[362]. На одной базе развертывалось несколько отрядов КРНБ. Пусковые установки размещались в заглубленных железобетонных укрытиях.

Ракеты Першинг-2 размещались только на территории ФРГ. Канцлер ФРГ Г. Шмидт был одним из самых активных сторонников «восстановления равновесия» в Европе путем «довооружения» НАТО[363]. Именно выступление Г. Шмидта в Международном институте стратегических исследований (Лондон) привело к «модернизации ядерных сил театра войны». Вскоре канцлер ФРГ получил очень важную поддержку от английского правительства (консерваторы).

Таким образом, КРНБ стали, по заявлению американских военных специалистов, тем «недостающим звеном», которое соединяет ограниченную войну с применением обычных вооружений и ядерную войну. Но не все страны НАТО были согласны с этим. Норвегия и Дания с самого начала отказались размещать американское ядерное оружие на своей территории в мирное время. Долгое время колебались правительства Бельгии и Нидерландов, приводя различные доводы. В связи с размещением американских «евроракет» заговорили даже о кризисе НАТО[364].

С приходом к власти в США администрации президента Р. Рейгана все работы по КР в этой стране резко активизировались. По программе производства вооружений в 1980–1985 гг. Министерство обороны США планировало изготовить 560 КРНБ, из них 464 (116 ПУ) для развертывания в странах Западной Европы: в Великобритании (авиабазы Гринхэм-Коммон и Молсуорт) — 160 КР (40 ПУ), в ФРГ (Битсбург) — 96 КР (24 ПУ), в Италии (Комизо) — 112 КР (28 ПУ), в Бельгии (Флорен) и Нидерландах — по 48 КР (по 12 ПУ). Общие расходы на НИОКР и постройку всех 560 КР должны были составить в 1980 г. 2,1 млрд долл. (в 1977 г. — 1,9 млрд долл.)[365]. Руководством США планировалось предложить развернуть КРНБ также ряду других стран НАТО, например Турции. В 1983 г. вся программа закупок КРНБ оценивалась уже в 3,6 млрд долл.[366]. Расходы на закупку и производство этих ракет несли США, другие страны НАТО оплачивали только часть затрат по складированию КРНБ и их размещению на своих территориях.

К этому времени в Западной Европе уже было сконцентрировано более 850 носителей тактического ядерного оружия. Эти носители (в основном авиация) должны были применяться в интересах США и НАТО. Они были способны доставить к объектам поражения около 3000 ядерных боезарядов.

В качестве официальной версии о причинах развертывания «евроракет» мировой общественности было объявлено, что развертывание в Европе баллистических и крылатых ракет средней дальности вызвано реакцией на появление у Советского Союза ракет РСД-10 (SS-20) и необходимостью довооружения НАТО перед лицом ракетной угрозы с Востока. Это была, мягко говоря, неправда. Верховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе генерал Б. Роджерс в 1983 г. в одном из своих выступлений сказал: «Большинство людей полагают, что мы предпринимаем модернизацию своего оружия из-за ракет SS-20. Мы осуществили бы модернизацию и в том случае, если бы ракет SS-20 не было». Главное предназначение развертываемых в Европе и предусмотренных планом СИОП-5D американских баллистических и крылатых ракет было нанесение «обезглавливающего удара» по СССР с целью сорвать осуществление советского ответного удара.

Вероятно, эта лицемерная правда Соединенных Штатов была известна политическому руководству СССР, так как 4–5 января 1983 г. в Праге состоялось совещание Политического консультативного комитета стран — участниц Варшавского Договора. На нем советские руководители заявили, что основной задачей на 1983 г. для СССР является задача воспрепятствовать развертыванию в Европе американских ракет Першинг-2 и крылатых ракет.

Реализация выполнения этой задачи шла по трем направлениям. Первое — это переговорный процесс. 27 января 1983 г. возобновились женевские переговоры о сокращении ядерных вооружений в Европе. 2 февраля возобновились женевские переговоры об ограничении стратегических ядерных вооружений (СТАРТ). 30 ноября в Женеве начались советско-американские переговоры по ядерным ракетам средней дальности.

