Эхо средиземноморской трагедии

Во время испытаний на эскадру пришло известие о гибели в Средиземном море новейшего английского броненосца “Виктория”. Этой трагедии общественность уделила много внимания, а в самой Англии разразился серьезный скандал, основным участником которого стал главный кораблестроитель флота Филипп Уайт. Несмотря ни на что, он считал проект “Виктории” удачным и что всему виной стала нелепая случайность. Но командиры английских кораблей имели другое мнение. Его озвучил командир однотипного с “Викторией” броненосца “Сан Спарейль” кептен Вильсон.

Перепалка между двумя уважаемыми лицами не осталась без внимания и в России. По этому поводу 17 мая 1894 года в МТК состоялось специальное совещание. Его итогом стало то, что отныне считалось нежелательным наличие продольной водонепроницаемой переборки, разделявшей по диаметральной плоскости машины и котлы. По мнению МТК, она и создавала опасный крен при быстром затоплении отсеков одного борта.

Казалось, что все прониклись важностью проблемы, но все же, как потом станет ясно, дальше разговоров, как всегда, дело не шло. И лишь один неугомонный С.О. Макаров, забыв о своем высоком положении, пройдя все отсеки, исследовал водоотливную систему “Наварина” и подал главному командиру Кронштадтского порта адмиралу Н.И. Казнакову “несвоевременный и неудобный” рапорт.

Ознакомившись при испытаниях с непотопляемостью нового броненосца, он пришел к весьма неутешительному выводу. Оказалось, что все водонепроницаемые переборки доходили только до жилой палубы, а она находилась на высоте всего 0,9 м от конструктивной ватерлинии. Традиционная для всех кораблей перегрузка делала эту высоту еще меньшей, и в случае заполнения только одного из отсеков эта палуба погружалась в воду, и для стихии уже не существовало преград.

Как ни странно, подобная безответственность существовала и в других флотах, и обеспечению живучести мало уделялось внимания. В русском флоте за обеспечение непотопляемости никто ответственности не нес. “Непотопляемость — это отдельная специальность. И если признается для флота иметь отдельных лиц, заведующих компасами и уничтожающих девиацию их, то еще более необходимо иметь специальных лиц, инспектирующих все средства, которые обеспечивают корабли от непотопления, и ответственных в том, чтобы на кораблях не делали грубых промахов по этой части”,- писал С.О. Макаров в МТК после осмотра “Наварина”. Мнение моряка-практика, бывшего к тому же и младшим флагманом Балтийского флота, учли так же, как всегда учитывали все начинания, требующие какой-либо дополнительной работы.

Резолюция Н.И. Казнакова говорила с предельной ясностью, что “надо надеяться, что хотя бы в этот раз это не будет гласом вопиющего в пустыне”. Вскоре об этом и о гибели “Виктории” забыли.

10 мая “Наварин” вступил в очередную (третью) кампанию. В тот же день на броненосце поднял свой флаг командующий отрядом кораблей в Средиземном море контр-адмирал П.П. Андреев.

12 мая корабль вышел на определение девиации. “Наварину” по замыслу чинов Главного Морского штаба предстояло надолго покинуть родные берега.

Из донесения командующего отдельным отрядом судов, идущих в Средиземное море, Великому Князю Алексею Александровичу

В полдень 3-го марта согласно предписанию Главного Морского Штаба вверенный мне отряд в составе эскадренных броненосцев “Император Александр II" и “Наварин”, минного крейсера "Посадник" с миноносцами № 119 и № 120 по сигналу с флагмана снялся с якоря для следования по назначению.

Выйдя за входные бочки, отряд построился по заранее объявленной диспозиции таким образом, что эскадренный броненосец “Император Александр II” имел на левой раковине в расстоянии 3-х кабельтовов “Наварин”, на правой “Посадник” с миноносцами. Эскадренный ход сигналом назначался 9 узлов.

4-го августа в 2 часа пополудни вблизи маяка Тахкона, пользуясь тихой погодой, дал отдых команде миноносцев и приказал миноносцу № 119 принять буксир с "Александра II”, а № 120 с “Наварина". Ночью (около 2-х часов) с 4-го на 5-е августа при небольшой зыби от SW на миноносце № 120 лопнула брага, и он до утра шел самостоятельно. Утром перед подъемом флага отдал буксир и миноносец № 119.

В 10 часов 15 минут 7 августа минный крейсер “Посадник” и миноносцы пошли в Киль, а броненосцы направились в Большой Бельт к маяку Факкиеберг на южной оконечности Лангеланда.

9-го августа утром у Христианзанда отряд принял лоцмана, вошел на рейд, отсалютовав нации, получив с крепости ответ тем же числом выстрелов. Военных судов на рейде не застал. Простояв на рейде 4 дня и предоставив командирам осмотреть машины, принять пресную воду в котлы, а “Наварину” погрузить уголь, я 15 августа снялся с якоря и направился в Портленд.

