Глав: 6 | Статей: 45
Оглавление
Впервые, с использованием ряда неизвестных ранее документов, проведено комплексное исследование становления и развития советской военной разведки и военной контрразведки в годы Гражданской войны; впервые проанализированы организация и деятельность первого советского органа военной разведки, контрразведки и цензуры — Оперативного отдела Наркомвоена; история Курсов разведки и военного контроля, ставших первым органом по подготовке сотрудников спецслужб в России; «дело о шпионстве» одного из отцов-основателей ГРУ Георгия Теодори. На страницах книги рассматриваются: зарождение советских спецслужб и подготовка новой генерации их сотрудников, становление и развитие советских органов военной разведки и военной контрразведки. Основное внимание уделено эволюции организационной структуры и кадрового состава спецслужб.

От РУ к Разведотделу Штаба РККА (1921–1922 гг.)

От РУ к Разведотделу Штаба РККА (1921–1922 гг.)

Как отмечалось в официальной Справке Управления делами НКВМ по истории центрального аппарата военного управления в 1917–1928 гг., «к 1921 г. разбухание центрального [военного] аппарата достигло своего предела. В середине года штаты центральных управлений достигли 11 тыс. человек, не считая приданных к ним для обслуживания 9 тыс. красноармейцев и рабочих. В связи с прекращением борьбы на внешних фронтах и переходом к мирному строительству вооруженных сил было приступлено к реорганизации центрального [военного] аппарата». Основной реорганизацией стало слияние 14 февраля 1921 г. Полевого штаба и Всероссийского главного штаба в единый Штаб РККА[703]. Логическим завершением процесса организационной эволюции Регистрационного управления стала реорганизация РУ в Разведывательное управление Штаба РККА, затянувшаяся, по старой наркомвоеновской традиции, до лета 1921 г. К моменту реорганизации в составе РУ находились Разведывательное управление и 4 отдела — Войсковой разведки, Информационный, Агентурный и Радиоинформационный[704]. 15 апреля Ленцман на основании распоряжения Э. М. Склянского сдал дела своему помощнику и направился «в Петроград на новую должность начальника Петроградского торгового порта»[705].

Реорганизация осложнялась очередным переездом: 18 апреля 1921 г. новый глава советской военной разведки врид начальника РУ Арвид Янович Зейбот докладывал зам. председателя ВЧК И. С. Уншлихту и помощнику комиссара Штаба РККА А. И. Цимблеру о невозможности реорганизации Регистрационного управления в Разведывательное ранее его переезда в новое помещение, где одна часть его будет находиться непосредственно в Штабе РККА, а другая — в близком соседстве с ним. После месячных хлопот, докладывал Зейбот, дело стало еще более запутанным. Вопрос был решен следующим образом: Управление РУ, отделы Войсковой разведки и Информационный переводились в помещения Штаба РККА, которые все же занимал Революционный военный трибунал Республики, а для Агентурного и Радиоинформационного отделов предписывалось освободить дом на Знаменке, занятый общежитием курсантов Военно-хозяйственной академии.

Занимаемое тогда РУ здание на Большой Лубянке № 12 предназначалось Верховному трибуналу при ВЦИК, поглощавшему РВТР. С этим согласился Ф. Э. Дзержинский, чье ведомство, как известно, до сих пор проживает отчасти по этому адресу, но тут случайно выяснилось, что помещение для Верховного трибунала передали курсам ВЧК («будто бы потому, что Трибунал переезжает в Кремль»). Завершение реорганизации Регистрационного управления в Разведупр было назначено на 4 мая; Зейбот докладывал, что приказ о реорганизации не будет выполнен, «если дело вперед пойдет приблизительно таким же темпом, как до сих пор»[706].

20 мая 1921 г. военный комиссар Штаба РККА Степан Данилов констатировал: «Отвод помещения для Разведупра задерживается непредоставлением Комиссией по разгрузке соответствующего помещения для Реввоентрибунала Республики, за счет вывода которого претензия Разведупра частично разрешилась бы. Размещение… Агентурного отдела стоит в прямой зависимости от вывода Военно-хозяйственной академии в Петроград, что делает возможным, если удастся добиться согласия комиссии по разгрузке, передать Разведупру намеченный последним д. № 10 по Знаменке (дом особнякового типа). Основным же все-таки остается вопрос о предоставлении другого помещения Реввоентрибуналу. Моим представителем т. [А.И.] Цимблером этот вопрос неоднократно поднимался в Комиссии [по разрузке] т. [М.Ф.] Владимирского, но до сих пор практического положительного разрешения его… добиться не удалось — в самом начале возникновения этого вопроса из-за вмешательства представителя ВЧК т. Березина, совершенно неосведомленного по существу намечаемых перемещений, а затем ввиду отказа Комиссии по разгрузке предоставить Реввоентрибуналу дом № 9 на Воздвиженке, освобожденный Моркомом. Других удобных помещений поблизости к Реввоенсовету Республики и Штабу РККА, каковую близость Реввоентрибунал ставит обязательным условием при переезде, в расположении военного ведомства нет… 17 мая вопрос о помещении Разведупра решено поставить в ближайшем заседании Комиссии. Одновременно утверждаю, что никаких 20 освобожденных комнат, на которые указывает т. [А.Я.] Зейбот, в Штабе [РККА] нет. О том, что в доме, занимаемом теперь Разведупром по Лубянке 12 производятся ремонтные работы и что это сопряжено с неудобствами, мне стало известно только из прилагаемого при этом рапорта. Наконец, должен отметить, что т. Цимблер не возражает против оставления Разведупра в д. № 12 по Лубянке только потому, что Комиссия предполагала, благодаря неверной информации т. Березина, принять решение о выводе Разведупра в одно из помещений военного ведомства; возражения… Цимблера… и разъяснения о специфическом содержании работ Разведупра Комиссией упорно не учитывались». Цимблер продолжал хлопоты[707]. Естественно, такая обстановка существенно осложняла работу центрального разведоргана Советской России. Ленцман в феврале 1921 г. просил о выделении РУ средств, необходимых для содержания агентов: при нем новые небольшие аппараты (в Литве, Латвии, Эстонии, Германии и Польше) стали давать ценную информацию[708]. Все хорошее, как известно, требует денег. В 1921 г. РУ действительно стало мощным информационным центром: оно издавало, в частности, ежемесячные политические обзоры основных событий в жизни иностранных государств. Из «Месячного политического обзора Региструпра РВСР по данным к 1 февраля 1921 г.» (М., 1921) следует, что РУ предоставляло высшему военно-политическому руководству данные о «Внешней политике» и «Внутренней жизни» следующих государств: Англия, Ирландия, Индия, Бельгия, Франция, Италия, Греция, Грузия, Турция Анатолия[709], Персия, Сирия, Месопотамия, Китай, Япония, США. Естественно, основное внимание уделялось потенциальным противникам Советской России[710].

Из аморфной структуры, объединившей разведку, военную контрразведку и военную цензуру, в 1918–1921 гг. Регистрационное управление эволюционировало в чисто разведывательный орган. Вместе с тем в результате ряда реорганизаций, чисток от «беспартийных военных специалистов» и недостаточного финансирования к концу Гражданской войны требовалось срочное «воскрешение» «мертвого трупа». Начало сокращения аппарата военного управления и волна реорганизаций, охвативших центральный военный аппарат в 1921 г., напрямую отразились и на советской военной разведке. В 1921 г. она была сосредоточена в Разведывательном управлении Штаба РККА, сокращенном в 1920 г. до отдела. Нами проанализированы кадры разведотдела Штаба РККА по состоянию на декабрь 1922 г. Всего в отделе служило 108 человек.

Из 108 сотрудников 16 женщин (14,8 %). Многочисленные декреты 1919 года о замене годных к службе в армии мужчин женщинами на второстепенных должностях центрального военного аппарата свелись к ненужной трате бумаги. Правда, среди указанных 16 женщин одна даже занимала должность старшего делопроизводителя.

Как и в целом по центральному военному аппарату, наиболее полно была представлена возрастная группа до 30 лет. В возрасте от 21 до 30 находились 62 сотрудника (57,4 %). Единственным служащим Разведотдела, которому перевалило за 40, был печатник типографии Иван Александрович Жаров.

Национальность служащих выяснить точно не удается, зато мы имеем представление о том, где родились сотрудники советской военной разведки. Трое в Курляндии (помощник начальника информационно-статистической части Алексей Мартинович Витолин, сотрудник-литератор Альфред Гансович Штраус, зав. архивом Давид Карлович Зирнис); по двое в Австро-Венгрии (оба бывшие офицеры Австро-Венгерской армии — заведующие секторами агентурной части Вильгельм Вильгельмович Лобковиц и бывший военнопленный Ганс Гербертович Димма, причем Лобковиц родился на территории Чехословакии), Лифляндии (заведующий бюро прессы Владимир Алексеевич Дауман и хроникер Битц Эльза Яковлевна) и Польше (хроникер Адам Львович Шилов и помощник заведующего библиотекой Николай Федорович Пономарев); по одному в Риге (начальник 1-го отделения Информационно-статистической части Евгений Иванович Рея), Ревеле (начальник 2-го отделения Информационно-статистической части Карл Густавович Тракман).

По социальному происхождению — 41 из крестьян (38 %), 26 из рабочих (24 %), 21 из мещан (19,4 %), 5 из «трудовых интеллигентов» (4,6 %), 13 из интеллигентов (12 %), один представитель «трудового казачества». Сведения об одном из служащих отсутствуют. Интеллигенция преимущественно находилась на должностях переводчиков.

Коммунистов и комсомольцев (подросло новое поколение) было по совокупности 44 из 108, т. е.: 40 коммунистов и один кандидат в члены РКП(б) и 3 комсомольца (все трое на должностях обслуживающего персонала). При этом коммунистов с дореволюционным стажем было немного: начальник отдела А. Я. Зейбот с 1912 г., для поручений при начальнике отдела Ян Янович Бренгман с 1907; в Агентурной части — помощник начальника Андрей Михайлович Петров и начальник 1-го отделения Ян Христианович Биркен с 1914 г., начальник 2-го отделения Борис Николаевич Мельников с 1916 г., начальник 3-го отделения Яков Мартынович Мартинсон с 1909 г.; в Информационно-статистической части — начальник части Освальд Петрович Дзенис с 1915 г., заведующий бюро прессы Владимир Алексеевич Дауман с 1913 г., заведующий архивом Давид Карлович Зирнис с 1914 г. Итого — 9 человек. Под сомнением дореволюционный стаж 5 человек (указано, что вступили в партию большевиков в 1917 г., месяц не известен): у бухгалтера Мильды Адамовны Алксне, начальника 4-го отделения Агентурной части Вольдемара Яновича Закиса, для поручений при начальнике Информационно-статистической части Сергея Ивановича Тихонова и Петра Петровича Краузе, начальника 6-го отделения той же части Льва Константиновича Вологодцева. Сведения о членстве в РКП(б) одного из сотрудников отсутствуют.

Среди 108 сотрудников 22 бывших офицера (20,4 %), в том числе один выпускник ускоренных курсов Николаевской военной академии — известный советской разведчик А. И. Кук. Напомним, что 2 офицера разведотдела служили ранее в Австрийской армии[711]. Советская Россия вступала в межвоенный период, и разведывательный аппарат сократили. На время…

Документ № 2.3.1

Докладная записка начальника Канцелярии Регистрационного управления при РВСР Н. Д. Назаренко-Соколовского врид заместителя начальника РУ Т. П. Самсонову о необходимости привлечения коммунистов «с хорошим стажем и рекомендациями» на ответственную работу в управлении

9 сентября 1919 г.

Заместителю начальника Регистрационного управления Полевого штаба тов. Самсонову Начальника Канцелярии ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

Регистрационное управление по роду своей деятельности выполняет почти абсолютно секретную работу, выражающуюся в личной и письменной форме. Судя по роду работы, казалось бы, что большая часть сотрудников, особенно ответственных, а также непосредственных исполнителей секретных поручений и переписки должны быть людьми партийными, причем не просто коммунистами, а коммунистами основательными, с хорошим стажем и рекомендациями. На самом же деле в Региструпре многие ответственные должности занимаются людьми «аполитичными», как они сами себя определяют. Ясно без комментарев, что «аполитичным» людям занимать ответственные посты в таком учреждении, как Региструпр, — безусловно нельзя, на ответственных постах должны быть, безусловно, «политичные» товарищи (коммунисты, конечно), на которых можно было бы спокойно полагаться. О младшем служебном персонале говорить совершенно не приходится, т. к. таковой, за исключением 1-го отдела, почти поголовно состоит из лиц беспартийных, а между тем через руки младших служащих — журналистов, письмоводителей, делопроизводителей и машинистов — проходит часто очень важная, совершенно секретная переписка. По-моему, это крупнейшая, совершенно недопустимая аномалия, которую необходимо устранить — немедленно.

Не задаваясь лично в данный момент широкой реорганизацией Региструпра в указанном направлении и доводя об этом до Вашего сведения свои соображения, я, для начала дела реорганизации, предлагаю частичную реформу центрального делопроизводства и регистратуры:


Таким образом, из 6 сотрудников, долженствовавших обслуживать Канцелярию[712], имеются налицо 4, из коих 1 только партийный. Вся переписка, в том числе и секретная, проходит первоначально через мои руки, а в дальнейшем выполняется моими подчиненными — беспартийными.

Личные дела совершенно не ведутся, и мной лишь приняты первоначальные шаги к учреждению Стола личных дел и заведения на каждого сотрудника отдельного личного дела с концентрацией в таковом всех сведений и документов данного сотрудника. Дальнейшее движение этого дела тормозится за отсутствием соответствующего сотрудника. Журнальная часть и письмоводство также хромает, т. к. мне приходится самому быть и регистратором и письмоводителем, отчего мои непосредственные обязанности — общее руководство делами управления — <также> основательно страдают.

Для урегулирования дела и для постановки его на должную высоту предлагаю следующее:

1) Учредить новую должность секретаря, которому поручить ведение личных дел, выполнение текущей секретной переписки и ведение дела снабжения управления канцелярскими принадлежностями; секретарь также должен быть моим непосредственным помощником и заместителем, а посему должен быть партийным человеком.

2) Заместить вакантную должность журналиста партийным сотрудником, которому поручить ведение секретных журналов, входящих и исходящих бумаг, заведование секретными делами и экспу<оз>ицией[713] секретных пакетов.

3) На вакантную должность письмоводителя-машиниста взять партийного товарища, которому поручить техническое выполнение всех секретных бумаг.

Таким образом, при учреждении лишь одной новой должности и замещения двух вакантных партийными сотрудниками будет положено основательное начало реорганизации работы управления.

Названные 3 сотрудника будут работать вместе со мной в одной комнате, под моим непосредственным руководством, и выполнение секретных дел будет поставлено на должную высоту, и секретные дела будут совершенно изолированы.

Сотрудники же Иванов, Диков и Зыкова останутся на своих местах и будут выполнять переписку и работы общего (несекретного) характера, а в случае недостатка для них работы т. Дикова, как старого, опытного и надежного работника, можно приспособить для другой работы, которая имеется в виду у помощника заместителя т. Ипполитова.

В конечном счете, может быть, и не придется брать лишнего — сверх штатов — сотрудника.

Вот в общих чертах мои соображения для начала реорганизации работы Региструпра.

Начальник Канцелярии Назаренко-Соколовский 9/IX — [19]19 г.

РГВА. Ф. 6. Оп. 3. Д. 144. Л. 8 с об.–9. Подлинник — машинописный текст с автографом красными чернилами.

Документ № 2.3.2

Доклад Т. П. Самсонова Центральному комитету РКП(б) о деятельности РУ

№ 319-с 19 сентября 1919 г.

Сов. секретно, лично

[В] ЦК РКП (большевиков)

При сем прилагаю доклад о состоянии работы РЕГИСТРУПА к 15 сентября с. г.

Если у Вас минует надобность в докладе, то прошу вернуть его РЕГИСТРУПУ.

Врид заместителя начальника управления Т. Самсонов

В Центральный комитет Российской коммунистической партии (большевиков)

ДОКЛАД о состоянии работы Региструпа к 15 сентября с. г.

Врид заместителя начальника Регистрационного управления при Полевом штабе Революционного военного совета Республики т. Самсонова[714]

Региструп как орган управления разведкой Республики Региструп как центральный орган управления секретной агентурой обнаруживает в себе довольно крупные недостатки, которые плачевно отражаются на ходе всей зарубежной нашей, [и без того] довольно малочисленной и малоспособной агентуры.

Региструп как военная организация далеко отстал в своем организационном развитии от роста и развития нашей героической Красной армии. Региструп по-прежнему продолжает кустарничать в то время, как организация самой Рабоче-крестьянской Красной армии приобрела известную централизованность, а следовательно, и подвижность. Насколько мне за короткий срок моего пребывания в Региструпе удалось выяснить, такая организационная отсталость Региструпа объясняется следующими двумя главнейшими причинами: 1) присутствие Консультации [при] Региструпе и 2) недостаточное наблюдение ЦК РКП за работой Региструпа как военного учреждения.

Консультация в Региструпе

Консультация в Региструпе, возможно, [и] была нужна тогда, когда наши товарищи коммунисты действительно не были знакомы с технической постановкой агентурной разведки. Но вот сейчас, когда некоторые из наших партийных товарищей приобрели известные опыт и навык в руководстве тайной агентур[ой], присутствие Консультации в Региструпе в дальнейшем излишне. И это так потому, что, находясь в одном здании с партийными руководителями секретной агентуры, консультанты могут свободно знать кое-что как о приемах, навыках и способностях самой агентуры, так и ее руководителей, что в конечном итоге известным образом ставит в невыгодное положение нашу агентуру против агентуры противника.

