Глав: 11 | Статей: 11
Оглавление
Первой частью, полностью оснащенной истребителями Fw 190, которая появилась на Восточном фронте, был I./JG 51 «Molders» — 1-й дивизион 51-го истребительного полка. Ничего не знавшие о закулисной борьбе вокруг нового истребителя пилоты отнеслись к своему отзыву с фронта для перевооружения как к счастливой возможности отдохнуть и побывать на родине. I./JG 51 сформировали 1 апреля 1937 года в Бад-Альбиге (Бавария) как I./JG 135. Непосредственно перед началом французской кампании дивизион вошел в состав 51-го истребительного полка. I./JG 51 участвовал в боях в Нидерландах, во Франции и в Битве за Англию. В конце мая 1941 года I./ JG 51 перебросили на восток в рамках подготовки плана «Барбаросса». Первые потери дивизион понес вскоре после начала боевых действий на Восточном фронте.
С. Ивановi

JG 51 в бою

JG 51 в бою

6 сентября 1942 года I./JG 51 вернулся на Восточный фронт. В этот же день агрессоры начали последнее наступление на Сталинград. За первые сутки боев немцам удалось занять стратегически важный аэродром Гумрак, завязались бои в отдаленных предместьях Сталинграда, а генерал Андрей Еременко перенес свой штаб за Волгу. Следующие четыре месяца 6-я армия фон Паулюса вела постоянные бои, закончившиеся окружением, гибелью или пленом для солдат этого еще так недавно грозного соединения.

I./JG 51 не довелось поучаствовать в Сталинградской кампании, дивизион направили на север, где летчики должны были набрать опыт, занимаясь свободной охотой (Freie Jagd), действуя в составе патрулей и звеньями (Schwarm и Rotte) Rotte — пара самолетов, ведущий и ведомый или, как их называли в люфтваффе — «эксперт» и «качмарик». Schwarm — звено, состоящее из двух пар. База I./JG 51 располагалась возле Любани, к юго-востоку от Ленинграда. Иногда дивизион перебрасывали к озеру Ильмень, для воздушного прикрытия узкого рамушевского коридора, связывающего Демянский плацдарм с основными силами.

В октябре I./JG 51 передислоцировали в район Ржевско-Вяземского плацдарма на центральном участке Восточного фронта. Как и Демянский «гриб», Ржевско-Вяземский плацдарм образовался во время контр-наступления Красной Армии весной 1942 года — на этом участке вермахту удалось сдержать продвижение противника. Для I./JG 51 перебазирование означало, что тренировка закончилась и началась настоящая война.

Тем временем в Иесау для перевооружения был отведен II./JG 51, возглавляемый гауптманом Трассером (Grasser). В отличие от I./JG 51, переоснащение II./JG прошло по сокращенной программе. Высадка союзников в на северо-западе Африки заставила германское командование направить личный состав 4. и 5./JG 51 в Виннер-Нойштадт, где пилоты из этих двух эскадрилий получили 20 Bf 109G-2/trop уже покрытых пустынным камуфляжем и отправились сначала на юг Сицилии, а оттуда в Тунис.


1. Fw 190A-8 «черный двойной шеврон», капитан Пауль Хайнрих Дэне (Daehne), командир II./JG 1, Мекленбург, февраль 1945 года

Самолет Дэне был из числа тех Fw 190, что появились на Восточном фронте в 1945 году. Камуфляж и обозначения выполнены по одной из типичных для того времени схем. Красная полоса у хвоста обозначает принадлежность машины к авиации ПВО Рейха. Это была одна из первых машин JG 1, переброшенных на восток. Есть вероятность того, что до Дэне на этом самолете летал прежний командир JG 1, майор Гер. манн Штайгер. На счету Дэне более 100 воздушных побед, из которых 80 он записал себе на востоке. Часть из них он одержал в 1942/43 г.г., летая в составе JG 52, однако точно вычислить его успехи на Fw 190 в 1945 году не представляется возможным, так как архивы части утеряны. Капитан погиб 24 апреля 1945 года, во время боевого вылета на Heikel He 162 «Volksjaeger».