Переговоры шли в Женеве несколько лет и в отсутствие политической воли руководителей обеих стран не приносили результата. Вопрос о «евроракетах» то объединяли с вопросом о стратегических ядерных вооружениях, то рассматривали отдельно. Одним из требований СССР было внести в формулу сокращения СНС американские крылатые ракеты морского базирования и ядерные потенциалы Великобритании и Франции.

В 1980 г., в начале переговоров по вопросам ограничения ядерных вооружений в Европе, СССР предложил договориться о моратории на размещение новых ядерных средств средней дальности. США выступили против. Тем не менее СССР ввел в действие односторонний мораторий на их развертывание в европейской части страны.

В 1981 г. СССР выступил за ликвидацию тактического и средней дальности ядерного оружия в Европе. США на это ответили молчанием. Чтобы сдвинуть переговоры с мертвой точки, СССР предложил сократить количество носителей ядерного оружия в Европе до уровня 300 единиц с обеих сторон, запретить развертывание ядерных вооружений новых типов, обеспечить взаимный контроль. США эти предложения отвергли.

В 1982 г. тогдашний руководитель Советского Союза Ю.В. Андропов предложил оставить у СССР в Европе столько ракет средней дальности, сколько их было у Великобритании и Франции, а также обеспечить на более низком уровне равенство по самолетам-носителям. США и НАТО в ответ на это заявили, что в этом случае СССР будет иметь на своих ракетах большее количество боезарядов, так как советские БРСД типа Пионер (именуемые на Западе SS-20) оснащены разделяющимися головными частями с тремя боевыми блоками индивидуального наведения. Советское руководство эти опасения учло и выступило за то, чтобы у СССР было и ракет, и боевых блоков на них не больше, чем у НАТО. Но и такое предложение не устроило США.

27 августа 1983 г. Ю. Андропов сделал еще один шаг навстречу Западу и заявил, что СССР готов ликвидировать все свои сокращаемые в европейской части страны ракеты средней дальности, а не перебазировать их на восток.

27 октября 1983 г. советское руководство еще раз выступило за паритет как по количеству носителей ядерного оружия средней дальности в Европе, так и по количеству боезарядов на них. СССР выразил готовность иметь в Европе не более 140 пусковых установок РСД — меньше, чем у Великобритании и Франции. США же в ходе переговоров упорно вели дело к размещению БРСД Першинг-2 и КРНБ в Западной Европе и выдвигали заведомо неприемлемые для СССР так называемые «нулевой» и «промежуточный» варианты.

Суть «нулевого» варианта в следующем. 18 ноября 1983 г. президент США Р. Рейган предложил отменить свое решение о размещении в Европе ракет Першинг-2 и крылатых ракет в обмен на вывод Советским Союзом своих ракет СС-20, СС-4 и СС-5. Но этот вариант не устраивал советское руководство, так как не учитывал ядерные арсеналы Франции и Великобритании. Кроме того, Вашингтон предлагал обменять полторы тысячи уже развернутых как в европейской, так и в азиатской частях страны советских ракет средней дальности на восемьсот частично развернутых в Западной Европе американских РСД. В этом случае США и НАТО имели бы над СССР по боезарядам трехкратное количественное превосходство. Словом, о прекращении развертывания «евроракет» с американцами договориться не удалось.

Второй путь противодействия развертыванию американских ракет в Европе состоял в ответных советских мерах, о чем советским правительством было заявлено 28 мая 1983 г.

Но и это не остановило западных «ястребов». 22 ноября 1983 г. бундестаг ФРГ незначительным большинством голосов принял резолюцию о начале развертывания БРСД Першинг-2 на территории страны. Уже в декабре было объявлено о приведении в боевую готовность девяти БРСД Першинг-2 в ФРГ и шестнадцати КРНБ в Великобритании. На все это СССР отреагировал незамедлительно.

Ответные меры Советского Союза были сформулированы в Заявлении Ю.В. Андропова от 24 ноября 1983 г. и на декабрьском Пленуме ЦК КПСС. «На любую попытку сломать сложившийся военно-стратегический баланс, — заявил Ю. Андропов, — Советский Союз сумеет дать надлежащий ответ, и его слово с делом не разойдется».

Во-первых, советское руководство признало невозможным дальнейшее участие СССР в переговорах по вопросам ограничения стратегических вооружений и ядерных вооружений в Европе.