При таком положении консультанты могут свободно путать карты нашей агентуры; последняя, как и ее партийные руководители, приходит в смущение перед возможным предательством, и благодаря этому наблюдалось, что многие выдержанные и серьезные работники предпочитают не иметь с нею дела и бегут от Региструпа как от организации, которой нельзя вполне довериться. Естественно, что таким образом Региструп потерял самых способных и верных разведчиков, и работа, таким образом, чрезвычайно страдала, что вынуждены были признать даже сами консультанты (см. доклад консультантов тт. Зиверта и Цейтлина[715]).

Видя недоверие к себе, консультанты в свою очередь вынуждены работать крайне осторожно, боясь не быть заподозренными в [из]лишней любознательности к делу и т. п., и иногда не проявлять своей творческой, организа[торск]ой инициативы, что в конечном счете опять-таки вредно отражается на работоспособности нашей зарубежной агентуры.

Выводы[716]

Аппарат Региструпа должен быть живым, подвижным и живучим до крайних пределов, но, к сожалению, он не таков, именно благодаря тому, что он состоит не из однородных, а из двойственных, взаимно противоположных элементов.

Отсюда вытекает тот вывод, что Консультантству нет места в Региструпе. Но если по тем или иным соображениям консультацию все-таки желают сохранить, то ее местом пребывания должен быть не Региструп, а Разведывательное отделение Полевого штаба Реввоенсовета Республики. Консультация может там разрабатывать, по требованию Ставки, задания, после чего для исполнения они будут передаваться Региструпу. Не ограничиваясь этим, необходимо сейчас же подготовить своих партийных [специалистов] из красных генштабистов, каковые и должны заменить собою старых консультантов.

Недостаточность наблюдения ЦК РКП за работой Региструпа Имея практическое ознакомление (по роду своей прежней службы) с разведкой противника, я вынес то определенное впечатление, что противник достаточно хорошо умеет использовать свою разведку в условиях Гражданской войны в целях общебоевых задач на фронтах. Ярославское восстание[717], разгром нас в Перми в декабре 1918 г.[718], наконец, также мамонтовщина — именно есть не что иное, как правильный боевой расчет использования агентурной разведки в самом обширном ее значении, т. е. стратегическом, дипломатическом, экономическом и (самое важное) в активном отношениях. Наша куцая Консультация, безусловно, этого не учла, да ей это и не нужно[719], а ЦК РКП недостаточно осведомлен[720] о работе Региструпа и поэтому гореть свежим, новым духом Гражданской войны наш Региструп, безусловно, не может. Отсюда вытекает тот практический и верный вывод, что врага мы можем бить не чем иным, как только лишь тем самым оружием, каким он бьет нас. Поэтому нужно раз навсегда объединить действия нашей зарубежной агентуры[721] с нашими действиями на фронтах в таком виде, чтобы это носило характер цельного боевого плана единовременного разрушения как фронта, так и тыла противника. С этой целью ЦК РКП, совместно с Реввоенсоветом Республики, через свой аппарат Региструп проводит в жизнь вышеозначенные свои боевые планы. Отсюда ясно, что Региструп наш должен быть приспособленным к требованиям Гражданской войны и не дышать тем духом, какой был у империалистической романовской разведки, методы каковой [даже] белые, борющиеся против нас генералы, уже давным-давно забросили. Отбросив в сторону приемы разведки старых армий, наша активная разведка тогда будет ударять именно по тем местам, по которым больнее всего придется противнику. Но само собой разумеется, что эта работа поглотит много и средств, и людей.

Общие недостатки работы Региструпа

Разумеется, что если Региструп развивал свою работу в таких условиях, то у него должны быть крупные организационные, технические и административные недостатки, каковых у него предостаточно. В этом отношении механизм Региструпа далеко не налажен и имеет крупные недостатки, устранить которые — первая задача руководителей Региструпа. Кстати надо сказать, что консультанты не могли не видеть недостатки механизма Региструпа (см. доклад консультантов Зиверта и Цейтлина), тем не менее они их до сих пор не устраняли по тем или иным причинам.

Недостатки механизма

До сих пор Регистру[п] не учел еще ни наличия, ни качества всех сил, работающих у него на местах. Региструп не создал, таким образом, еще учета личного состава своего, что в военной организации больше терпимо быть не может.

Региструп не создал еще себе организационно-инструкторского аппарата, при помощи которого он мог бы вести правильную, стройную работу как в центре, так и на местах, построенную на одной определенной системе.

Региструп совершенно оторван от своих фронтов, а тем паче от армейских и дивизионных своих организаций настолько, что он форменно не знает, что там делается, каковы у него там люди и каковы они по личному направлению и доброкачественности в работе, т. е. у Региструпа не налажена еще связь с периферией, не говоря уже о том, что пункты периферии не имеют никакой связи и сообщений между собой. Ясно, что вести одну целую и стройную организацию в таком виде безусловно нельзя и что с такой организацией вести какие-либо общие крупные задания не представляется возможным. Благодаря отсутствию организационного центрального аппарата в Региструпе, естественно, что работа подчиненных ему организаций должна была чахнуть или же развиваться вне зависимости от центрального аппарата, но уже самостоятельно, обособленно, что приводит местные организации к сепаратизму, параллелизму и т. п. отрицательным явлениям. Не говоря уже о ненадежности некоторых организаций разведки на местах, такое состояние работы еще неудобно и потому, что местным организациям часто приходится тратить свою энергию непродуктивно на то, что при иной постановке дела делать бы не пришлось. У Региструпа нет центральной хозяйственно-заготовительной и распределительной части, каковая одна лишь и может снабжать свои организации на местах.

В [плане] самосохранения наш Региструп поставлен весьма плачевно в том смысле, что агентура проверяется очень слабо, что Региструп еще не наладил тесных отношений с контрразведкой (особотделами) для охранения своей агентуры от наблюдения за нею контрразведки противника. А между тем, конспирация разведки — первый залог успешности ее работы. Региструп для себя не выработал еще правильных взаимоотношений с другими советскими, военными и гражданскими учреждениями, что точно так же ставит в невыгодное положение успешность его работы, а вместе с тем, имея большую опору в лице Главного штаба[722] и ЦК РКП, желательного для себя отношения со стороны других учреждений Региструп мог бы всегда добиться. Но, как видно, в этом отношении, как ответственные партийные, так [тем] паче консультанты ровным счетом не сумели ничего сделать. Между тем, разведка у наших врагов поставлена в такие богатые условия, о которых нашей и мечтать не приходится.

Из рук вон плохо поставлена работа по формированию резервов разведчиков в тылу своих армий, где таковые должны, по моему разумению, заблаговременно подготовиться и обучиться по всей при фронтовой полосе Республики. Резервы должны быть расположены густой сетью в прифронтовой полосе, и с нашествием противника они и должны развить там свою активную разрушительную и чисто осведомительную работу, оставаясь притом связанными с определенной местностью.

Региструп, по всей видимост[и], думал очень мало об организационной работе, и в этом направлении [далеко опередили центр некоторые фронты], у которых этот вопрос стоит на должной высоте (как, наприм[ер], Вост[очный] и Туркфронты)[723].

В Региструпе особого органа для управления фронтами, армиями, дивизиями совсем не существует, что также не может не отразиться дурно на всей организации разведки. Штаты и их распределение в Региструпе по отделениям крайне нецелесообразно устроены, частью они лишни, а частью совершенно недостаточны, и все это именно там, где это в первом случае не нужно, а во втором — наоборот. Одним словом, Региструп (как его центральный орган, так и его организации на местах) требует крупных изменений и переустройства.

Положительные стороны работы Региструпа

Лучше всего обстоит дело в Региструпе в его 1-м отделе — «Военно-сухопутн[ом]». 1-й отдел ведает зарубежной агентурой, исполняющей задания Главного Полевого штаба Реввоенсовета Республики[724]. Прежде всего личный состав подобран более или менее партийный и надежный, во главе отдела стоит опытный и многоработающий партийный тов[арищ] Назаров (Чихирждин), зарубежная агентура сносно проверяется и инструктируется[725], соблюдается относительная конспирация и т. д. Одним словом, весь отдел в целом напрягает все свои усилия и умение для того, чтобы дело дало наибольшие результаты для облегчения борьбы нашей Красной рабоче-крестьянской армии. Менее хорошо, но все-таки проявляет большое желание работать 2-й отдел Региструпа — «Военно-морской», задачи которого те же, что и 1-го отдела, но уже по военно-морской отрасли.

Такая отсталость работы 2-го отдела от работы 1-го отдела объясняется тем, что 2-й отдел значительно позже организован и для него труднее подобрать специальных и надежных в морском деле работников. Удовлетворительно поставлены Курсы разведки и во енного контроля, слаба лишь политическая сторона преподавания за отсутствием лекторов, плюс то, что курсантский состав недостаточно профильтрован с контрразведывательной стороны. Хорошо поставлена денежная и хозяйственная отчетность, но сама хозяйственная часть работает довольно бесхозяйственно.

Выводы

Вышеизложенное краткое описание работы Региструпа определенно приводит нас к той мысли, что оставлять работу в том виде, как она сейчас есть, разумеется, нельзя, что нужны какие-то гигантские усилия для того, чтобы вывести ее на верный путь, а этот путь может быть только один — коренное переустройство всего Региструпа как в его организациях на местах, так [и] главным образом в центре, где аппарата как органа управления местными организациями совсем почти не существует. Разумеется, что работа эта сложна и трудна, но она должна быть сделана нами во чтобы то ни стало, иначе тех результатов, какие мы можем и должны ждать от этой организации, полностью мы никогда не получим.

Предполагаемая реорганизация, разумеется, усложнится текущей работой Региструпа, прерывать которую нельзя ни на минуту. Успешность же переустройства Региструпа может быть гарантирована лишь тогда, когда ЦК РКП уделит достаточное внимание Региструпу и снабдит его достаточным количеством соответствующих для этой работы партийных товарищей. В противном случае работа будет по-прежнему прозябать.

Очередные задачи Региструпа

I. Чистка самого Региструпа и его организаций на местах от ненадежного элемента — наша первая задача. В этом отношении уже предприняты следующие меры: 1) консультанты устраняются из Региструпа; 2) ненадежные служащие увольняются и заменяются новыми, своими партийными; 3) предписано всем отделениям на местах дать Региструпу личные характеристики всего личного состава агентурной разведки и 4) принимаются меры к систематическому надзору за личным составом на местах, для чего и предполагается организовать Организационно-инструкторскую часть.

II. Организационно-инструкторская часть необходима Региструпу больше, чем это нужно другим организациям, т. к. без нее Региструп никогда не сумеет ни правильно функционировать, ни пополнять свои убывающие ряды. Задачи у Организационно-инструкторской части следующие: 1) организация и надзор за местными организациями; 2) вербовка и проверка своих сотрудников; 3) организация резервных частей агентуры, обучение, подготовка и насаждение ее там, где в том чувствуется необходимость и, наконец, 4) выработка разного рода инструкций, правил, шифров, руководств для агентуры и так далее.

III. Так как до сих пор органы Региструпа на местах интересовались главным образом только лишь посылкой ходоков (резидентура почти отсутствует, по крайней мере, на деле) в тыл противника, то иметь серьезное осведомление о силах и планах противника мы не могли, т. к. полная осведомленность может быть успешной только при резидентурной разведке, т. е. при густой и заранее подготовленной ее сети на территории противника. В этот предмет входит также вопрос об организации подрывных дружин. До сих пор этого не было, поэтому придется употребить все усилия, чтобы по всей прифронтовой полосе у нас была усилена как информационная, так и активная сеть разведчиков. Задача эта трудная, но при содействии ЦК РКП и партийных организаций на местах эта задача может быть выполнена в 4–5 месяцев. После этого плоды такой работы не замедлят сказаться на деле.

IV. Правильно налаженная военная организация успешно может [вы]полнять свои задачи только тогда, когда у нее хорошо налажена связь, т. е. тогда, когда все распоряжения, планы и намерения Региструпа неуклонно будут проводиться в жизнь подчиненными ему организациями. Для этого при Региструпе сейчас же необходимо организовать Подотдел связи в виде курьеров, посыльных и особо уполномоченных по особо важным поручениям. Таким образом достигнута будет непрерывная связь центра с его периферией. Точно такая же связь должна существовать и у организаций Региструпа между собой на местах. Подотдел связи подчиняется Организационно-инструкторской части. В этом отношении пока происходит подготовительная работа.

V. Для правильного распределения, учета и умелого использования своих сил Региструпом приняты меры по учету личного состава. С этой целью организуется Подотдел личного состава с весьма скромным штатом, каковой непосредственно подчиняется Организационно-инструкторской части.

ПРИМЕЧАНИЕ: Штаты как для подотделов, так и для вновь организуемых частей Региструпа будут представлены на утверждение Реввоенсовета Республики особо.

VI. Региструп фактически совершенно не имеет аппарата для административного управления своими отделениями на фронтах, в округах и армиях. В силу этого Региструпу: 1) придется выработать специальные для этого штаты, 2) пересмотреть треть старых штатов Региструпа вообще и приспособить их сообразно целям разведки и представить на утверждение Реввоенсовета Республики. К этому Региструпом уже приступлено.

VII. Сам Региструп, [равно] как и его организации на местах, должен систематически охраняться контрразведывательными аппаратами (особотделами), чего сейчас совершенно нет, но что ставит нашу тайную агентуру в самое примитивное положение: 1) потому, что она не охраняется контрразведкой от возможных наблюдений за ней контрразведчиков противника; 2) при приеме новых разведчиков Региструп, как и его организации на местах, не имеют аппарата, при помощи которого они смогли бы проверять таких разведчиков. Эта задача входит в обязанности нашей контрразведки, чего она, к сожалению, во исполнение себе пока не ставит. Нужно, чтобы Реввоенсовет Республики распорядился о том, чтобы в ближайшие же дни была составлена особая комиссия из представителей Региструпа и контрразведки (Особотдела ВЧК) по урегулированию этого неотложного дела в положительном для Региструпа смысле[726].

VIII. Региструп, имея при себе три хозяйственных части (Региструп[а], Курсо[в военной разведки] и Военцензур[ы]), фактически находится в самых бесхозяйственных условиях по тем причинам, что одна хозяйственная часть не ведает, что творит другая. Такое положение ненормально: во-первых, имеется тройной штат сотрудников в то время, когда можно было бы обойтись только одним, во-вторых, держит два грузовика и один мотоцикл, в то время как можно было бы остаться при одном грузовике, мотоцикле и т. д. Благодаря этому приходится в целях экономии упразднить все части, организовав из них одну для всех отделов Региструпа. Отделения Региструпа с мест делают большие запросы на одежду, парики, документы и проч. Все запросы необходимо удовлетворить, но опять-таки не иначе, как организовав для этого какой-либо аппарат. Региструп [пред]полагает организовать для этого маленькое отделение при хозяйственной части (нелегальное), каковое и будет заготавливать все нужное для агентуры на местах.

IX. Курсы разведки и военного контроля почему-то причислены к Полевому штабу Реввоенсовета Республики, в то время как во всех отношениях курсы должны всецело находиться и подчиняться только Региструпу, т. к. по своему смыслу они должны быть детищем именно самого Региструпа как такового, а не как-нибудь иначе. Мало того, курсы имеют столько специфически общего с Региструпом, что если оторвать их от него и прикрыть Полевым штабом, то Региструп не сумеет извлечь из курсов максимум той пользы, какую от них ждет, тем более что Полевой штаб фактически не имеет над курсами абсолютно никакого надзора и влияния; этим самым упразднится на курсах лишняя бюрократическая и никому не нужная канцелярия. Канцелярией курсы могут пользоваться общей с Региструпом, и с контрразведывательной стороны нам так будет выгодней. Курсы разведки и военконтроля, таким образом, необходимо всецело подчинить Региструпу, что зависит от Реввоенсовета Республики. С контрреволюционной стороны курсы безусловно не благополучны, поэтому мною назначается в ближайшие дни особая комиссия по фильтровке курсантов и по удалению из них всех неблагонадежных и подозрительных элементов. На курсах политическая сторона слаба: нет лекторов. На наше обращение к партийным товарищам пока отозвались два лектора: т. Покровский и еще один товарищ. Параллельно с существующими Курсами Региструп ставит себе целью организацию других, краткосрочных, курсов по разным отраслям агентурной разведки. Эти курсы [предполагают доверить читать] только своим партийным товарищам, во избежание провалов со стороны военспецов-преподавателей. Само собою разумеется, что такие курсы должны быть тщательно законспирированы нами.

X. Региструп имеет «Общую канцелярию», но в сущности ее совсем нет или, если она и имеется, то она действительно «общая», т. к. каждый отдел имеет свои входящие, исходящие и проч. бумаги, что безусловно недопустимо, [поскольку] создает хаотическое ведение делопроизводства. Винить в этом руководителей Региструпа нельзя, т. к. такие канцелярские бюрократические дебри создались благодаря тому, что партийные товарищи прятали секретные бумаги и нумерации их в Общей канцелярии от имевшего в ней [место] засилья неблагонадежного элемента. Впредь дело будет организовано более просто и определенно: на принципе общего объединения всего делопроизводства в одной Общей канцелярии.

XI. Благодаря тому, что Региструп своевременно не приходил на помощь своим, подчиненным ему, организациям на местах по вопросу административного и иного характера, создалось такое положение, при котором разведка не строилась по определенному плану на местах, а в зависимости от способностей того или иного человека ставилась на ту или иную высоту, причем работа носила чисто временный характер. Во избежание таких случайностей и кустарнических методов в работе, необходимо раз навсегда строго определить сферу деятельности Региструпа и его организаций на местах, с тем чтобы никакие организации, а равно и отдельные лица, не заносили бы самочинно руку на это серьезное дело (т. е. на разведку), и это тем более нужно потому, что многие из тех, кто вмешивается в дела разведки, не всегда знакомы с ее особенностями, чем и наносят делу непоправимый вред. Необходимо, чтобы Реввоенсовет Республики объяснил бы фронтовым и армейским военным организациям права и обязанности их по отношению к представителям агентурной разведки и чтобы ответственные работники на местах не смещались бы ими иначе, как с согласия на то Региструпа.