2. Fw 190A-8, «желтая единица», майор Берна Галлович (Gallowitsch), командир 7./ JG 1, Гари/Узедом, март 1945 года

В противоположность машине Дэне, «Антон-8» Галловича не имеет полосы авиации ПВО Рейха. Вероятно, эта машина поступила в часть уже после переброски ее на восток. Обращает на себя внимание пятнистый камуфляж: и другая схема опознавательных знаков. Галлович дожил до конца войны, а за всю свою карьеру, включая службу в JG 51, записал на свой счет 64 победы, из которых 59 на Восточном фронте. Также не известно, сколько побед он одержал на Fw 190 в конце войны.

3. Fw 190D-9 «черный двойной шеврон», оберлейтенант Оскар Ромм (Romm), командир IV./JG 3, Пренцлау, март 1945 года

Самолет Ромма несет стандартный камуфляж и опознавательные знаки, дополненные двойным шевроном командира группы. Машина заметно отличается от других истребителей «Дора-9», принадлежавшими штабу IV./JG 3, на которых отчетливо виднелись следы активной эксплуатации и многократного перекрашивания. Однако ни на одном из самолетов за крестом не было видно никаких знаков, указывающих на IV группу. Карьера Ромма также закончилась 24 апреля 1945 года, когда он вместе с Дэне попал в катастрофу. Ромм уцелел, но получил тяжелое ранение. К этому моменту на его боевом счету было 92 победы.

4. Fw 190D-9, «черный шеврон и полоса», подполковник Герхард Михальски (Michalski), командир JG 4, Одер, январь 1945 года

Этот самолет имеет несколько нетипичный камуфляж:. Зимой 1944/45 года Михальски летал на нескольких подобных самолетах. Обозначения на самолете состоят из одиночного шеврона и полосы, проходящей слева и справа от креста. У хвоста видна черно-бело-черная полоса ПВО Рейха — машину недавно перебросили с Рейна на Одер. Михальски, долгое время служивший в II./JG 53, а также летавший на Bf 109 над Средиземным морем, закончил войну, одержав на Восточном фронте 14 побед. Через девять месяцев после окончания войны он погиб в автокатастрофе.



5. Fw 190A-3, «черная единица», капитан Фридрих-Вильгельм Штракельян (Strakeljahn), командир 14. (Jabo)/JG 5, Петсамо, северная Финляндия, июнь 1943 года

Ранний, стандартный для Восточного фронта тип окраски Fw 190, до введения желтых полос быстрой идентификации. На капоте двигателя эмблема эскадрильи — лук и бомба. К весне 1943 года самолеты с такой эмблемой на Восточном фронте составляли уже скорее исключение, а не большинство. Весной 1944 года Штракельян вместе со своей эскадрильей был переброшен в Италию, но вскоре вернулся на восток уже в должности командира II./SG 4. Он погиб в боевом вылете 6 июня 1944 года. Штракельян летал на штурмовки, но между делом сумел одержать девять воздушных побед.

6. Fw 190D-9, «черный шеврон и полоса», майор Герхард Баркхорн (Barkhorn), командир JG 6, Нижняя Силезия, январь 1945 года

«Дора-9» Баркхорна несет знаки, как на самолете Михалъски. Баркхорн, хотя и одержал 301 победу на Восточном фронте, пересев на Fw 190 не сумел увеличить это число. Окраска и опознавательные знаки его самолета типичны для JG 6 в то время. Красно-бело-красная полоса обозначает принадлежность самолета системе ПВО Рейха. Под кабиной написано имя жены пилота — «Christl». Между плечами шеврона помещена небольшая белая пятерка. Эти обозначения оставались на машинах Баркхорна на протяжении всего его боевого пути.

Поскольку II./JG 51 практически полностью оказался в Северной Африке, для переоснащения в Йесау с фронта отозвали III./JG 51 (командир — гауптман Карл-Хайнц Шнелль (Schnell)). Таким образом I./JG 51 и оснащенный Bf 109IV./JG 51 (база в районе Витебска) оказались единственными истребительными частями, прикрывающими Ржевско-Вяземский плацдарм. Этим неприминули воспользоваться советские летчики. В отличие от первых месяцев войны, советские самолеты — в основном Пе-2 и Ил-2 — теперь летали на задание не большими скоплениями, а маленькими, хорошо организованными группами, причем советских самолетов было не меньше, а может быть даже и больше, чем летом 1941 года. Пилотам из I./JG 51 пришлось отдуваться буквально за троих (за себя, за II./JG 51 и за III./JG 51). Действовали Fw 190 из I./JG 51 с пяти аэродромов, из которых главным был аэродром в Дугино, располагавший бетонированной ВПП длинной полтора километра,

