ХОД СРАЖЕНИЯ

Предшествовали сражению под Сенно бои на Витебском направлении, в результате которых, согласно планам командования Вермахта, дорога на Москву должна была стать полностью открытой. Основанием для подобного вывода послужило то, что к началу июля 1941 года был взят Минск и практически разгромлены основные силы советского Западного фронта. 3 июля начальник немецкого генерального штаба Франц Галь-дер записал в своем дневнике: «В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена... Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней...» Однако, уже 5 июля на пути к Витебску немецкие части были остановлены — начался срыв знаменитого плана «Барбаросса». Бои на Витебском направлении, окончившиеся битвой при Сенно, сыграли важную роль в этом срыве, на целую неделю парализовав движение немецких войск.

В результате июльских боев севернее и западнее Орши, танкисты-красноармейцы 20-й армии под командованием генерал-лейтенанта Павла Алексеевича Курочкина нанесли ощутимый удар по немецким частям, отбросив их на 30 - 40 километров в сторону от города Лепель. Немецкие войска неожиданно оказались в сложной ситуации, из наступления перейдя в оборону, которую прорвали два советских танковых клина.

Согласно военной теории, танковый клин можно было остановить таким же танковым клином: поэтому в контрнаступлении немецкое командование было вынуждено задействовать подошедший 47-й моторизованный корпус и другие танковые соединения. В район Сенно был заброшен крупный воздушный немецкий десант. В это время части 20-й армии продвигались вперед будучи уверенными в успешном завершении операции.

Вот отрывок из воспоминаний участника той битвы: «Вскоре впереди показались танки. Их было много, очень много. Зловещая масса бронированных монстров с черными крестами на бортах двинулась на нас. Трудно передать душевное состояние, охватившее молодых необстрелянных бойцов...» Удержать Сенно было сложно: на следующий день город трижды переходил из рук в руки, но к концу дня оказался все же под контролем советских войск. Танкистам приходилось выдерживать по 15 немецких атак в день: по воспоминаниям участников битвы, это был «настоящий кромешный ад!»

После первого, самого тяжелого дня битвы красноармейские танковые корпуса попали в окружение. Запасы горючего и боеприпасов иссякли, танки Т-26, БТ-5, БТ-7, находившиеся на вооружении Красной Армии, не выдерживали ударов снарядов ни одного из калибров, и остановившийся на поле боя танк, через несколько минут превращался в груду металла. Из-за устаревших бензиновых двигателей советские танки буквально сгорали «как свечки».

Подвоз топлива и боеприпасов к танкам не был организован в нужном объеме, и танкистам приходилось сливать горючее из баков машин, почти уже не дееспособных, в те, что осуществляли наступление.

8 июля немецкое командование решило задействовать в бою с защитниками города все силы, расположенные в районе Сенно, и считающиеся резервными.

В итоге советским частям пришлось оставить город и отойти к шоссе Витебск — Смоленск, где они заняли следующий рубеж обороны. Часть советских танков все еще продолжала наступать на Лепель, в надежде успешно завершить операцию, но уже 9 июля немецкие корпуса захватили Витебск. Таким образом, еще до начала форсирования Днепра, дорога к Смоленску и Москве оказалась открытой для Вермахта. Продолжение контрудара войск Красной Армии не имело смысла. 10 июля советское командование отдало приказ взорвать танки, оставшиеся без экипажей и горючего, и выходить из окружения.

Отступали ночью, многим так и не удалось вырваться. Те же, кто выжил, позже приняли участие в Смоленском сражении. Именно в ходе Смоленского боя попал в плен самый знаменитый участник битвы под Сенно — сын Иосифа Сталина Яков Джугашвили — младший офицер 14-го гаубичного артполка. В этом же корпусе сражался и сын генерального секретаря коммунистической партии Испании — лейтенант Рубен Руис Ибаррури.