XII. Региструп не вполне определил еще свою работу за рубежом: так, им еще не установлен тесный контакт с нашим [Народным] комиссариатом иностранных дел по вопросу о дипломатской разведке, а вместе с тем это очень важно, т. к. одно дело полезно было бы тогда, когда оно дополнялось бы другим, однородным делом по вопросам общего характера. Наша дипломатическая и политическая разведки (последняя стоит несколько лучше) поставлены очень плохо. Причина та, что на нее не обращали должного внимания, а между тем правильно построенная, она могла бы дать нам громадную для нас пользу в смысле информационном. Таким образом, эту часть разведки точно так же придется шире, глубже и дальше развить.

XIII. Так как в целом работа агентурной разведки как в центре, так и главным образом на местах поставлена безусловно плохо и так как необходимость заставляет нас принять ряд мер и усилий по поднятию и упорядочению агентурной разведки Республики, то будет весьма целесообразным и полезным устроить съезд ответственных работников по агентурной разведке с непременным присутствием на нем как представителей ЦК РКП, так и представителей от Реввоенсовета Республики с той целью, чтобы внушить ответственным работникам по агентурной разведке, с одной стороны, необходимость объединения и дисциплинированности в работе, а с другой — необходимость выяснения правильности той линии, какую должна вести агентурная разведка в дальнейшем и в целом.

Добавления

Помимо перечисленных главнейших задач Региструп ставит для разрешения себе еще других задач второстепенного значения, задач общего злободневного характера, о которых в докладе упоминать не приходится. Необходимость заставляет еще раз упомянуть о том, что все намеченные себе задачи Региструп как слабо налаженная и плохо работающая организация сможет с успехом выполнить лишь тогда, когда как и ЦК РКП [и] Реввоенсовет Республики, так и партийные организации на местах будут содействовать Региструпу в полной мере как указаниями, поддержкой задач и целей Региструпа, так и снабжением его достаточным и нужным количеством подходящих для этой работы товарищей и технических средств. И при таких усилиях можно будет ожидать, что через 4–5 месяцев Региструп правильно заработает.

О военной цензуре

В доклад мой военная цензура нарочно не помещена с той целью, что цензура как таковая, определенно говоря, прикреплена к активной разведке или по недоразумению, или же по ошибочным и неправильным на цензуру взглядам. Дело в том, что агентурная разведка в главных своих видах делится на: агентуру информационную (обследование тыла противника, [сбор и анализ сведений] о его планах, силах и т. д., тактическую, стратегическую, политическую, дипломатическую и экономическую) и активную (разведка разрушения тыла противника). Таким образом, ясно, что работа агентурной разведки (Региструпа) охватывает собою только один тыл противника и ничего больше.

Военная цензура занимается контролем писем и газет на территории Республики, причем в этот контроль входят следующие две основные ее задачи: 1) пресечение возможного разглашения газетами и почтой военных тайн и 2) пресечение возможности распространения всякого рода контрреволюционных и иного характера писем, телеграмм и пр[очих], вредно действующих против Советской власти документов. Военная цензура, таким образом, является по своему смыслу органом безусловно розыскным, а посему было бы весьма полезно, если бы ее или придали к розыскным органам Республики (особотдел[ам] и пр.), или же чтобы ее совершенно обособили. Но [в любом случае] оставлять ее при Региструпе по-прежнему немыслимо, т. к. Региструпу и без того своего дела хватает, затем просто не целесообразно такое нагромождение учреждений одного на другое, в принципе ничего общего между собою не имеющих.

Исходя из таких соображений, Региструп ждет на этот счет особых указаний Реввоенсовета Республики.

Врид заместителя начальника Регистрационного управленияТ. СамсоновМосква«20» сентября 1919 г.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 65. Д. 141. Л. 1–3, 3 об., 4 с об.–9. Подлинник — машинописный текст с автографом.

Документ № 2.3.3

Доклад Т. П. Самсонова Реввоенсовету Республики к годовщине

Регистрационного управления Полевого штаба — РУ РВСР о реорганизации управления и его деятельности

с 15 сентября по 10 ноября 1919 г.

10 ноября 1919 г.

Совершенно секретно

ДОКЛАД О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЕГИСТРАЦИОННОГО УПРАВЛЕНИЯ ПОЛЕВОГО ШТАБА

РЕВОЛЮЦИОННОГО ВОЕННОГО СОВЕТА РЕСПУБЛИКИ с 15 сентября по 10 ноября 1919 г.[727]

Состояние работы Регистрационного управления до 15 сентября В докладе Реввоенсовету Республики и ЦК РКП от 15 сентября с. г. о состоянии работы Регистрационного управления мною отмечались 2 основных недостатка работы управления — это: присутствие в Регистрационном управлении института консультантов и недостаточность надзора ЦК РКП за деятельностью и постановкой самой работы разведки Республики.

Исходя из этих фактов Регистрационное управление поставило себе на разрешение эти две задачи, к чему и сводится главным образом вся почти 2-месячная деятельность управления.

Консультантство в Регистрационном управлении

После годичного своего существования в Регистрационном управлении Консультантство не только ничего не делало полезного нам в идейном отношении (каковую задачу на него возлагал приказ Реввоенсовета от 1919 № 1018-186), но даже в техническом отношении оно не сумело создать более или менее прочного, живого и подвижного органа управления агентурной разведкой Республики.

Причины этому две: 1) консультанты были не специалисты разведки, так что, приступая к делу, они в процессе работы вынуждены были сами учиться агентурно-разведывательному делу и 2) партийные работники не могли им доверять и не давали им доступа к какой[728] работе, где по своему положению консультанты должны были бы участвовать.

От такой неопределенности положения Консультантства вся организация Регистрационного управления, безусловно, должна была стать расхлябанной, что и было до сих пор на самом деле. Таким образом, все, кто более или менее близко знаком с агентурно-разведывательным делом вообще, все те, кто знаком с постановкой агентурно-разведывательного дела в Советской Республике, должны были признать тот факт, что Консультантство также не нужно и опасно для Республики, как опасны и не нужны в рядах коммунистической партии те из ее членов, которые проникли в нее с провокаторским[и] или шпионскими целями.

В[729] нашей контрразведки Консультанство в свое время было изгнано, и надо удивляться лишь тому, каким образом до сих пор в органе более серьезном, чем контрразведка, а именно в разведке, консультантство могло сохраниться так долго.

Бесполезность в агентурной разведке консультантства признаем не только мы, коммунисты, это должны были признать и сами консультанты — Цейтлин и Зиверт (см. их доклады[730]).

Недостаточность надзора ЦК РКП за работой Регистрационного управления

Недостаточность надзора ЦК РКП за работой Регистрационного управления понималась в том смысле, что в то время, как агентурная разведка по техническим или иным своим условиям имеет много общего с зарубежной партийной работой, до упразднения Консуль тантства ЦК обращал на нее мало внимания. Надо здесь же отметить и то, что Реввоенсовет Республики точно так же уделял этому вопросу мало внимания, что не могло не отразиться отрицательно на всей агентурно-разведывательной работе Регистрационного управления Полевого штаба Реввоенсовета Республики.

Партийного влияния на работу Регистрационного управления, несмотря на присутствие в нем политического комиссара, совершенно не чувствовалось; это объясняется тем, что в учреждении было засилье военспецов и партийные товарищи не могли предаться всецело агентурной работе, не могли приложить своих сил, не могли проявить свою инициативу, т. к. их работа разбивалась о Консультантство.

После того как ЦК РКП ближе познакомился с работой Регистрационного управления, им было откомандировано туда несколько ответственных работников, которые и приступили к переустройству всего агентурно-разведывательного аппарата Республики, т. е. Регистрационного управления.

Какие задачи поставило себе Регистрационное управление после 15 сент[ября] 1919 г.

Недостатки работы Регистрационного управления в прошлом заставили нынешних руководителей агентурной разведкой поставить себе на разрешение следующие задачи:

1) Упразднение в аппарате Регистрационного управления института консультантов и вообще устранение ненадежного элемента из наличного состава служащих, как руководителей агентурной разведки, так и ее технических исполнителей, т. е. агентов.

2) Правильное уяснение основных задач агентурной разведки.

3) Более совершенная техническая постановка агентурно-разведывательного дела и привлечение в агентуру наибольшего числа как отдельных партийных работников, так и целых зарубежных организаций.

4) Установление правильных взаимоотношений Регистрационного управления с подчиненными ему организациями агентурной разведки, т. е. с фронтовыми, армейскими, дивизионными, окружными и районными отделениями.

5) Выяснение и правильное установление взаимоотношений агентурной разведки с Реввоенсоветами: Республики, фронтов, армий и районов; со штабами: фронтов, армий, округов и районов; др. организациями как военными, так и гражданскими.

Что сделано Регистрационн[ым] управлением по очищению от ненадежного и вредного элемента

По предложению Регистрационного управления приказом Реввоенсовета Республики от 16 сентября 1919 г. № 1484 институт Консультантства при Регистрационном управлении был упразднен и Консультантство с той поры было устранено.

Для очистки от ненадежного элемента наличного состава сотрудников управления мною была назначена особая Комиссия из ответственных партийных товарищей, которая и произвела фильтрацию служащих управления, после чего состав сотрудников управления почти целиком заменен новыми партийными товарищами. На должность, где требуется специальная военная подготовка и стаж, назначены товарищи коммунисты, быв[шие] офицеры. Таким образом совершенно безболезненно и без всякого ущерба для текущей работы агентурной разведки произведена самая тщательная фильтрация от ненадежных и подозрительных сотрудников в управлении. В настоящее время с уверенностью можно сказать, что Регистрационное управление в смысле своего личного состава, подбором надежных людей, поставлено образцово.

Такая же комиссия была назначена мною для очистки наличного состава курсантов разведки и военного контроля при управлении: в результате работы комиссии было исключено 50 % курсантов, не удовлетворяющих ни политическим, ни агентурным требованиям управления.

Помимо того, управлением систематически производится ликвидация и изгнание старой, ненадежной и шантажирующей нас агентуры, завербованной военспецами. Надо сказать, что военспецы производили вербовку агентуры даже на биржах труда. Ликвидационная работа старой агентуры управлением производится весьма тщательно и осторожно, дабы не прекратить, с одной стороны, приток тех скудных сведений, какие дает иногда эта агентура, а с другой — чтобы с ненадежной агентурой не выбросить за борт своих партийных товарищей агентов, [кои], правда в очень малом количестве, но все-таки имеются. Параллельно с ликвидацией старой агентуры управлению, хотя [и] с большим трудом, удается организовать новые агентурные группы, каковые посылаются управлением к противнику, но уже со всеми теми требованиями, какие необходимы для нас и в политическом, и в агентурном отношении.

В настоящее время можно с уверенностью сказать, что самый трудный момент изжит: та разрушительная работа, о необходимости которой указано выше, заканчивается, и Регистрационное управление приступает к работе созидательной, к проведению в жизнь новых принципов работы разведки.

Уяснение основных задач агентурной разведки

В отношении этой второй задачи, т. е. уяснения себе своих основных принципов, Регистрационное управление полагает:

а) Основная и прямая задача управления есть выяснение всех боевых, политических, экономических, дипломатических и проч. планов и намерений противника, направленных против интересов и во вред Российской Социалистической Федеративной Советской Республике и против мировой революции вообще; дополнительно к этому управление, поскольку это возможно, считает нужным точно так же вести против противника и активную разведку, т. е. руководить работой по разрушению тыла противника в полном контакте, разумеется, с Реввоенсоветом Республики и таковыми на местах.

Практика двух лет Гражданской войны достаточно ясно показала нам, что противник помимо непосредственных боевых действий против нас большое внимание уделяет на разрушение всяческими способами тыла. Приняв это к сведению, Регистрационное управление, как орган военно-информационный и лишь отчасти активный, выполняющий задания Главного штаба[731], попутно ведет работу разрешения и революционизирования тыла неприятеля. В этом смысле работа Регистрационного управления вполне совпадает с конечной задачей зарубежных партийных организаций.

Прямая же задача Регистрационного управления есть в то же время и узкоспециальная — по добыванию сведений военного характера.

Более совершенная постановка самой агентуры и ее техники

Таким образом, подходим к разрешению третьей задачи, поставленной Регистрационным управлением. Для выполнения этой задачи Региструп имеет в своем распоряжении: во-первых, собственную агентуру и, во-вторых, зарубежные партийные организации.

Своя собственная агентура в Регистрационном управлении находится в периоде реорганизации. Сведения, которые она дает, пока скудны и не совсем удовлетворительны. Регистрационное управление производит сейчас очистку агентуры от ненадежного и беспартийного элемента и заменяет его иным, который с течением времени мог бы совершенно слиться с работой партийных зарубежных организаций. При такой постановке, т. е. при слиянии нашей агентуры с зарубежными организациями, выиграют как первые, так и вторые. Регистрационное управление получит от зарубежных партийных организаций много надежных, решительных и полезных пособников, а зарубежные организации будут иметь толковых и умелых военных специалистов разведчиков. Пока наша агентура еще не совсем обновилась, и партийные организации, не будучи вполне уверены в ее надежности, находят полное слияние этих двух, параллельно работающих, организаций не безопасным.

На такой точке зрения стоят руководители бюро партийных зарубежных организаций Дона, Украины и Еврейских коммунистических. Регистрационное управление частично уже договорилось с некоторыми зарубежными бюро партийных организаций по этому во просу. Фактически совместная работа на некоторых фронтах давно велась.

Регистрационным управлением достигнуто соглашение по распределению своей работы с зарубежными партийными бюро следующих организаций: Донской, Украинской, Еврейско-коммунистической и частично с Финской и Урало-Сибирской, и Мусульманской.

Переговоры ведутся с Польским, Литовским и Латышским заруб[ежными] бюро, причем надо сказать, что соглашение с ними почти достигнуто.

Параллельно с этим, управлением приняты меры по объединению информационных сведений о противнике. С этой целью ведутся переговоры с Центральным ком[итетом] РКП, с Комиссариатом иностранных дел, III Интернационалом и Особым отделом ВЧК.

Регистрационное управление считает, что в недалеком будущем оно будет располагать достаточными сведениями для того, чтобы удовлетворять требования как наших оперативных штабов, так и партийных организаций.

Выработаны новые приемы при вербовке агентуры, и сама агентура нами более законспирирована. Раньше агенты, по первому их предложению, почти сейчас же принимались на службу в управление и, слабо политически обследованные и инструктированные, отправлялись к противнику на разведку. Агенты принимались тут же, в управлении, что давало возможность контрразведчикам противника раскрывать нашу агентуру и вылавливать ее при переходе фронта. В настоящее время приняты меры: 1) по тщательному подбору, обследованию и инструктированию поступающих к нам агентов; 2) вся агентура принимается на конспиративных квартирах.

В агентуру, как я уже ранее сказал, принимаются только свои люди, т. е. партийные товарищи. Надо сказать, что отсутствие денег, главным образом Романовского, Керенского, Германского, Финляндского и др. образца, сильно тормозит нашу работу, т. к. за рубежом советские деньги не имеют употребления. В этом отношении управлением точно так же приняты меры по приобретению для агентов денег.

Взаимоотношения Регистрацион[ного] управлен[ия] с подчиненными ему организац[иями]

В отношении разрешения четвертой своей задачи, т. е. установления правильных взаимоотношений Регистрационного управления с подчиненными ему организациями, управлением сделано следующее: управление предписало всем агентурным отделениям придерживаться строгой соподчиненности одного другим, т. е. дивизионные строго подчиняются армейским, армейские фронтовым и т. д. и т. д. Отделение на местах все свои задания получают как непосредственно от Регистрационного управления, так и от своих оперативных штабов в Реввоенсовете, и от штабов вышеисходящих[732], причем отделениям даны директивы строго придерживаться своей зоны при агентурном обследовании противника, не разбрасываться дальше ее и выполнять задания в пределах установленной зоны. Нельзя сказать, чтобы управление достигло в этом отношении положительных результатов. Это объясняется тем, что местные организации агентурной разведки, благодаря своим сепаратистским тенденциям, иногда не склонны руководиться разумными указаниями центра. Склонность к сепаратным действиям агентурных отделений на местах управлением объясняется тем, что местные агентурно-разведывательные отделения больше считают себя зависимыми от местных фронтовых, армейских и иных штабов, нежели от центрального агентурного управления. А это потому, что до сих пор, с одной стороны, центральное управление агентурной разведки не сумело прибрать к рукам всю работу местных отделений и руководить ею, а с другой, многие из ответственных представителей военной власти не усваивают себе той мысли, что нельзя лелеять около себя агентурную разведку, не сделав ее подчиненной центральному аппарату, т. к. такая агентура может приспособляться лишь к лицам и к месту, но подняться до понимания общегосударственных, стратегических и иных задач она, безусловно, никогда не сможет и поэтому ее работа всегда выходит кустарной.

Централизация в агентуре нужна больше, чем в какой бы то ни было другой военной организации. Агентура должна иметь один и самый главный свой закон — это длительная несменяемость ее ответственных руководителей. Между тем, с нашими представителями на местах в смысле сменяемости происходит какая-то головокружительная чехарда. Агентура Южфронта, напр[имер], в течение 6 месяцев имела около четырех комиссаров.

Помимо того, управление дает ряд руководящих указаний агентурным отделениям по техническим и административным вопросам, надо сказать, что все это начинание разбивается о сепаратизм местных отделений агентурной разведки, с одной стороны, и о невыясненность взаимоотношений агентурной разведки со штабами и др. военными организациями — с другой.

Выяснение и правильное установление взаимоотношений агентурной разведки с Реввоенсоветами: Республики, фронтов, армий и районов — со штабами: фронтов, армий, дивизий, округов и районов; и др. организациями, как военными, [так и гражданскими].

