Глав: 14 | Статей: 72
Оглавление
Построенная по принципу самостоятельной работы, но фактически являющаяся второй частью исследования авторов о крейсерах типа «Баян» - самой многочисленной серии броненосных крейсеров Российского Императорского флота - книга повествует об истории создания, конструкции и боевом использовании кораблей, построенных после Русско-японской войны.

1912-й год

1912-й год

В отличие от предыдущего, 1912 г. был более насыщен событиями для бригады крейсеров. Зимовавшие в Ревеле «Громобой», «Паллада» и «Баян» 15 апреля начали кампанию и вышли на рейд для опробования машин и уничтожения девиации, а спустя два дня началось и первое практическое плавание по Балтийскому морю с заходом в Либаву, где в доке Порта императора Александра III пришлось временно (до 6 мая) оставить «Палладу», нуждавшуюся в покраске подводной части и замене бронзового кольца правого гребного винта. По возвращению в Ревель к бригаде присоединился и пришедший из Кронштадта «Адмирал Макаров», после чего корабли приступили к отработке начального этапа курса артиллерийских стрельб, лишь изредка прерываемых заходами в Гельсингфорс для погрузки угля, а 15 мая соединение в полном составе перешло в Кронштадт, где в течение 10 дней принимали боезапас и другие материалы.

Окончательное укомплектование позволило к середине июня полностью выполнить программу упражнений одиночных кораблей с одновременным уточнением их тактических элементов, занесённых с соответствующими изменениями в формуляры. Тогда же состоялся и первый выход бригады на совместные эволюции, несмотря на долгое пребывание в резерве, показавший вполне удовлетворительную сплаванность соединения, что впоследствии было отмечено и самим командующим Морскими силами во время двухдневного (15-16 июня) практического плавания всей эскадры.

Постепенное ухудшение отношений с некогда дружественной Германией и явное приближение большой европейской войны заставляло спешно укреплять систему обороны Финского залива, организуемую в тесном взаимодействии с сухопутными войсками. Отработать его предполагалось во время специальной стратегической игры с участием представителей Генерального штаба, одна из групп которых, во главе с генерал-лейтенантом Безобразовым прибыла 16 июня на бригаду крейсеров. Столь масштабное мероприятие не обошло своим вниманием и верховное командование в лице великого князя Николая Николаевича, пожелавшего лично наблюдать за действиями флота. Для встречи его в Кронштадт пришел крейсер «Баян» под флагом Н.О. Эссена, доставивший затем высокое начальство в район учений.

Двусторонние маневры, включавшие действия разнородных сил флота при отражении прорыва вероятного противника в Финский залив, выявили заметно возросший боевой потенциал Морских сил Балтийского моря, вместе с тем продемонстрировав в очередной раз слабость системы их базирования, требовавшей коренной реконструкции. Одним из её этапов должно было стать строительство военного порта Императора Петра Великого в Ревеле, торжественная закладка которого состоялась 29 июня. Ярким солнечным утром на Ревельском рейде собрались практически все соединения Действующего флота, чьи экипажи громовым «ура» приветствовали появившуюся вскоре яхту «Штандарт» под флагом императора. Обойдя стоявшие по особой диспозиции корабли и сойдя затем на берег, Николай II под раскаты артиллерийского салюта собственноручно заложил первый символический камень в основание мола, положив тем самым начало сооружению новой базы Российского флота на Балтийском побережье.

Для кораблей бригады крейсеров это знаменательное событие не стало единственным - вскоре последовало распоряжение морского министра о подготовке «Баяна» к походу к Бьорке, где российский самодержец предполагал встретиться со шведским королём Карлом-Густавом. Отделившись от бригады, которой предстояло трёхдневное плавание по Балтийскому морю с заходом в Гугенбург, крейсер 5 июля прибыл на рейд Штандарт, а 11 июля удостоился посещения обоих высочайших особ. Одетый в форму капитана 1-го ранга военно-морских сил Швеции, Николай II, по словам очевидцев, не без гордости наблюдал, с каким пристальным вниманием августейший «коллега» осматривал корабль, явно прикидывая в уме его мощь в сравнении с боевыми единицами собственного флота. Визит удался - довольный произведённым впечатлением, русский царь не скрывал улыбки, а его оживление передалось и команде крейсера, своим бодрым видом, чётким, отрывистым ответом на приветствие и могучим «ура» приведшей присутствующих в восторг. Встреча двух монархов завершилась 12 июля, после чего «Баян» вновь присоединился к бригаде, которая спустя 10 дней, приняв слушателей Николаевской военной академии, вышла в очередное практическое плавание в составе эскадры, выполнив ряд тактических маневрирований «по особой инструкции».

