… И другие

Четыре дивизиона из JG 51 и JG 54 были не единственными истребительными частями, демонстрирующими мощь Fw 190 на Восточном фронте. В начале 1943 года в Россию прибыли еще две истребительные части, оснащенные фокке-вульфами.

Первой из этих частей был уже упомянутый нами I./JG 26 «Schlageter» (командир — Иоганнес Зайферт (Seifert)), который заменил на востоке III./JG 54. Хотя и говориться, что I./JG 26 перебросили в Россию, на самом деле на Восточный фронт направили только пилотов, нескольких представителей штаба и необходимый минимум обслуживающего персонала. Большая часть личного состава и оснащения дивизиона осталась во Франции, ожидая прибытия III./JG 54.

Поскольку самолеты I./JG 26 остались во Франции, летчики дивизиона перед отправкой на фронт попали на базу в Хайлигенбайле, где получили истребители Fw 190A-5. Дальше дивизион через Ригу прибыл в Рельбицы — конечный пункт своего пути. В Рельбицах находился один из аэродромов JG 54, который «Зеленые сердца» использовали с сентября 1941 года. Это был типичный полевой аэродром, который не мог похвастаться оснащенностью, имевшейся на аэродромах в Красногвардейске и Сиверской, однако домики местных жителей, хотя и уступавшие в роскоши загородным дворцам, все же позволяли довольно сносно пережить русскую зиму. Пока шла переброска вспомогательного персонала, а летчики из III./JG 54, летавшие прежде на Bf 109, осваивали новые Fw 190,1./JG 26 прибыл к месту постоянной дислокации. Восточный театр военных действий оказался непривычным для «европейцев». Боевые действия приходилось вести малыми группами и на небольшой высоте. Постоянно следовало быть внимательным, чтобы не нарваться на русские зенитки. Но сложнее всего было выдерживать курс. Бескрайние заснеженные просторы, где на многие километры невозможно было найти ни одного ориентира, серьезно затрудняли действия летчикам из I./JG 26. Немногие из тех, кто по ошибке совершил вынужденную посадку за линией фронта, сумели выбраться к своим. Опытные пилоты, вообще, избегали удаляться за линию фронта далее, чем на дистанцию планирования.

Первый боевой вылет самолеты I./ JG 26 совершили 16 февраля. Задачей дивизиона было прикрывать с воздуха наземные части, эвакуируемые из Демянского плацдарма. В тот день немцам удалось сбить одиннадцать штурмовиков Ил-2 без потерь со своей стороны. Однако радость первой победы была на следующий день омрачена первыми потерями. Два пилота, вероятно потеряли ориентировку, в результате один попал под огонь зенитной артиллерии, а другой врезался в землю при попытке атаковать группу штурмовиков, идущих на низкой высоте. В тот день I./JG 26 потерял третий самолет, однако пилоту удалось совершить вынужденную посадку и остаться в живых.

Бои вокруг Демянского плацдарма продолжались еще целый месяц. За это время I./JG 26 одержал 75 побед, из них 14 было сбито за один день — 5 марта. Причем гауптман Вальтех Хёкер (Hoecker), командир 1./JG 26, сбил четыре штурмовика и два ленд-лизовских «Tomahawk'a».

После того, как оккупанты были вытеснены из Демянского плацдарма, в середине марта I./JG 26 перебросили в Дно и дальше в Шаталовку (в районе Смоленска). Здесь пилоты дивизиона стали свидетелями последних дней Ржевско-Вяземского плацдарма. В боевых операциях дивизион участвовал мало, это объяснялось прежде всего тем, что в середине мая 3./JG 26 (командир — гауптман Рольф Хермихен (Hermichen)) направили в Осиновку, где эскадрилью использовали для борьбы с партизанами.