Одной из самых важных, сложных и наиболее трудных для разрешения Регистрационного управления задач является вопрос о взаимоотношении нашей агентуры, как в центре, так и на местах, с другими организациями, т. е. взаимоотношении: 1) с Реввоенсовета ми: Республики, фронтов, армий и ук[реп]районов; 2) со штабами: главным[733], фронтовыми, армейскими, окружными и ук[реп]районными и 3) с другими военными и гражданскими организациями. Трудность эта объясняется многими причинами, из которых главнейшие: а) отсутствие вполне выработанных, уясненных и узаконенных статутов и положений по организации агентурной разведки и б) крайне слабое осведомление многих ответственных работников, главным образом на местах, о том, что такое агентурная разведка, каковы ее задачи и как она должна вести свою работу. Одним словом, агентурная разведка, как и всякая организация, тем более организация военная, требует прежде всего [строй]ности своих организационных форм. Но как раз этого-то у нас и нет.

Взаимоотношения Регистрационного управления с Реввоенсоветами Республики

Для установления тесной и постоянной связи с Оперативным управлением Полевого штаба (каковой не существовало у консультантства) признано необходимым, чтобы при ежедневных докладах оперативного отдела и Реввоенсовет[а] присутствовал представитель от Регистрационного управления, который тут же получает задания для агентурной разведки.

Таким представителем от Регистрационного управления по соглашению с т. Гусевым назначен т. Соколов, коммунист, быв[ший] поручик и быв[ший] командир бригады красных войск на Востфронте.

Этой мерой достигнуто то, что работа Регистрационного управления ведется в контакте с оперативными действиями наших войск на фронтах. В будущем, когда работа Регистрационного управления больше наладится, эта мера будет давать нашей армии более очевидные и полезные сведения.

Положение Регистрационного управления как центрального органа [руководства] агентурной разведкой при Реввоенсовете Республики крайне неопределенное и невыясненное.

Этот момент может быть устранен, если Регистрационное управление будет перестроено по следующему типу:

а) Регистрационное управление как центральный орган разведки, обслуживающий Главный штаб РВСР[734], юридически подчиняется [Реввоенсовету] Республики.

б) Все задания Регистрационное управление получает непосредственно от РВСР через своего представителя на ежедневных оперативных докладах штаба.

в) Один из членов Реввоенсовета Республики является наблюдающим за деятельностью Регистрационного управления.

Примечание: Детальное разрешение этого вопроса откладывается до созыва работников агентурно-разведывательного дела, ибо только съезд компетентен разрешить этот вопрос.

г) Регистрационное управление отчитывается в своей работе (своевременное выполнение заданий РВСР) перед членом РВСР, [наблюдающим за] Регистрационным управлением.

д) Политическое и идейное руководство над работой Регистрационного управления принадлежит Центральному комитету РКП.

е) В пределах своей деятельности (проведение в жизнь принципов разведывательного дела, техническое выполнение заданий РВСР и своих собственных) Регистрационное управление является вполне самостоятельным как в центре, так и на местах.

ж) Все агентурно-разведывательные отделения на местах: фронтовые, армейские, дивизионные и ук[реп]районные — подчинены исключительно Регистрационному управлению, подотчетны и ответственны только перед ним. Назначения, увольнения и перемещения ответственных работников агентурной разведки производятся только Регистрационным управлением или с ведома и согласия последнего.

з) Взаимоотношения разведотделов на местах с Реввоенсоветами устанавливаются точно такие же, как и в центре.

и) Как Регистрационное управление, так и разведотделы на местах зачисляются на все виды довольствия штабов, ибо являются для штабов определенной способной[735] их организацией.

Взаимоотношения с другими военными и гражданскими организациями

Одной из серьезнейших причин, объясняющих крупные недостатки в работе разведки, является следующее. Особые отделы как организация контрразведки тесно соприкасается с работой нашей — разведывательной. Тем не менее до сих пор Особые отделы как в центре, так и на местах не только не обслуживали разведку, но и тормозили ее работу. Арестовывали и месяцами держали в тюрьмах наших агентов при переходе ими фронта, не обращая внимания на документы, выданные Регистрационным управлением. Нешифрованными телеграммами запрашивали Регистрационное управление, прося подтверждения, что действительно ли такой-то (фамилию, кличку и назначение, очевидно, выпытывали у агента в тюрьме) посылается Регистрационным управлением туда-то, и этим уже провалили все дело.

Это же самое приходится [поведать] и о других гражданских учреждениях, с которыми Регистрационному управлению приходится иметь дело. Горпродукт и др. органы снабжения, жилищно-земельный отдел [Моссовета] и т. д. весьма чувствительно тормозят работу Регистрационного управления хотя бы тем, что своевременно не удовлетворяют его требований, не говоря уже о том, что, не понимая работы этого учреждения, удовлетворяют требования по своему усмотрению, а не как того требуют условия работы.

Агентурная разведка требует, чтобы все организации, с которыми ей приходится сталкиваться, относились к ее работе серьезно-осторожно, помогали ей, отнюдь не расшифровывая сущности ее работы. Центральная власть должна сказать здесь свое авторитетное слово.

Добавление

Несмотря на второй год существования, Регистрационное управление, как организация агентурной разведки, не представляет из себя законченного оформившегося организма. Для создания устойчивого, солидного аппарата [агентурной] разведки Регистрационное управление [должно] в ближайшее будущее созвать совещание сотрудников агентурной разведки [с приглашением представителей зарубежных] партийных организаций, [два слова неразборчиво], Центрального комитета РКП и Реввоенсовета. Опыт работы на местах должен быть учтен. Только объективная работа может создать серьезный аппарат агентурной разведки.

Положение о самом Регистрационном управлении и штаты, разработанные уже нынешним составом партийных работников в управлении, месяц тому назад представленные в Реввоенсовет Республики на утверждение, до сих пор не утверждены.

С упразднением Консультантства вся конструкция Региструпа перестроилась более целесообразно, и такой тормоз в работе, как неутверждение штатов, создает массу технических неудобств для управления.

Врид заместителя начальника Регистрационного управления ПШ РВСР Т. Самсонов

РГВА. Ф. 33987. Оп. 2. Д. 89. Л. 246 с об. — 251. Подлинник — машинописный текст с автографом.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 65. Д. 141. Л. 10 с об. — 15. Машинописный текст. Печатается по тексту подлинника.

Документ № 2.3.4

«Протоколы и доклады совещания работников агентурной разведки, созванного Регистрационным управлением на 8-е декабря 1919 года в г. Москве»

Москва

8–11 декабря 1919 г.

8 декабря 1919 г.

Первый день совещания (Первое заседание — дневное)

В 12 часов 30 минут врид заместителя начальника Регистрационного управления т. Самсонов, обращаясь [к] съехавшимся делегатам совещания, говорит, что совещание должно носить деловой характер по важнейшим и животрепещущим вопросам агентурной разведки. С таким именно требованием подходит к совещанию Регистрационное управление. После продолжительных прений, в которых выступавшими тов[арищами]: от Запфронта, 7-й армии, 10-й армии и другими предлагается порядок дня совещания изменить, поставив в первую очередь доклад Регистрационного управления и после уже заслушать доклады с мест. Порядок дня голосуется и принимается 18 голосами при 13 против, в том виде, в каком его предложило Регистрационное управление.

Порядок дня совещания:

1. Доклады с мест.

2. Доклад Регистрационного управления.

3. Организационный вопрос.

4. Текущие дела.

После утверждения порядка дня совещание переходит к рассмотрению регламента, который без прений принимается 17 голосами при 12 против.

Члены президиума занимают свои места. Председателем совещания т. Самсонов, тов[арищами] председателя Ипполитов и Бруно, секретарями: тт. Андреева, Буцевич, Пожаров и Назаров.

По запросу делегатов совещания оглашается список участников совещания с решающими голосами.

От Регистрационного управления: Самсонов, Ипполитов, Андреева, Соколов, Груздуп, Горбунов, Покровская, Вальтер, Ефремов, Пожаров.

От фронтов и армий: Юговостфронта, Туркфронта, 11-й армии, 10-й армии, 9-й армии, 12-й армии, 16-й армии, Южфронта, Запфронта, 7-й армии, Петроградского и Кронштадтского пунктов, 6-й армии, 15-й армии, 14-й армии, 4-й армии, Северн[ого] пункта.

Представители от зарубежных организаций РКП.

Председательствующий т. Самсонов, объявляя совещание открытым, обращается к делегатам с краткой вступительной речью: «Не буду распространяться о важности значения агентурной разведки, укажу лишь, что когда мне пришлось приступить к работе в качестве врид зам. начальника Регистрационного управления, то работы такового не было видно, было одно название учреждения. О существовании главного органа агентурной разведки не знали армии.

С целью наметить вехи агентурной разведки созвано совещание. До сих пор агентурная разведка была поставлена весьма плохо: было много сепаратизма и партизанщины. В каждой из армий агентурная разведка велась совершенно независимо от центроргана, приспособляясь к пониманию ее руководителями задач разведки, а потому пестрела сепаратизмом и отсебятиной, были дивизии, ведущие работу фронта, и наоборот. Ранее совещания созвать нельзя было, т. к. начальники Региструпа были лишь номинально — по названию. Кроме того, в центральном аппарате нужно было предварительно произвести чистку, в частности удалить военспецов. Теперь военспецов в Регистрационном управлении нет, ЦК РКП и РВСР обратили серьезное внимание на агентурную разведку вообще и Рег[истрационное] упр[авление] в частности; в связи с этим и созывается настоящее совещание.

Заканчивая свою речь, т. Самсонов говорит, что в дальнейшем агентурная разведка должна быть классовой, вот почему Р[еги страционное] у[правление] производит равнение на РКП, с каковой целью и приглашены представители Зарубежн[ого] бюро РКП. Совещание носит совещательный характер, и все его решения будут направлены в РКП и РВСР для утверждения.

После речи т. Самсонова объявляется перерыв до 4 час. дня.

Первый день совещания (второе заседание — вечернее)

Заседание возобновляется в 16 ч[ас]. 30 мин. Доклады с мест: Делают доклады:

Председательствующий тов[арищ] открывает заседание. Слово предоставляется представителю 4-й армии Туркфронта. Представитель от Туркфронта.

Представитель от 10-й армии. В 8 час. вечера объявляется перерыв до 9 часов.

Заседание возобновляется в 9 час. 30 мин.:

Представитель от 8-й армии,

Представитель от 12-й армии,

Представитель от Южфронта,

От Украинской зарубежной организации[736],

От Донбюро,

Представитель от 14-й армии.

В 10 ч[ас]. 30 м[ин]. заседание закрывается.

9 декабря 1919 г. Второй день совещания

Заседание возобновляется в 11 час. 30 мин. дня

Доклад представителя от 16-й армии.

Представитель от 15-й армии: В денежной отчетности была большая неразбериха, теперь лучше. Раньше, ввиду наплыва членов партии, особой вербовки не велось. Осенью стало хуже, и были посланы вербовщики в тыл. Вербовать в тылу, однако, воспретили, [а] в прифронтовой полосе нет подходящих людей. Войсковые части также не дают людей для этой цели. Требуется анкета и ручательство двух тов[арищей]. Особого договора нет. Снабжение документами поставлено довольно хорошо. Оклады максимум 5 тыс. и минимум 3 тыс.

Существует премия от 500 руб. до 1000 руб. за хорошо выполненные задания. Плохо с одеждой. На местах гражданские организации не способствуют снабжению одеждой. При прохождении от линии фронта до штаба дивизии, т. е. приблизительно около 50 верст, тратится 3 дня. От дивизии до армии гораздо быстрее. Агентурная сеть охватывает Польшу, Литву, Латвию, Белоруссию и даже Германию. Границы схемы дала сама жизнь. Район армии разбит на 3 подрайона по числу дивизий. Агенты сдают материал в эти дивизионные пункты. Газет поступает довольно много.

Представитель от 7-й армии.

Представитель от Запфронта.

Представитель от Латбюро.

Представитель от Финбюро.

Представитель от Северного фронта.

Докладчиком выступает т. Самсонов. Докладчик говорит, что работы в Регистрационном управлении до его прихода не было: было все что угодно, но не дело, приходилось создать заново центр[альный] аппарат Регистрационного управления РВСР, на что ушло много сил и энергии и, в общем, эта работа еще не закончена. Иллюстрируя сказанное, т. САМСОНОВ читает свои доклады, поданные в ЦК РКП и Ревв[оен]с[овет] Респ[ублики], и выписки из докладов консультантов, на которых подробно останавливается. Заканчивая свой доклад, т. Самсонов говорит, что, судя по докладам с мест, можно вполне понять и представить работу Р[егистрационных] у[прав ле ний], т. к. это почти фотографический снимок работы Регистрационного управления в прошлом — вернее, его бездеятельности. Принимая все это во внимание, Совещание не должно предъявлять преувеличенные требования к Р[егистрационному] у[правлению], а, обратив внимание на пробелы в его прошлой работе, использовать свой опыт и приложить все усилия к более правильной и целесообразной постановке дела агентурной разведки. Тов. САМСОНОВ находит, что поэтому задача Совещания не нападки на Региструп, т. к. тех лиц, к которым они относятся, к тому же и нет, а деловая и трезвая работа, обмен мнениями и опытом в агентурной работе, и потому в дебатах предлагает не разбрасываться по мелочам.

Председательствующий БРУНО предлагает затронутые в докладе т. Самсонова организационные вопросы не подвергать теперь обсуждению, а когда Совещание перейдет к рассмотрению организационного вопроса.

Тов[арищ] от Запфронта задает вопрос о шагах, предпринятых Р[егистрационным] у[правлением] для организационной связи с армиями во всероссийском масштабе и затем о постановке информации и т. д.

Тов. Самсонов говорит, что заданные вопросы относятся к начальникам отделов.

Тов[арищ] от Юговостфронта запрашивает о штатах для армий и фронтов.

Тов. Ипполитов отвечает, что имеется проект штатов для центрального агентурного органа, а для фронтов и армий таковых штатов не выработано и выработка их является задачей настоящего Совещания.

В 6 час. объявляется перерыв до 9 часов.

Заседание возобновляется в 8 час. 40 мин.

С докладами о работе Р[егистрационного] у[правления] по его отделам выступают начальники отделов:

Тов. Соколов. Начальник Оперативного отдела говорит, что взамен Консультации созданы Оперативный и Информационный отделы. При начале работы связи с фронтами не было. Связь с собственной агентурной сетью была слабая. Были запрошены все фронты о представлении схем своих работ, но до сих пор схем не представили: Южфронт, Юговостфронт и Востфронт. Представленные же схемы не удовлетворительны и составлены часто по схеме зарубежных бюро (это, например, видно в схеме Запфронта по Финляндии). Давались задания, но ответы на них поступали скудно (контрольный журнал это свидетельствует). Ввиду недостатка агентурных работников решено систематизировать и согласовать работу: для этого и составлены зоны, т. к. иначе армии зарываются вглубь противника и не знают нередко, что творится на самом фронте.

Упреки Запфронта о заданиях будто бы сверхмеры не верны, а инцидент с Салониками — фантастичен, т. к. из Оперода Региструпа такового задания не исходило.

В дальнейшем резидентуры будут распределены по зонам и глубокий тыл должен отойти к Региструпу. Задания, выполняемые агентами-ходоками, объясняются бедностью людьми. В иностранные государства посланы люди, но пока результатов нет. С зарубежными организациями установлена тесная связь, даются задания, и они так же выполняют работу в пределах бывшей Российской империи наряду с фронтами. С Полевым штабом связь тесная, представители Оперода Р[егистрационного] у[правления] присутствуют на докладах Оперода Штаба. Делаются выводы и указания Штабом, которые ложатся в основу даваемым фронтом заданий по агентуре.

Следующим заслушивается доклад нач[альника] Сухопутного агентурного отдела т. Вальтера.

Заменивший председательствующего т. Бруно — т. Ипполитов для дополнения доклада о работе Морского отдела предоставляет слово начальнику Кронштадтского пункта.

От Отдела прессы доклад делает т. Покровская: В задачи отдела входит извлечение ценного материала в военном и политическо-экономическом отношении из газет армейских, иностранных, русских, белогвардейских и советских. Ежедневно поступает несколько десятков номеров иностранных газет. Доставка газет тормозится общими условиями, фронта же дают старые газеты. Причина всему этому коренится в распылении между разными учреждениями и задержки на местах получаемых газет. Задержка происходит в дивизиях, армиях и фронтах — таким образом, происходит использование в трех-четырех местах, причем всюду выбирался материал, к данной армии не относящийся: делается, следовательно, лишняя работа (параллельная). Далее т. Покровская подробно останавливается на способах выборки, распределения и группировки сведений о сводках и т. д. Кроме еженедельных сводок в последнее время составляются ежедневные.

Товарищи спрашивают, куда деваются использованные и неиспользованные газеты и есть ли связь с Политуправлением Реввоенсовета Республики.

Тов. Покровская, отвечая, указывает, что соответствующая связь с Политуправлением установлена, туда отсылаются всевозможные воззвания и прокламации. Газеты же, по использовании в отделе прессы, направляются в «Правду» с просьбой их обратного возврата и хранения в архиве.

От Информационного отдела — т. Груздуп:

В информационном отделе сосредоточивается весь поступающий агентурный материал и используется для Оперативного отдела Полевого штаба. Для того чтобы выполнить эти требования, необходимо знание об армиях противника и т. д.

Военспецы относились к этому материалу — добытому кровью, спустя рукава. Была масса работников, которые, однако, ничего не делала в общем и целом, так что много материала оставалось неиспользованным. Не было связи с Разведотделом Полевого штаба. Был параллелизм в работе с последним. Много сведений агентуры в сводку Разведотдела и вовсе не попадало. Кроме того, материал получался в сыром виде: не было дат, источника и достоверности получаемых сведений. В настоящее время, после очищения от военспецов, работа приобрела другой характер: получаемые сведения систематизируются. Докладчик подчеркивает, что в докладах с мест не отмечено об использовании получаемых сведений, и считает необходимым, чтобы за этим следил Региструпр.

