Глав: 14 | Статей: 72
Оглавление
Построенная по принципу самостоятельной работы, но фактически являющаяся второй частью исследования авторов о крейсерах типа «Баян» - самой многочисленной серии броненосных крейсеров Российского Императорского флота - книга повествует об истории создания, конструкции и боевом использовании кораблей, построенных после Русско-японской войны.

Формальный конкурс

Формальный конкурс

Конкретная точка отсчёта в истории трёх прямых потомков порт-артурского «Баяна» до сих пор ясно не просматривается. Здесь мы вступаем в область полной неуверенности в фактах - в бумагах ГМШ, МТК и канцелярии управляющего Морским министерством отсутствует прямой ответ на вопрос: кто, когда и почему выбрал тип спроектированного во Франции по русским заданиям крейсера в качестве прямого образца для воспроизведения спустя семь лет после его разработки. Вероятнее всего, решение о выборе прототипа было принято генерал-адмиралом в середине осени 1904 г. по представлению управляющего Морским министерством Ф.К. Авелана после соответствующих консультаций последнего с председателем МТК Ф.В. Дубасовым и начальником ГУКиС В.П. Верховским. После этого, уже 10 ноября 1904 г., последовало распоряжение вице-адмирала Ф.К. Авелана о постройке Новым судостроением Санкт-Петербургского порта двух крейсеров «улучшенного типа «Баян». [4 РГАВМФ, ф. 421, oп 1, д. 1649, л. 1. Термин «улучшенный» не должен восприниматься буквально - это была обтекаемая форма, предназначавшаяся в первую очередь для царя, по традиции утверждавшего постройку.] Через три недели, 30 ноября 1904 г., ГУКиС выдал СПб порту наряд «на постройку двух крейсеров типа «Баян» с теми улучшениями, которые были указаны МТК главному корабельному инженеру порта».[5 Там же, л. 2.]

Таким образом, уже на 1 декабря 1904 г. имелись все необходимые формальные решения для начала постройки двух «баянов» на верфях Нового Адмиралтейства. Однако имел место и некий конкурс проектов, следы которого отыскиваются только в виде короткого отзыва артиллерийского отдела МТК, подписанного генерал- майором Дубровым, на три проекта крейсеров, датированного 10 декабря 1904 г. Трудно сказать, как, по мнению руководства Морского министерства, вписывалось подобное мероприятие в один ряд с уже отданными распоряжениями относительно начала постройки крейсеров по конкретному проекту, тем более что этот конкурс состоялся через месяц после принятия решения о строительстве.

На суд российских экспертов были представлены три проекта европейских судостроительных фирм - итальянской «Ансальдо», датской «Бурмейстер ог Вайн» и французской «Форж э Шантье». Состав участников также вызывает вопросы: почему конкурс был столь узким, почему к участию не были привлечены по крайней мере германские «Крупп-Германия» и «Вулкан», построившие для русского флота «Аскольд» и «Богатырь». Ответ следует лишь один - попавшее в цейтнот с проектом подлежащих немедленной закладке крейсеров руководство морского ведомства на скорую руку «изобразило» традиционное соревнование конкурентов, взяв в компанию к проекту «Баяна» первые попавшиеся уже готовые.

Следует кратко упомянуть о конкурсантах. Итальянская «Ансальдо» из Генуи представила проект броненосного крейсера «Гарибальди» (разработки 1893 г.), по которому уже было построено или строилось 10 кораблей, незначительно различавшихся в части артиллерии. Примечательно, что к этому проекту относились и японские «Касуга» и «Ниссин», столь успешно проявившие себя в текущую войну (выбор итальянского проекта, таким образом, по соображениям сохранения лица, становился заведомо невозможен). Датская компания отнюдь не относилась к европейской судостроительной премьер-лиге и её посильное участие в создании кораблей для Российского Императорского флота до сих пор свелось к созданию лёгкого крейсера «Боярин» (3100 т, потерян в самом начале порт-артурской кампании) и большой императорской яхты «Штандарт» (6500 т), хотя и числившейся в списках флота, но боевым кораблём не являвшейся. Серьёзным успехом в создании крупных военных кораблей эта фирма себя не проявила. Тем не менее она оказалась в числе участников конкурса на проект броненосного крейсера; факт этот чёткого объяснения не находит. Крейсер «Форж э Шантье де ла Медитеррани» воспроизводил прежний «Баян», по опыту применения которого компания была готова откорректировать проект, не касаясь его принципиальных конструктивных составляющих.

