Глав: 11 | Статей: 11
Оглавление
Первой частью, полностью оснащенной истребителями Fw 190, которая появилась на Восточном фронте, был I./JG 51 «Molders» — 1-й дивизион 51-го истребительного полка. Ничего не знавшие о закулисной борьбе вокруг нового истребителя пилоты отнеслись к своему отзыву с фронта для перевооружения как к счастливой возможности отдохнуть и побывать на родине. I./JG 51 сформировали 1 апреля 1937 года в Бад-Альбиге (Бавария) как I./JG 135. Непосредственно перед началом французской кампании дивизион вошел в состав 51-го истребительного полка. I./JG 51 участвовал в боях в Нидерландах, во Франции и в Битве за Англию. В конце мая 1941 года I./ JG 51 перебросили на восток в рамках подготовки плана «Барбаросса». Первые потери дивизион понес вскоре после начала боевых действий на Восточном фронте.
С. Ивановi

JG 51 перевооружается…

JG 51 перевооружается…

Мы прервали наш рассказ о JG 51 в тот момент, когда понесший тяжелые потери во время битвы на Курской дуге IV./JG 51 пересел опять на Bf 109. Эта мера позволила в некоторой степени облегчить ситуацию со снабжением в двух других дивизионах JG 51, по-прежнему оснащенный Fw 190. После поражения вермахта под Орлом I./JG 51 и III./JG 51 отступили к Брянску. Однако в Брянске оба дивизиона пробыли недолго. Дивизион майора Эриха Лайе перебросили на юг, в район Полтавы, где летчики участвовали в попытке сдержать наступление Красной Армии на Харьков. III./JG 51 (командир — гауптман Фриц Лозигкайт (Losigkeit)), напротив, отправился на север, к Смоленску. Но в это время Красная Армия начала большое наступление на юге и III./JG 51 срочно перебросили на Украину.

Кочевая жизнь, сочетавшаяся с постоянным отступлением, продолжалась до конца 1943 года. Это сказывалось на состоянии матчасти дивизионов. Росло количество аварий, а машины, находившиеся в ремонте, приходилось или бросать или уничтожать при поспешной передислокации. К концу августа боевая мощь обоих дивизионов составляла не более половины от первоначальной, причем на протяжении нескольких месяцев улучшить положение было невозможно.

Но несмотря на все трудности, боевой счет дивизионов продолжал расти. 2 июня коллективный счет JG 51 достиг 5000 побед. 15 сентября начался отсчет восьмой тысячи, а к концу апреля 1944 года количество побед перевалило за 9000. В этот же период многие «эксперты» довели свой личный счет до 100 побед. Командир дивизиона Эрих Лайе или «Тигр-Лайе» сбил сотый самолет противника 11 ноября. Обер-лейтенант Иоахим «Ахим» Брендель последовал за своим командиром спустя 11 дней. В 1II./JG 51 отличились два будущих командира дивизионов. Обер-лейтенант Карл-Гейнц Вебер (Weber) сбил сотый самолет 13 августа. В том же месяце лейтенант Гюнтер Шак (Schack) добавил себе 40 воздушных побед и 3 сентября также довел свой боевой счет до 100.

Выдержки из донесений Гюнтера Шака могут стать хорошей иллюстрацией того хаоса, который царил в конце лета — начале осени 1943 года:

«7 августа. Нас перевели на небольшой аэродром возле Смоленска.

8 августа. В 16:00 поднят аэростат. Мы сопровождали бомбардировщики, летевшие на Ельню. Уже ближе к вечеру весь дивизион участвовал в воздушном бое (в каждой эскадрилье оставалось по четыре боеспособные машины). Под Ярцево наблюдатели заметили советский самолет, летевший на низкой высоте. Я смог первым его настичь. Свалив русский самолет на землю, я покачал крыльями, показывая своему звену, что пора возвращаться на базу. На базе мы даже не успели дозаправиться и пополнить боезапас, как нас послали сопровождать другой отряд бомбардировщиков. На высоте 4800 метров над целью мы отразили атаку двух русских истребителей. Одного из них нам удалось сбить, а второй быстро ретировался. Во время третьего вылета мы встретили 25 «цементовозов», которых прикрывало около 40 истребителей. Поскольку нас было всего двое мы набрали высоту и атаковали сверху, причем мне удалось сбить два самолета. Каждый день нам встречаются большие отряды советских самолетов, такого численного превосходства русские не имели с самого начала войны. Большие группы бомбардировщиков, сопровождаемые огромным числом истребителей».



