ПРЕДИСЛОВИЕ

В двадцатом веке слово «танки» у большинства людей в мире ассоциировалось только с одним определением — русские. Они стали неразлучной парой на страницах печати и в телевизионном эфире. «Русские танки» были пугалом для европейцев и в то же время реальной силой, сотую и тысячную часть которой можно было увидеть на военных парадах и учениях. У советских танковых войск было две точки наивысшего могущества — 1941-й год и середина восьмидесятых годов, когда танковый парк Советского Союза превосходил весь остальной мир вместе взятый.

Страшная катастрофа 1941 года, потеря всего танкового парка, который страна на пределе возможностей создавала в течение десяти лет, ничему не. научила ни военных, ни политиков. С 1945 года вновь началась великая танковая эпопея, завершившаяся новой катастрофой, не менее масштабной.

Советская военная мысль, остановившаяся в своем развитии на уровне 1945 года, до самых последних дней существования СССР продолжала оперировать многомиллионными армиями полуополченцев, тысячными армадами танков и артиллерийских орудий. Даже ядерное оружие долгое время рассматривалось как приложение к привычным средствам ведения боевых действий, только более мощное. Советские Вооруженные Силы готовились к глобальной войне между двумя мировыми системами.

Шок от немецкого блицкрига засел в подсознании у советских лидеров, стремившихся сделать все, чтобы Отечеству отныне ничего больше не угрожало. Отодвинуть подальше на Запад границы. Сколотить блок союзников. Не жалеть средств на оборону, чтобы все было не хуже и главное — не меньше, чем у других.

И преуспели: если и не во всем сравнялись с Западом по качеству военных технологий, то ненамного и отстали, зато но количеству вооружений превзошли всех. Только вот в этой бешеной гонке увлеклись: оружие массового уничтожения вовсе не требовалось заготавливать в таких умопомрачительных количествах. Но мозги, всю жизнь привыкшие оперировать танками, эскадрильями и артиллерийскими стволами, не могли избавиться от гипноза больших чисел: чем выше вал ракет и боеголовок, тем безопаснее. И вывести из заблуждения наших стратегов с образом мышления завхоза-заготовителя не удавалось никому. С серьезным видом подсчитывали, кто сколько раз в состоянии уничтожить земной шар, и все казалось — мало.

Почти полвека настоящим кошмаром для стран Западной Европы был советский танковый кулак, постоянно маячивший перед глазами испуганных европейцев и пристально наблюдавших за ним с другого берега Атлантики американцев. До самой кончины Советского Союза танковые войска Советской Армии прочно удерживали первенство среди армий всего мира, имея больше бронетехники, чем все их потенциальные противники и друзья вместе взятые.

Советские стратеги просмотрели начавшийся переход к войнам шестого поколения, главную роль в которых будут играть информационные технологии, средства радиоэлектронного обнаружения и подавления, высокоточное «умное» оружие обычном снаряжении. Наиболее дальновидные военные специалисты считали, что для достижения победы в войне не надо взламывать оборону противника, совершать рейды в его оперативную глубину, вести затяжные кровопролитные бои, неся при этом огромные потери.

Подавление радиоэлектронных средств противника и системы противовоздушной обороны, уничтожение его экономических объектов и инфраструктуры могут дать гораздо больший эффект и принудить к капитуляции любую страну. Операция «Буря в пустыне» против Ирака стала первой успешной проверкой новой стратегии и тактики. Воздушное наступление антииракской коалиции, широкомасштабное применение высокоточного управляемого оружия, способного наносить точечные удары, привело к легкой победе над Саддамом Хуссейном.

Советские же генералы продолжали верить в абсолютные возможности массовой армии. Даже с началом перестройки и сокращения Вооруженных Сил СССР стальная советская армада продолжала сохранять впечатляющую мощь — к 1 января 1990 года в строю находилось 63900 танков, 76520 боевых машин и бронетранспортеров. Ее наступательный потенциал был огромным, поскольку советская военная стратегия по-прежнему считала лучшей обороной наступление.

Танковая армада СССР так и не вступила в бой с вероятным противником, нанеся поражение собственной стране. Советская экономика просто не выдержала огромных расходов, связанных с производством и содержанием десятков тысяч танков, которых у нас было больше, чем у всех стран мира вместе взятых. Танковый меч превратился в бронированный камень на шее у Советского Союза и в конце концов утянул его на дно, став одной из главных причин распада сверхдержавы.

Развал СССР положил конец былому могуществу. Танковые силы были частично сокращены согласно Договору об обычных вооружениях, частично разделены между бывшими союзными республиками, чьи армии являются лишь тенью недавней мощи.

Однако при этом для советских людей все, связанное с танковой армадой (впрочем, как и в целом с Советской Армией), оставалось и остается военной тайной. Народ видел танки на парадах и учениях, знал о существовании нескольких дивизий — парадной Кантемировской и учебной имени Л.И. Брежнева, а все остальное оставалось за завесой секретности. И хотя уже прошло почти 10 лет со времени распада СССР и от былой мощи остались одни воспоминания, тайна остается.

