Япония строит флот

В то время, как в Петербурге торжествовали мирную победу флота под Чифу, ставшую весьма осязаемым подтверждением справедливости известного принципа "fleet in being", и Россия, поддавшись опасной самоуспокоенности, начинала, как ни в чем ни бывало, осуществление своей полукрейсерской судостроительной программы, японские правящие круги, вооружившись идеей безоговорочного реванша и используя огромную, полученную с Китая (при содействии России) контрибуцию с добавлением отступных 40 млн. иен за отказ от Порт- Артура, разворачивали программу совсем другого рода.

Принятая парламентом в декабре 1895 г. и в дальнейшем неоднократно корректировавшаяся (но всегда в направлении усиления состава и сокращения сроков постройки), она ставила задачу целенаправленного сооружения мощного ударного флота. В придачу к энергично достраивавшимся в Англии и уже в 1897 г. прибывшим в Японию двум броненосцам типа "Фудзи" Япония заказала сразу три еще более мощных броненосца типа "Шикишима", к которым позднее добавила усовершенствованный четвертый – "Микасу". На создание этого нового по существу флота выделялось 95 млн. иен со сроком готовности кораблей к лету 1902 г. В конце 1896 г. новые обстоятельства – сосредоточение русского флота в Тихом океане и усиление вмешательства европейских держав в дела Дальнего Востока – дали повод для ассигнования дополнительных 148 млн. иен, позволявших построить шесть первоклассных броненосных крейсеров, серию легких крейсеров, большое количество миноносцев и контр-миноносцев, обновить и усилить оборудование, а также, что было особенно немаловажно, обеспечить усиленную боевую подготовку вводившихся в строй кораблей и всего флота. Кредиты распределились до 1905 г., но основные расходы относились к 1894-1900 гг., что позволяло и главные корабли – броненосцы и броненосные крейсера ввести в строй уже в 1901- 1902 гг.

Не обремененная заботами о дальних плаваниях, в отличие от русского Балтийского флота, из состава которого формировалась эскадра Тихого океана, Япония, действуя на своем ограниченном театре, за счет сокращения запасов топлива могла соответственно усилить боевую мощь и защиту своих кораблей. Заказывая броненосцы на лучших английских верфях, японцы вполне доверились их опыту, включавшему и отказ от прежнего, все еще сохранявшегося из-за "экономических" соображений, жесткого ограничения водоизмещения. Этот опыт, позволивший уже при заказе в 1894 г. двух броненосцев типа "Фудзи" довести их водоизмещение до 12 300-13 500 т (и соответственно достичь надежного бронирования и более чем 18-уз скорости, какой не имел тогда еще ни один из русских броненосцев), при заказе новых кораблей был применен еще шире. Прототипом для них служил английский броненосец "Формидебл".

Японский броненосец "Яшима" покидает Ньюкастль и отправляется в Японию. 1897 г.

Японский броненосец "Яшима" покидает Ньюкастль и отправляется в Японию. 1897 г.

Броненосец "Шикишима" на переходе из Англии в Японию. 1900 г.

Броненосец "Шикишима" на переходе из Англии в Японию. 1900 г.

В новых кораблях, благодаря водоизмещению около 15000 т *, было достигнуто оптимальное, в соответствии со взглядами того времени и традиционным конструктивным типом, соотношение наступательных и оборонительных свойств: артиллерия – из 305- и 152-мм орудий, бронирование крупповскими плитами толщиной по ватерлинии до 229 мм и башен – 356 мм, скорость – до 18 уз.

Вместо устарелого типа барбетных броненосцев типа "Фудзи" применили хорошо отработанные и новейшие башенные системы с надежным бронированием неподвижных и вращающихся частей. Башни, как это было принято в английском флоте в отличие от русского и французского, формировались из брони с наклонной лобовой плитой, что уменьшало вырез в броне для амбразуры и снижало риск попадания снарядов противника внутрь.