Из такого положения вещей следует, что подобный формальный конкурс был лишь прикрытием для уже принятого руководством Морского министерства решения о постройке крейсеров по французскому проекту. Небезынтересно всё же вкратце остановиться на особенностях каждого из них, дабы понять логику предпочтения проекта «усовершенствованного «Баяна» обоим его конкурентам.



«Баян» в Кронштадте утром 25 июля 1903 г., в день посещения крейсера императором Николаем II; через несколько часов крейсер снимется с якоря и навсегда покинет балтийские воды. Слева вдали - силуэт форта Александр I.

Крейсер «Баян» - прототип и предшественник трёх будущих балтийских крейсеров - весной 1905 г., когда в Ла-Сен начиналась постройка «Адмирала Макарова», а в Петербурге - ещё двух идентичных кораблей, продолжал пребывать там, где его застали снаряды японских 11” осадных мортир - на грунте Восточного бассейна Порт-Артура. Сразу по занятии этой морской крепости победоносный противник начал работы по подъёму корабля.

По свидетельству хорошо осведомленного британского журнала «Инжиниринг» (Engineering, 20 Oct. 1905), специальному корреспонденту которого, в силу специфичности англо-японских отношений, удалось не только посетить Порт-Артур, но и получить исчерпывающие разъяснения «опытного корабельного инженера японской службы», составившего отчёт о состоянии потопленных в Порт-Артуре русских кораблей и о характере разрушений на них, к 15 июня «Баян» был поднят на ровный киль и оставался у места его затопления. Осадка крейсера, благодаря усиленным работам по откачке воды, почти достигла нормальной и составляла 6,93 м. Корреспондент отмечал, что, по мнению японцев, «действие разрыва снарядов оказалось гораздо слабее, чем того можно было ожидать. Некоторые бомбы находили неразорвавшимися и общий вид тех мест, по которым, казалось, бросали наибольшее число снарядов, возбуждал сомнение, всякий ли раз разрывались они...».

«Больше всего пострадали верхние надстройки, кожухи, дымовые трубы и другие маловажные части судов, - сообщал он далее, - и исправление всех таких повреждений потребуют сравнительно небольших расходов. Из разрушений, причинённых самими русскими, наиболее серьёзными надо считать подводные пробоины и бреши; из числа таких судов надо, впрочем, исключить «Баян», у которого в броне нашли только одно отверстие. Но всё-таки, как бы ни были велики подводные пробоины, заделка их не повлечёт за собой стольких затруднений и денег, как исправление, например, брони «Баяна».

Работы по поднятию крейсера были поручены капитану Сакамото и инженер-механику Такакура. Из Дальнего доставили динамо-машину, которую установили во временном сарае, возведённом у борта крейсера. Мотор Ганца и центробежные помпы, также находившиеся в Дальнем и изначально предназначавшиеся для строившегося в Порт-Артуре дока, теперь тоже были установлены на крейсере для откачки из него воды. Помимо этого, поблизости отыскалась ещё одна небольшая центробежная помпа, которую также задействовали в работах. Суммарной мощности всех этих водоотливных средств в итоге оказалось вполне достаточно. У борта крейсера было ошвартовано вспомогательное судно «Оура-Мару», служившее базой спасательной партии. По обследовании крейсера водолазами выяснилось, что ни один из его кингстонов не был открыт и все повреждения находились преимущественно в надводной части, так что по части подъёма «представлялось мало затруднений» и вся операция сводилась, в сущности, к откачке воды и заделке немногочисленных пробоин. Поперечные водонепроницаемые переборки оставались закрытыми, так же как и все клинкеты водоотливной системы.



Затопленный «Баян» в Порт-Артуре.