Тов[арищ] от Запфронта спрашивает, имеется ли связь с Оперативным отделом и почему нет инструкций. Тов. Груздуп: контакт имеется: в Оперативном отделе ведется специальный журнал, в котором отмечается исполнение задания.

От Инструкторско-организационного отдела — т. Горбунов:

Останавливаясь на работе отдела, [Горбунов] говорит, что таковой находится в стадии организации. Затем, определяя вкратце задачи отдела, читает несколько резолюций по вербовке, контролированию и проверке агентов путем разбивки завербованных на несколько кружков, по способности и доверию к ним, где и производится их обучение и инструктирование.

Затем совещание переходит к обсуждению докладов — с мест и Регистрационного управления. Прения открываются речью тов[арища] от Запфронта: по докладам с мест мало что можно сказать, в Регистрационном управлении было не лучше. На местах не чувствовалось его руководства, не было планомерности в работе агентурной разведки, чем и объясняется разброд на местах. Кроме того, надо обратить серьезное внимание на более планомерное снабжение деньгами и одеждой. Региструпр, давая задания, должен предоставить и соответствующую обстановку для их выполнения. Присоединяясь к докладу т. Самсонова о недостатке работников и о неудачных решениях июльского совещания, которые подлежат изменению, т. Маркус говорит о необходимости в дальнейшем упорядочения снабжения документами. Нужно, чтобы Региструпр действительно подтянулся и не работал только внутри своих[737] стен, а обратил внимание на должное руководство работой фронтов и армий.

Слово предоставляется тов[арищу] представителю от 7-й армии:

Отмечает ненормальное положение Региструпра по отношению к зарубежным организациям: они должны быть подчинены армии, аппаратом применительно к дивизионным отделениям. Положение, занятое Региструпром [к] зарубежным организациям, порождает параллелизм и кустарничество в работе.

По его мнению, в работе Региструпра масса ошибок, работники Региструпра не уясняют задач агентурной работы и не сохраняют должной конспирации. Заканчивая свою речь, полную выводов по адресу Региструпа, т. Карпов делает выводы о необходимости для дальнейшей строгой централизации и планомерности в агентурной работе. Подчиненность агентуры армии фронтов должна быть горизонтальная Реввоенсовету и вертикальная Региструпру. За Региструпром остается лишь общее руководство и инструктирование.

Выступивший после тов[арищ] от Финбюро выражает удивление на развязанность тов[арища] представителя от 7-й армии по отношению к Финской зарубежной организации, которую тот рассматривает как подчиненную армии.

Из докладов с мест вытекает необходимость классовой разведки, и курс, взятый Регистрационным управлением, есть правильный, т. к. он имеет основой пролетарский коммунистический принцип. Говорившие здесь, что в течение двух месяцев Региструпром ничего не сделано и имеются громадные недостатки в работе, что такие же недостатки имеются на местах[738] — может быть, в гораздо большем размере. Нужно признать, что задачи, стоявшие перед Региструпром, огромны и посильная работа им произведена. Что касается до зарубежных организаций, то их ни в коем случае нельзя подчинять и заменять ими армейскую или даже дивизионную агентуру. От этого странно[го] и недопустимо[го] воззрения нужно отказаться. Нападки т. Карпова на зарубежные организации и Региструп совершенно непонятны.

Слово предоставляется тов[арищу] от Латбюро:

Тов[арищ], останавливаясь на докладах, указывает на некоторые недостатки, могущие послужить уроками для будущего. Он подчеркивает, что главный недостаток агентурной работы минувшего периода — это что работники Региструпра не стремились узнать, что творится в армиях и на фронтах, не дали им рамок их работы и т. д. Что же касается по централизации агентурной работы, то она, по его мнению, нежелательна. Тов[арищ] от Юговостфронта отмечает, что бичевать надо взаимно друг друга, т. к. недостатки везде есть. Не нужно витать в воздухе, надо обратить серьезное внимание на фронты и армии, заняться разрешением наболевших вопросов о снабжении деньгами, одеждой; выработать штаты для фронтов, армий и дивизий.

Представитель Южфронта [т. Бруно]:

Верно, что Региструп проявил себя лишь месяц-два тому назад. Есть масса шероховатостей; задания бесконтрольны; очевидно, Оперод хромает: слишком много в мелочах, ненужной конспирации и т. д. Что же касается до доводов т. Карпова, то они несерьезны: это больше придирки. Вопросы денежные и с одеждой очень существенны. Если поставить принцип централизации снабжения одеждой, то через один-два месяца очистятся все магазины Москвы, с чем, конечно, не согласится Московский совет и его органы снабжения. Упорядочения снабжения одеждой можно добиться изданием соответствующего приказа. В агентурной работе центр тяжести нельзя перенести на зарубежные организации, т. к. только одна Финская организация наиболее крепкая, все же прочие слабы, поэтому можно только зарубежные организации использовать в качестве способных к агентурной работе.

В заключение т. Бруно предлагает избрать комиссию для выработки различного рода резолюций и пожеланий Совещания.

Следующим говорит т. Самсонов:

Работа начинается наново из ничего.

Далее он подчеркивает, что т. Соколов, на которого нападали, много сделал по сравнению с прошлым. Что касается до зарубежных организаций, то равнение на них есть пожелание не только Региструпра, но и ЦК РКП. Выдвигаемые здесь денежные вопросы посильно могут быть устранены. Тяжесть работы Региструпра велика, ведь он теперь ломает общие организационные принципы старой агентуры, непригодные в обстановке Гражданской войны. Уже одно равнение на зарубежные организации даст много: некоторые из них работают в масштабе армий и даже фронтов, выполняя задания Региструпра; нельзя сказать, что Региструпр не руководил работой: задания и соответствующие распоряжения фронтам давались.

Красной нитью всех докладов проходит отсутствие согласованности и единства методов в работе агентурной разведки, отсутствие знаний, опыта и т. д.

Ранее опытные и умелые товарищи устраивались, как умели, и каждый действовал, как ему казалось лучше. Цель и задача Совещания состоит в том, чтобы не ограничиваться нападками, выяснить и зафиксировать весь опыт. Неправда, что будто всю агентуру хотят передать зарубежным организациям. С каждой организацией будет заключен договор постольку поскольку, т. е. в зависимости от их готовности к работе и не больше.

Заканчивая свое слово, т. Самсонов вносит пожелание, чтобы дальнейшее течение Совещания было деловым, и вносит предложение выбрать тройку для выработки резолюций.

Прения по докладам окончены. Совещание признает желательным по докладам с мест и по докладу Регистрационного управления и начальников отделов вынести соответствующие резолюции и вытекающие пожелания. Вносится предложение избрать комиссию для выработки резолюций.

Заседание заканчивается в 10 час. 45 мин. вечера.

10 декабря. Третий день Совещания

Заседание открывается в 11 час. 50 мин. дня.

Председательствующий т. Бруно, открывая заседание, говорит, что прения по докладам с мест и Регистрационного управления окончены. Ввиду того, что на последнем заседании была признана Совещанием желательность вынесения определенных резолюций как выводов из докладов, предлагает огласить имеющиеся резолюции.

Слово для оглашения резолюции и ее мотивировки предоставляется т. Иконникову, который, в кратких словах суммируя сущность всех докладов, констатирует отсутствие общего плана работы, ее несогласованность; констатирует также сильный недостаток в технических средствах и мало-мальски подготовленных работников. Как вывод из всех докладов ясно вытекает необходимость в строительстве работы по агентуре классового принципа. Что же касается Региструпа, то оно действительно не проявило себя при военспецах — теперь не то. Совещание должно констатировать ту громадную работу, которая им произведена. В заключение тов[арищ] от Донбюро читает свою резолюцию.

Тов[арищ] от 10-й армии высказывается против выражения благодарности и упоминания о громадной работе, проделанной Региструпом.

Тов[арищ] соглашается на соответствующее исправление резолюции.

Тов[арищ] от 7-й армии оглашает резолюцию от инициативной группы, в которой говорится об отсутствии инициативы со стороны Регистрационного управления в деле строительства агентурной разведки.

Тов[арищ] от Запфронта оглашает свою резолюцию и настаивает на ее голосовании.

Тов[арищ] от 7-й армии, указывая, что в резолюции тов[арища] от Запфронта затрагиваются вопросы чисто организационного свойства, предлагает тов[арищу] вопросы организационные выбросить и слить в одну со своей.

Тов[арищ] от Юговостфронта вносит предложение о выборе редакционной комиссии для согласования внесенных резолюций и выработки одной общей.

Голосованием 16 голосами при 8 за предложение т. Столярова отклоняется.

Внесенные резолюции ставятся на голосование, т. Маркус свою резолюцию снимает.

Голосуются без обсуждения резолюции товарищей от Донбюро и 7-й армии, причем резолюция тов[арища] предст[авителя] от Донбюро с поправкой тов[арища] предст[авителя] от 10-й армии принимается при 17 за и 12 воздержавшихся.

Резолюция тов[арища] от 7-й армии отклоняется 12 голосами при 2 за и 11 воздержавшихся.

После принятия резолюции Совещание переходит к заслушанию доклада по организационному вопросу.

Слово для доклада предоставляется т. Самсонову, который сообщает, что нач[альник] Полевого штаба РВСР Лебедев, изъявивший готовность выступить в организационном вопросе с некоторыми пожеланиями о целях и задачах агентурной разведки и желательной постановки агентурной разведки, утром быть не может, а придет лишь в 10 часов вечера.

Продолжая свой доклад, т. Самсонов делает краткий обзор целей и задач агентурной разведки и ссылается, что по указанию ЦК РКП Региструп вводит классовый партийный характер и [в] агентурную разведку. Эти принципы и должны лечь в основу организационной работы Совещания. Методы же работы агентурной разведки и способы связи с центром могут быть самые разнообразные.

По окончании доклада т. Самсонова с мест раздаются голоса с вопросами: «Будет ли общий доклад по организационному вопросу?», на который председательствующий т. Бруно отвечает, что общего доклада не будет, а Регистрационное управление предлагает заслушать в качестве докладчиков по организационному вопросу нач[альников] отделов Региструпа.

Тов. Ипполитов отвечает на запрос о штатах, что штатов для агентурных отделов фронтов и армий Регистрационном управлением не вырабатывалось и разработка их всецело предоставляется Совещанию. Как проект штатов могут послужить штаты, выработанные т. Бруно для агентуры Южфронта. Совещание постановляет: заслушать доклад по организационному вопросу по частям в виде докладов нач[альников] отделов отдельно по каждой отрасли работы.

Слово для доклада предоставляется нач[альнику] Оперативного отдела т. СОКОЛОВУ, который говорит, что внесение зон необходимо для целесообразности работы, т. к. сохранит необходимую экономию сил и избавит от разбросанности. Зоны могут быть и несколько произвольны, и дело Совещания — выработать их. Он отмечает, что задания фронтовых и армейских агентурных организаций превышают зоны (это видно из представленных схем резиденций[739]).

У Региструпа пока слаба своя сеть.

Дальше т. Соколов читает свою резолюцию (см. приложение) и поясняет ее примерами. Резолюция суммирует опыт работы фронтов и армий.

Задания Оперода вырабатываются по указанию Оперода Полевого штаба, с которым имеется постоянная связь путем представительства Регистрационного управления на оперативных заседаниях Полевого штаба РВСР. То же самое необходимо установить и на местах. Большинство заданий не выполняются в срок. В целях контроля выполнения заданий Оперодом Региструпа ведется особый журнал, в котором отмечаются сроки дачи и выполнения задания. До сих пор (благодаря слабости связи с фронтами и неутверждения новых штатов Регистрационного управления) работа Оперода тормозится.

Тов[арищ] представ[итель] от 13-й армии задает вопрос о связи агентуры армейской с зарубежными организациями.

Тов. Соколов отвечает, что таковая — с зарубежн[ыми] организ[ациями] — и должна быть установлена путем передачи последними необходимых сведений армейским агентурам.

С докладом по Инструкторско-организационному отделу выступает т. Горбунов, излагая вкратце задачи отдела, останавливается на вербовке, учете и подготовке агентов. Вновь выдвигая кружки как форму проверки и подготовки агентов, т. Горбунов читает на этот предмет тезисы. По окончании доклада докладчику задаются вопросы товарищами о том, могут ли вербовать фронта самостоятельно, для кого вербует Региструп, возможны ли переброски агентов, порядок прохождения в кружках агентов и методы их подготовки.

Тов. Горбунов отвечает на вопросы: вербовка может производиться и на местах, но все завербованные должны состоять на учете в Вербовочном отделе. При Регистрационном управлении учреждается Вербовочный отдел, который одновременно снабжает и фронты завербованными. Переброски агентов возможны в исключительных случаях — по соглашению с фронтами, если не хватит резерва Региструпа. Агенты по завербованию разбиваются [на] несколько кружков — примерно на 3: в первом (более широком) — малонадежные, требующие обследования, где цели им не указываются; во втором — надежные, которым вполне можно верить. Окончательная подготовка на работу производится в третьем кружке (более узком), путем кружкового инструктирования и устройства специальной школы.

Тов[арищ] представ[итель] от 7-й армии находит, что подобного рода «кружковщина» не может гарантировать сохранение конспирации в работе.

Тов[арищ] представ[итель] от Финбюро предлагает вопросы, как дискуссию в открытом виде, прекратить.

Принимается предложение ограничиться самыми необходимыми существенными вопросами. В заключение т. Горбунов читает тезисы о школе обучения и подготовки.

Следующим заслушивается доклад нач[альника] Информационного отдела т. Груздупа:

Роль информации громадна, т. к. она дает результаты работы агентуре. Методы ее: ясно, без недомолвок, осветить все, полностью использовать материал. Не было общих методов; материал обрабатывался не всегда своими работниками, а часто военспецами в разведке, не будучи использован целиком. Сведения должны разбиваться на то, что нужно для местных нужд, и что надо в кратчайшее время отправить высшим инстанциям и соседям. Недопустимо смешение агентурного материала с допросом пленных и т. д., но такой материал необходим для проверки и перекрыти[я] работы агентуры. Переходя далее к технике обработки и порядку использования агентурного материала, т. Груздуп читает резолюцию-инструкцию и правила направления и обработки агентурного материала. В телеграфных сводках и донесениях нужно избегать лишних слов, применяясь к военной терминологии, чтобы не загружать телеграфа.

Тов[арищ] представ[итель] от 16-й армии спрашивает, когда нужно подавать периодические сводки, какой срок должен быть установлен.

Тов. Груздуп указывает: ежедневные сводки подаются дивизиями и армиями вверх по инстанциям; недельные [и] двухнедельные — фронтами и Региструпром; и месячные Региструпром.

С докладом о правильном использовании иностранной и зарубежной прессы выступает т. Покровская и оглашает на этот предмет тезисы, отвечая на вопросы, задаваемые с мест.

В 2 часа 30 мин. объявляется перерыв до 4 час. вечера.

20/III [в] 9 [час.] 30 [мин.] открываются прения по организационному вопросу речью тов[арища] представителя от Запфронта. Тов[арищ] указывает на то, что агентурная разведка должна разделяться на активную и информационную; фактически не верно, т. к. нельзя увлекаться активностью, отбрасывая ее целесообразность[740].

Далее товарищ, останавливаясь на положении об агентурной разведке, принятом 19 июля с. г., предлагает [положение] изменить, т. к. в этом положении первых пунктов проводится разделение войсковой и агентурной разведки, которая в последующих пунктах стушевывается.

Необходимо изменить также существующие штаты, т. к. они неудовлетворительные. Живая жизненная потребность говорит за то, что штаты должны быть увеличены почти вдвое. Что же касается настояния т. Соколова о том, чтобы строго соблюдались зоны обследования, то, возможно, что теоретически это может быть правильно, но фактически это невыполнимо по многим соображениям, ибо мы находимся не во время войны империалистической, а во время войны гражданской, когда строгое соблюдение зон невозможно. Тот взгляд, который переводится Регистрационным управлением относительно перенесения центра тяжести разведки на зарубежные организации, неверен, потому что зарубежные организации к восприятию агентурной разведки не приспособлены. Будучи не в курсе тех требований, которые предъявляются к разведке армиями, они могут дать массу обывательных[741] сведений, которые с точки зрения военных организаций стоят нуль.

Финляндия тому не может служить примером, т. к. с ней войны нет и переход границы легче. На ЦК РКП ссылаться нельзя, т. к., не зная ближе дела, ЦК РКП может иметь неправильное суждение. Что же касается вербовки и инструктирования агентов тем пунктом, который устанавливает в своем положении т. Горбунов (кружками, группами, путем мобилизации) — невозможен, т. к. здесь необходим подбор чисто индивидуальный.

Порядок передачи и использования прессы неверен: армия и фронт должны иметь сведения не только военные, но и учитывать политическую ситуацию. Старое положение должно быть переработано. Дивизионные отделения не должны быть прикреплены к дивизиям, а территориально к месту расположения.

Тов[арищ] представитель от 16-й армии категорически возражает против точного установления зон агентурной разведки, т. к. считает, что подобное распределение зон было уместно во время империалистической войны, теперь же (во время войны гражданской) это не может быть применено, ибо опыт кавалерийских налетов противника, затем частые переброски его частей заставляют точное соблюдение зон.

Поэтому установление зон должно быть отброшено, как отжившее, в сторону. Журналы задания ведутся, их устанавливать не следует. Ежедневных и еженедельных агентурных сводок не должно быть, а должны быть ежемесячные с приложением схем, которые и доставляются Регистрационному управлению. Пресса не должна быть изъята из ведения и использования армий и фронтов: она необходима для ориентирования в политической обстановке армии противника. Что же касается вербовки и инструктирования группами и кружками, то это невозможно, ибо это нарушает всякую конспирацию.