ангарами, казармой и складами. Находясь постоянно в воздухе, немецкие пилоты быстро превзошли самих себя, летавших на Bf 109. К 1 ноября дивизион записал на свой счет 4000-ю воздушную победу. В это время в составе I./JG 51 появился новичок — гауптман Хайнц Ланге (Lange). Хотя Ланге был новичком в JG 51, он был опытным пилотом и свой первый самолет сбил еще в октябре 1939 года, когда английский разведчик «Blenheim» имел несчастье попасть в перекрестье прицела Bf 109Е немецкого летчика. На протяжение года Ланге был Staffelkapitan I./JG 54 на Ленинградском фронте, а 26 октября возглавил 3./JG 51.



Разумеется, это снимок не Вальтера Новотны, но он дает наглядное представление о том, как будущий ас провел четыре дня, болтаясь в волнах Балтийского моря. Надувная лодка находилась в кабине самолета, уложенная в виде подушки сиденья или подголовника. Похожим образом с 1942 года англичане размещали «dinghy К» в кабинах «Спитфайров» и «Тайфунов».


Начало 1943 года. Пилот нового Fw 190A-4, принадлежащего I./JG 54, прогревает двигатель перед взлетом с аэродрома Краспогвардейск. Виден белый зимний камуфляж самолета, особенно плотный в районе желтой полосы быстрой идентификации. Обратите внимание на слой копоти перед правой 20-мм пушкой MG 151, свидетельствующий о активном боевом применении самолета.

«Впервые я поднялся в воздух на Fw 190 8 ноября 1942 года в районе Вязьмы. В воздухе я испытал сильнейшее волнение, хотя мне доводилось летать на всех типах истребителей, используемых на Восточном фронте. Благодаря небольшому фюзеляжу обзор из кабины Fw 190 был несколько лучше, чем из кабины Bf 109. фокке-вульф оказался маневреннее Мессершмитта. Хотя радиус горизонтального разворота у Bf 109 был меньше, при определенном навыке Fw 190 проходил вираж ни чуть не хуже Bf 109. И если управление Bf 109 требовало значительных физических усилий, пилотирование Fw 190 было настоящим удовольствием.

Конструктивно, Fw 190 также превосходил Bf 109, что особенно проявлялось во время пикирования. Радиальный двигатель фокке-вульфа был более живучим. Вооружение Fw 190 зависело от модификации, но всегда было достаточно мощным, что было вообще характерно для немецких истребителей. Центральная пушка мессершмитта обладала большей точностью огня, но это имело значение только при ведении боя один на один. 30-мм пушку Bf 109 часто заклинивало во время боя — я упустил по меньшей мере шестерых по этой причине.

Важным нововведением в тактику воздушного боя был переход от звеньев, состоявших из трех самолетов (Ketten), к звеньям из четырех самолетов (Schwarm). Эту тактику, предложенную Вернером Мёльдерсом, наши пилоты опробовали еще в Испании. Переход к полетам четверками значительно увеличил результативность истребителей».

Ланге стал шестым и последним командиром JG 51 и закончил войну имея на своем счету 70 воздушных побед из которых 69 он одержал на Восточном фронте.



Нижние створки капота на Восточном фронте окрашивали в желтый цвет, используя их в качестве элементов быстрой идентификации. У всех трех Fw 190А-4 из I./JG 54 створки капота желтые.


Этот Fw 190А-4 из I./JG 54 садиться на аэродром Красногвардейск. Шасси и закрылки уже выпущены. Самолет несет полный комплект элементов быстрой идентификации: желтые оконцовки крыльев, желтая полоса на фюзеляже, желтые нижние створки капота, эмблема группы на верхней части капота.

