Первое знакомство

Когда осенью 1937 года Рейхсминистерство воздушного флота (Reichsluftfahrtministerium — RLM) заказало бременской фирме Focke-Wulf одноместный истребитель для дополнения уже принятого на вооружение Мессершмитта Bf 109, проект Fw 190 уже был практически завершен. Вилли Мессершмитт имел большое влияние в RLM и генеральном штабе и всячески противился этому заказу, утверждая, что его непревзойденный и непобедимый BF 109 не нуждается в дополнениях. Тогда главный конструктор фирмы Focke-Wulf, дипломированный инженер Курт Танк (Tank) и предложил конструкцию истребителя, оснащенного радиальным двигателем воздушного охлаждения BMW, вместо модных тогда в Европе рядных двигателей жидкостного охлаждения. По иронии судьбы, лучший истребитель гитлеровской Германии был принят на вооружение не за свои летные качества, а только по той причине, что на нем стоял радиальный двигатель. Дело в том, что Технический департамент RLM решил подстраховаться на тот случай, если с поставками дефицитных двигателей для Bf 109 возникнут сложности.

Первой частью, полностью оснащенной истребителями Fw 190, которая появилась на Восточном фронте, был I./JG 51 «Molders» — 1-й дивизион 51-го истребительного полка. Ничего не знавшие о закулисной борьбе вокруг нового истребителя пилоты отнеслись к своему отзыву с фронта для перевооружения как к счастливой возможности отдохнуть и побывать на родине. I./JG 51 сформировали 1 апреля 1937 года в Бад-Альбиге (Бавария) как I./JG 135. Непосредственно перед началом французской кампании дивизион вошел в состав 51-го истребительного полка. I./JG 51 участвовал в боях в Нидерландах, во Франции и в Битве за Англию. В конце мая 1941 года I./ JG 51 перебросили на восток в рамках подготовки плана «Барбаросса». Первые потери дивизион понес вскоре после начала боевых действий на Восточном фронте. Сначала с задания не вернулись два пилота из 2./JG 51, а третьим погибшим стал командир дивизиона, кавалер Рыцарского креста с дубовыми листьями, гауптман (капитан) Герман-Фридрих Йоппин (Joppien), на счету которого было 70 воздушных побед. Йоппин погиб к юго-западу от Москвы 25 августа 1941 года. Спустя год, за время которого сменились три командира дивизиона, I./JG 51 по-прежнему оставался на центральном участке фронта. За это же время советские летчики пересели с И-15 и Як-1 на Ла-5 и Як-7Б, которые по своим тактико-техническим данным превосходили немецкие истребители Bf 109F, составлявшие основу самолетного парка дивизиона. Положение становилось критическим и I./JG 51, который в то время возглавлял гауптман Генрих Краффт (Krafft), отвели с фронта в Йесау, около Кенигсберга, для пополнения и перевооружения. Так I./JG 51 пересел с Bf 109F на Fw 190A-4.

Прежде чем приступить к практическим полетам, летчики дивизиона прослушали курс лекций, в которых рассказывалось о характеристиках нового самолета и особенностях его пилотирования. Главной особенностью, отличавшей Fw 190 от Bf 109, был мощнейший 1700-сильный двигатель BMW 801D-2. Радиальный BMW идеально подходил для истребителя и обладал двумя важными преимуществами перед рядным двигателем Daimler-Benz, установленным на Bf 109. Во-первых, двигатель BMW благодаря значительному поперечному сечению защищал пилота спереди. Во-вторых, радиальный мотор Fw 190 был поразительно живучим. Если Bf 109 можно было сбить одной пулей, угодившей в радиатор системы охлаждения, то Fw 190, случалось, уверенно возвращался на базу потеряв один или несколько цилиндров.

Но был у Fw 190 и один недостаток. Если двигатель все же замолкал, то пилоту оставалось несколько секунд, чтобы покинуть обреченный самолет. Дело в том, что Fw 190 планировал едва ли лучше, чем кирпич. Как только двигатель замолкал, нос самолета опускался вертикально вниз и истребитель стремительно устремлялся к земле. Опытные пилоты давали разные советы о том, как себя вести в этом случае. Многие летчики утверждали, что посадить самолет с замолкнувшим двигателем — дело безнадежное. Некоторым же пилотам удавалось совершить вынужденную посадку, однако это всегда оборачивалась повреждениями различной степени тяжести как для самого пилота, так и для его истребителя. Но и те и другие настоятельно не рекомендовали повторять кому-либо подобные эксперименты. В качестве возможного варианта предлагалась посадка с невыпущенными шасси — таким образом пилотам обычно удавалось избежать серьезных увечий. Тяжелый двигатель BMW, окруженный бронекожухом, обладал достаточным моментом инерции, чтобы смести с пути многие препятствия. Один летчик придумал устанавливать перед посадкой винт таким образом, чтобы две лопасти смотрели вниз. Во время касания лопасти загибались назад вдоль фюзеляжа и играли роль лыж, на которых самолет скользил по земле. Когда на базе Fw 190 был создан истребитель-бомбардировщик, некоторым пилотам удавалось совершать вынужденную посадку «на три точки» не выпуская шасси, но используя вместо них бомбодержатели, установленные под крыльями!

