Глав: 7 | Статей: 24
Оглавление
В книге на основе документов из фондов РГА ВМФ рассказывается об истории проектирования, строительства и службе последних линкоров-додредноутов “Иоанн Златоуст” и “Евстафий”. Именно на эти корабли легла вся тяжесть кампаний 1914–1915 гг. на Черном море по пресечению операций германо-турецкого крейсера “Гебен”, которую они с честью выдержали.

Строительство

Строительство

Строительство “Евстафия” началось 11 марта 1904 года, а официальные церемонии закладки броненосцев состоялись 31 октября и 10 ноября 1904 года соответственно. П.Е. Черниговский представил в МТК ряд предложений по изменению конструкции прототипа, как-то: на горизонтальной части броневой палубы вне каземата иметь двухслойную броню вместо четырехслойной; палубную броню довести до рубашки (обшивка корпуса корабля позади брони); обвод форштевня оставить, как на “Князе Потемкине Таврическом”, но с уширением в подводной части для размещения минного аппарата калибром 450 мм и “наплывом” в районе тарана; для 152-мм орудий на батарейной палубе устроить отдельные казематы вместо поперечных траверзов между орудиями, соединенные общей продольной переборкой, и прочее.

Тем временем ГУКиС заключил с Обществом судостроительных, механических и литейных заводов в Николаеве и Обществом Франко-русских заводов в С.-Петербурге контракты (соответственно 19 августа и 3 сентября 1903 года) на изготовление элементов энергетических установок для обоих кораблей стоимостью по 2 160000 руб. каждая. Причем столичное предприятие поставляло только паровые котлы для “Иоанна Златоуста”, паровые же машины для обоих кораблей и котлы для “Евстафия” изготовлялись на николаевских заводах.

Каждый эскадренный броненосец оснащался двумя трехцилиндровыми (диаметры цилиндров высокого, среднего и низкого давления соответственно 1092, 1574,8 и 2438,4 мм, ход поршня 1295 мм) паровыми машинами тройного расширения мощностью по 5300 индикаторных л.с. каждая (общая мощность 10600 и.л.с.) при частоте вращения гребных валов 82 об/мин, приводивших во вращение четырехлопастные гребные винты (диаметр 5,18, средний шаг 7,01 м), изготовленные из пушечного металла (сплав из красной меди с оловом и небольшим количеством цинка), и 22 водотрубными паровыми котлами системы Бельвиля (общая площадь нагревательной и колосниковой поверхностей соответственно 2106,7 и 98,3 м?, рабочее давление пара 17 кгс/см?).



Эскадренные броненосцы типа a Евстафий”. (Сведения о кораблях, опубликованные в английском справочнике “JANE S FIGHTING SHIPS”. 1909 г.)


Каждая паровая машина комплектовалась двумя центробежными циркуляционными насосами производительностью не менее 800 т воды в час, приспособленными как для приема воды из-за борта, так и для ее откачивания из трюма. Котельная установка состояла из шести групп (по четыре котла в носовых и средних отделениях и по три — в кормовых), расположенных в трех водонепроницаемых отделениях. Ее обслуживали двенадцать донок Бельвиля, шесть нагнетательных воздушных насосов общей производительностью 4500 м? /ч, шесть вентиляторов и прочее соответствующее оборудование. В междудонном пространстве под машинным и котельными отделениями хранилось 145 т пресной воды, а для ее пополнения имелись четыре опреснителя (производительностью по 45 т воды в сутки каждый), изготовлявшиеся на заводе компании “Р.Круг”. В состав водоотливной системы входили десять центробежных электронасосов (“турбины”) производительностью по 500 т/ч каждый (на “Иоанне Златоусте” устанавливалось два по 750 и восемь по 500 т/ч), поставлявшихся Акционерным обществом Русских электротехнических заводов “Сименс и Гальске”; вентиляция помещений осуществлялась 34 электровентиляторами (от 1500 до 12000 м? /ч).