Тов[арищ] представитель от 16-й армии: План вербовки Регистрационного управления неудачен: он разглашает конспирацию всей работы. Принцип же классовой разведки верен, и он наиболее правилен в условиях гражданской войны. Минувшие факты говорят за то, что если кадеты были шпионами Деникина и др., то мы, в свою очередь, должны направить все усилия в борьбе только усилиями пролетарского класса.

Относительно зон необходимо установление их с определением точного района тыла противника, иначе разведка дивизии и армии не может дать осязательных результатов для своих военных органов, которые требуют быстрого исполнения.

Зарубежные организации должны быть вполне автономны и выполнять задания, не связывая их никакими условиями тех органов, которые они обслуживают; должна быть взаимная информация.

Тов[арищ] представитель [от] Юговостфронта: Зоны, предлагаемые Регистрационным управлением, могут быть и должны быть, но не трафаретные, а условные. Вербовка практически неприемлема в той форме, в какой ее предлагает Региструп. Для работы нужны новые штаты, и они должны быть выработаны здесь: без штатов нельзя уехать из Москвы.

Тов[арищ] представитель от 10-й армии: Мы съехались разрешить наболевшие вопросы. Здесь после высказанных положений участниками совещания должна быть выбрана общая комиссия из представителей совещания и Регистрационного управления для согласования высказанных положений, выводов из них и выработки проектов.

Агентура, как таковая, не должна быть оторвана от войсковых организаций (прежде всего, местных штабов), а должна быть теснейшим образом использована последними. Ясно, что в деле агентурной разведки присутствие военспецов недопустимо, но результаты агентурной разведки должны быть, в первую очередь, использованы соответствующими военными организациями. Опыт работы в агентурной разведке, отмеченный в докладах с мест, говорит, что так дальше работать невозможно, ибо партизанщина и кустарничество дальше нетерпимы. Это наблюдается не только в работе, но и в разнообразии названий Развед[ывательных], Информ[ационных] и др. отделов; они должны носить одно название — Регистрационных и иметь строгую централизацию.

Совещание должно разрешить вопрос о штатах и окладах на местах для фронтов и армий. Надо также обратить внимание на установление точной и тесной координации с зарубежными организациями, [а] также установление порядка и формы отчетности в работе, личном составе и деньгах. Тот порядок снабжения деньгами, который практиковался до сих пор, нетерпим, т. к. при существующем субсидировании РВС армии, агентурная разведка, прежде всего, исключительно отчитывается перед ними.

Тов[арищ] представитель от Латбюро, присоединяясь к выводам, высказанным представителем от Запфронта, подтверждает необходимость установления территориальности для дивизионных агентур и для резидентур.

По мнению оратора, выступавшие товарищи не возражают против установления зон вообще, но против их трафаретности и верстового измерения. В остальном тов[арищ] подтверждает соображения, высказанные предшествующими товарищами, настаивая на упорядочении снабжения одеждой и деньгами армейских и фронтовых агентурных отдел[ов] из центра.

Тов[арищ] представитель от 7-й армии жалуется, что Оперод Региструпа дает слишком много заданий: так, напр[имер], в самую горячую минуту наступления Юденича их было получено целых 6. Необходимо, чтобы наблюдающий член Реввоенсовета был в курсе работы. В армиях необходимы следующие отделы: Оперативно-вербовочный, Административно-хозяйственный и Информационно-хозяйственная часть. Что касается до привлечения к агентуре партийных организаций, то нужна сугубая осторожность, чтобы не провалить чисто партийной работы. Что касается спешной отсылки прессы в Региструп, то это невозможно, т. к. Реввоенсовет интересуется международной политикой и требует от разведки обработки в армиях и газетного материала в этом смысле.

После речи тов[арища] от 7-й армии прения прекращаются. Избирается редакционная комиссия для обработки всех резолюций и материалов из 5 лиц: трех от фронта и двух от Региструпа.

От фронта избираются товарищи представители Запфронта, Юговостфронта и 10-й армии. От Региструпа избираются тт. Ипполитов и Буцевич[742].

Объявляется перерыв.

Заседание возобновляется в 10 час. 45 мин.

в присутствии начальника Полевого штаба т. Лебедева

Слово для доклада предоставляется т. Лебедеву: Разведка разделяется на войсковую и агентурную. Грань эта в центре, здесь, проходит довольно резко, но на местах сравнительно более стушевывается. Цели агентурной разведки — дать оперативным органам нужные сведения о военной мощи, ресурсах, политически-экономических фактах и т. д., и намерениях той или иной страны — например, Польши.

В частности, о Польше важно знать: 1-е — военную политику в отношении Советской России, 2-е — к белым правительствам (Деникина, Юденича), 3-е — к Германии, Чехославии[743] и т. д.; 4-е — из кого состоит армия, роды войск по оружию, полевых запасных и т. д. частей, 5-е — его ресурсы в людях и т. д., как проходит мобилизация, система пополнения, призванные уже возрасты, меры вербовки добровольцев, 6-е — группировку сил по театру военной линии и внутри страны. В этом смысле особенно важно наблюдение за переброской войск — особенно с одного фронта на другой. Такая же приблизительно задача ставится Региструпу и относительно несмежных с нами государств и по всему миру. У фронтов задания суживаются до изучения близлежащих государств. У армий сужение идет еще дальше и в ширину, и в глубину: напр[имер], на Западном фронте против Польши интересуются исключительно частями и населением этого участка. Агентура дивизий зависит от участка, занимаемого дивизией фронта. На пассивных участках фронта, на активных участках при ширине 10–30 вер[ст] агентурной разведки почти нет (ближайшие, обширные, нерасчлененные задачи имеют результатом ответы фельетонного характера — по газетам и слухам, и притом запоздалые). Необходимо умело расчленить задачи на массу мелких заданий, и притом так, чтобы по получении ответов на эти задания (с некоторым неизбежным пробелом) можно было бы по сведению результатов получить требуемую картину общего положения. Не менее тщательно надо наладить связь с курьерами, т. к. запоздалые сведения не нужны. Ввиду того, что по обе стороны фронта говорят или по-русски, или на легкодоступных языках и переход относительно нетруден, условия для агентурной разведки, по сравнению с позиционной войной, с чужими странами гораздо легче. Деникину гораздо легче работать, т. к. его осведомляет интеллигенция, работающая у нас, тогда как Советская Россия по необходимости в посылке идейных работников опирается на иные слои. В идеале Полевой штаб дает задания (через Региструп) лишь фронтам, те — армиям и т. д. На практике ввиду недостатка сведущих работников приходится контролировать выполнение заданий на местах и через инстанцию. В особенности необходимо требовать представления по инстанциям подлинных документов. Далее т. Лебедев отвечает на ряд вопросов о прессе, о взаимоотношениях военной и агентурной разведки и т. д. Собрание закрывается в 12 час. вечера.

11 декабря. 4-й день Совещания

Заседание открывается в 5 час. вечера, после окончания работ Комисси[и].

Докладчик в Комиссии — тов[арищ] представитель от Запфронта — оглашает резолюцию по организационному вопросу, выработанную без прений 14 голосами при трех воздержавшихся.

Секретариату Совещания предоставляется право внести редакционные поправки. Резолюция о связи агентурной разведки с войсковой принимается после прений единогласно с поправками тов[арища] представителя от Донбюро — о выпуске слов «абсолютно» и в конце о срочности заданий. Далее заслушивается проект о переименовании всех агентурных отделов на фронте в соответствующие регистрационные — принимается единогласно. Заслушивается положение по Регистрационному управлению фронта и принимается большинством против одного со следующими поправками: в параграфе 4-м опускается «во всех отношениях», параграф 9 опускается «копия Региструпу». Далее заслушивается Положение о Регистрационном отделе армии и Регистрационном отделении дивизии и принимается единогласно.

Далее заканчиваются штаты фронта и после предложения тов[арища] представителя от 12-й армии о их сокращении принимаются в целом 10 голосами против четырех. Поправки тов[арища] от 12-й армии и тов[арища] от 8-й отклоняются. Затем заслушиваются: штаты армии и принимаются 10 голосами против трех; и штаты дивизий, которые принимаются единогласно. Далее заслушивается резолюция по оперативной части и принимается единогласно. Резолюция о прессе, против которой высказываются тов[арищ] от Запфронта и за т. Буцевич, принимается 11 голосами против трех. Тов. Груздуп зачитывает[744] резолюцию по информации, которая и принимается единогласно. Далее заслушивается инструкция по обработке материалов и принимается единогласно. Далее 17 голосами против двух принимается предложение посылать два раза в месяц схемы расположения противника и его баз. Тов[арищем] от Донбюро вносится резолюция об утверждении Совещанием соглашения с зарубежными организациями, которое принимается всеми голосами против одного.

Совещание закрывается в 6 час. 30 мин. пением Интернационала.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 109. Д. 64. Л. 2–6 об. Машинописный текст с правкой.

Документ № 2.3.5

Доклад начальника РУ старого большевика В. Х. Ауссема в Оргбюро ЦК РКП(б) о необходимости вербовки агентов из дореволюционной эмиграции, с просьбой о переводе в случае отказа в реформировании разведки

Не позднее 10 апреля 1920 г.[745]

В моих докладах бывшему начальнику Региструпра т. Пятакову, члену Реввоенсовета т. Курскому и в личной беседе с Секретарем ЦК Р[КП] т. Крестинским я в свое время излагал свои взгляды на дальнейший ход работы Региструпра в связи с изменением обстановки на фронте и в международном положении РСФСР.

Работа в тылу противника — белогвардейских войск на окраинах — отпадает или сокращается до минимума одновременно с очищением этих окраин, и функции Р[егистрационного] у[правления] переходят к ВЧК и Особотделам, мелкая же пограничная разведка будет выполняться окружными отделениями. Последние находятся в непосредственном управлении не Полевого штаба, а Всероглавштаба, а потому было бы правильно и руководство его передать органу, состоящему при втором. То же самое относится и к глубокой разведке в странах Западной Европы, Японии и Америки, с которыми непосредственно военных действий не ведется и которые могут рассматриваться, так сказать, как потенциальные противники. Необходимость ее возрастает с каждым днем, т. к. предугадать всех возможных планов империалистических кругов нельзя, а что таковые будут строиться самыми различными способами, сомневаться не приходится, и в первую очередь будет использована огромная численно русская эмиграция. Уже имеются сведения, что все подряды по лесным концессиям, предоставленным по мирному договору Эстонии, переданы бывш[им] чинам С[еверо]-З[ападной] армии, набирающим артели из бывш[их] солдат этой армии, причем офицеры идут в роли десятников. Последняя работа — информация о планах и приготовлениях против нас, делающихся за границей, — значительно отличается от разведки в тылу белогвардейцев, требует от ведущих их лиц большого политического кругозора, знания языков и местных условий и не требуя особенно большого кадра работников.

Для этой цели понадобилось бы не более 10–20, но вполне ответственных лиц из нашей[746] старой эмиграции, лиц, которым можно было бы дать безболезненно, напр[имер], связи III Интернационала, и через него получить кое-какие сведения[747], но первые же ходатайства о предоставлении в распоряжение Р[егистрационного] у[прав ления] нескольких тов[арищей]: Шуляцкого (для Дальнего Востока), Шварца (из Туркестана), Гендзевича (из Нарбанка), Чапского (из Академии Генштаба) — были отклонены.

Между тем, мною неоднократно указывалось на невозможность производить информацию теми силами, какие в настоящий момент имеются в распоряжении Р[егистрационного] у[правления], что посылка имеющихся агентов, в лучшем случае не дает ничего, кроме бесполезных расходов, в худшем же случае может дать грандиозный политический скандал, который гибельно отзовется на работе наших заграничных товарищей.

Если ЦК держится взгляда о маловажности всей этой работы, с одной стороны, или все-таки о возможности вести ее продуктивно имеющимися силами, с другой, с чем я, как сказано, не могу согласиться, то в таком случае я прошу об увольнении меня с этой работы, о моей демобилизации и об использовании меня по специальности как [инженера][748], имеющего некоторый стаж по управлению промышленными предприятиями, или по какому-либо поручению в Германии, где жил и работал в партии (брауншвейгской организации), и промышленность которой мне хорошо знакома, как работавшего в качестве инженера.

В. АуссемРезолюция Л. П. Серебрякова (автограф простым карандашом): «Учраспредотд[елу]. Предостав[ить] т. Аусс[ему] необход[имых] раб[отников] за гр[аницей] и знающих языки. Л. Серебряков. 10/IV [19]20».

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 109. Д. 64. Л. 19–19 об. Подлинник — машинописный текст с автографом.

Документ № 2.3.6

Доклад заведующего прессой Регистрационного отделения Петроградского ВО Р. М. Кирхенштейна начальнику Регистрационного отделения с предложениями по рационализации разведки в Финляндии, Латвии и Эстонии[749]

22 сентября 1920 г.

Во время переговоров с начальником информационного отделения Регистрационного управления т. Собиным 13 сего сентября выяснилось, что работа части прессы при Регистротделе ПВО для Региступра является ненужной, т. к. зарубежная пресса обрабатывается и там.

Дабы избежать параллельную работу, существование особой части прессы при Регистротделе ПВО не представляется нужным. Однако для правильной постановки агентурной разведки в ПВО крайне необходимо следить за зарубежной прессой, но обработка прессы должна производиться постольку, поскольку это необходимо для выполнения возложенной на Регистотделение ПВО работы. Чтобы разработать задания и направить агентурную разведку в желаемом направлении, товарищ, ведающий разведкой, напр[имер], в Эстонии, должен следить за жизнью данной страны.

Регистротделение ПВО до настоящего времени вело разведку, главным образом, в Финляндии, Латвии и Эстонии, но за жизнью этих стран можно следить по бюллетеням прессы, составляемым регистрационными отделениями, существующими при ЦК коммунистических партий этих стран. Такие бюллетени в настоящее время издает Финбюро, а также Регистротделение при Заграничном бюро ЦК ЭКП[750]. Раньше бюллетень прессы составлялся и Заграничным бюро ЦК Латвии. Если будет расширен бюллетень Эстбюро и возобновлено издание бюллетеня Загранбюро Латвии, то создавать специального аппарата для обработки прессы не требуется. Во-первых, национальным организациям для этого не потребуется нового штата сотрудников и, во-вторых, они будут лучше информированы о жизни своей страны и, вследствие этого, составляемые ими обзоры прессы будут полные.

Если же все разведывательные отделения, существующие при национальных организациях, будут объединены в Регистротделении ПВО, то составление бюллетеней отпадает. Товарищи, заведывающие разведкой в Эстонии, Финляндии и Латвии, сами будут в состоянии следить за прессой своей страны и, в случае надобности, представлять нужные доклады начальнику отделения. При расширении работы и перенесении ее в Германию, Францию, Англию и Скандинавию потребуются переводчики, которые бы отмечали нужные для регистротделения сведения и составляли обзоры жизни этих стран. Общие же обзоры прессы всех государств мира можно найти в сводках прессы, составляемых Регистрационным управлением.

Доставку заграничных газет следует усилить, т. к. газеты Англии и Франции получаются крайне нерегулярно. В Регистрационном управлении следует выяснить, какие газеты им получаются из других организаций и какие газеты должно доставлять Регистротделение ПВО.

Заведывающий прессой Регистрационного отделения Р. Кирхенштейн

РГВА. Ф. 6. Оп. 3. Д. 9. Л. 26–26 об. Подлинник — машинописный текст с автографом.

Документ № 2.3.7

Проект Положения о Регистрационном управлении Полевого штаба Революционного военного совета Республики[751]

Октябрь 1920 г.

УТВЕРЖДАЕТСЯ

Заместитель председателя Реввоенсовета Республики

Главнокомандующий всеми вооруженными силами Республики

Член РВСР

ПОЛОЖЕНИЕ

о Регистрационном управлении Полевого штаба Революционного военного совета Республики

1. Регистрационное управление Полевого штаба Реввоенсовета Республики является самостоятельным органом стратегической агентурной разведки глубокого тыла и центральным органом управления подведомственных ему органов агентурной разведки штабов округов, фронтов и отдельных действующих армий, не входящих в состав фронтовых войсковых соединений.

Примечание: Регистрационное управление для адресов и сношений получает сокращенное название Региструпр.

2. Региступр, как орган самостоятельной разведки, действует в мирное и в военное время, добывая все необходимые сведения и разрабатывая их по всем вопросам в областях военной, дипломатической и экономической жизни всех стран.

В военное время главенствующее значение приобретает выяснение планов и намерений враждебно действующих государств и нейтральных стран с целью выяснения их ближайшей политической конъюнктуры и заблаговременного определения возможных противников.

3. Региструпр, как орган Полевого штаба Реввоенсовета Республики, разрабатывает и выполняет задания, которые ему предлагает к исполнению Реввоенсовет Республики непосредственно или через Полевой штаб.

4. Региструпр, как центральный орган управления подведомственных ему органов агентурной разведки штабов, округов, фронтов и отдельно действующих армий и организаций, направляет и объединяет всю работу этих органов с целью наиболее усиленного и согласованного решения задач, выполнение которых возлагается на эти органы соответствующими полевыми и окружными военными управлениями.

5. А) Региструпр непосредственно подчиняется комиссару Полевого штаба Реввоенсовета Республики и через него Реввоенсовету Республики.

Б) Начальник Региступра назначается и утверждается в должности Реввоенсоветом Республики.

В) Все денежные средства, необходимые для деятельности Региструпра, отпускаются ему по предписанию Реввоенсовета Республики, который рассматривает и утверждает дважды в год представленные Региступром Реввоенсовету полугодовые сметы. Наблюдающий член Реввоенсовета контролирует и поверяет лично или через особое лицо по его указанию, назначаемое Реввоенсоветом, денежную и хозяйственную отчетность Региступра.

Г) Региструпр и все подчиненные ему фронтовые органы состоят на провиантском и вещевом довольствии в размере полевого пайка военного времени при соответствующих штабах Региструпр при Полевом штабе Реввоенсовета Республики, а фронтовые Регистрационные отделы при соответствующих фронтовых штабах.