К началу августа почти всем кораблям Действующего флота удалось полностью выполнить курс практических стрельб, окончание которого ознаменовалось традиционными комендорскими состязаниями на императорский приз. Среди крейсеров лучшими на этот раз оказались комендоры «Адмирала Макарова», однако, несмотря на их меткость, бригаде так и не удалось удержать завоёванный год назад «Баяном» кубок - артиллеристы линкора «Цесаревич» показали наивысший балл, по выражению Н.О. Эссена доселе не достигнутый ни одним кораблем русского флота.[19 Справедливости ради стоит отметить, что разница средних баллов, неоднократно проверенных специальной комиссией, составила всего лишь 0,001 балла, в конечном итоге и определившую победу «линейщиков» // РГАВМФ, ф. 485, оп 1, д. 37, л. 12.]

Конец летнего периода боевой учёбы совпал с подготовкой к заграничному плаванию к берегам Дании эскадры Морских сил Балтийского моря, в состав которой было включено и соединение крейсеров. В 8 сентября в 4 час. дня бригады линкоров («Андрей Первозванный», «Император Павел I», «Цесаревич», «Слава») и крейсеров («Громобой», «Адмирал Макаров», «Паллада», «Баян» и прикомандированный на поход «Богатырь»), снялись с якорей на Ревельском рейде, ведомые флагманским «Рюриком» (флаг вице-адмирала Н.О. Эссена), и двинулись по назначению. Спустя два часа эскадра миновала Суропский проход и, присоединив по пути минные заградители «Амур» и «Енисей», а также три дивизиона эсминцев, направилась к выходу из Финского залива.

Незадолго до полуночи идущие без огней корабли прошли траверз маяка Некмагрунд и повернули к маяку Хоборг. Используя время похода, как дополнительную возможность для совместных эволюции и учений, эскадра по приказанию Н.О. Эссена с рассветом начала двусторонние маневрирования, продолжавшиеся до самого вечера и показавшие в целом достаточно высокий уровень подготовки экипажей.

Эволюции продолжились и на следующий день, завершившись лишь к ночи. Около трёх часов утра 11 сентября соединения в кильватерном строю достигли плавучего маяка Киеланор и последовательно (головной бригада линкоров, затем крейсера и эсминцы) начала втягиваться в пролив Большой Бельт. Проход узкости в темноте был сопряжён с немалым риском, однако, благодаря искусству штурманов, всё обошлось благополучно. В 10 час. 30 мин. утра эскадра вышла в пролив Каттегат, а спустя сутки втянулась на рейд Копенгагена, куда ранее уже прибыли яхты «Полярная звезда» с вдовствующей императрицей Марией Федоровной на борту и «Виктория энд Альберт» с английской королевой.

Пребывание в заграничном порту в присутствии царственных особ требовало от экипажей русских кораблей отличной организации службы и высокой дисциплины, особо отмеченных Марией Федоровной и датским королём Фредериком во время посещений эскадры. Без особых инцидентов обходились и ежедневные увольнения нижних чинов на берег, не доставивших хлопот местной полиции несмотря на обилие питейных заведений и присутствие в городе большого числа моряков иностранных флотов. Единственным досадным недоразумением стали почти четыре десятка дезертиров с эскадры - «нетчиков», в числе которых оказались и четверо матросов с крейсеров, по неизвестным причинам не вернувшиеся на корабли.

15 сентября стало последним днём визита в Данию и следующим утром эскадра покинула гостеприимные берега, взяв курс к проливу Большой Бельт. Обратный маршрут также был пройден без происшествий и в 10 час. 30 мин. вечера, выйдя в открытое море, на кораблях вновь ощутили характерную балтийскую волну и упругую свежесть солёного ветра. Днем 17 сентября эскадра разделилась - на «Палладе», «Баяне», транспорте «Океан» и эсминцах ощущался недостаток угля, для пополнения которого их решено было отправить в Либаву, в то время как линкоры, «Адмирал Макаров» и минзаги продолжали следовать в Ревель. На обратном пути погода также благоприятствовала переходу, радуя последними ясными осенними днями, и лишь у входа в Финский залив Балтика преподнесла очередной сюрприз в виде сильного шторма и дождя. 18 сентября уже затемно корабли миновали Суропский проход и в 3 час. утра отдали якоря на Ревельском рейде, куда двое суток спустя прибыли из Либавы «Паллада» и «Баян».

Пребывание в Ревеле было недолгим. Уже 21 сентября «Адмирал Макаров» вышел в Кронштадт для встречи королевы эллинов Ольги Константиновны, в очередной раз посетившей крейсер, а 2 октября в главную базу флота для приёмки запасов и списания увольняемых в запас нижних чинов ушли и остальные корабли бригады.

По возвращении в Ревель соединение 28-29 октября принимало участие в совместном практическом плавании эскадры, а 7 ноября выходило в море на двустронние маневрирования. Эти короткие учебные походы стали последними мероприятиями уходящего года - в полночь 14 ноября окончили кампанию «Громобой» и «Паллада», к которым спустя неделю присоединился и «Адмирал Макаров». Исключением стал «Баян», 28 ноября под флагом командующего Морскими силами ушедший в недельное плавание по портам Балтийского моря и лишь через месяц вступивший в вооружённый резерв.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.115. Запросов К БД/Cache: 0 / 2