16-го утром мой отряд вошел в Портлендскую гавань и стал на якорь. На рейде застал следующие суда английского флота: броненосец “Александра” (стационер), отсалютовавший мне по уставу, учебные суда “Минотавр”, “Уорендер” и “Мартин”, служащие для обучения юнг. Все они парусные (за исключением “Минотавра”) и каждый день выходят в море для лавировки.

22 августа предполагаю сняться для следования согласно маршруту в Кадикс.

На переходе из Кронштадта в Христианзанд и Портленд на судах вверенного мне отряда ночью производились сигналы вновь установленными электрическими фонарями. Причем на “Александре II” и “Наварине” установили по 3 группы фонарей, по 2 фонаря в каждой, а на минных судах один белый фонарь.

При сигнализации выяснилось следующее:

1. Белый свет имеет достаточную силу и яркость.

2. Красный свет слишком слаб, и его трудно рассмотреть, в особенности, если он появляется среди белых.

3. Расстояние между группами фонарей желательно увеличить хотя бы до 16 футов.

4. На судах, где динамомашины развивают 50 и менее вольт, напряжения силы света недостаточно. Свет фонарей на броненосце “Наварин”, где напряжение 65 вольт, гораздо ярче и лучше виден, чем свет фонарей с” Александра II”, где машины дают только 50 вольт.

21 августа 1896 г.

Контр-адмирал Андреев

Похожие книги из библиотеки

Основы военной службы: учебное пособие

Пособие разработано в соответствии с требованиями Федеральных законов Российской Федерации «О воинской обязанности и военной службе», «Об обороне», «О статусе военнослужащих».

Материал, изложенный в книге, дополняет содержание раздела «Основы военной службы» курса «Основы безопасности жизнедеятельности». Его могут успешно использовать школьники старших классов, учащиеся колледжей, техникумов, профессионально-технических училищ, студенты педагогических вузов, а также юноши, обучающиеся в учебных пунктах организаций.

Броненосцы типа «Канопус». 1896-1922 гг.

В первую неделю октября 1895 года младший конструктор Д. Дан написал письмо Контролеру флота адмиралу Д. Фишеру, в котором говорилось: “Я представляю на Ваше рассмотрение три варианта проекта нового броненосца. По каждому из них он вооружен 4 12-дм и не менее восьми 6-дм орудиями”. В варианте “А”, представленном на рассмотрение, 6-дм орудия находились в каземате за 6-дм броней, на главной палубе, между двумя двухэтажными казематами, 4 12-фунтовых орудия располагались палубой выше. Борта кораблей за исключением района казематов над главной палубой выполнялись из обычной тонкой стали. Вариант “В” отличался от варианта “А” тем, что борта кораблей от верхней до главной палубы, между казематами были защищены 4-дм гарвеевской броней, и за этими плитами стояло не по одному 6-дм орудию, а по два. Вариант “С” также был защищен 4-дм броней, но вместо 6-дм орудий планировалось установить 4-дм.

Танки в Харьковской катастрофе 1942 года

«Крупнейшей танковой битвой» назвала западная печать сражение за Харьков в мае 1942 года, ставшее последней катастрофой Красной Армии, которая потеряла здесь более четверти миллионов бойцов и 1250 танков. Именно танковые корпуса должны были стать главным козырем РККА в Харьковской наступательной операции. Именно танковые дивизии Панцерваффе нанесли роковые контрудары, переломив ход битвы в свою пользу и замкнув «кольцо» окружения. А опоздание с вводом в бой советских танковых резервов стало одной из главных причин разгрома, о котором Сталин сказал: «В течение каких-то трех недель Юго-Западный фронт, благодаря своему легкомыслию, не только проиграл наполовину выигранную Харьковскую операцию, но успел еще отдать противнику 18–20 дивизий. Если бы мы сообщили стране во всей полноте о той катастрофе, то я боюсь, что с вами поступили бы очень круто…».

НОВАЯ книга ведущего историка бронетехники проливает свет на роль танков в Харьковской трагедии, которая в конечном счете привела к прорыву немцев на Кавказ и к Сталинграду. Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных фотографий.

Hawker Hurricane. Часть 1

В момент своего появления истребитель Хоукер «Харрикейн» был хорошей машиной, но имевшей довольно архаичную конструкцию. В конечном счете именно это обстоятельство привело к тому, что потенциал развития самолета быстро исчерпался и самолет устарел. С появлением более современных самолетов «Харрикейн» отошел на вторую линию и на второстепенные ТВД. Конец войны поставил точку на карьере «Харрикейна».

Прим.OCR: К сожалению не найден оригинал издания. В имеющемся первоисточнике все иллюстрации собраны после текста.