Скорость заряжания в примененных для орудий Армстронга установках Виккерса с затворами этой фирмы была доведена до 30-50 сек. (против 90 сек. по спецификации русских башенных установок). В то же время практичные японцы не спешили переходить на весьма капризные электрические приводы и довольствовались более надежно действовавшими гидравлическими. Не увлеклись они и идеей полной механизации заряжания крупных орудий, предпочитая ряд чрезмерно длительных операций выполнять вручную. Сохранен был и установленный еще для броненосцев типа "Фудзи" стандарт гарантированной 18-уз скорости. Ее с возможностью форсирования и достаточным запасом паропроизводительности котлов обеспечивали отработанные практикой новейшие паровые машины тройного расширения.

По всем характеристикам новые корабли превосходили русские аналоги типов "Пересвет" или "Полтава". Число 152-мм орудий, вместо 10 на "Фудзи", было доведено до 14, и все они прикрывались со всех сторон броней отдельного для каждого из них каземата. И в этом случае японцы согласились с мнением англичан, считавших, видимо, роскошью отводить под второстепенные, в общем, 152-мм орудия чрезмерно сложные и ненадежные (как их делали в России и Франции) башенные установки. За счет такой, безусловно, оправданной рационализации и возможностей, предоставлявшихся увеличенным водоизмещением, броневой пояс распространили на всю длину корпуса (у "Фудзи" оконечности броней не прикрывались). Второй броневой пояс до оконечностей не доходил, но отделение носового надводного минного аппарата было также прикрыто броней.

Особо мощным, приближавшимся к броненосцам преддредноутного типа, был задуман проект последнего, шестого в японском флоте, броненосца "Микаса", спущенного на воду верфью Виккерса в 1900 г. На нем вместе с 4 305- и 10 152-мм орудиями предполагали установить еще и 4 254-мм пушки. Но из-за конструктивных неудобств размещения в каземате (усложнять конструкцию башенными установками японцы и здесь не захотели) столь больших орудий и ограничений, вызывавшихся действием вблизи расположенных башен 305-мм орудий, пришлось вернуться к 152-мм пушкам. 10 из них были установлены в броневых коридорах с каждого борта с раздельными броневыми переборками, что обеспечивало больше простора при обслуживании орудий и предоставляло (как это было на строившемся в то время русском броненосце "Князь Потемкин-Таврический") броневую защиту для большей части прислуги вблизи орудий.

* Два последних "Асахи" и "Микаса" превысили его на 140 и 200 т

Япония строит флот
Япония строит флот
Броненосец "Фудзи": а) – наружный вид; б) – продольный разрез и вид сверху; в) – система бронирования.

Броненосец "Фудзи": а) – наружный вид; б) – продольный разрез и вид сверху; в) – система бронирования.

"Асахи" перед спуском на воду. 13 марта 1899 г.

"Асахи" перед спуском на воду. 13 марта 1899 г.

Воплощая, по-видимому, уже сознательно избранный принцип маскировочной "одновидности" кораблей различных классов, весьма схожими по архитектурному типу с броненосцами были броненосные крейсера, в которых за счет уменьшения толщины брони и калибра главной артиллерии (до 203 мм) увеличили скорость до 21 уз. Конструктивным прототипом этих кораблей послужили башенные крейсера английского флота типа "Монмот", предназначавшиеся для борьбы с русскими бронепалубными крейсерами класса "Варяг" и "Аскольд".

К броненосным крейсерам типа "Асама" *, которые при необходимости должны были использоваться в составе главных сил при эскадренном сражении, уже перед самым началом войны, в январе 1904 г., присоединились столь же мощные, также приспособленные для участия в эскадренных сражениях, два крейсера "Ниссин" и "Кассуга", приобретенные в Италии. Эти корабли могла приобрести и Россия, но З. П. Рожественский, занимая тогда должность начальника ГМШ, под предлогом несоответствия предлагаемых кораблей типам русского флота, не проявил заинтересованности в этой реально возможной сделке.