К этому времени Инспектору истребительной авиации, генерал-майору Адольфу Галланду (Galland) стало ясно, что эксперимент с рокировкой двух полков не дал желаемых результатов. Было просто глупо использовать опытных пилотов, которые держали первую линию обороны перед все растущим нажимом со стороны RAF и USAF, для борьбы с партизанами. Поэтому в начале июня I./JG 26 отвели с фронта и после короткой передышки отправили обратно во Францию. За четыре месяца, проведенных на Восточном фронте, дивизион сбил 126 советских самолета, в том числе 17 американских машин, поставленных по ленд-лизу. Среди этих 17 самолетов был Curtiss O-52 Owl, пытавшийся доставить партизанам необходимые грузы. При этом дивизион потерял девять пилотов. Среди них были только начинавшие оперяться на Восточном фронте асы: уже упоминавшийся нами Вальтер Хёкнер, командир I./JG 26 Йоханнес Зайферт (11 побед) и фельдфебель Карл «Шарли» Виллиус (Willius) из 2./JG 26 (9 побед).

Отправкой I./JG 26 на запад не закончилась эпопея JG 26 на Восточном фронте. Дело в том, что кроме I./JG 26, на восток отправилась эскадрилья 1.1 JG 26, которая заменила переброшенную на запад 4./JG 54. 7./JG 26 (командир — гауптман Клаус Митуш (Mietusch)) прибыла в Красногвардейск в конце февраля и была передана в подчинение I./JG 54. В течение всего времени, пока 7./JG 26 находилась на востоке, эскадрилья сражалась на Ленинградском фронте. В июле эскадрилью отозвали с фронта и направили обратно во Францию. К этому времени летчикам 7./JG 26 удалось одержать 63 победы. За это эскадрилья заплатила жизнями трех пилотов: командира эскадрильи Митуша, обер-фельдфебеля Хайнца Кеметмюллера (Kemethmuller) и фельдфебеля Эриха Йауэра (Jauer).

Четвертый полк, оснащенный Fw 190, был представлен на Восточном фронте силами одной эскадрильи, действовавшей на самом северном участке фронта. Этим полком был JG 5 «Eismeer» («Ледовитый Океан»). JG 5 формировался долго и трудно, а после того, как формирование было окончено, полку пришлось сражаться на два фронта. На западе с союзниками и на востоке с СССР.

К 1943 году Fw 190 получили I. и IV./JG 5. Эти два дивизиона защищали береговую линию Норвегии и составляли правый фланг сил люфтваффе, растянутых вдоль всего фронта от пролива Ла-Манш и Северного моря до Ушанта и Нарвика. На востоке два других дивизиона полка: II. и III./JG 5, сражались на 850-километровом Финском фронте, простиравшегося от Финского залива до Мурманска. За исключением небольшого промежутка времени, когда в начале осени 1944 года IV./JG 5 оказывал поддержку сильно потрепанному в боях III./JG 5, Fw 190 JG 5 на Восточном фронте не появлялись.

В середине февраля 1943 года на базе JG 5 была сформирована эскадрилья истребителей-бомбардировщиков. Формирование проходило в Петсамо, возглавил эскадрилью гауптман Фридрих-Вильгельм Штракельян (Strakeljahn). Fw 190A-2 и А-3 из 14.(Jabo)/JG 5 в основном наносили удары по советским судам и кораблям, идущим вдоль берегов Ледовитого океана. На этом поприще эскадрилья достигла значительных успехов. Как только 14.(Jabo)/JG 5 вступила в бой, тоннаж потопленных советских кораблей и судов резко увеличился. В течение трех удачных дней эскадрилья сообщила о затоплении двух подводных лодок класса «М» (фельдфебель Фрошек (Froscheck) и унтерофицер Фоль (Fohl)), 2000-тонного вспомогательного судна и 3000-тонного транспорта (оба на счету Штракельяна), все победы были подтверждены воздушной разведкой. Командующий Luftflotte 5, генерал-полковник Штумпфф (Stumpff) поздравил удачливых пилотов:

«Для: 14.(Jabo)/JG 5, Петсамо 11.05.1943

Объявляю благодарность за великолепные результаты, достигнутые за последние дни.