Во-вторых, СССР отменил мораторий на развертывание советских ракет средней дальности в европейской части страны, развернул дополнительное количество ядерных средств морского базирования. Кроме того, согласно договоренности с правительствами Чехословакии и ГДР, на территориях этих стран в составе сухопутных войск было размещено несколько десятков пусковых установок оперативно-тактического подвижного грунтового ракетного комплекса (ПГРК) Темп-С, созданного в 1960-е гг. и модернизированного в конце 1970-х гг.

Необходимо отметить, что все эти меры не привели к желаемому результату, так как развертывание в Западной Европе американских ракет средней дальности продолжалось, а ядерное противостояние между СССР и США достигло наивысшей точки со времен Карибского кризиса 1962 г. В Москве это прекрасно понимали, и для того, чтобы переломить ситуацию в свою пользу, предприняли важные шаги, о которых заранее объявлено не было.

23 ноября 1983 г. по инициативе министра обороны СССР Д.Ф. Устинова было принято решение о создании в кратчайшие сроки ПГРК передового базирования Скорость. Развертывание этого комплекса в составе Ракетных войск стратегического назначения на территориях Чехословакии и ГДР обеспечивало в случае необходимости возможность молниеносного уничтожения БРСД Першинг-2, КРНБ, других важнейших военных объектов НАТО.

«Должные ответные меры, имеющие в виду территорию самих США, будут приняты такие, — писал в «Правде» Д.Ф. Устинов, — что американцы неизбежно почувствуют разницу между той ситуацией, которая существовала до размещения их ракет в Западной Европе, и после». Такой мерой должна была стать передислокация ракетной дивизии на Чукотку в район Анадыря в 1984 г.[367]. Под предлогом защиты стратегических аэродромов в Анадыре на Чукотку заранее была передислоцирована 99-я мотострелковая дивизия. Она должна была обеспечить прикрытие, охрану и, в случае необходимости, оборону подразделений ПГРК Пионер, экстренную передислокацию которых на Чукотку воздушным и морским транспортом планировалось осуществить одновременно с развертыванием в ГДР и Чехословакии ПГРК Скорость.

После осуществления такой передислокации под угрозой молниеносного уничтожения оказались бы американский радиолокационный пост «Клир» системы предупреждения о ракетном нападении «Бимьюс», расположенный на Аляске, РЛС СПРН «Кобра Дейн» на острове Шемия, РЛС СПРН «Паркс» в штате Северная Дакота — фактически все РЛС, контролирующие в США северо-западное ракетоопасное направление.

К этому следует добавить, что обнаружение пусков баллистических ракет из высокоширотных арктических районов с помощью спутников американской космической системы ИМЕЮС (IMEWS), расположенных на геостационарной орбите, затруднено. Кроме того, под угрозой молниеносного уничтожения со стороны ракет Пионер оказались бы база атомных ракетных подводных лодок Бангор близ Сиэтла и другие важнейшие стратегические объекты на западном побережье США.

Противоракетная оборона СССР была перестроена в два эшелона противоракет. В состав первого эшелона входили противоракеты дальнего действия, предназначенные для уничтожения боевых блоков противника, еще не успевших войти в земную атмосферу. В состав второго эшелона вошли высокоскоростные противоракеты ближнего действия, предназначенные для уничтожения прорвавшихся боевых блоков в верхних слоях атмосферы.

Большие усилия прилагались в Советском Союзе и по совершенствованию системы предупреждения о ракетном нападении, предназначенной как для выдачи целеуказаний системе ПРО, так и для обеспечения возможности пуска наших ракет в ответновстречном ударе еще до того, как боевые блоки противника долетят до объектов наших стратегических ядерных сил.

1 марта 1985 г. на полигоне Капустин Яр состоялось первое и, как вскоре выяснилось, единственное летное испытание ПГРК Скорость[368]. Испытание закончилось неудачей, хотя пуск ракеты прошел нормально. В полете сработала система аварийного подрыва из-за легкоустранимого дефекта в сопловом блоке двигателя первой ступени ракеты. Первое, что сделал М.С. Горбачев, придя к власти, это остановил работы по созданию ПГРК Скорость. Готовые к летным испытаниям образцы пусковой установки и ракеты были уничтожены. Естественно, вопрос о передислокации пусковых установок ПГРК Пионер на Чукотку никогда уже больше не поднимался. Позабытая всеми 99-я мотострелковая дивизия осталась в Анадыре[369].