24 ноября 1942 года, когда зима полностью вступила в свои права, Красная Армия нанесла силами семи армий, поддержанных несколькими полками фронтовой авиации, превентивный удар по северному флангу Ржевско-Вяземского плацдарма, чтобы предотвратить возобновление наступление вермахта на Москву. Советским войскам удалось прорвать фронт у Ржева, у Бели и у Великих Лук. Наиболее опасным был прорыв у Великих Лук. Дело в том, что Великие Луки, оккупированные фашистами в августе 1941 года, были важным железнодорожным узлом. За время оккупации немцы превратили Великие Луки в мощную крепость, которая была, наверное, самым хорошо укрепленным пунктом на всем центральном участке фронта. И вот эта крепость оказалась окруженной. Как единственный истребительный полк на этом участке фронта, JG 51 в составе двух дивизионов получил новое задание. Во-первых, истребители полка должны были сдерживать яростные атаки советской авиации, а, во-вторых, оказывать прикрытие для бомбардировщиков и транспортных самолетов люфтваффе, доставляющих грузы осажденному гарнизону. Пилотам приходилось совершать протяженные перелеты, поэтому Краффт приказал части I./JG 51 перебазироваться на новый аэродром, оборудованный на льду озера Иван около Великих Лук. С этого аэродрома Fw 190 взлетали для эскорта Ju 87, летящих сбрасывать контейнеры с грузами для осажденных войск. В декабре 1942 года из Йесау на Восточный фронт вернулись III./JG 51 и 6./ JG 51, получившие новые Fw 190А-4. Но все усилия немецких летчиков оказались напрасны — 1 января 1943 года части Красной Армии с боем взяли Великие Луки.

В это время I./JG 51 понес первые потери с тех пор, как пересел на Fw 190. 10 декабря погиб гауптман Хорст Риман (Riemann), исполнявший обязанности офицера связи. Четыре дня спустя нарвались на зенитную батарею и были сбиты гауптман Краффт и унтер-офицер Риттербуш (Ritterbusch). Кавалер Рыцарского Креста Генрих «Гауди» Краффт, который с мая 1942 года возглавлял I./JG 51 и имел на своем счету 78 воздушных побед, смог совершить вынужденную посадку, но подоспевшие красноармейцы имели о заслугах немецкого пилота противоположное мнение и тут же пустили пленного в расход.

В отличие от I./JG 51, летчики из III./JG 51 не имели времени на «раскачку». Вернувшись из Йесау, где дивизион потерял одного пилота, погибшего в авиационной катастрофе, III./JG 51 был сразу брошен в бой.

Пилоты JG 51 пытались сдержать растущий напор Красной Армии вдоль всего центрального участка фронта. Дивизионы, эскадрильи и даже отдельные звенья постоянно сновали вдоль линии обороны, направляясь к наиболее угрожаемым участкам. К концу года I./JG 51 как на карусели крутился по маршруту озеро Иван-Вязьма-Орел. Накапливалась усталость, которая давала о себе знать ростом небоевых потерь. Так, например, погиб гауптман Рудольф Буш (Busch), который занял пост командира I./JG 51 после гибели Краффта. 17 января Буш вылетел с аэродрома на озере Иван в паре с командиром JG 51 оберст-лейтенантом (подполковником) Карлом-Готтфридом Нордманом (Nordmann). Оба самолета еще набирали высоту, когда Fw 190, которым управлял Нордман, резко свалился на крыло и врезался в самолет Буша. Объятый пламенем истребитель командира I./JG 51 рухнул за линией фронта, а Нордман, получивший тяжелые ранения, смог выпрыгнуть с парашютом и приземлился на своей территории. Это происшествие так потрясло Нордмана, что хотя он после длительного лечения и вернулся на свой пост командира JG 51, но уже никогда не садился за штурвал самолета. Во время отсутствия Нордмана JG 51 командовал гауптман Шнелль, командир III./JG 51.

В начале 1943 года III./JG 51 перебазировался в Орел. Здесь, 29 января обер-лейтенанту Гюнтеру Шаку (Schack) из 9./JG 51 удалось прославиться. Звено Шака закончило эскортировать отряд Ju 87 и уже направлялось к аэродрому, когда от наземных наблюдателей поступило сообщение о том, что восемь Mebelwagen'oв («Мебельных фургонов» — так немцы называли бомбардировщики противника) пересекли линию фронта у Новосила. Звено изменило курс и вскоре обнаружило восемь Пе-2. Дальше произошло то, что Шак назвал «охотой на индеек». За пять минут все восемь Пе-2 были сбиты, из них пять записал на свой счет Шак.