18 июля 1944 года, Дерпт, Эстония. Регулировка вооружения на Fw 190А-6 майора Антона Мадера. На борту фюзеляжа стандартное обозначение машины командира полка: шеврон и горизонтальная полоса. Камуфляж этого А-6 обычный для самолетов Luftflotte 1. Верхние стороны крыльев покрыты пятнами зеленого и коричневого цветов.


«Белая 4» из 4-й эскадрильи II./JG 54, переброшенная в Финляндию в июне 1944 года. Самолет использовался для прикрытия немецких кораблей в Северной Балтике. Верхняя крышка капота снята для проведения ремонта. На заднем плане виден истребитель Brewster Buffalo, принадлежащий финским ВВС.

В течение последующих дней Шак сбил 70 самолетов противника, его Fw 190 однажды вернулся на базу получив два пулеметных и два пушечных попадания. Через четыре дня Шак отправился на свой 500-й боевой вылет, во время которого сбил четыре самолета противника и довел свой счет до 75. 15 августа Шак прошел на волосок от смерти, когда он и еще два пилота из 9./JG 51 сопровождали JG 87. Из-за неисправности прицела Шак слишком долго преследовал советский истребитель и оторвался от своих. Поскольку его друзья потеряли Шака из вида, то его победу подтвердить никто не мог. На обратном пути Шак попал под огонь зенитной батареи и войдя в штопор имитировал гибель пилота. В ответ зенитчики дали по его самолету несколько очередей. За сутки данные разведки успели устареть, и территория, над которой самолет Шека был обстрелян, уже перешла в руки советских войск.

С дырой диаметром полметра в левом крыле Шак все же сумел дотянуть до своего аэродрома. Чтобы удержать высоту пришлось нажимать на штурвал коленями ног.

В течение трех дней эскадрилья Шака бездействовала, так как в ней не осталось ни одного боеспособного самолета. Вскоре дивизион перебросили к Брянску, где он действовал совместно с I1./JG 54. Потом III./JG 51 направили дальше к югу — на Украину.

27 августа Шак в сопровождении двух других пилотов встретил большую группу советских бомбардировщиков, сопровождаемую 30 советскими истребителями. Шаку удалось сбить бомбардировщик (90-я победа), но затем истребители сопровождения завязали бой и немцы с большими усилиями выбрались из этой заварухи.

В тот же день Шак снова отправился выполнять боевое задание. Этот вылет чуть не стал последним в его жизни. Во время боя с советскими истребителями самолет Шака случайно столкнулся в воздухе с машиной оберфельдфебеля Лотара Мая (Mai) (45 побед), который, очевидно, в горячке боя атаковал тот же самолет, что и Шак. Самолет Мая рухнул с высоты 3600 метров и разбился рядом со сбитым советским истребителем. По-видимому, оба пилота погибли. Шак же сумел выровнять свою машину и дотянуть до базы. Через два дня эскадрилья Шака отправилась в Конотоп. 1 сентября пилоты из III./JG 51 в сумме сбили 40 самолетов, а Шаку пришлось совершать вынужденную посадку на брюхо самолета. Но уже через два дня Шак сбил свой 100-й самолет противника. Командир III./JG 51, гауптман Фриц Лозигкайт также участвовал в том бою:

«Гюнтер, я — Ганнибал. Поздравляю с сотой победой!»

Вскоре после этого III./JG 51 снова был направлен в район Брянска. 12 сентября поступил приказ отправляться в Росславль. Через три дня полк довел свой боевой счет до 7000 побед. В тот же день полк перебросили в Смоленск. 19 сентября последовала переброска в Могилев, а 10 октября полк был уже в Витебске. И так дальше. С одного аэродрома на другой, но каждый последующий аэродром располагался западнее предыдущего. Не удивительно, что в таких условиях возрос уровень потерь в летном составе и технике. Места выбывших асов заняли молодые пилоты, прошедшие ускоренную программу подготовки. В условиях подавляющего превосходства советских ВВС в воздухе у этих ребят было мало шансов уцелеть. Часто случалось, что они гибли не успев сбить и одного самолета противника.