Третье направление — организация в странах Запада массовых акций протеста против развертывания «евроракет». По Западной Европе прокатились действительно многомиллионные демонстрации протеста. Это была влиятельная сила в государствах НАТО, а также в нейтральных и неприсоединившихся странах. Движение за мир и против ядерной войны охватило страны Европы, Японию, Австралию, Новую Зеландию, США, Канаду и другие страны мира. В движении за мир приняли участие различные слои общества, включая политических, военных, профсоюзных, религиозных и научных деятелей. Среди борцов за мир были сенаторы, лауреаты Нобелевской премии, генералы армий западных стран, бывшие президенты, известные врачи, епископы.

Усилению позиций СССР способствовали и различные антивоенные организации, активно действовавшие в Западной Европе в первой половине 80-х гг. В ряде стран это движение приняло специфические формы. Так, в Скандинавии оно сконцентрировалось на проблеме создания безъядерной зоны на Севере Европы, в Греции — на ликвидации американских военных баз, в США — на проблеме замораживания американского и советского ядерных потенциалов, в Великобритании — на блокировании баз КРНБ, в Италии — на организации марша мира и сбора подписей под протестом, в Нидерландах — на организации антивоенных манифестаций, в Бельгии — на объявлении зон, свободных от ядерного оружия.

В 1981 г. вблизи ограды двух баз КРНБ, развернутых на территории Англии, был разбит лагерь мира. Лагеря мира появились еще у некоторых баз ВВС США. Огромного размаха в Великобритании достигло движение за объявление отдельных городов и районов безъядерными зонами. Инициатором этого движения выступил в 1981 г. муниципальный совет Манчестера. В Соединенных Штатах большой размах приняла кампания «Эпицентр взрыва». Семинары и лекции, на которых обсуждались проблемы ликвидации ядерного оружия и катастрофические последствия ядерной войны, охватили более 600 городов. По состоянию на 1983 г. в Западной Германии 75 % населения страны выступали против размещения ракет в ФРГ[370].

10 февраля 1983 г. в Вашингтоне было заключено канадско-американское соглашение об испытаниях новых образцов оружия. Это соглашение вызвало бурю негодования в Канаде[371]. Канадская пресса сообщала, что, по результатам опроса общественного мнения, более 52 % жителей Канады были решительно не согласны с предоставлением Соединенным Штатам права на использование канадской территории и воздушного пространства для испытания американских крылатых ракет.

Чтобы успокоить население Канады, командование ВВС США заявило о намерении провести первое испытание без отделения крылатой ракеты от самолета-носителя. Само испытание сопровождалось чрезвычайными мерами безопасности. В частности, воздушное пространство по маршруту полета бомбардировщика постоянно контролировалось самолетом ДРЛО (дальнего радиолокационного обнаружения), аэропорт г. Гранд-Сентр, расположенный неподалеку от полигона Примроуз, был временно закрыт. Все дороги, ведущие к полигону, были блокированы военной полицией, 6 тыс. канадских военнослужащих были приведены в состояние повышенной боеготовности.

В связи с развертыванием ракет средней дальности в странах Западной Европы американские обозреватели назвали Р. Рейгана «первым президентом США, придвинувшим военные силы противника к границам своего государства». Журнал «Ньюсуик» в 1980-е гг. писал: «Ракетный успех Рейгана обойдется дорого, США превратились в мишень европейского гнева».

17 января 1984 г. состоялось открытие Стокгольмской конференции по разоружению в Европе. В июне того же года в СССР приехал президент Французской республики Ф. Миттеран для разрешения разногласий по евроракетам, Афганистану, Камбодже, Польше и по правам человека.

В 1987 г. с 7 по 10 декабря состоялся официальный визит М. Горбачева в Вашингтон. 8 декабря он подписал с президентом Р. Рейганом Договор о ликвидации ядерных ракет средней дальности. В тот же день президенты СССР и США Михаил Горбачев и Рональд Рейган подписали Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, в результате которого обе стороны отказывались от целого класса вооружений.