Двое механиков стоят у самолета, прогревающего двигатель. На рев мотора очи внимание не обращают, так как мыслями, наверняка, находятся где-нибудь в Баварии. Пилот, сидящий в кабине, следит за указателем температуры масла. Как только двигатель достаточно прогреется, он дает сигнал рукой, после чего механики отцепят от самолета провода аккумуляторной тележки и вынут из-под колес башмаки.


К началу 1943 года советские пилоты стали активно практиковать внезапные налеты на немецкие аэродромы. Поэтому моменты взлета и посадки для Fw 190 были едва ли не опаснее, чем полет над территорией противника. Пилотам приходилось учиться прерывать процесс посадки в любой момент и взлетать, даже уже закончив пробег. На снимке один из Fw 190 осторожно заходит на посадку.


Январь 1943 года. Солнце восходит, открывая вид засыпанного за ночь снегом аэродрома. Каждое утро наземному персоналу приходилось укатывать и разгребать снег.

На протяжение следующих десяти суток самолеты из ШЛО 51 ежедневно совершали боевые вылеты. К 11 февраля Шак довел свой боевой счет до 30 машин противника. Его «фирменным приемчиком» стала атака в вираже, которая требовала большого мастерства. 23 февраля I. и III./JG 51 сбили 46 самолетов. Пять из них сбил Шак, причем три ЛаГГа-3 ему удалось сбить за одну минуту, применив свой любимый маневр, который двумя годами раньше Вернер Мёльдерс объявил невыполнимым. К концу войны Шак возглавил истребительный дивизион и одержал в воздухе 174 победы — все на Восточном фронте.

Начавшийся в феврале кризис на центральном участке фронта к марту достиг своей высшей точки. На севере немецким войскам удалось выскользнуть из Демянского котла. Отступление наземных войск прикрывали истребители из III./JG 51, которые временно были переподчинены JG 54.

В марте угасли последние надежды использовать Ржевско-Вяземский плацдарм в качестве трамплина для броска на Москву. I. и IV./JG 51 поддерживали с воздуха отступающие войска, хотя в это время в I./JG 51 насчитывалось всего восемь боеспособных Fw 190, а в IV./JG 51, оснащенном Bf 109, было на несколько машин больше. После того как линию фронта выпрямили, IV./JG 51 отвели в тыл для пополнения и перевооружения. Тем временем, I./JG 51, который возглавлял майор Эрих Ляйе (Leie), перебазировался к югу, к Брянску, где назревало новое наступление Красной Армии. Под Брянском пилотам из I./JG 51 снова довелось поучаствовать в, наверное самом приятном занятии для летчика-истребителя — свободной охоте. Здесь получили известность еще два пилота: Иоахим «Ахим» Брендель (Brendel) и Йозеф «Пепи» Йенневайн (Jennewein). Как и Гюнтер Шак, оба пилота уже давно служили в JG 51, но ни чем особым себя не зарекомендовали, летая на Bf 109. Известность к Бренделю пришла весной 1943 года. До конца войны он сбил 189 самолетов, из них 25 Як-9 и 88 Ил-2. Австриец «Пепи» Йенневайн, который в 1940 году выиграл титул чемпиона мира по лыжам, стал асом во время Битвы за Англию. Но только на Fw 190 полностью раскрылся его талант. Однажды он за один день сбил семь самолетов противника, другой его рекорд — пять бомбардировщиков за шесть минут — который никто не смог побить!

К концу марта 1943 года наступило относительное затишье. Весенняя распутица затрудняла боевые действия. Воспользовавшись паузой обе стороны накапливали силы для главного удара, который и те и другие планировали нанести в районе Курска.



7. Fw 190A-8, «черный двойной шеврон», капитан Герберт Куча (Kutscha), командир III./JG 11, Бранденбург, февраль 1945 года

Этот А-8 с упрощенными опознавательными знаками показывает альтернативный способ окраски самолетов в конце войны. На фюзеляже имеется полоса, говорящая о том, что прежде самолет входил в состав системы ПВО Рейха. Поскольку полоса была желтого цвета, ее оставили после переброски самолета на Восток. Куча сбил свой первый самолет 14 декабря 1939 года (это был «Веллингтон»), затем летал на В/ 110. Закончил войну с 47 победами, из которых 14 одержал на Восточном фронте. Кроме самолетов он уничтожил большое количество наземных целей.