Снова слово британскому корреспонденту. «Три 11” снаряда пробили броневую палубу в следующих местах. 1) в капитанской каюте, как раз в том месте, где оканчивается броневая палуба. Снаряд спустился на 3 фута ниже нижней палубы; угол падения снаряда составляет 30° с вертикалью, направление с носа к корме, в правой стороне судна и в 3 футах от диаметральной плоскости. Толщина палубы в этом месте около 1 3/8”, 2) второй снаряд попал в кожух 4-го с носа парового котла. Угол падения 15° с вертикальной линией, направление от носа к корме и немного вправо. Снаряд вошёл в борт судна под верхней палубой, затем пробил главную палубу и, наконец, броневую палубу в расстоянии 3 фута от борта судна. Общая толщина палубы 1”+3/8", 3) снаряд попал прямо над средним цилиндром правой машины, в диаметральной плоскости у верхней палубы, под углом 20° или 30° от вертикали с направлением с носа к корме и слева направо. Отверстие в броневой палубе находится в 6 футах от диаметральной плоскости. Толщина пробитой палубы 1 5/8”. Снаряд раздавил бок и верх цилиндра и взорвался у мотыля машины.

Повреждения в бортовой броне (над водой). Верхняя часть бархоута 3” железной обшивки (3/4” + 2 1/4”) в носу, на левой стороне, пробита у нижней кромки (в расстоянии 25 фут от штевня); 2 1/4” листы были прикреплены к 3/4” листам изнутри винтами.. 2 1/4” лист, в который пришёлся удар снаряда, был весь размозжён. Пробоина равняется 3 фута в диаметре. От сотрясения досталось и следующему нижнему листу в 2 1/4”. В 3 футах выше нормальной ватерлинии сорвало его с крепления, содрав нарезку с винтовых болтов у 3/4” листа; только небольшое ещё крепление удерживает лист от падения; он выпучен наружу и отошёл в нижней своей кромке на 1,5 фута от борта. Второе повреждение заключается в том, что верхний и нижний ряды 3” броневой обшивки (3/4 ” + 2 3/4”) против машины на правой стороне вбиты внутрь. Повреждённое место занимает собой полных 20 фут в длину. В высоту место это простирается от главной палубы до броневой и даже далее. Стрингер главной палубы погнулся вверх.

В числе прочих повреждений, оказывается, что коммуникационная труба к рулевой рубке (внутренний диаметр 2 фута и толщина стенок 3”) сорвана с места от верхней палубы до главной, снарядом, попавшим с правой стороны; по всей вероятности, снаряд пробил каземат у правого борта. Небронированный борт на правой стороне против кормовых кают вогнан внутрь судна на длине 20 фут и в высоту между броневой и главной палубами. Верхняя часть правого борта разбита в двух и более местах. Тотчас позади кормового орудия верхняя палуба сорвана по длине 30 фут и во всю ширину судна. Это повреждение сделано по всей вероятности самими русским умышленным взрывом в междупалубном пространстве».

Броненосный крейсер «Ансальдо» представлял собой облегчённый корабль, что было свойственно для итальянской школы кораблестроения. Общая идея проекта, возраст которого превышал 10 лет, не выделялась новизной. Крейсер отличался, по причине невысокой мощности механизмов, обусловленной архаичным типом котлов (выбор которых, в свою очередь, следовал из условия стеснённости котельных отделений), малой скоростью - не свыше 20,5 уз при форсировании. В части размерений крейсер «Ансальдо» сильно отличался от французского и датского проектов - он был на 23 м короче и, как следствие, существенно шире (на 0,9-1,2 м), а также имел на 0,8 м большую осадку. В силу подобных пропорций его корпус, имевший отношение L/B равное 6,3 (против 7,7 и 7,6 соответственно) требовал для развития того же хода существенно большей мощности на тонну водоизмещения. В части защиты проект «Ансальдо» также нельзя назвать удачным. Его броневой пояс, хотя и простирался по всей ватерлинии от штевня до штевня, а также существенно глубже уходил в воду (до отметки 1,8 м против 1,2 м у конкурентов), в носу перекрывал на одно межпалубное пространство меньше. Это неброское обстоятельство, тем не менее, в бою было чревато возникновением рискованной ситуации. Один удачно попавший достаточно сильный фугасный снаряд, проделавший в носу крупную пробоину в небронированном борту у ватерлинии над поясом, мог привести к интенсивному затоплению внутренних помещений поверх броневой палубы со всем пакетом последствий - нарастанием дифферента, падением хода и, как следствие, потерей места в строю и итоговой перспективой последнего боя один на один с «санирующей» группой кораблей противника. Подобное было равно вероятно и для кормовой оконечности, получившей такую же защиту. Однако пробоина в носу всегда была опаснее именно в этой части корпуса, подвергавшейся напору набегавшей воды, где целостность борта обеспечивала всхожесть корабля на волну - на фотографиях всех без исключения «генуэзских крейсеров» хорошо видно, что уже на умеренном ходу верхняя кромка бортового бронирования существенно перекрывается волнами.