Оптимальными были и типы других кораблей. Легкие крейсера не имели универсального назначения с теми увеличенными размерами и чрезмерно мощной артиллерией, как это было с русскими крейсерами класса "Варяг", и приближались к типу сугубо эскадренных разведчиков, какие стабильно строились в германском флоте. Такие корабли водоизмещением 3-4 тыс. т, не требуя больших расходов и не претендуя на статус кораблей 1-го ранга, вполне справлялись с поручавшейся им разведочной дозорной и посыльной службой. Истребители миноносцев строились полностью по западным образцам и потому сохраняли 30-31-уз скорость, (русские корабли того же класса в целях той же "экономии" имели лишь 26-27 уз).

Традиционное внимание "рыболовной нации" к качеству снастей, определявшему успех промысла, заставило японцев, не думая об экономии, позаботиться и о качестве главной снасти войны – вооружения. Приняв европейский тип боеприпасов, японский флот заказывал их из полноценной стали, что позволяло добиться 3-4-кратного превосходства в весе разрывного заряда в сравнении с русскими снарядами того же калибра. Соответственно усиливалось и поражающее действие, от которого сильно страдали даже броненосцы и крейсера с их конструктивно несовершенными, почти открытыми боевыми рубками, ограниченной площадью бронирования, обилием надстроек и не имевшими достаточной защиты палубными артиллерийскими установками.

Сразу же оценив перспективность впервые примененных в США в войне с Испанией в 1898 г. оптических прицелов, Япония без промедления заказала партию из 200 комплектов. Японцы успели всесторонне проверить их в действии в ходе обширных интенсивных стрельб и оснастили ими все корабли.

Столь же решительно осваивались и появившиеся в Европе еще в 1893 г., перевернувшие в дальнейшем все артиллерийское искусство, базисные дальномеры. Едва в Англии появился первый образец морского дальномера фирмы Барра и Струда, как немедленно последовал заказ из Японии. После успешных испытаний на крейсере "Иошино" началось оснащение дальномерами и всех других кораблей японского флота. В России снабжение флота дальномерами перед войной было, несмотря на усилия МТК, фактически провалено, и массовые их партии заказывать пришлось уже во время войны через подставных лиц с переплатами в пользу спекулянтов.

Так задолго до Цусимы проявился японский феномен – умение молниеносно оценивать обещавшую большую выгоду чужую техническую новинку и, не тратя времени на создание ее собственными силами, не считаясь с национальными амбициями и ложной "экономией", начать реализовывать ее, чтобы опередить соперников и конкурентов. Другие явления этого феномена еще ожидали русских под Порт-Артуром, а затем при Цусиме.

* Их строили на верфях Англии, Франции и Германии.

Похожие книги из библиотеки

ЛаГГ-3

Самолеты типа ЛаГГ-3 были одними из трех типов истребителей, созданных перед Великой Отечественной войной для замены устаревших основных истребителей советских ВВС — И-16 и И-153. созданных в КБ Поликарпова. Замена парка истребителей была настоятельной необходимостью из-за угрозы со стороны гитлеровской Германии. которая хотела расширить свой Lehensraum (жизненное пространство) за счет восточных соседей. Первые ЛаГГ-3 в ограниченном количестве поступили в истребительные авиационные полки в 1941 году, за несколько месяцев до нападения агрессоров. ЛаГГ -3 сражались по всему Восточному фронту от Кавказа на юге и до Балтийского моря на севере. Свои первые победы советские асы одержали, летая именно на ЛаГГ-3. Хотя вскоре появились более совершенные истребители, созданные в КБ Яковлева, выпуск ЛаГГ-3 продолжался до сентября 1943 года и составил 6528 машин. ЛаГГи были одними из самых многочисленных самолетов 2-й Мировой войны.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Зиновий Колобанов. Время танковых засад

В начале войны с Советским Союзом немцы применили на Восточном фронте ту же тактику молниеносной войны, что и в Европе. В приграничных сражениях наши танковые дивизии пытались контратаками остановить немецкие бронированные колонны, но это привело к катастрофе. Немцы были лучше подготовлены, у Вермахта было идеально отлажено взаимодействие между родами войск. Постепенно от тактики контрударов советские танкисты стали переходить к очень эффективной тактике танковых засад, и именно она стала своего рода «противоядием» от «Блицкрига».