Широкая колея Fw 190 также давала ему несколько очков вперед в условиях Восточного фронта. Fw 190 взлетали с любых аэродромов, в снег, в слякоть, в дождь и в грязь. Однако рулежка и непосредственно взлет на Fw 190 представляли собой определенную трудность. Не смотря на практически круговой обзор из кабины (имелась мертвая зона шириной 15(- обзору мешало изголовье бронеспинки кресла пилота) задранный кверху массивный капот двигателя ограничивал поле зрения пилота пока самолет не оторвался от земли. В отличие от Bf 109, Fw 190, как говаривали пилоты, взлетал и садился «на три точки». Поднимать хвост до отрыва от земли было рискованно, поскольку возникала угроза задеть винтом за почву, после чего самолет неминуемо капотировал. Летные качества Fw 190 были превосходны, но резко ухудшались с высотой. Этот недостаток сильно мешал на Западе, но на Восточном фронте не имел существенного значения, поскольку советские пилоты больше любили воевать у земли. Таким образом Fw 190 идеально подходил для условий Восточного фронта, сочетая в себе прочность, маневренность и устойчивость. В добавок, эта довольно компактная машина вмещала в себя большое количество мощного вооружения — два 7.92-мм пулемета и четыре 20-мм пушки. Кстати, Bf 109 не уступал Fw 190 только в вооружении.

Принятая на Западном фронте тактика воздушного боя создала Fw 190 известность «вертикального самолета» — другими словами во время сражения самолеты то пикировали, то резко набирали высоту. На Восточном фронте также применялась подобная тактика, поскольку советские летчики редко когда старались получить преимущество в высоте и уделяли мало внимания задней полусфере. Действительно, один из главных противников немецких истребителей в России — штурмовик Ил-2 — представлял собой достаточно крепкий орешек и сбить его можно было только атаковав сзади. Толстая броня, защищавшая двигатель и кабину Ил-2 с боков и снизу выдерживала попадания пуль и снарядов и только меткая очередь, пущенная сзади, могла поразить самолет Илюшина. Летчиков из I./JG 51 предупредили, что скорость сваливания Fw 190 составляет 200 км/ч, причем в штопор самолет сваливается внезапно. Сваливание в штопор наступало и при слишком резком развороте. В этом случае рекомендовалось заложить вираж на другой борт и компенсировать штурвалом начинающееся вращение. Однако летчики из I./JG 51 смогли обратить этот недостаток самолета в его достоинство. Дело в том, что подобный маневр специально повторить было довольно трудно. Поэтому часто случалось, что только сваливаясь в контролируемый штопор немецким истребителям удавалось оторваться от сидящих у них на хвосте советских самолетов. Но здесь приходилось быть особенно осторожным — подобная воздушная акробатика требовала большого запаса высоты.

После окончания теоретического курса, пилоты начали знакомиться с кабиной Fw 190. В отличие от Bf 109 для Fw 190 не существовало двухместного учебного варианта (такой самолет появился только в 1944 году, в очень небольших количествах и использовался исключительно для переучивания пилотов Ju 87). В воздух подняться пилотам разрешили только после того, как они освоились в новом для них окружении.

Первое знакомство
Как лягушки на водных лыжах — два Fw 190 выруливают по грязи полевого аэродрома, начало 1943 года. Поскольку на самолетах отсутствуют какие бы то ни было <a href='https://arsenal-info.ru/b/book/141600269/3' target='_self'>тактические знаки</a>, кроме бортового номера, можно лишь гадать о том, какой части принадлежали эти Fw I90A-4. Если это машины JG 51, то снимки сделаны в Орле, а если JG 54 — то в Красногвардейске. Обратите внимание ни бело-серый Fw 190, стоящий за «белой десяткой».

Как лягушки на водных лыжах — два Fw 190 выруливают по грязи полевого аэродрома, начало 1943 года. Поскольку на самолетах отсутствуют какие бы то ни было тактические знаки, кроме бортового номера, можно лишь гадать о том, какой части принадлежали эти Fw I90A-4. Если это машины JG 51, то снимки сделаны в Орле, а если JG 54 — то в Красногвардейске. Обратите внимание ни бело-серый Fw 190, стоящий за «белой десяткой».

Нажатием на кнопку, расположенную на фюзеляже, пилот выпускал ступеньку, спрятанную у основания крыла. При помощи этой ступеньки можно было забраться в кабину. В кабине пилот занимал полулежачее положение. Кресло регулировалось по высоте примерно на 10 см, что также можно было отнести к бесспорным преимуществам Fw 190 перед Bf 109. Основные приборы в кабине Fw 190, разумеется, были те же, что и на остальных типах самолетов, однако здесь имелось большое количество совершенно новых электрических приборов и индикаторов. Электронной изюминкой Fw 190 был Kommandogeret — называемый «первым компьютером» или «думающим ящиком». Kommandogeret по существу был автопилотом и брал на себя многие функции, такие как регулировка шага винта, поддержание состава топливовоздушной смеси, форсирование двигателя и выдерживание заданных оборотов на валу. Fw 190 был оборудован электрическими системами выпуска шасси (каждую стойку выпускал отдельный электродвигатель) и закрылков, а также установки триммеров. Электрический привод имела и система перезарядки оружия, однако между двумя перезарядками следовало делать трехсекундный интервал иначе возникала опасность перегрузки аккумуляторной батареи.