Похожие книги из библиотеки

Линкоры США Часть 1

Старые, медленные и неуклюжие, они были лишены гламура. Они сопровождали конвои и обстреливали побережье. Они так и не вступили в бой с себе подобными, хотя предназначались как раз для этого, но суровая военная реальность оказалась иной. Они были слишком стары — самому молодому на момент начала Второй мировой войны стукнуло 18 лет, самому старому исполнилось 28 лет. Некоторые из них прошли капитальный ремонт с заменой силовой установки, что позволило поднять максимальную скорость до 23 узлов, но большинство сохранили исходные силовые установки и не могли разогнаться стремительнее 20 узлов. Они изначально не являлись прекрасными, а многочисленные ремонты и модернизации в еще большей степени исказили их не самый красивый лик. Они влипли в историю: оказались в нужное время в нужном месте. Место называлось Перл-Харбор! Время — раннее воскресное утро 7 декабря 1941 г. Но они уже вошли в историю, приняв участие в знаменитой битве в проливе Суригао и выиграв ее — последнее в истории сражение линейных кораблей. Они пришли к берегам Японии спустя четыре года после Перл-Харбора. Они — старые линкоры ВМС США, которые нещадно критиковали, которые по всем статьям проигрывали быстроходным американским линкорам новых проектов. Они первыми пошли под резак газосварки после окончания воины…

93-мм реактивный пехотный огнемет (РПО-А)

Настоящее Наставление содержит описание устройства 93-мм реактивного пехотного огнемета РПО-А, диоптрического и оптического прицелов к нему, приемы и правила стрельбы из огнемета, а также необходимые справочные данные. Содержащие в Наставлении положения по приемам и правилам стрельбы следует применять творчески, сообразуясь с конкретными условиями обстановки.

Введено в действие приказом главнокомандующего Сухопутными войсками от 12 ноября 1989 года № 74

Редактор С. Г. Сергеев

Технический редактор М. В. Федорова

Корректор Ж. Ш. Юсиф

Броненосцы типа “Бранденбург”

Речь Вильгельма II на борту броненосца «Вёрт» вызвала резкие отклики официальной прессы Великобритании. В связи с так называемым «инциндентом с „Вёртом“ в британских кругах, а после первой мировой войны и в немецких, стали раздаваться критические замечания, осуждающие использование мест битв для названий германских кораблей, хотя многие французские корабли носили на борту названия иностранных городов, у стен которых произошли успешные для них сражения. Например, взорвавшийся в 1907 г. вследствие самовоспламенения боезапаса французский линкор „Иена“. Точно такой же порядок существовал и в британском военно-морском флоте. Так, в свое время британские корабли носили названия „Хог“, „Абукир“, „Трафальгар“ и т.д.

Резкая критика официальной британской прессы на эту речь кайзера показала, что уже тогда отчетливо выявилось постепенное ухудшение отношений Великобритании и Франции по отношению к Германии.

Неизвестный Антонов

Его называют «последним великим авиаконструктором XX века». Он создал 22 типа самолетов, в том числе самые большие и грузоподъемные в мире, ставшие «визитной карточкой» нашей страны. Именно его машине принадлежит абсолютный рекорд продолжительности активной службы — легендарный Ан-2 серийно выпускался более полувека! А всего на счету прославленного «антоновского» КБ около 500 авиационных рекордов, большинство из которых не побиты до сих пор.

Хотя Олег Константинович Антонов получил всемирное признание как конструктор гражданских и транспортных самолетов, его КБ активно работало и в военной области, о чем прежде не принято было упоминать. Лишь специалисты знают, что среди первых самостоятельных проектов Антонова были разработки фронтового реактивного истребителя и реактивного «летающего крыла». И даже «кукурузник» Ан-2 должен был иметь несколько боевых модификаций: ночной разведчик и корректировщик артиллерийского огня, высотный истребитель аэростатов и даже турбореактивный «стратосферный биплан» с «потолком» около 20 км!

В новой книге ведущего историка авиации подробно рассказано обо ВСЕХ самолетах великого авиаконструктора, как гражданских, так и военных, серийных и экспериментальных, общеизвестных и почти забытых — от планеров 1930-х годов до транспортных гигантов «Руслан» и «Мрия», равных которым нет в мире.