354

Боевые знаки. Бронетанковые войска СССР - Германия

КРУПНЕЙШЕЕ ТАНКОВОЕ СРАЖЕНИЕ В ИСТОРИИ ВОЙН XX ВЕКА

ХОД СРАЖЕНИЯ

Предшествовали сражению под Сенно бои на Витебском направлении, в результате которых, согласно планам командования Вермахта, дорога на Москву должна была стать полностью открытой. Основанием для подобного вывода послужило то, что к началу июля 1941 года был взят Минск и практически разгромлены основные силы советского Западного фронта. 3 июля начальник немецкого генерального штаба Франц Галь-дер записал в своем дневнике: «В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена... Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней...» Однако, уже 5 июля на пути к Витебску немецкие части были остановлены — начался срыв знаменитого плана «Барбаросса». Бои на Витебском направлении, окончившиеся битвой при Сенно, сыграли важную роль в этом срыве, на целую неделю парализовав движение немецких войск.

В результате июльских боев севернее и западнее Орши, танкисты-красноармейцы 20-й армии под командованием генерал-лейтенанта Павла Алексеевича Курочкина нанесли ощутимый удар по немецким частям, отбросив их на 30 - 40 километров в сторону от города Лепель. Немецкие войска неожиданно оказались в сложной ситуации, из наступления перейдя в оборону, которую прорвали два советских танковых клина.

Согласно военной теории, танковый клин можно было остановить таким же танковым клином: поэтому в контрнаступлении немецкое командование было вынуждено задействовать подошедший 47-й моторизованный корпус и другие танковые соединения. В район Сенно был заброшен крупный воздушный немецкий десант. В это время части 20-й армии продвигались вперед будучи уверенными в успешном завершении операции.

Вот отрывок из воспоминаний участника той битвы: «Вскоре впереди показались танки. Их было много, очень много. Зловещая масса бронированных монстров с черными крестами на бортах двинулась на нас. Трудно передать душевное состояние, охватившее молодых необстрелянных бойцов...» Удержать Сенно было сложно: на следующий день город трижды переходил из рук в руки, но к концу дня оказался все же под контролем советских войск. Танкистам приходилось выдерживать по 15 немецких атак в день: по воспоминаниям участников битвы, это был «настоящий кромешный ад!»

После первого, самого тяжелого дня битвы красноармейские танковые корпуса попали в окружение. Запасы горючего и боеприпасов иссякли, танки Т-26, БТ-5, БТ-7, находившиеся на вооружении Красной Армии, не выдерживали ударов снарядов ни одного из калибров, и остановившийся на поле боя танк, через несколько минут превращался в груду металла. Из-за устаревших бензиновых двигателей советские танки буквально сгорали «как свечки».

Подвоз топлива и боеприпасов к танкам не был организован в нужном объеме, и танкистам приходилось сливать горючее из баков машин, почти уже не дееспособных, в те, что осуществляли наступление.

8 июля немецкое командование решило задействовать в бою с защитниками города все силы, расположенные в районе Сенно, и считающиеся резервными.

В итоге советским частям пришлось оставить город и отойти к шоссе Витебск — Смоленск, где они заняли следующий рубеж обороны. Часть советских танков все еще продолжала наступать на Лепель, в надежде успешно завершить операцию, но уже 9 июля немецкие корпуса захватили Витебск. Таким образом, еще до начала форсирования Днепра, дорога к Смоленску и Москве оказалась открытой для Вермахта. Продолжение контрудара войск Красной Армии не имело смысла. 10 июля советское командование отдало приказ взорвать танки, оставшиеся без экипажей и горючего, и выходить из окружения.

Отступали ночью, многим так и не удалось вырваться. Те же, кто выжил, позже приняли участие в Смоленском сражении. Именно в ходе Смоленского боя попал в плен самый знаменитый участник битвы под Сенно — сын Иосифа Сталина Яков Джугашвили — младший офицер 14-го гаубичного артполка. В этом же корпусе сражался и сын генерального секретаря коммунистической партии Испании — лейтенант Рубен Руис Ибаррури.