Наконец вся теория позади. В присутствии механика пилот пристально осматривает кабину — плечевые ремни, парашютные ремни, кислородный аппарат, еще малознакомые приборные панели. Механик спрыгивает на землю и отходит в сторону. «Контакт!» двигатель BMW 801 запускается инерционным стартером, который запитывается или от аккумуляторной тележки или от бортового аккумулятора. Скрежет стартера и мотор оживает, выпуская клубы сизого дыма. Закрылки выпущены на 12(, тормоза отпущены и самолет трогается с места. Набрав скорость 180 км/ч пилот убирает шасси и закрылки и забыв все то, о чем ему говорили инструкторы, остается один на один с самолетом. Совершив несколько пробных кругов над аэродромом, летчики вскоре убеждаются в том, что Fw 190 превосходно слушается штурвала. Элероны ходят легко и даже небольшое их смещение вызывает значительный крен. В воздухе разыгрываются шуточные воздушные бои, во время которых пилоты закладывают такие виражи, при которых у старых Bf 109 отвалились бы крылья.

Перевооружение закончилось. Оно было кратким, но интенсивным. Практически все пилоты дивизиона — закончили летные школы еще до войны или в первые военные годы, поэтому программа их подготовки была полной. Многие из них уже имеют за плечами три года воздушных боев, так что им не нужно объяснять тактику. Они уже развернули свои лобастые машины на восток и готовы снова вступить в бой.

Зима 1942/43 г.г. Fw 190А-3, выделенные из состава I./JG 51, дислоцируются на зимнем аэродроме, оборудованном на льду озера Иван, к западу от Москвы. На самолете, расположенном на заднем плане, идет замена двигателя. На самолетах, принадлежащих штабу группы (в правой половине снимка), видны заметные «шевроны» и желтые полосы быстрой идентификации. Самолеты этой части в описываемый период активно привлекались к сопровождению пикирующих бомбардировщиков Ju 87, обеспечивавших воздушный мост с окруженными под Великими Луками немецкими частями.

Зима 1942/43 г.г. Fw 190А-3, выделенные из состава I./JG 51, дислоцируются на зимнем аэродроме, оборудованном на льду озера Иван, к западу от Москвы. На самолете, расположенном на заднем плане, идет замена двигателя. На самолетах, принадлежащих штабу группы (в правой половине снимка), видны заметные «шевроны» и желтые полосы быстрой идентификации. Самолеты этой части в описываемый период активно привлекались к сопровождению пикирующих бомбардировщиков Ju 87, обеспечивавших воздушный мост с окруженными под Великими Луками немецкими частями.

Похожие книги из библиотеки

Истребитель танков «Мардер»

Сам факт появления в Вермахте самоходных противотанковых орудий не случаен. С одной стороны — это часть общего процесса создания широкой номенклатуры самоходноартиллерийских установок, необходимых для повышения мобильности артиллерийских подразделений в составе танковых и моторизованных дивизий. С другой — прямое соответствие тактике применения танковых соединений в немецкой армии.

В принципе, для Панцерваффе было характерно наличие в штате большого числа противотанковых орудий. Так, например, к началу операции «Барбаросса» в составе немецкой танковой дивизии в среднем имелось 45 37-мм и девять 50-мм противотанковых пушек, в моторизованной дивизии — 102 37-мм и девять 50-мм. Кроме того, для противотанковой обороны могли привлекаться (и привлекались) легкие и тяжелые пехотные орудия, а также малокалиберная зенитная и дивизионная гаубичная артиллерия. В состав дивизионных боевых групп в случае необходимости включались орудия корпусной артиллерии и 88-мм пушки тяжелых зенитных дивизионов Люфтваффе.

Самоходные установки на базе танка Т-34

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Состоявшийся 15 апреля того же года пленум Артиллерийского комитета ГАУ с участием представителей от промышленности и войск, а также Народного комиссариата вооружения признал желательным создание как самоходно-артиллерийских установок поддержки пехоты с 76-мм пушкой ЗИС-З и 122-мм гаубицей М-30, так и самоходных истребителей дотов со 152-мм пушкой-гаубицей МЛ-20. Для борьбы с воздушными целями предлагалось сконструировать 37-мм зенитную автоматическую самоходную пушку. В основном решение пленума сводилось к созданию такой системы артиллерийского вооружения, которая обеспечила бы поддержку и сопровождение наступающей пехоты и танков огнем орудий, способных в любых условиях боя и на всех его этапах следовать в боевых порядках войск и непрерывно вести эффективный огонь. Решение пленума было одобрено Государственным Комитетом Обороны.

Танки Первой Мировой

Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.

Авианосцы, том 1

18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.