Поэтому в данной работе впервые делается попытка приподнять занавес секретности и осветить историю танковой мощи СССР — от появления первых танков в Красной Армии до создания величайшей в мире танковой армады в послевоенные годы, от великой победы до великого краха, показать печальные последствия гонки за призраком военного превосходства, причины и последствия господства «великого танкового мифа», суть советской танковой философии.

Впервые в отечественной и зарубежной литературе приводятся данные о структуре танковых войск Советского Союза, полный список танковых армий, дивизий и полков, рассказывается об истории создания и применения танковых войск СССР — при подавлении восстания в Венгрии и вторжении в Чехословакию, в боях с китайцами на острове Даманском и на фронтах холодной войны, в самых больших в мире учениях Советской Армии в послевоенные годы и на улицах советских городов.

Похожие книги из библиотеки

Тяжелые крейсера Японии

На момент начала Второй мировой войны японский Императорский флот являлся третьим крупнейшим военно-морским флотом мира, уступая только ВМС США и ВМС Великобритании. По состоянию на декабрь 1941 г. в составе японского флота числилось 18 тяжелых крейсеров. В целом же структура и боевой состав флота носили скорее наступательный, чем оборонительный характер. Японские тяжелые крейсера были большими кораблями с исключительно мощным артиллерийским и торпедным вооружением, высокой скоростью плавания и значительной осадкой. Крейсера отлично подходили для ведения боевых действий в темное время суток. Значительные размеры в сочетании с мощнейшими силовыми установками позволят модернизировать крейсера «малой кровью», усиливая их торпедное и зенитно-артиллерийское вооружение. Отличительными чертами внешнего облика крейсеров стали пагодообразные башни-надстройки, по которым японские крейсера легко отличить от крейсеров флота любой другой страны мира. В дополнение к надстройкам необычного вида конструкторы поставили на крейсера и еще крайне необычные изогнутые дымовые трубы. Эти ласкающий взгляд военно- морских эстетов корабли прошли все горнило войны на Тихом океане.

Британские асы пилоты «Спитфайров» Часть 2

Лобастые истребители фирмы Фокке-Вульф появились в небе Ла-Манша десятью месяцами ранее — в сентябре 1941 г. Новое оружие Геринга по всем статьям превосходила основной истребитель Истребительного командования Royal Air Force — «Спитфайр» Mk V. Максимальная скорость Fw-190 была на 20 миль/ч выше, чем у «пятерки», на всех высотах немецкий истребитель превосходил своего британского визави по скороподъемности, скорости пикирования и имел меньший радиус виража. Потери истребителей в перешедших к наступательным операциям над Европой Королевских ВВС Великобритании стали угрожающе расти. Летчики «Спитфайров» в своих рапортах высоко оценивали своих оппонентов. Рапорты передавались по инстанции, пока не легли на стол командующего Истребительным командованием Royal Air Force маршала сэра Шолто Дугласа. Дуглас сочинил гневное послание в адрес министра авиационной промышленности. потребовав от последнего самолет превосходящий или, по крайне мере, равный фокке-вульфу. В свою очередь министр переадресовал словесные и письменные тирады, славящегося громовым голосом маршала, руководителям авиационных фирм.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Русский флот на чужбине

Многие морские офицеры не смогли смириться с гибелью Российской империи. Они прошли через горнило Гражданской войны, не раз стояли перед выбором — жизнь или смерть, принимали неравный бой, умирали, но не изменяли присяге. По-разному сложились их судьбы за границей…

Книга историка Н. Кузнецова повествует о трагических последствиях Гражданской войны, о нелегкой жизни русских моряков в эмиграции, об участии офицеров флота в войнах и конфликтах XX века, их службе в иностранных флотах, культурной жизни многочисленных морских эмигрантских организаций.

Танковый ас № 1 Микаэль Виттманн

Его величали «бесстрашным рыцарем Рейха».

Его прославляли как лучшего танкового аса Второй мировой.

Его превозносила геббельсовская пропаганда.

О его подвигах рассказывали легенды.

До сих гауптштурмфюрер Михаэль Bиттманн считается самым результативным танкистом в истории – по официальным данным, за три года он уничтожил 138 танков и 132 артиллерийских орудия противника.

Однако многие подробности его реальной биографии до сих пор неизвестны. Точно задокументирован лишь один успешный бой Виттманна, под Вилье-Бокажем 13 июня 1944 года, когда его тигр разгроми британскую колонну, за считанные минуты подбив около 20 вражеских танков и бронемашин. Не до конца прояснены и обстоятельства смерти Виттманна – существует несколько взаимоисключающих версий его гибели. Почти 40 лет его экипаж считался пропавшим без вести – его останки были обнаружены только в 1983 году...

Эта книга — первая русская биография знаменитого танкового аса, подробный рассказ о его боевом пути от простого артиллериста до командира роты тяжелых танков. Изучив всю доступную литературу, проанализировав противоречивые сведения и показания очевидцев, пересмотрев список боев и побед, автор разоблачает многочисленные мифы о «лучшем танкисте всех времен и народов», сложенные еще при жизни Виттманна и окружающие его имя после смерти, вплоть до наших дней.