Генерал-полковник Штумпфф».

Если части, действовавшие на Ленинградском фронте проживали в царских дворцах, то на юге, все было гораздо скромнее. Например, II./SchlG 2 расквартировалась в землянках и палатках. В перерывах между боевыми вылетами этот пилот- штурмовик развлекается игрой на гармонике.

Если части, действовавшие на Ленинградском фронте проживали в царских дворцах, то на юге, все было гораздо скромнее. Например, II./SchlG 2 расквартировалась в землянках и палатках. В перерывах между боевыми вылетами этот пилот- штурмовик развлекается игрой на гармонике.

В конце 1943 года, с наступлением холодов, «подземный комплекс» II./SchlG 2 наводнили змеи. Летчики уже хотели покинуть обжитые землянки, как в дело вступил унтер-офицер Лебзанфт, которого можно увидеть на снимке. Обладая завидной реакцией, унтер-офицер быстро переловил всех змей.

В конце 1943 года, с наступлением холодов, «подземный комплекс» II./SchlG 2 наводнили змеи. Летчики уже хотели покинуть обжитые землянки, как в дело вступил унтер-офицер Лебзанфт, которого можно увидеть на снимке. Обладая завидной реакцией, унтер-офицер быстро переловил всех змей.

… и спустя еще несколько дней:

«От: Fliegerfuhrer Nord (Ost)

16.05.1943

Для: 14.(Jabo)/JG 5 Петсамо Радиограмма для всего личного состава эскадрильи.

Фюрер остался доволен известием, сообщавшим о достижениях истребителей-бомбардировщиков и высказал пожелание о том, чтобы подобные удачные операции проводились и впредь».

Охота на советские суда (к концу года общее водоизмещение пущенных на дно судов и кораблей составило 39000 брутто-тонн) была неизбежно связана со столкновениями с советскими истребителями. Например, когда «Штракс» Штракельян получил 19 августа Рыцарский крест, на его счету было девять воздушных побед. В апреле 1944 года эскадрилью передислоцировали с суровой Норвегии на солнечные берега Аппенинского полуострова. Далее эта часть использовалась для нанесения ударов по наземным целям и получила новое название — 4./SG 4.

А это снимок для настоящих знатоков. В советском издании подпись под этой фотографией гласит, что сей злосчастный Fw 190 был сбит в районе Глукова в сентябре 1943 года. Белая вертикальная полоса за крестом указывает на то, что эта машина III-й группы, а вот назначение готической буквы «О» неясно. Может быть в рядах III./JG 51 был кто-то, пренебрегающий установленными правилами?

А это снимок для настоящих знатоков. В советском издании подпись под этой фотографией гласит, что сей злосчастный Fw 190 был сбит в районе Глукова в сентябре 1943 года. Белая вертикальная полоса за крестом указывает на то, что эта машина III-й группы, а вот назначение готической буквы «О» неясно. Может быть в рядах III./JG 51 был кто-то, пренебрегающий установленными правилами?

Два Fw 190 с подвешенными бомбами готовятся к вылету по первому снегу. Машина адъютанта группы (передняя, слева) оснащена тропическим фильтром. В зимнее время, когда степная пыль была надежно закрыта слоем снега, необходимость в таком фильтре отпадала. На нижнем снимке панорама аэродрома.

Два Fw 190 с подвешенными бомбами готовятся к вылету по первому снегу. Машина адъютанта группы (передняя, слева) оснащена тропическим фильтром. В зимнее время, когда степная пыль была надежно закрыта слоем снега, необходимость в таком фильтре отпадала. На нижнем снимке панорама аэродрома.

… И другие

Похожие книги из библиотеки

Провал блицкрига

«Почему мы проигрываем войну?» — самые проницательные и дальновидные из немецких генералов начали задаваться этим вопросом уже поздней осенью 1941 года. Почему, несмотря на внезапность нападения и чудовищные потери Красной Армии, Вермахту так и не удалось сломить сопротивление советских солдат? Почему сокрушительная машина блицкрига, завоевавшая для Гитлера пол-Европы, впервые дала сбой и была остановлена у ворот Москвы?