Постоянно сказывалась нехватка самолетов. Сборочные линии Фокке-Вульфа не поспевали за потребностями Западного и Восточного фронтов, а также системы обороны Рейха. Поэтому в начале 1944 года I./JG 51 отвели на базу в Демблин-Ирене, где дивизион был перевооружен, получив в замен Fw 190 Мессершмитты Bf 109G. После возвращения I./JG 51 в Бобруйск пришла очередь III./JG 51 отправляться в Демблин-Ирену. Таким образом к началу мая 1944 года все три дивизиона JG 51, сражавшихся на Восточном фронте, пересели на Bf 109G. На «Густавах» они воевали до конца войны.

Однако некоторые подразделения JG 51 сохранили верность Fw 190. Дело в том, что когда II./JG 51 проходил перевооружение, две эскадрильи дивизиона — 4./JG 51 и 5./JG 51 — так и не успели получить Fw 190, прежде чем в конце 1942 года были направлены в Средиземноморье, после того как союзники высадились в Северо-Западной Африке. А вот 6./JG 51 (командир — обер-лейтенант Дитхельм фон Айхель-Штрайбер (von Eichel-Streiber)) прошла перевооружение по полной программе и вернулась на Восточный фронт. Вскоре после возвращения в Россию 6./JG 51 реорганизовали в Stabsstaffel (штабная эскадрилья) и дальше эта эскадрилья действовала полуавтономно и подчинялась непосредственно командованию JG 51. Средняя численность штабной эскадрильи составляла на протяжение двух с половиной лет примерно 12 самолетов, причем в их число иногда входили и Bf 109. Гауптман Айхель-Штрайбер возглавлял эскадрилью до апреля 1944 года, затем его направили в III./ JG 51 на место командира дивизиона (Фриц Лозигкайт, который прежде командовал III./JG 51, стал командиром всего JG 51). Служа в рядах Stabsstaffel, Айхель-Штрайбер сбил 70 самолетов противника (еще 5 побед он одержал ранее). Закончил войну он в составе JV 44, летая на реактивном Me 262 и доведя свой счет до 96 побед из которых 94 были одержаны на Восточном фронте.

Гауптман Эдвин Тиль (Thiel), заменивший фон Айхель-Штрайбера на посту командира эскадрильи, прослужил на этом посту гораздо меньший срок и оказался не столь удачливым как его предшественник. 14 июля 1944 года Тиль был сбит огнем зенитной артиллерии в районе польского города Кобрин. К этому времени на счету Тиля значилось 76 воздушных побед. В течение месяца эскадрилья потеряла еще четырех пилотов, в том числе обер-фельдфебеля Фрица Люддеке (Luddecke) (50 побед), погибшего 10 августа, и нового командира эскадрильи, обер-лейтенанта Хайнца Буссе (Busse) (22 победы), сбитого 25 августа. Люддеке был сбит огнем советской зенитной артиллерии в районе города Вилковишкен (Вилкавискис), расположенного на территории Литвы у границы с Восточной Пруссией, а Буссе погиб во время воздушного боя, примерно в том же районе.

Мы упомянули Восточную Пруссию не случайно, а чтобы подчеркнуть насколько далеко пришлось отступить JG 51 в 1944 году. Если весной штабная эскадрилья дислоцировалась в Бобруйске, то затем ей пришлось перебазироваться в Тересполь (к западу от Бреста) и дальше в Мемель (Клайпеда) на берегу Балтийского моря, куда эскадрилья прибыла в сентябре. В конце 1944 года Stabsstaffel перебралась через границу Рейха и расположилась сначала в Инстербурге (центральная часть Восточной Пруссии), а затем в Нойкурене (ближе к берегу моря). Здесь спустя пять месяцев штабная эскадрилья, да и весь JG 51 приняли последний бой.



После ремонта «белая 4» ожидает аэродромных испытаний, лишь после их успешного завершения машину допустят к боевым вылетам. Виден еще один истребитель финских ВВС, на этот раз Fiat G.50. За один месяц пребывания в Иммоле I1./JG 54 заявила 66 побед.

Оглавление книги


Генерация: 0.213. Запросов К БД/Cache: 3 / 1