6. А) Во главе Региструпра стоит Начальник Управления, который является идейным руководителем работы Региструпра, ответственным перед Реввоенсоветом Республики и непосредственно подчиненным наблюдающему члену Реввоенсовета.

Б) Начальник Регистрационного управления в отношении подчиненных ему органов управления и лиц пользуется правами начальника Полевого штаба.

В) Начальнику Управления принадлежит право распоряжения военными суммами Региструпра.

Г) При Начальнике Управления состоит орган Управления, в состав которого входят: Начальник Региструпра, двое Помощников Начальника, два состоящих для поручений и секретарь.

7. А) Помощники Начальника назначаются Начальником Управления и утверждаются Реввоенсоветом Республики.

Б) Помощники Начальника являются ближайшими заместителями Начальника Управления в случае отсутствия последнего и исполняют ту работу, которая будет возложена Начальником Управления в зависимости от целесообразности и необходимости.

8. Региструпр имеет [в своем составе] 5 отделов:

А) Оперативный отдел имеет своей задачей: 1) Составление общего и местного плана агентурных сетей; 2) насаждение агентурной сети по выработанному плану; 3) распределение заданий между подчиненными Региступру органами и наблюдение за своевременным их выполнением; 4) приглашение агентов на службу и сбор сведений от них; 5) разработка и распределение заданий между отдельными агентами своей сети, общее и личное детальное инструктирование последних и снабжение их всеми техническими пособиями, одеждой, документами, деньгами и т. п.; 6) прием и опрос агентов, возвратившихся из-за рубежа и оценка сведений и 7) подбор и представление на утверждение Реввоенсовету официальных, неофициальных и полуофициальных военных представителей.

В соответствии со своими задачами Оперативный отдел имеет 3 отделения:

1) Оперативное (1-е отделение).

2) Организационное (2-е отделение).

3) Техническое (3-е отделение), при котором состоят: а) Химическая лаборатория; б) Библиотека; в) Фотография и г) Гардероб (костюмерная).

Б) Информационный отдел имеет своей задачей: 1) Обработку и сводку получаемых от Оперативного отдела подчиненных Региструпру агентурных органов и организаций сведений и материалов (агентурные данные, зарубежная и иностранная пресса, приказы, документы и пр.); 2) Непосредственное издание ежедневных, еженедельных сводок, сообщаемых по утвержденному Начальником Управления перечню адресов.

В соответствии со своими задачами Информационный отдел имеет 3 отделения:

1) Сводочное.

2) Прессы.

3) Архив.

В) Задачи Общего отдела: 1) рассылка (с курьерами-фельдъегерями) секретных пакетов управления местными органами Региструпра: Регистотделам фронтов, округов, загранбюро различных партий и высшим военным учреждениям периферии; 2) ведение персонального учета сотрудников («открытых») Регистрационного управления и ведение приказов по управлению; 3) общее делопроизводство по управлению, выдача командировочных документов, распределение входящей корреспонденции по отделам, занесение во входящий и исходящий журналы бумаг; 4) хранение шифров, зашифрование и расшифрование входящих и исходящих шифрованных телеграмм и других бумаг управления; 5) обслуживание управления типографской работой и заведование комендатурой. Для этого имеются:

1) Отделение связи.

2) Общее отделение.

3) Шифровальное отделение.

4) Типография и 5) Комендатура. 9. В Организационном отделе сосредоточена вся работа: а) по учету и распределению личного состава всех открытых ответственных сотрудников, как центрального, так и подчиненных ему регистротделов, или расшифрование штабов, округов, фронтов и отдельно действующих армий, согласно специальной инструкции; б) организация новых и реорганизация существующих, в зависимости от назревающих требований, фронтовых или окружных регистротделов или расформирование одних и замена их другими; в) контроль и объединение работы подчиненных органов регистротделов и согласование всей работы с центральным управлением. Периодическое инспектирование работы окружных и фронтовых регистротделов в целях выяснения, корректирования и устранения недочетов; г) составление всякого рода положений, инструкций и циркуляров, касающихся всех сторон жизни и деятельности как центрального органа, так и подчиненных органов, окружных и фронтовых, и проведение в жизнь всех намеченных и разработанных в инструкциях и циркулярах мероприятий.

В целях осуществления всей указанной деятельности Организационный отдел состоит из двух отделений:

1) Организационное отделение.

2) Инспекторское отделение.

10. Хозяйственно-финансовый отдел. Хозяйственно-финансовый отдел ведает: а) снабжением всеми видами довольствия как постоянного состава управления, так и переменного; б) ремонтом, отоплением, освещением занимаемых управлением помещений; в) составлением сметных исчислений, учетом сметных кредитов, составлением требовательных ведомостей, поверкой требовательных ведомостей и оправдательных документов и ведением всей отчетности по установленным правилам и формам; г) приобретением иностранной валюты.

Отдел имеет 3 отделения:

1) Общее отделение.

2) Финансово-счетное отделение.

3) Хозяйственное отделение.

П[одлинный] п[одписал] начальник управления ЛенцманВерно: н[ачальни]к канцелярии [подпись]

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 109. Д. 64. Л. 32 с об. — 33. Заверенная машинописная копия.

Документ № 2.3.8

Рапорт начальника Регистрационного управления Реввоенсовета Республики

старого большевика Я. Д. Ленцмана в ЦК РКП(б) с предложениями по реорганизации РУ

№ 325/с 30 октября 1920 г.[752]

Совершенно секретно

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О НАПРАВЛЕНИИ РАБОТЫ РЕГИСТРУПА И ЕЕ МЕТОДАХ[753]

В связи с назначением Центральным комитетом РКП Комиссии по реорганизации Регистрационного управления[754] считаю своим долгом представить ей в кратких чертах то направление и методы работы, действуя по которым этот орган может исполнить свое назначение и дать удовлетворительные результаты.

Регистрационное управление Полевого штаба Реввоенсовета Республики как орган агентурной разведки должно осветить военное, политическое и экономическое положение всех государств, имеющих те или иные отношения к Советской России. При этом, в силу особого положения Советской России, всего внимания нельзя сосредоточивать только на граничащих с Россией странах, а точно так же необходимо подробно осветить страны, правительства которых оказывают или могут оказывать в будущем влияние на внешнюю политику соприкасающихся с ними стран. Главное внимание агентуры должно быть сосредоточено на выяснении вооруженных сил, военной техники, материалов и производительности тех стран, с которыми вероятнее всего вооруженное столкновение по тем или другим причинам.

Для решения этих задач Региструпр должен иметь во всех странах своих агентов, задачей которых является осведомление Региструпра относительно упомянутых вопросов.

В настоящее время условия как будто бы таковы, которые затрудняют постановку агентурной разведки и делают ее гораздо более сложной, нежели в прежнее время. Советская Россия находится в дипломатических сношениях с весьма ограниченным числом государств, причем большинство ее представителей не пользуются всеми теми правами, которыми пользовались и пользуются дипломатические представители буржуазных государств. Нет свободного сообщения между Советской Россией и Европой, связь также весьма трудно наладить. В этих условиях мы можем иметь во всех странах почти исключительно только нелегальных людей. Но способных людей, которые могли бы с успехом за границей существовать нелегально или проделывать ту громадную работу, которая лежит на Региструпре, у нас весьма мало. Но, с другой стороны, в этих исключительных условиях, в которых мы находимся, заключается и выход из затруднительного положения.

Сейчас, когда весь мир находится в состоянии активной гражданской войны, во всех буржуазных государствах коммунистические партии являются не только нашими друзьями, но и активными борцами в нашем лагере. Поэтому они принимают и должны принимать активное участие во всех видах борьбы и разной работы, которая ведется непосредственно для этой борьбы и является ее составной частью. В силу этого они должны и выделить из своей среды работников, задачей которых является выяснение сил противника — буржуазии. Конкретно: сеть агентов Региструпра во всех странах должна состоять из людей, выделенных коммунистическими организациями этих стран. Единственно при такой постановке вопроса ведение агентурной работы может быть поставлено на широкую ногу и дать результаты, которые удовлетворяли бы наши органы как в политическом, так и в военном отношении.

Такая постановка вопроса также значительно облегчает и упрощает условия ведения агентурной разведки в сравнении с теми условиями, в которых приходилось вести ее в прежнее время буржуазным государствам, и гарантирует большие результаты.

План организации агентурных сетей должен быть следующий: в каждой стране, в зависимости от важности и величины ее отдельных районов, должны быть организованы округа; и заведующих этими округами или окружных резидентов должна дать коммунистическая партия данной страны, из местных организаций, товарищей, которые хорошо знакомы с данной местностью. Число этих товарищей весьма ограниченное, и в наиболее крупных странах — [таких], как Германия, Англия и Франция, — не превысит шести. Эти товарищи должны отойти от активной работы в партии и организовать в своих районах сеть наблюдателей, работа которых может дать исчерпывающие сведения военного, политического и экономического характера по данному району. Наблюдателей также необходимо набирать из среды партии и профсоюзов, но в это дело уже нельзя вмешивать организацию партии, и это надо делать окружным резидентам частным порядком. Каждому наблюдателю должна ставиться совершенно определенная, узкая и легко выполнимая задача, соответствующая его профессии и при исполнении которой он не навлекает на себя ни малейшего подозрения. Так, напр[имер], в портах, примерно в Данциге, надо найти портового рабочего, который сообщал бы регулярно о характере и количестве прибывающих туда грузов; в наиболее важных железнодорожных узлах необходимо поручить отдельному железнодорожнику доставлять сведения о проходящих эшелонах; на военных заводах необходимо иметь людей, сообщающих о производстве завода, а также могущих дать модели и планы того или другого секретного изобретения, изготовляемого на заводе; в городах и укрепленных пунктах надо иметь бывшего военного, который мог бы давать исчерпывающие сведения о гарнизоне местности и переменах в нем и т. д. В нашу задачу не входит перечисление здесь всех наблюдателей и развитие всех областей наблюдения; это дело подробного плана, который разработает оперативный отдел; тут мы указали только на пару примеров, как должны быть расположены наблюдатели и какие сведения они должны давать. В результате этой работы у каждого окружного резидента из отдельных сведений должна получиться совершенно ясная и определенная картина всего того, что происходит в его районе. Для поддержания связи между резидентом и отдельными наблюдателями у него имеются инспектора, которые регулярно разъезжают и собирают сведения. Доставка этих сведений сюда после их предварительной группировки и обработки окружным резидентом производится или через наших представителей (где такие имеются), или (где таких нет) нелегальным путем — посредством агентов или тайных радио, где такие можно построить.

Кроме этой основной сети, насаждение которой является делом завтрашнего дня, Региструпр должен добывать сведения и другими путями. Одним из них является посылка одиночных агентов — исключительно личностей крупных и очень ловких, которые могут втереться в правительственные или военные круги других стран и таким образом давать сведения о состоянии и намерениях этих стран. Если для этого необходимо устройство тех или иных коммерческих предприятий, то вопрос о целесообразности в необходимости их нужно решать в каждом случае отдельно. Эти агенты не смеют иметь никакой связи с основною сетью и должны действовать вполне самостоятельно. Как и с какими нашими представителями в данной стране их связывать — это дело каждого отдельного случая.

Далее, очень существенным является метод покупки сведений из военных организаций шпионажа других стран. Так, например, вполне возможна покупка сведений, добытых германской контрразведкой в других странах. Этот метод нужно попытаться использовать во всех странах в самых широких размерах, ибо он, до построения нашей сети, дает самые полные сведения и будет служить хорошей проверкой и дополнением в то время, когда будет работать и наша собственная сеть.

Чтобы развить работу по намеченному направлению, необходимы для нее определенные условия. Во-первых, все военные представители во всех странах должны назначаться Региструпром. Эти люди должны быть абсолютно преданными и конспиративными, ибо у них будут связи и с отдельными агентами, а также необходима будет косвенная связь с сетью, т. к. последняя должна будет исполнять их задания. Далее, во всех миссиях, делегациях и представительствах, посылаемых за границу, Региструпр должен иметь своих представителей для удобной связи с местными организациями и Москвой и более быстрого налажения организационной работы.

Из данной постановки вопроса вытекает также степень участия беспартийных специалистов. В работе, которая связана с заграничными коммунистическими организациями и поэтому в высшей степени конспиративна, участие беспартийных специалистов совершенно исключено, ибо беспартийный не смеет даже знать самой системы организации нашей сети, т. е. того, что нам активно помогают коммунистические партии. Здесь должны работать исключительно военные специалисты — коммунисты.

Зато беспартийные военные специалисты — генштабисты, при отсутствии соответствующих коммунистов, допустимы в информационном отделе, куда поступает материал для обработки и приведения в общую систему и где приходится констатировать те или другие недостатки его и в связи с этим ставить дополнительные задания и вопросы Оперативному отделу.

НАЧРЕГИСТРУПР Ленцман

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 109. Д. 64. Л. 37–41. Подлинник — машинописный текст с автографом фиолетовыми чернилами.

Документ № 2.3.9

Приказ РВС Республики № 785/141 о реорганизации Регистрационного управления Полевого штаба РВСР и Разведчасти Оперативного управления Штаба РККА в Разведывательное управление Штаба РККА

4 апреля 1921 г.

1. Регистрационное Управление Полевого штаба (приказ РВСР 1921 года № 37(6) упразднить).

2. Ввести в действие объявляемый при сем штат[755] и положение Разведывательного Управления Штаба РККА.

3. На ликвидацию Регистрационного Управления и Разведывательной части Оперупра Штаба РККА предоставить месячный отпуск.

Зампредреввоенсовета Республики Э. Склянский

Верно: делопроизводитель Код[ификационной] части Упр[авления] дел[ами] РВСР В. Кондратов

К приказу РВСР 1921 года № 785/141

Сов. секретно

«УТВЕРЖДАЕТСЯ»

4 апреля 1921 г.

Зампредреввоенсовета Республики Э. Склянский

Главком С. Каменев

Член РВСР Данишевский

ПОЛОЖЕНИЕ о Разведывательном управлении Штаба Рабоче-крестьянской Красной армии (Разведупресп)

А. Предметы ведения и состав Управления

1. Разведывательное Управление является одним из управлений Штаба Рабоче-Крестьянской Красной армии и подчиняется Начальнику названного Штаба через соответствующего его помощника.

2. Разведывательное Управление есть центральный орган военной разведки как в военное, так и в мирное время.

3. Ведению Разведывательного Управления подлежат:

а) организация самостоятельной глубокой стратегической агентурной разведки в иностранных государствах;

б) организация в зависимости от обстоятельств международного положения активной разведки в тылу противника;

в) ведение по мере необходимости разведки в политической, экономической и дипломатической областях;

г) получение и обработка всякого рода изданий иностранной прессы, военной и военно-статистической литературы;

д) обработка и издание материалов по всем видам разведки с составлением сводок, описаний и обзоров; дача заключений о возможных стратегических предположениях и планах иностранных государств, вытекающих из данных о подготовке к войне;

е) введение уполномоченных Разведупра для связи в центральные органы тех ведомств, которые имеют заграничную агентуру, и получение через них необходимых Разведупру добываемых этими ведомствами сведений;

ж) руководство деятельностью разведывательных органов на фронтах и в военных округах и назначение по соглашению с соответствующими Реввоенсоветами и Командующими войсками округов, начальников этих органов.

4. Во главе Разведывательного Управления стоит Начальник его, подчиняющийся в общем порядке службы Начальнику Штаба Рабоче-Крестьянской Красной армии через соответствующего его помощника; в отношении же агентурной работы и ее организации он подчиняется непосредственно Комиссару Штаба РККА.

Одновременно Начальник Разведупра является членом Коллегии ВЧК.

5. Начальник Разведупра назначается Реввоенсоветом Республики по соглашению с Председателем ВЧК.

6. Начальник Разведупра является непосредственным распорядителем всех отпускаемых Управлению на разведку денежных сумм, каковые суммы как в государственной, так и в иностранной валюте отпускаются Разведупру распоряжением Реввоенсовета Республики, согласно смет, представляемых Начальником Разведупра 2 раза в год на утверждение РВСР.

Примечание: Секретная денежная хозяйственная отчетность Разведупра контролируется и проверяется согласно особой инструкции, утвержденной Реввоенсоветом Республики и Народным Комиссариатом Рабоче-Крестьянской Инспекции.

7. Начальнику Разведупра предоставляется право по мере надобности увеличивать число состоящих в управлении Заведывающих секторами и их помощников в зависимости от необходимости увеличения числа секторов.

8. Заместитель Начальника Разведупра избирается Начальником Управления и назначается Начальником и Комиссаром Штаба РККА.

Заместитель Начальника Управления является ближайшим помощником Начальника и замещает последнего во всех случаях его отсутствия.

9. Помощник Начальника Разведупра избирается Начальником Управления и назначается Начальником и Комиссаром Штаба РККА. Он выполняет все возложенные на него Начальником Управления поручения и, по его указанию, направляет работу Отделов.

В его непосредственном ведении состоит Общая Канцелярия Управления.

10. Общие права Начальника и прочих должностных лиц Разведупра определяются положением о Начальниках Главных Управлений Народного Комиссариата по Военным Делам и прочих должностных лиц сих управлений.

11. Особые права и обязанности Начальников Отделов, частей, отделений и других должностных лиц управления определяются инструкциями, утверждаемыми Начальником Разведупра.

11. Разведывательное управление состоит из: Общей Канцелярии Управления и четырех Отделов: 1) Отдел войсковой разведки; 2) Отдел агентурной разведки; 3) Отдел информационно-статистический и 4) Отдел радиоинформационный.

При Разведупре состоят Курсы разведки, существующие по особому штату и положению.

Б. Общая Канцелярия Управления

12. В Общей Канцелярии Управления сосредоточиваются: дела о личном составе Управления и состоящего при нем резерва, учет специалистов по разведке, общая переписка, не относящаяся к ведению отделов или касающаяся всего Управления в целом и т. п.

