"Наезды" в повседневной жизни

Автор неизвестен

На вас "наезжают" группа хулиганов на улице в позднее время.

Неприятные ситуации возникают гораздо чаще, чем хотелось бы, и не всегда оптимальным выходом из такой ситуации будет драка, пусть даже победоносная. Нормальным желанием нормального человека будет избегание уличных столкновений. Хотя, в некоторых случаях они неизбежны.

Рассмотрим несколько основных принципов, позволяющих в некоторых случаях избежать неожиданного нападения, а в идеальном случае "съехать на базаре".

Итак, чего делать нельзя:

Нельзя показывать свой страх — если ваши противники это почувствуют в вас жертву — нападения не избежать. Внешние признаки "комплекса жертвы" суетливые или "зажатые" движения, низко опущенные глаза, иногда дрожащий голос. Всех этих признаков, даже если вы оказались в непривычной ситуации и вам страшно, быть не должно. Но это общий принцип. Рассмотрим теперь "мелочи".

Нельзя опускать глаза — если вы проходите мимо агрессивно настроенной группы, опущенные глаза могут послужить сигналом к нападению. Опущенные глаза — признак слабости. С другой стороны взгляд направленный в глаза противнику может восприниматься как вызов и также может привести к побоищу. Самым оптимальным будет взгляд, направленный как бы сквозь противников. Это взгляд человека не боящегося, но и не желающего столкновения.

Нельзя "вязнуть" в разговоре — весь разговор который затевается группой ваших противников (или даже одним человеком), может служить только для отвлечения внимания и прикрытия нападения. И, если вы втягиваетесь в разговор, пытаетесь давать ответы согласуясь с логикой или пытаетесь обдумать свой ответ, невольно вы отвлекаетесь от ситуации, чего и ждут ваши противники.

Помните, что в таком разговоре, вопросы вам будут задаваться таким образом, что ответить на них было невозможно. "Ты чё тут ходишь?", "Чё лыбишься?". Ответ должен быть таким же как и вопрос, то есть дурацким: "Чё стоишь?" — "Стою…" Или можно ответить вопросом на вопрос: "Ты чё по нашей улице ходишь?" — "А чё ж мне по ней на коне ездить?" Довольно часто, вместо вопросов выдвигаются какие-то требования ("Дай закурить!"), опять-таки в надежде отвлечь вас от ситуации и нанести удар, в тот момент, когда вы будете копаться в поисках сигареты. Ответ: "Да не курю я…".("…и тебе не советую!" — для обострения ситуации).

Нельзя воспринимать всерьез все, что вам говорят. "Да я тебя сейчас задавлю, козёл!!." Не пытайтесь представить себе, как это он будет вас давить. Если у вас развито воображение, то подобные картины могут вас деморализовать.

Заранее дайте себе установку, что все, что бы ни сказал ваш оппонент —"пурга", над которой можно только посмеяться. Потом.

Кроме того нельзя реагировать на оскорбления. (И-и-и, он назвал меня козлом? Я — козёл? Я же не козёл!). Если вы "прикинули на себя", его эпитет, то это может повергнуть вас в некоторое волнение и у вас может появиться желание ответить оппоненту. Эти эмоции также могут отвлечь вас от ситуации. Поэтому ответ на оскорбление должен быть подобен бумерангу.: "Ты урод!" — "Нет ты урод…" То есть оскорбление возвращается к его автору, не затрагивая вас. Если вы попытаетесь ответить позаковыристей, то это может заставить вас задуматься, что как мы уже видели тоже не желательно.

Нельзя выполнять "указания" оппонента. "Э-эй! Ну-ка, пойдем отойдем, братан!" Ответ: "Не пойду. Иди, гуляй…"

Нельзя пятиться назад. Очень часто в процессе разговора оппонент подходит вплотную к вам, стараясь занять не только более удобное положение для неожиданного нападения (что не маловажно), но и для того, чтобы оказывать на вас психологическое давление. Не правда ли, от близко подошедшего человека хочется отстраниться? Так вот в данной ситуации нельзя отступить назад, как бы признавая подсознательно силу противника, его право стоять на этом месте.

Лучше, в ответ на его приближение все время смещаться в сторону, как бы заходя ему в тыл. Нельзя оправдываться — кто оправдывается, тот виноват, — говорили древние римляне. И это чистая правда. Оправдываясь, вы как бы признаете себя не правым, а значит у вас появляются большие шансы быть битым. Кроме, того пытаясь оправдываться, вы неминуемо "завязнете" в разговоре. Об этом уже говорилось выше.

Теперь немного о том, что нужно делать.

Всегда нужно быть готовым к подобным ситуациям. Это пожалуй самое трудное. Человека с неустойчивой психикой это может привести к некоторому расстройству или даже к мании преследования. Сближаясь с человеком или с группой, от которой исходит агрессия, необходимо немного подготовиться к встрече. Сразу же необходимо оговориться. Если есть возможность такой встречи избежать, её надо избежать.

Но сейчас речь идет о неизбежной по каким-либо причинам встрече.