Август 1941 года стал поистине временем танковых засад. Именно в этот месяц советские танкисты 1-й Краснознаменной танковой дивизии на дальних подступах к Ленинграду стали массово применять эту новую тактику. 4-я немецкая танковая группа неожиданно натолкнулась на глубокоэшелонированную систему танковых засад, и это стало для Панцерваффе очень неприятным сюрпризом.

20 августа 1941 года экипаж тяжелого танка КВ-1 старшего лейтенанта Зиновия Колобанова провел один из самых результативных танковых боев в мировой истории. На дальних подступах к Ленинграду, при обороне предполья Красногвардейского укрепрайона, наши танкисты из засады уничтожили, 22 танка противника, а всего рота Колобанова, состоящая из 5 танков КВ, уничтожила в этот день 43 танка. Танковый погром, который учинили Панцерваффе танкисты Зиновия Колобанова, – это пик развития данной тактики, своего рода идеально проведенная танковая засада.

Вот уже многие годы среди историков не затихают ожесточенные споры.

Подтверждают ли немецкие документы феноменально высокий результат советских танкистов? Технику какой немецкой дивизии уничтожили наши воины? Как повлиял бой Колобанова на обстановку под Ленинградом в целом?

В своей книге автор представляет на суд читателя развернутые ответы на эти важные вопросы.

300 лет российской морской пехоте, том I, книга 3

27 ноября 2005 г. исполнилось 300 лет морской пехоте России. Этот род войск, основанный Петром Великим, за три века участвовал во всех войнах, которые вела Российская империя и СССР. На абордажах, десантах и полях сражений морские пехотинцы сталкивались с турками и шведами, французами и поляками, англичанами и немцами, китайцами и японцами. Они поднимали свои флаги и знамена над Берлином и Веной, над Парижем и Римом, над Будапештом и Варшавой, над Пекином и Бейрутом. Боевая карта морской пехоты простирается от фьордов Норвегии до африканских джунглей.

В соответствии с Планом основных мероприятий подготовки и проведения трехсотлетия морской пехоты, утвержденным Главнокомандующим ВМФ, на основе архивных документов и редких печатных источников коллектив авторов составил историческое описание развития и боевой службы морской пехоты. В первом томе юбилейного издания хронологически прослеживаются события от зарождения морской пехоты при Петре I и Азовского похода до эпохи Николая I и героической обороны Севастополя включительно. Отдельная глава посвящена частям-преемникам морских полков, история которых доведена до I мировой и Гражданской войн.

Большинство опубликованных в книге данных вводится в научный оборот впервые. Книга содержит более 400 иллюстраций — картины и рисунки лучших художников-баталистов, цветные репродукции, выполненные методом компьютерной графики, старинные фотографии, изображения предметов из музейных и частных коллекций, многие из которых также публикуются впервые. Книга снабжена научно-справочным аппаратом, в том числе именным указателем более чем на 1500 фамилий.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся военной историей, боевыми традициями русской армии и флота, а также всем, кто неравнодушен к ратному прошлому Отечества.

Броненосцы типов “Центурион”, “Ринаун” и “Трайомф”. 1890-1920 гг.

6 марта 1889 года в Адмиралтействе было собрано совещание, посвященное броненосцам второго класса, на котором присутствовал главный кораблестроитель английского флота У. Уайт. На совещании приняли решение о тактическом назначении кораблей, определили их размерения, предполагаемые кораблестроительные элементы и состав вооружения.

На совещании, решили что эти корабли строятся в первую очередь для службы на китайской и тихоокеанской станциях в качестве флагманских. При этом они должны быть более сильными, чем иностранные корабли, с которыми они могут столкнуться в бою. Обычно это были крейсера. Наиболее вероятными противниками считались русские броненосные крейсера с 8-дюймовой артиллерией.

Принимая во внимание, что новым броненосцам придется действовать и в китайских реках им необходима была и малая осадка. Повторения броненосного крейсера “Империуз”, который служил на китайской станции и имел осадку 27 ф 3 дм, постарались избежать любой ценой. Присутствовавший на совещании Весей Гамильтон высказал свое мнение, что самой лучшей осадкой является 26-футовая, которая позволяет нести службу в этих водах “комфортно и без проблем”.