В отличие от проекта «Ансальдо» разработка директора компании «Бурмейстер ог Вайн» К.С. Нильсона полностью основывалась на идеях «Баяна». Датский проект воспроизводил вооружение своего французского предшественника, но дополнительные 300 т водоизмещения позволили гораздо рациональнее разместить 6" артиллерию, снабдив каждое орудие башнеподобным поворотным щитом и одновременно защитив броневыми трубами в 63 мм подачу каждого из них. Укрытой за броней оказалась и большая часть 75 мм  противоминных пушек - 12 против 8 на «Баяне».

В части артиллерии итальянский крейсер (1 10", 2 8" и 14 6" орудий) на первый взгляд оставлял далеко позади обоих своих конкурентов (по 2 8" и 8 6" орудий), однако МТК нашёл, что «в проекте «Ансальдо» веса 8" и 10" орудий слишком легки, что объясняется тем, что для заряжания орудий и вертикальной наводки не имеется никаких приспособлений, кроме ручных, следовательно скорость стрельбы мала. Также пушки (кроме 8") [проекта «Ансальдо». - Авт.] имеют длину 40 калибров, т.е. слабее наших и меньше подняты над палубой - 5,75 фут против 6,5 фут [1,75 м и 1,98 м. - Авт.] и менее выгодны для продольной стрельбы. Башни уравновешены запасными снарядами и, следовательно, при их израсходовании вращение башни будет затруднено. Уборка 6740 орудий внутрь каземата по-походному неудобна. Подача 6" снарядов защищена лишь бронёй каземата и осколки, проникшие в каземат, легко могут повредить подачу. Броневые траверзы между орудиями отсутствуют, следовательно одним попаданием можно вывести из строя несколько орудий».[6 РГАВМФ,ф. 421, oп 1, д. 1649, л. 4.] По количеству противоминной артиллерии «Ансальдо» (10 76 мм  пушек) вдвое уступал французскому и датскому проектам.

В части защиты отмечалось, что 75 мм  и 47 мм  артиллерия «Ансальдо», в противоположность французскому и датскому крейсерам, оставалась совершенно открытой (у конкурентов частично защищалась 60 мм бронёй). Итальянский проект, правда, выглядел несколько лучше в распространении бортовой брони - 66% его  надводного борта бронировалось (против 58% на «Баяна»), однако пояс «Ансальдо» был на 1" (25 мм) тоньше, хотя и шёл по всей длине корабля.[7 «Усовершенствованный "Баян"» имел пояс из 175 мм  крупповских плит против 200 мм гарвеевских у первого «Баяна».] Батарея 6" орудий прикрывалась броневыми плитами в 150 мм против 60 мм у французского и датского проектов.





Броненосный крейсер «Ансальдо» (общий вид, верхний вид, продольный разрез, схема бронирования)

Совершенно не в пользу «Ансальдо» было сравнение в части двигательной установки. Специалисты МТК посчитали явно недостаточной мощность главных механизмов итальянского крейсера (13500 л.с. при работе в нормальном режиме) - вывод гласил, что «обязательная замена огнетрубных котлов на водотрубные Бельвиля с паропроизводительностью, достаточной для 16500 л.с. (как на «Баяне») повлекут увеличение площади котельных отделений на 30% и следовательно рост водоизмещения».[8 РГАВМФ,ф. 421, оп. 1 ,д. 1649, л. 4.] Нормальный запас угля также на 150 т уступал «Баяну» - 600 т против 750. Непременное условие о доведении его до требуемой величины (параллельно с увеличением мощности машин) выливалось, по приблизительным подсчётам МТК, в необходимость понижения толщины бортового бронирования батареи до 95-60 мм и уменьшения числа 6" орудий с 14 до 10-12.