Авторы этой книги, входившие в военную элиту Рейха, активно участвовали в подготовке войны против СССР и во всех крупных сражениях на Восточном фронте, разрабатывали и проводили операции на суше, на море и в воздухе. Поскольку данное издание изначально не предназначалось для открытой печати, немецкие генералы могли высказываться откровенно, без оглядки на цензуру и пропагандистские штампы. Это — своего рода «работа над ошибками», одна из первых попыток разобраться, почему успешно начатая война завершилась разгромом Вермахта и капитуляцией Германии.

Истребитель танков «Мардер»

Сам факт появления в Вермахте самоходных противотанковых орудий не случаен. С одной стороны — это часть общего процесса создания широкой номенклатуры самоходноартиллерийских установок, необходимых для повышения мобильности артиллерийских подразделений в составе танковых и моторизованных дивизий. С другой — прямое соответствие тактике применения танковых соединений в немецкой армии.

В принципе, для Панцерваффе было характерно наличие в штате большого числа противотанковых орудий. Так, например, к началу операции «Барбаросса» в составе немецкой танковой дивизии в среднем имелось 45 37-мм и девять 50-мм противотанковых пушек, в моторизованной дивизии — 102 37-мм и девять 50-мм. Кроме того, для противотанковой обороны могли привлекаться (и привлекались) легкие и тяжелые пехотные орудия, а также малокалиберная зенитная и дивизионная гаубичная артиллерия. В состав дивизионных боевых групп в случае необходимости включались орудия корпусной артиллерии и 88-мм пушки тяжелых зенитных дивизионов Люфтваффе.

Военная Россия

Военное государство отличается от обычного не военными, а штатскими. Военное государство не признаёт автономности личности, право (пусть даже в виде идеи полицейского государства), согласно лишь на приказ как абсолютный произвол.

Россию часто характеризовали как страну рабов и господ. К сожалению, реально это страна генералов и солдат. Никакого рабства в России не было и нет. Рабом сочли военного. Ошибка понятная: солдаты, как и рабы, бесправны и живут не по своей воле и не по праву, а по приказу. Однако, есть существенная разница: рабы не воюют. Ещё ни одна империя не создавалась армией, состоящей из рабов. Российская империя — не исключение. Не рабами царя были её жители, не холопами, не верноподданными, а военнобязанными. Здесь — качественное отличие России от Руси, которая была разной в разные века, но никогда не была военизированной державой. Здесь — качественное родство России со Спартой, с имерией ацтеков, с Оттоманской Портой и прочими людскими полчищами, в которых главное было не национальность и вера, а желание завоевать и готовность выполнить приказ.

Танки Блицкрига Pz.I и Pz.II

Когда речь заходит о немецких танках Второй Мировой, прежде всего на ум приходят знаменитые «Тигры», «Пантеры» и «Фердинанды». Однако всё это техника периода заката Панцерваффе и поражений Германии. А боевые машины, с которыми связаны поразительные успехи Вермахта в начале войны, остаются как бы «за кадром». Pz.I и Pz.II — «единички» и «двойки» — эта «бронированная кавалерия» Блицкрига была основой немецкого танкового парка до конца 1941 года. Именно эти легкие танки, наматывавшие на гусеницы тысячи километров польских, французских и русских дорог, стали символами «молниеносной войны». Именно они завоевали для Гитлера полмира. И даже сойдя со сцены на третьем году боевых действий, они остались в строю, став базой для различных типов самоходок, командирских и вспомогательных машин.

В чем заключался секрет успеха этих слабовооруженных и легкобронированных машин в бою? Благодаря чему они побеждали гораздо более сильных противников? Как им удалось дойти до Москвы, Волги и Кавказа? На все эти вопросы отвечает новая книга ведущего историка бронетехники.