Похожие книги из библиотеки

«Маус» и другие. Сверхтяжелые танки Второй Мировой

Этот сверхтяжелый танк должен был стать «чудо-оружием», способным переломить ход войны и вернуть Пенцеваффе утраченное превосходство на поле боя. Этот чудовищный 180-тонный монстр с 200-мм броней и двумя орудиями, то ли для конспирации, то ли в припадке сумрачного германского юмора названный «Маусом» (Maus — «мышь»), поставил в гонке вооружений жирную точку, доведя до абсурда маниакальную страсть руководства Третьего Рейха к созданию все более тяжелых танков. Чуда не произошло — серийный выпуск этих колоссов был уже не по зубам немецкой промышленности. Но даже появись «маусы» в сколько-нибудь заметных количествах, вряд ли они смогли бы переломить ход боевых действий — эти огромные и крайне малоподвижные танки скорее всего стали бы легкой добычей советской и англо-американской авиации.

Менее известно, что легендарный «Маус» не был исключением — «сухопутные дредноуты» пытались создать не только в гитлеровской Германии, но и в других странах, в том числе и в СССР. Новая книга ведущего специалиста по истории бронетехники исследует эту тупиковую ветвь танкостроения, анализируя самые феноменальные, парадоксальные и просто безумные проекты, среди которых «Маус» был далеко не худшим.

Танки ИС

Настоящее издание посвящено истории «тяжелого танка военною времени», носившего имя «Вождя всех народов». Несмотря па то, что танк не относится к числу малоизвестных, отечественные авторы не балуют его своим вниманием. Предлагаемый вашему вниманию альбом содержит краткую историю создания этого танка, написанную на основе изучения документов Наркомата танковой промышленности. Наркомата вооружений, Челябинского Кировского завода, а также Музея Артиллерии, Инженерных войск и войск Связи, Музея Бронетанкового вооружения и техники, НИИ-48 и Главного Бронетанкового Управления.

Т-62. Убийца «Центурионов» и «Олифантов»

Про этот танк шутили, что он был принят на вооружение лишь «благодаря молоту и такой-то матери». Несмотря на феноменальную огневую мощь и бронепробиваемость первого в мире гладкоствольного танкового орудия У-5ТС «Молот», установленного на Т-62, военные изо всех сил вставляли новому уральскому танку «палки в колеса», отдавая предпочтение харьковскому Т-64, на который уже были потрачены огромные средства, — и лишь прямое вмешательство маршала Чуйкова, обложившего подчиненных многоэтажным сталинградским матом, позволило запустить Т-62 в серийное производство.

Новые танки приняли боевое крещение на острове Даманский (где одна машина, подбитая из РПГ-7, провалилась под лед и впоследствии была поднята китайцами), воевали в Афганистане и Чечне (именно «шестьдесят вторыми» был вооружен полк А. Буданова), в Дагестане и Южной Осетии, Сирии и Египте, Ливане и Ираке, Анголе и Чаде, жгли израильские «Центурионы» в долине Бекаа, иранские «Чифтены» и M60 под Сусенгердом, юаровские «Олифанты» под Куито-Канавале…

Новая книга ведущего историка бронетехники прослеживает весь боевой путь знаменитого Т-62, увенчавшего первое послевоенное поколение советских танков. Цветное коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей, «боковиков» и фотографий.

Радиоэлектронная война (От Цусимы до Ливана и Фолклендских островов)

В наше время практически каждый знает все, что происходит в бою между самолетами, танками, истребителями и подводными лодками. Эту технику видели все и знакомы с ее действием или непосредственно, или по фильмам и телепередачам. Однако упоминание о РЭБ обычно вызывает довольно неопределенное понимание этого вида борьбы, которая ведется в эфире и касается радио и радиолокационного излучения. Что же в действительности такое РЭБ? Что это за таинственная деятельность, о которой так много говорится и которая идет не прекращаясь даже в самые спокойные моменты мирного времени?

Опубликовано в США в 1985 году издательством

.

Blandford Press Ltd

Оригинал опубликован в Италии в 1981 году издательством

Mursia as La Guerra Elettronica.