1 июля 1988 г. вступил в силу Договор между СССР и США о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, подписанный 8 декабря 1987 г. Договор о РСМД предусматривал уничтожение баллистических и крылатых ракет наземного базирования с дальностью от 500 до 5500 км как с ядерным, так и с неядерным оснащением.

К ракетам средней дальности (с дальностью от 1000 до 5000 км) были отнесены: в СССР — баллистические ракеты наземного базирования РСД-10 (SS-20 — по индексации, принятой на Западе), Р-12 (SS-4), Р-14 (SS-5), крылатые ракеты наземного базирования РК-55 (SSC-Х-4 — испытанный, но неразвернутый тип ракет средней дальности); в США — баллистические ракеты наземного базирования Першинг-2 и крылатые ракеты наземного базирования BGM-109G. К категории ракет меньшей дальности (с дальностью от 500 до 1000 км) отнесены баллистические ракеты: в СССР — ОТР-22 (SS-12) и ОТР-23 (SS-23); в США — Першинг-1А и Першинг-1В (см. табл. 13.7).

Что касается ракет меньшей дальности, то в процессе их ликвидации Советский Союз по инициативе М.С. Горбачева и Э.А. Шеварднадзе пошел просто на беспрецедентные уступки. В этом классе ракет США уничтожили всего 170 оперативно-тактических ракет Першинг-1А, уже выведенных из боевого состава, а вот СССР ликвидировал 926 ракет Темп-С и Ока, причем в боевых порядках в то время находилось только 220 ракет Темп-С и 167 ракет Ока.

Парадокс заключался в том, что максимальная дальность полета ракеты Ока не превышала 400 км, вследствие чего эта система оружия просто не подпадала под действие советско-американского договора, предписывающего ликвидацию всех ракетных систем наземного базирования с максимальной дальностью стрельбы от 500 до 5500 км. Поэтому известие о том, что комплекс Ока, не имевший аналогов на Западе, подлежит ликвидации, явилось полнейшей неожиданностью для военачальников, конструкторов и ракетчиков. Начальник Генерального штаба ВС СССР маршал С.Ф Ахромеев стоял до последнего, не желая отказываться от новейшей на то время ракеты Ока. В результате пришлось уйти в отставку самому С.Ф. Ахромееву.

Интересно, что вскоре после уничтожения Оки Соединенные Штаты приняли на вооружение армейский тактический ракетный комплекс ATACMS, обеспечивавший в том числе доставку высокоточных и ядерных боезарядов на дальность до 450 км, а также приступили к созданию ракеты MGM-137 с дальностью стрельбы до 500 км! Можно напомнить и об американском ракетном комплексе средней дальности Гера, который создавался как летающие баллистические мишени.

Российская сторона склонна считать, что ракета Гера на самом деле является баллистической ракетой средней дальности, запрещенной Договором РСМД. Американцы настаивали на том, что эта ракета подпадает под статью 7 пункт 12 Договора РСМД и является «ускорительным средством». Но то, что эта ракета представляет собой вторую и третью ступени МБР Минитмен, использует систему навигации Першинга как баллистическая мишень, — все эти факторы, собранные вместе, дают достаточно оснований, чтобы считать Геру ракетой средней дальности. А Договор РСМД, как известно, такие ракеты запрещает[372].

Но вернемся к теме нашего исследования — крылатым ракетам. В соответствии с требованиями Договора РСМД США ликвидировали 309 развернутых и 133 неразвернутых КР наземного базирования, а СССР уничтожил 84 аналогичные крылатые ракеты РК-55. Ликвидацию КРНБ США с лихвой компенсировали массированным развертыванием крылатых ракет морского и воздушного базирования, оснащенных ядерными БЧ. В 1992 г. американцы сняли КРМБ с ядерными боевыми частями с кораблей и разместили в арсеналах на континентальной части США в готовности к обратной загрузке на корабли-носители за 24–36 часов. Одновременно было увеличено количество КРМБ с обычными боевыми частями, которые могли запускаться с универсальных пусковых установок.