Итогового вердикта артиллерийский отдел МТК не выносил - он был оставлен на усмотрение вышестоящего начальства. Но в целом итоги рассмотрения проектов полностью согласовались с уже принятым решением о заказе двух крейсеров Новому Адмиралтейству. «Ведомость улучшений», вносимых в уже существующий французский проект «Баяна», была одобрена на заседании МТК, рекомендовавшем в своём журнале от 9 декабря 1904 г. за № 72 незамедлительно начать постройку одного корабля такого типа во Франции, а ещё двух - в России.[9 Подобная рекомендация выходила за рамки прямой компетенции МТК, который, являясь высшим техническим органом флота, был призван выполнять экспертизу проекта и его составляющих, но не высказывать мнения относительно количества подлежащих постройке кораблей и, тем более, места их постройки. Принимая во внимание чёткую иерархию принятия решений в институтах царской России, и в Императорском флоте в частности, трактовка этой инициативы МТК представляется затруднительной.] Одновременно комитетом было принято решение о снижении толщины главного пояса с 200 до 175 мм за счёт применения крупповской цементированной брони, что давало ощутимый выигрыш в весе.

Общий список замечаний МТК к имевшемуся проекту «Баяна», состоящий из 26 пунктов, включал такие усовершенствования, как улучшение систем освещения, вентиляции и связи, опыт эксплуатации которых, в том числе и в боевых условиях, подтверждал необходимость внесения корректив. Выдвигалось условие возможности уборки прожекторов во время дневного боя за броню, перенос перевязочного пункта под броневую палубу, замена в хозяйственных помещениях большей части деревянной мебели на стальную, значительное расширение сети переговорных труб и проводка всех кабелей через водонепроницаемые переборки через специальные сальники. Уже на этапе составления рабочего проекта в список вносимых изменений были включены стальные тросы, устанавливаемые на дымовых трубах вместо прежних цепных бакштагов и применение двух парусиновых складных ботов взамен рабочего катера.

Однако предстояло ещё учесть интересы фирмы «Форж э Шантье де ла Медитеррани», представившей свою разработку для постройки двух кораблей в России. С точки зрения экономии казённых средств, наиболее оптимальным шагом была бы выплата французской компании прямой денежной компенсации за использование проекта. Однако «доцусимское» руководство Морского министерства предпочло заказать фирме целый крейсер, согласившись на существенное увеличение цены заказа - с 16,40 до 18,45 млн. франков. Разница в 2,05 млн. франков (768752 р.) как покрывала издержки на «усовершенствование проекта» (более дорогую толстую крупповскую поясную и башенную броню, различные мелкие усовершенствования и доработки по устройствам и системам), так и являлась премией «Форж э Шантье» за использование проекта.[10 Нельзя не отметить итоговую «хозяйственную эффективность» в истории с постройкой двух броненосных крейсеров по одному проекту во Франции. Вспомним, что при заключении контракта на первый «Баян» фирма предлагала немедленно взяться за постройку ещё одного такого же крейсера по цене на 200 тыс. франков меньше головного со сроком сдачи через 6 месяцев после него. В случае принятия этого, бесспорно выгодного, предложения Россия получала два броненосных крейсера за 32,6 млн. франков (12,23 млн. руб.). Итоговая комбинация с реальными «Баяном» и «Адмиралом Макаровым» обошлась только в контрактную стоимость 34,85 млн. франков (13,07 млн. руб.) - больше без малого на миллион рублей. Причём оба крейсера, в случае постройки их «Форж э Шантье» согласно её первоначального предложения, имели шансы присоединиться к Порт-Артурской эскадре до начала войны. Правда, проявление подобной прозорливости не освобождало руководство Морского министерства от забот о разработке концепции перспективного крейсера.] Однако величина «надбавки» - 769 тыс. руб. (12,5 % стоимости первого «Баяна») - оказывается столь значительной, что заставляет предполагать о возможных «дополнительных обстоятельствах», стимулирующих заинтересованность руководства Морского министерства в партнёрстве с иностранной компанией. С этой точки зрения факт заказа третьего крейсера компании-строителю «Баяна» по устаревшему проекту, совершенно лишённый необходимости, расставляет многое на места.

Оглавление книги


Генерация: 0.240. Запросов К БД/Cache: 0 / 0