8. Fw 190A-3, «черный двойной шеврон», капитан Генрих Краффт (Krafft), командир I./JG 51, Йессау/Восточная Пруссия, август 1942 года

Самолеты А-3 в составе 1./JG 51 во время перевооружения части на базе в Йессау несли стандартный камуфляж: и опознавательные знаки, но не имели желтой полосы быстрой идентификации. На борту многих машин имелась эмблема: козочка на вершине горы. После того, как часть перебросили на Восточный фронт, эмблему закрасили, поскольку использование подобных эмблем было запрещено. Краффт вскоре погиб, 14 декабря его самолет был сбит огнем зенитной артиллерии. К тому времени он имел на счету 78 побед.


9. Fw 190A-5, «черный двойной шеврон», майор Эрих Ляйе (Leie), командир I./JG 51, Орел, май 1943 года

Эрих Ляйе — третий из летавших на Fw 190 командиров I. группы — был более удачлив, чем его предшественники, поскольку смог продержаться на должности в течение почти двух лет. Его А-5 показан так, как он выглядел перед началом битвы на Курской Дуге. Летний камуфляж:, состоявший из пятен двух оттенков зеленого цвета. Желтая полоса быстрой идентификации, которая прежде служила фоном для опознавательного знака, теперь смещена к хвосту самолета. В конце 1944 года Ляйе стал командиром JG 77, а 7 марта 1945 года погиб над Чехословакией после того, как его машину таранил Як-9. На Восточном фронте Ляйе одержал 75 побед, на Западном — 43.



10. Fw 190А-3, «черный двойной шеврон», капитан Рудольф Буш (Busch), командир I./ JG 51, Иван-озеро/Россия, январь 1943 года

На «Антоне-3» Буша видно, как страдает техника в результате нескольких недель интенсивных полетов. Недавно наложенный зимний камуфляж: уже начал облезать. На самолете видны дополнительные элементы быстрой идентификации, а эмблема части замазана. Пробыв на командирской должности немногим более месяца, Буш погиб 17 января 1943 года. На его счету было около 40 побед, из которых 5 на востоке.

11. Fw 190A-3, «белая девятка», капитан Хайнц Ланге, командир 3./JG 61, Вязьма, декабрь 1942 года

А-3 Ланге покрыт неровным зимним камуфляжем. Хайнц Ланге из командира 3./JG 51 стал командиром IV группы, а за четыре недели до конца войны возглавил JG 51, став шестым и последним командиром. Его карьера началась в I./JG 51 30 октября 1939 года с победы над «Бленхеймом» в районе германо-голландской границы. За четыре года службы на востоке он добавил к первой победе еще 69.

12. Fw 190A-4, «желтая единица», обер-фельдфебелъ Герберт Баройтер (Bareuther), 3./JG51, Орел, июнь 1943 года

Еще одна машина I./JG 51, участвовавшая в операции «Цитадель». Самолет Баройта заметно отличается от А-5, на котором летал Ляйе. Бортовые номера самолетов 3-й эскадрильи были темно-желтого цвета, который иногда даже определяют как коричневый. Позднее Баройта перевели в IV./JG 3, где он погиб 30 апреля 1945 года, вылетев во главе 14-й эскадрильи на штурмовку советских войск севернее Пренилау. Всего Баройтер одержал 55 побед, все на востоке.



Рулежка ни Fw 190 была трудным делом. Вот как описывает ее кипи тип Хайнц Ланге из 3./JG 51: «Во время рулежки видимость вперед из кабины Fw 190 были даже хуже, чем из кабины Bf 109. Чтобы увидеть хоть что-нибудь, приходилось рулить галсами. В момент взлета и посадки видимость из кабины Fw 190 также была не лучше, поскольку в отличие от Bf 109, на Fw 190 эти маневры приходилось проводить с опущенным хвостом». Пилот этого Fw 190A-4 из l./JG 54 только что дал полный газ и начал разбег по только что расчищенной взлетной полосе на аэродроме в Красногвардейске.


У самолета во время старта обнаружились какие-то проблемы с двигателем. Пилот прекратил взлет и теперь совещается с механиком.

Оглавление книги


Генерация: 0.209. Запросов К БД/Cache: 2 / 0