Во-первых, необходимо выделить человека, от которого исходит наибольшая опасность— лидера. В данном случае речь идет о группе. Лидер — это не всегда самый большой и сильный. Это может быть самый наглый в группе, он может быть самым "отмороженным". В любом случае такой человек заметен. Чаще всего такие люди и начинают "наезжать", если для нападения не хватает повода, они же чаще всего наносят первый удар, а остальные лишь развивают его действия. Впрочем, существуют более слаженные команды. В них роли распределяются более четко: один заговаривает зубы, а другой (или другие) занимает удобное положение и наносит внезапный удар. Итак, в ситуации, когда вы видите, что стычка неизбежна, необходимо выбить лидера, лишить команду головы и примера (дурного). Быть может это заставит нападающих если и не отказаться от нападения, то по крайней мере несколько собьет их агрессивный настрой.

Во-вторых, необходимо соблюдать общие принципы работы с группой. Еще до того как нанесен первый удар, или даже сказано первое слово, при ощущении опасности следует занимать удобное положение по отношению к группе. То есть не оказываться в её центре, находиться ближе к одному, контролировать взглядом и ощущением всех.

В-третьих, проходя мимо человека (или группы), который еще не определился в своем решении напасть на вас или нет, необходимо проделать следующее. Фиксируя положение его тела, как бы провернуться внутри своей телесной оболочки и занять удобное положение для защиты и контратаки. Внешне это никак не должно отразиться на ваших действиях, но описанное ощущение может дать некоторый выигрыш во времени. Вот, пожалуй все первые советы.


Похожие книги из библиотеки

Panzerjager Tiger (P) «Ferdinand»

Эта книга — первая монография на русском языке, полностью посвящённая боевому применению САУ «Фердинанд» и «Элефант». В ней на основе большого количества опубликованных и архивных источников подробно описано участие самоходок в боях на Курской дуге, территории Украинской ССР, Итальянском театре военных действий — вплоть до падения Берлина в 1945 г. Ряд документов и фотографий публикуются впервые. Многие известные эпизоды истории детищ Фердинанда Порше раскрываются автором в свете новых данных, кроме того впервые прослеживается их мифический боевой путь, снимающий с этих истребителей танков флёр легендарности.

Теория военного искусства (сборник)

Граф Мориц Саксонский, главный маршал Франции, величайший полководец и военный теоретик, в своем трактате о военном деле рассматривает все аспекты подготовки и ведения войны. Выдвигает новые для своего времени идеи о необходимости воинской повинности и войсковых кадров, о тактике конницы, применении легкой артиллерии, роли инженерных укреплений на поле боя и значении нравственного элемента на войне. На протяжении многих лет его сочинение служило основой для изучения военного искусства.

Знаменитыми принципами Наполеона руководствовалось не одно поколение военных деятелей. У. Кейрнс в своем сборнике не только предлагает к изучению стратегические и тактические принципы Наполеона, но и рассматривает их действие на примере кампаний, проводимых признанными полководцами. Таким образом иллюстрируя и доказывая, что поражение и успех военных операций зависят от природного гения и знаний главнокомандующего.

В схватке с «волчьими стаями». Эсминцы США: война в Атлантике

Первая книга масштабной дилогии Теодора Роско, посвященная боевым действиям американских эсминцев в Атлантике в годы Второй Мировой войны. Несмотря на заметный "звездно-полосатый уклон" книга написана живым красочным языком и читается намного интереснее иных "казенных" изданий. Будет интересна всем любителям военной истории и флота.

«Трехэтажный» американец Сталина

Этот танк принято ругать почем зря. Как только его ни обзывают — «клёпаным уродом», «трехэтажным переростком» (вооружение на нем действительно располагалось в три яруса) и даже «позором американского танкостроения». В годы Великой Отечественной советские танкисты сложили издевательскую частушку на мелодию из популярного кинофильма «Волга-Волга»:

«Как Америка России Подарила эм три эс Шуму много, толку мало, Ростом вышел до небес!»

«Эм три эс» — американский средний танк М3, известный на Западе под двумя именами: «Генерал Ли» и «Генерал Грант», — в Красной Армии не понравился и не прижился. Но был ли он так уж плох на самом деле? Сами американцы на нем почти не воевали — созданный в страшной спешке, за какие-то 60 дней, из всего, что оказалось под руками, М3 стал «мостиком» к знаменитому «Шерману», — а вот англичанам повоевать пришлось. И, в отличие от своих советских коллег, они остались довольны заокеанской машиной. Что не удивительно — другой театр военных действий, иные условия эксплуатации и уровень подготовки экипажей. Английские танкисты, намучившиеся со своими постоянно ломавшимися крейсерскими танками, были в восторге от надежности «Гранта». Кроме того, 75-мм пушка позволяла эффективно бороться со всеми типами немецкой бронетехники, применявшейся в Африке в 1941-11942 гг. Ну а японские «Ха-ro» и «Чи-ха», «гранты» и «ли» гоняли по Бирме и Индонезии вплоть до 1945 года!

НОВАЯ книга ведущего военного историка доказывает, что, вопреки расхожим мифам, средний танк М3 — не «позор», а безусловный успех молодого танкостроения США. Буквально с нуля американцам удалось создать полноценную боевую машину, хорошо защищенную и вооруженную. Да, не без недостатков, но у кого их нет! У нашего Т-34 в 1941 году их было не меньше, если не больше! Так что не стоит издеваться над этим танком, который в известном смысле можно считать прадедушкой «Абрамса».