13. Начальник Общей Канцелярии непосредственно подчиняется Помощнику Начальника Управления.

В. Отделы Управления

I. Отдел Войсковой Разведки

14. Отдел Войсковой Разведки состоит из трех отделений: 1) Отделение войсковой разведки; 2) Отделение радиоразведки и 3) Отделение авиаразведки.

15. На Отдел Войсковой Разведки возлагается:

а) организация, руководство, направление деятельности и инспектирование войсковой разведки всех видов (разведки всех родов войск, авиа— и радиоразведки);

б) составление докладов, проектов, наставлений, положений и инструкций по войсковой разведке;

в) поддержание связи с Оперативным Управлением Штаба РККА в целях согласования руководящей деятельности по войсковой разведке с оперативно-боевыми предположениями и распоряжениями командования;

г) поддержание связи с Главным Управлением Рабоче-Крестьянского Красного Воздушного Флота и СКА (по радио) и разработка для передачи им через Начальника Разведупра общих специальных заданий по разведке, сообразно стратегических предположений и общего плана обороны страны.

II. Отдел Агентурной Разведки

16. Отдел Агентурной Разведки состоит из трех частей: 1) Агентурная (оперативная) с пятью отделениями: Восточным, Южным, Юго-Западным, Западным и Морским; 2) Техническая Часть с двумя отделениями: Техники документов и Снабжения; 3) Общая Часть с тремя отделениями: Общим, Шифровальным и Финансовым.

17. На Отдел Агентурной Разведки возлагается:

а) организация закардонной агентуры для ведения самостоятельной глубокой стратегической разведки;

б) организация связи с закордонными резидентами и непосредственное руководство их работой;

в) финансирование непосредственно подчиненных Разведупру резидентур и предварительная проверка их отчетности;

г) вербовка, обучение и персональное инструктирование агентов различных категорий, снабжение техническими пособиями, одеждой и документами отправляемых на закардонную работу агентов;

д) учет и распределение секретного личного состава, как непосредственно Агентурному Отделу подчиненных резидентур, так и местных органов Разведупра;

е) наблюдение и контроль за агентурной работой местных органов Разведупра, инспектирование и инструктирование их по агентурной части, объединение и согласование их работы с деятельностью Разведывательного Управления;

ж) организация активной разведки и руководство активной разведкой фронтовых резидентов во враждебных Советской России государствах;

з) общее наблюдение за деятельностью состоящих при Разведупре Курсов разведки.

III. Отдел Информационно-Статистический

18. Информационно-Статистический Отдел состоит из пяти отделений: 1) Отделение Западное; 2) Отделение Юго-Западное; 3) Отделение Южное; 4) Отделение Восточное и 5) Отделение Морское, Бюро Прессы, библиотек архива и типографии.

19. На Информационно-Статистический Отдел возлагается:

а) получение периодических сводок разведывательных органов, фронтов и военных округов, результатов работы отделов Войсковой и Агентурной разведки и Радиоинформационного, а также сведений из других постоянных и случайных источников и составление всякого рода сводок с выводами, заключениями и необходимыми приложениями;

б) обработка материалов всех видов военной разведки для текущей оперативной работы Штаба РККА;

в) изучение, систематизация и обработка военно-статистических и прочих материалов и данных о военном, политическом и экономическом положении иностранных государств, их взаимоотношений, о подготовке к войне и состоянии вооруженных сил;

г) всестороннее изучение и обработка получаемой в Разведупре иностранной военной литературы, руководство и направление деятельности разведывательных органов низших инстанций в отношении обработки материалов и информации;

д) изучение и обработка получаемой Разведупром общей иностранной прессы, составление библиотеки и ведение архива;

е) составление докладов и разработка общих заданий по разведке согласно указаний Начальника Разведупра;

ж) изучение и обработка, по заданиям РВСР, материалов в других областях жизни и состояния иностранных государств;

з) издание и выпуск описаний, обзоров, сводок, боевых расписаний, схем и проч.

IV. Отдел Радиоинформационный

20. Радиоинформационный отдел состоит из трех отделений: 1) Отделение военно-сухопутное; 2) Отделение Военно-Морское и 3) Отделение дипломатических сношений.

21. На Радиоинформационный отдел возлагается расшифрование перехваченной иностранной шифрованной корреспонденции, с применением на практике, самостоятельных шифров, кодов и ключей для сухопутных, морских и дипломатических (политических и экономических) сношений.

В связи с этим Радиоинформационный отдел поддерживает постоянную связь с Начальниками Сухопутной и Морской радиоразведки, получая от них все необходимые для работ отдела сведения, как-то: схемы расположения иностранных радиостанций, позывные и проч.

Верно: делопроизводитель Код[ификационной] части Упр[авления] дел[ами] РВСР В. Кондратов

РГВА. Ф. 7. Оп. 1. Д. 179. Л. 290 с об. — 292. Заверенная машинописная копия.

Документ № 2.3.10

Докладная записка Я. Д. Ленцмана Э. М. Склянскому о работе Регистрационного управления с предложениями по реорганизации агентурной разведки

№ 414

5 февраля 1921 г.

Зампредреввоенсовета Республики товарищу Склянскому

Копия в ЦК РКП и председателю ВЧК товарищу Дзержинскому

ДОКЛАД

Приняв в августе [1920 г.] Регистрационное управление, я нашел таковое в разваленном виде. Как сам аппарат Региструпра, так и его местные органы, наспех созданные во время боевых операций на фронтах, совершенно не соответствовали своему назначению. Многие из местных регистродов ввиду плохого подбора сотрудников были совершенно неработоспособны, а многие вели кустарническую работу, руководствуясь старыми, допотопными принципами разведки царских времен. Затишье на фронтах и изменение отношений к Сов[етской] России со стороны целого ряда государств дало нам возможность ближе коснуться деятельности местных органов Региструпра, проверить и подытожить их деятельность, выяснить объем и работоспособность созданных агентур. Проверка всех органов еще не кончена, но уже теперь можно сказать, что результаты самые плачевные. Оказалось, что при огромном количестве наличия армейских и фронтовых регистродов, при огромной затрате материальных средств и живых сил мы получили самые скудные сведения о состоянии, численности, боеспособности, группировках и движениях неприятельской армии. Имеющиеся же сведения добывались, главным образом, войсковой разведкой и путем опроса пленных и перебежчиков. Агентура же, пожирая огромнейшие суммы денег и живую силу, почти все время молчала. Сколь велика была затрата материальных средств и живых сил, могут показать хотя бы следующие данные.

В Латвию, например, по имеющимся в Региструпре данным, один только регистрод 4-й стрелковой дивизии за время с 1 августа 1919 г. по апрель 1920 г. направил не меньше 280 агентов. В то же время на Латвию вели разведку и туда направляли своих агентов еще: регистрод 4-й стр[елковой] дивизии, 2 представителя РВС 15-й армии, [от] Регистроарм-15, Региструпровская группа «МАКСС» в Витебске, а впоследствии и Загранбюро ЦК Латвии. В общей сложности в Латвию всеми этими организациями направлено около 700 человек, не считая отрядов партизан. Все эти 700 человек отправлялись на более или менее продолжительный период и финансировались только крупными суммами, сведения же давались не более чем одним процентом из всех. Дальше, регистродами дивизий и армий Кавфронта в течение минувшего года отправлено группами в Грузию не менее 500 агентов. В одном Трапезунде, по сообщению одного возвратившегося оттуда сотрудника, еще в конце прошлого года скопилось около 200 агентов, посланных различными морскими и сухопутными организациями вести разведку в Анатолии. Коренная реорганизация регистродов Южного и Юго-Западного фронтов показала, что в этих органах служило не менее 1700 гласных сотрудников; число секретных, которое точно установить еще пока не удалось, без сомнений, было вдвое больше гласных. Не лучше дело обстоит с регистродами других фронтов, проверка и реорганизация которых в настоящее время еще производится.

Величину израсходованных этими организациями сумм установить невозможно, т. к. многие регистроды, помимо получаемых от Региструпра сумм, усиленно субсидировались реввоенсоветами фронтов и армий, причем эти субсидии отпускались в виде бриллиантов, ценностей и т. д.

Вся система «насаждения» нашей агентуры [сводится к насаждению] своих резидентов-наблюдателей в разных пунктах на неприятельской территории и к посылке так называемых «маршрутных агентов»-ходоков. Эта система «насаждения» агентов, впоследствии, как из вышесказанного видно, превратившаяся в систему «наводнения» агентами неприятельской территории, соответственно, требовала от регистродов массу людей. Чтобы перебрасывать пачками агентов, а потом рассыпать их «веером», обхватить целый район или область неприятельской территории, нужны были десятки людей. Найти годных для агентурной работы людей, понятно, не легко, а потому местные регистроды хватались за первых попавшихся. В агенты таким путем пролезало много авантюристов и уголовного типа людей, которые, получив средства, после перехода фронта или стали провокаторами, или спекулировали, пьянствовали и безобразничали, меньше всего думая о разведке. Состав гласных сотрудников во многих регистродах был не лучше состава агентов. Пьянство, разгильдяйство и преступления — обычное явление многих регистродов армий и дивизий.

Что же касается Регистрационного управления, то состояние его лучше всего характеризовало данное самими сотрудниками название «Региструп — мертвый труп». Два самые существенные его отдела — Оперативный (добывающий материал)[756] и информационный (обрабатывающий материал), были в самом жалком положении. Никакой агентуры Региструпр сам не имел, и Оперотделу, следовательно, нечем было оперировать, а в информ[ационном] отделе на обработке материалов, например, сидели совершенно незнакомый с военным делом человек и женщина, могущая исполнить роль журналистки.

Вот короткая характеристика того наследства, которое я получил от своих предшественников. Худые стороны этого наследства, конечно, нельзя было сразу выяснить, а также не сразу можно их ликвидировать. Лишь после коренной ревизии и реорганизации регистродов Кавказского, Южного и Юго-Западного фронтов, после ликвидации многих армейских аппаратов и проверки закордонной агентуры, все постепенно выплыло на поверхность — все худые и подчас весьма грязные стороны в жизни многих регистродов. Обнаружились вещи, для ликвидации которых пришлось на помощь позвать Р[еволюционный] в[оенный] трибунал и многих бывших работников отдать в его распоряжение (из регистродов Кавфронта, например, к ответственности привлекаются 30 человек, из которых 14 уже арестованы). Указанные фронты я привел, чтобы лишний раз подчеркнуть, что в дальней[шей] работе Региструпр опираться на свои старые аппараты и строить агентурную разведку по старым методам не может. Вся 2-летняя работа в области агентурной разведки идет насмарку; на нее приходится ставить крест и взяться за организацию разведки на новых началах. Выдвинутый мною и одобренный Вами способ — новый принцип в области организации новой агентурной разведки — сводится к отказу от «насаждения» на территории противника завербованных и подготовленных агентов, к отказу на переброску[757] на территории «пачками» рассыпающих «веером» агентов. Вместо количественно большой, но качественно плохой массы агентов я ставлю отборных морально и политически проверенных и достаточно подготовленных одиночек, которые в качестве резидентов-организаторов направляются в то или иное государство. В задачу их ставится создание агентурной сети из местных жителей, черпая, главным образом, своих работников из местных партийных организаций. Всюду количество должно быть заменено качеством. Такова вкратце основа будущей работы. Поскольку мы сумели этот принцип применить на деле, постольку уже отмечаются реальные результаты. Наши новые, небольшие аппараты (например, в Литве, Латвии, Эстонии, Германии) дают несравненно больше ценные[758] материалы, чем старые громоздкие организации.

Ликвидация старого типа агентуры естественно диктует необходимость создания новой. Этой работе сейчас значительно благоприятствует затишье на фронтах и завязывающиеся дипломатические, торговые и прочие сношения с целым рядом государств, дающие нам возможность почти без риска перебросить организаторов и установить с ними прочную связь. Этот благоприятный для нас момент мы должны использовать, т. к. нет никаких гарантий, что после немногих месяцев обстоятельства не изменятся в худшую сторону. Если, например, весной на Западе начнутся военные действия, то упущенное нами теперь уже ничем нельзя будет наверстать. Исходя из этих соображений, я принял все меры для подготовки нескольких хороших резидентов-организаторов для западноевропейских государств и Турции, которая в последнее время приобретает особый для нас интерес. Если этих организаторов удалось бы перебросить в декабре и январе, как я это предполагал, то через 2–3 месяца мы имели бы там прочные агентуры и могли бы дать ряд ценных, нужных нашему командованию, сведений. Но этого сделать не удалось, и не потому, что были бы какие-либо особые внешние препятствия, а вследствие бюрократизма и невероятной волокиты некоторых учреждений, от коих зависит снабжение Региструпра необходимыми средствами.

Как я уже выше указал, мною приняты все меры, чтобы ликвидировать громоздкие фронтовые регистродовские организации к сокращению расходов на разведывательную работу до возможного в данное время минимума. Но совершенно без средств разведывательную работу вести нельзя. Несмотря на все сокращения, требуется еще довольно значительная сумма, которую нужно получить уже не в советских и «николаевских», а в виде реальных ценностей или в иностранной валюте. «Николаевские» деньги, которые во время существования белогвардейских фронтов еще довольно сносно котировались, с разгоном Врангеля потеряли свою цену, курс их изо дня в день падает, и снабжать ими отправляемых на работу резидентов значит не давать средств для работы. Вследствие этого еще в первых числах декабря [19]20 г. мною была выработана и подана через т. Дзержинского на усмотрение ЦК партии смета на будущее полугодие в размере 293 000 фунтов стерлингов (включая сюда и фронтовые организации), каковая смета была одобрена и поддерживалась т. Дзержинским. От своевременного, хотя бы частичного, получения этих денег зависела дальнейшая судьба разведки. Но вот прошло уже два месяца, и для работы не получено в буквальном смысле ни гроша. Представленная смета обсуждалась недели три созданной ЦК партии комиссией. Вопрос решался и перерешался — и в результате ничего. На мои неоднократные доклады т. Дзержинскому и настойчивые письменные требования — отпустить хоть небольшую сумму (25 000 фунтов стерлингов), нужную на первое время для финансирования некоторых подготовленных к отправке работников, давались обещания, т. Дзержинский делал соответствующие распоряжения, но дальше дело не пошло. После долгих хождений, нажимов и т. д. всего-навсего мне удалось через ВЧК получить иностранной валюты на 1364 фунта стерлингов, каковой суммой решительно ничего предпринять нельзя. На эту сумму не может существовать даже одна резидентура в течение месяца. Получение же сметной суммы или хотя бы части ее еще, как говорят, за горами, ибо при последнем обращении к т. Лежаве — одному из членов созданной ЦК комиссии — выяснилось, что предположенные миссией к отпуску 2 000 000 золотом еще не представлены на утверждение ЦК, а взаимообразно в счет сметы иностранную валюту получить нельзя, т. к. ее здесь нет. Этим самым ставится крест на все предпринятые мною шаги по реорганизации агентурной разведки[759] и, вместе с тем, прекращается и сама разведка на несколько месяцев. С огромными трудностями созданные нами в Германии, Литве, Латвии и частично в Польше и в других государствах агентуры должны из-за отсутствия средств разваливаться. Подготовленных для отправки людей приходится отпустить, т. к. они, будучи ответственными партийными работниками и будучи снятыми с ответственной советской работы, не согласны месяцами сидеть бездельничая и ожидать на отправку, тем более что Региструпр не может дать им самые необходимые удобства для продолжительной жизни в Москве. Кроме того, приходится отказаться от некоторых тех возможностей использовать для региструпровской работы, которые дает посылка в разные государства, напр[имер], в Персию, Италию и Финляндию, дипломатических и торговых миссий, т. к. завербованные в них для агентурной работы люди без средств все равно никакой агентурной работы вести не сумеют.

Указанные обстоятельства ставят меня, как начальника Регистрационного управления, в безвыходное положение. Приглашенные мною для агентурной работы сотрудники, не зная фактического положения дел, естественно, все приписывают плохой постановке работы, бюрократизму и канцелярщине в Региструпре и, в первую голову, обвиняют меня, как руководителя этого учреждения. Мои ближайшие сотрудники, начальники отделов, видя всю бесцельность такой работы, чуть ли не ежедневно подают рапорта об увольнении, ссылаясь на невозможность дальше работать. Двое подготовленных для организации агентурной разведки в Турции, ждавшие два месяца на получение средств[760], наотрез отказались дальше ждать и уходят на другую работу. Тем самым мы теряем имеющиеся у нас связи и завербованных людей и одновременно откладываем на долгий ящик организа[цию] агентуры в Турции.

Докладывая Вам об изложенном, я должен указать, что в таких условиях работу дальше вести нельзя и что исполнение заданий Полевого штаба становится невозможным. Если РВС Республики заинтересован в существовании Региструпра, а не «мертвого трупа», если военному командованию нужна агентурная разведка, то нужно обеспечить возможность работы созданному для этого учреждению.

Обращаясь к Вам как к заместителю председателя Реввоенсовета Республики и своему начальнику, прошу принять меры к самому срочному обеспечению Региструпра средствами или же освободить меня от занимаемой должности, т. к. в таких условиях ответственность за работу Региструпра нести не могу.

Начальник Регистрационного управления Ленцман

Пометы[761]:

1) черной ручкой, сверху от адресата: «Крестинскому. Секретно»;

2) простым карандашом, слева от текста: «Копия послана Серебрякову»;

3) простым карандашом, под пометой № 2: «Сталину для комиссии, образованной Оргбюро, по Региструпу.

10/II. С[еребряков]».

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 109. Д. 64. Л. 42 с об. — 45. Копия на правах подлинника (экз. ЦК РКП(б)) — машинописный текст на бланке «РСФСР. Полевой штаб Революционного Военного || Совета Республики. Регистрационное управление» с автографом.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 2.706. Запросов К БД/Cache: 3 / 1