Установкой парового отопления, водопровода, водоотливной, осушительной и пожарной систем, а также системы автоматического выравнивания крена (только на “Иоанне Златоусте”) и переговорных труб занималась фирма “К. Зигель”. Судовые потребители электроэнергии (освещение, приводы носового и кормового шпилей, элеваторов подачи боезапаса и других механизмов) обеспечивались работой четырех боевых (по 150 кВт, 1000 А и 105 В каждая) и двух вспомогательных (65 кВт, 640 А. 105 В) пародинамомашин, изготавливавшихся обществом “Вольта”.



Линейный корабль ‘Евстафий» (Сечение в районе мидель-шпангоута)

1 — вентилятор котельного отделения; 2 — 20-весельный барказ; 3 — шлюпбалка 20-весельного баркаэа и 14 — весельного катера; 4 — 14-весельный катер; 5 — рельсовая подаче боезапаса для казематных орудий; 6 — подвесной командный стол; 7 — умывальник; 8 — скамья; 9 — матросская койка; 10 — каземат 152-мм орудия; 11 — помещение прачечной; 12 — мусорный рукав; 13 — противоминная продольная переборка (на чертеже указано расстояние от наружной обшивки); 14 — угольная яма; 15 — котельное отделение; 16 — котельная вода; 17 — дымоход. (Выполнено автором по материалам РГА ВМФ Ф. 876. On. 37. д. 24.)

Корпусная сталь (листовая и профильная) поставлялась Ижорскими, Днепропетровским, Донецко-Юрьевским и другими российскими заводами, посредническую деятельность осуществляло Общество для продажи изделий русских металлургических заводов. Фор- и ахтерштевни отливались по сохранившимся от эскадренного броненосца “Князь Потемкин Таврический” на “Екатеринославских железоделательных и сталелитейных заводах” моделям. Броня для кораблей изготовлялась Ижорскими, Обуховским и частично Путиловским и Металлическим (башенная броня) заводами. Для бронирования бортов, орудийных башен, боевых рубок, труб подачи боезапаса применялись цементированные броневые плиты; на крыши рубок и башен шла маломагнитцая, а на палубы и скосы — хромоникелевая броневая сталь.

Все четыре строящихся корабля (для Балтики и Черного моря) и намеченный к перевооружению броненосец “Чесма” в Морском министерстве решили вооружить однотипными 305-мм башенными установками (длина орудий 40 калибров), изготовленными по проекту Металлического завода. Именно это предприятие на проведенном 7 сентября 1904 года конкурсе, в котором участвовали Общество Путиловских заводов. Общество судостроительных, механических и литейных заводов в Николаеве и завод Лесснера, представило документацию, всецело удовлетворившую предъявленным требованиям при наименьшей заявленной стоимости.

Поставку башенных установок Ф.К. Авелан распределил следующим образом: Металлический завод выполнял их для эскадренных броненосцев “Андрей Первозванный” и “Чесма” и, совместно с Обуховским, — для “Иоанна Златоуста” и “Евстафия”, а Путиловский — для “Императора Павла I”. Последнее предприятие получило этот заказ только для поддержания деятельности его башенной мастерской. Стоимость двух башенных установок для первого корабля составляла 750 тыс. руб., для остальных — 710 тыс. руб. с установкой и сборкой. Кроме того, Металлический завод изготавливал все орудийные станки и минные аппараты, а Обуховский — орудийные стволы и отдельные поковки для башенных установок.

Однако вскоре, по опыту Русско-японской войны и вследствие значительной стоимости, перевооружение эскадренного броненосца “Чесма” признали нецелесообразным. Изготовление его новых башенных установок, имевших большой задел по объему выполненных работ, МТК и ГУКиС признали необходимым довести до конца. Их решили установить на “Иоанне Златоусте”, благо вносимые при этом конструктивные изменения оказались крайне незначительными. Совместная же поставка Металлическим и Обуховским заводами одного из двух комплектов установок, по которому работы замедлились, отменялась. Резолюция в этой связи морского министра вице-адмирала А.А. Бирилева, наложенная на документе 11 августа 1906 года, красноречиво гласит о его компетентности: “Не имея возможности входить в технические подробности, мне остается только согласиться с представлением, что я делаю, возлагая всю ответственность на комитет”.