Ракеты меньшей дальности предусматривалось ликвидировать через 18 месяцев, а средней дальности — через 36 месяцев после вступления Договора РСМД в силу, что и было выполнено в установленные сроки. Надо признать, что впервые были ликвидированы целые классы вооружений, обладавшие отчетливо выраженными дестабилизирующими свойствами. Их ликвидация укрепила стратегическую стабильность в мире.

Между тем потери Советского Союза не ограничивались системами оружия, упомянутыми в Договоре о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Были военная техника и вооружение, которые уничтожались без лишнего шума. О комплексе Скорость речь уже шла выше. Кроме того, в группировку ракет типа Пионер, большая часть которых была оснащена разделяющимися головными частями с тремя боевыми блоками индивидуального наведения, включалось некоторое количество других боевых и обеспечивающих систем оружия, например командных ракет в составе подвижного комплекса Горн. Наконец, в 1987 г. было завершено создание ПГРК Пионер-3, значительно превосходившего по ряду тактикотехнических характеристик ПГРК Пионер. Комплекс Пионер-3 блестяще, без единой аварии прошел летные испытания, однако в серийное производство не пошел.

Попал под «тихую» ликвидацию и созданный к тому времени под руководством С. Непобедимого уникальный модернизированный комплекс Ока-У, обеспечивавший управление ракетой на всей траектории полета и способный поражать не только стационарные, но и подвижные цели.

Таблица 13.7

Ракеты средней и меньшей дальности, их пусковые установки, имевшиеся у СССР и США и уничтоженные по Договору РСМД

1. СССР

Типы ракет и ПУ Ракеты средней дальности Ракеты меньшей дальности
РСД-10 Р-12 Р-14 РК-55 Всего ОТР-22 ОТР-23 Всего
Развернутые ракеты 405 65 470 220 167 387
Неразвернутые ракеты 245 105 6 84 440 506 33 539
Всего развернутых и неразвернутых ракет 650 170 6 84 910 726 200 926
Развернутые ПУ 405 79 484 115 82 197
Неразвернутые ПУ 118 6 6 130 20 20 40
Всего развернутых и неразвернутых ПУ 523 85 6 614 135 102 237

2. США

Типы ракет и ПУ Ракеты средней дальности Ракеты меньшей дальности
Першинг-2 BGM-109G Всего Першинг-1А Першинг-1В Всего
Развернутые ракеты 120 309 429
Неразвернутые ракеты 127 133 260 170 170
Всего развернутых и неразвернутых ракет 247 442 689 170 170
Развернутые ПУ 105 109 214
Неразвернутые ПУ 51 17 68 1 1
Всего развернутых и неразвернутых ПУ 156 126 282 1 1

Самое же печальное заключается в следующем. На базе ракетных комплексов Пионер-3 и Скорость могли быть созданы новейшие системы оружия, способные уже к настоящему времени значительно усилить военный потенциал нашей страны. Однако эти системы оружия так и не были созданы, потому что носители Пионер-3 и Скорость уничтожены как класс, а работы на ряде важнейших направлений прерваны 10 лет назад.

Когда Р. Рейган и М.С. Горбачев поставили свои подписи под Договором, у всех было ощущение действительно исторического события. По горячим следам были написаны пьесы и сняты кинофильмы о драматических событиях на переговорах в Рейкьявике и Женеве. Сейчас все это благополучно забыто. Забылось, потому что изменился мир.

Однако в 1983 г., когда началось реальное размещение американских ракет в Европе, большинство людей в Советском Союзе воспринимали надвигавшуюся с Запада опасность без всякой иронии. В то время казалось, что малейшая диспропорция в сокращении, малейшая уступка потенциальному (сегодня говорят: возможному, эвентуальному) противнику неизбежно приведет к снижению как собственной, так и всеобщей безопасности. Это был мир, в котором «тактикотехнические данные» очередной ядерной ракеты становились проблемой жизни и смерти в сознании не только военных и технических специалистов, но даже простых людей.

К сожалению, все получилось не так, как замышляли «архитекторы перестройки». Распался Советский Союз. Отечественное производство было отброшено на многие годы назад, ВС и военно-промышленный комплекс деградируют, наука и отечественная культура влачат жалкое существование, накалились социальные отношения в российском обществе.

Вот чем обернулись для России американские стратегические «евроракеты».

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.376. Запросов К БД/Cache: 0 / 0