В первое время строительство кораблей шло довольно быстрыми темпами, непривычными на Черном море, но затем они заметно ослабели. Так, если среднемесячная поставка стали, брони, дерева, систем и различных устройств на эскадренный броненосец “Евстафии” с начала постройки и до спуска на воду составляла 118,95 т, то после спуска и до 1 августа 1910 года она сократилась до 43,24 т. Одной из важнейших причин, но мнению главного корабельного инженера Севастопольского порта полковника Н.И. Янковского (до 19 марта 1907 года старший судостроитель), превративших создание этих кораблей в долгострой, явилось то, что "к постройке приступлсно без разработки и выяснения важнейших вопросов", относящихся к их вооружению и защите, а также то, что она совпала с Русско-японской войной.



Линейный корабль “Евстафий” (Расположение бронирования. Толщина брони в мм) Выполнено автором по материалам РГА ВМФ Ф. 418. On. 1. д. 5560. л. 72.

Опыт последней заставил по-новому оценить основные боевые элементы и даже внутреннее расположение броненосцев, что вызвало множество предложений по изменению первоначального проекта".

Однако почти полностью сформированные к зтому времени корпуса кораблей уже не позволяли внести кардинальные нововведения в их конструкцию, но принятие ряда существенных поправок в проект позволило значительно улучшить тактико-технические элементы (ТТЭ) броненосцев. Наиболее же радикальным, способным значительно повысить боевые возможности кораблей, явилось бы воплощение в жизнь проекта А.Э.Шотта, разработанного летом 1905 года по рекомендации технической комиссии артиллерийских офицеров Севастопольского порта. Проект предусматривал замену всех двенадцати 152-мм орудий на батарейной палубе шестью 203-мм и доведение числа 75-мм до двадцати (существовал также вариант их замены пятью 120-мм орудиями). Однако на его реализацию, требовавшую больших переделок в корпусах и замедлявшую ход строительства, а также из-за опасения за возможную более чем 100-тонную перегрузку, МТК и командование Черноморского флота не решились.



Линейный корабль «Евстафий» (Планы палуб с указанием размещения артиллерии и секторов обстрела орудий) РТА ВМФ Ф. 605. On. 1. д. 69. л. 2.


Линейный корабль «Евстафий» (Сечение в районе мидель-шпангоута с указанием толщин броневых плит) РТА ВМФ Ф. 605. On. 1. я 69. л. 2.

Поток изменений, дополнений и неоднократная корректура чертежей и технической документации резко замедлили ход их рассмотрения и утверждения в МТК, за что тот постоянно и порой весьма справедливо подвергался критике со стороны строителей броненосцев. Правда, и последние также особо не отличались оперативностью в решении возникающих проблем. Не иначе как нераспорядительностью и безынициативностью можно объяснить тот факт, что в 1907 году в течение семи месяцев на постройке “Иоанна Златоуста” не работал, из-за выхода из строя компрессора, ни один пневмоинструмент. В наихудшем положении оказались строители "Евстафия'’. Дело в том, что в МТК, как правило, рассматривались чертежи только головного броненосца, с которых после их возврата в Севастополь требовалось снимать копии для отправки в Николаев.

Ссылаясь на нехватку и загрузку чертежников (в современном понимании — конструкторов), чиновники Севастопольского порта постоянно игнорировали эти свои обязанности. И только после неоднократных запросов и даже жалоб в С.-Петербург николаевцы стали получать долгожданную документацию, причем порой только тогда, когда надобность в ней при постройке ‘‘Иоанна Златоуста” уже отпадала.

Не последнюю роль в задержке готовности кораблей, особенно по части вооружения, сыграли и события первой русской революции. О серьезности ситуации говорит хотя бы тот факт, что 14 ноября 1905 года Николай II разрешил продлить сроки выполнения контрактов, нарядов и поставок без начисления штрафов и неустоек тем заводам, которые пострадали в результате забастовок и беспорядков.

Оглавление книги


Генерация: 0.040. Запросов К БД/Cache: 0 / 0