Глав: 14 | Статей: 72
Оглавление
Построенная по принципу самостоятельной работы, но фактически являющаяся второй частью исследования авторов о крейсерах типа «Баян» - самой многочисленной серии броненосных крейсеров Российского Императорского флота - книга повествует об истории создания, конструкции и боевом использовании кораблей, построенных после Русско-японской войны.

Гибель «Паллады»

Гибель «Паллады»

Встревоженное ростом активности Балтийского флота и стремясь сдержать его действия минимальными силами, германское морское командование приняло решение о более широком использовании для этой цели подводных лодок. В дополнение к уже имевшимся пяти субмаринам в Балтийское море было направлено ещё три - U-23, U- 25 и U-26. Их предполагалось развернуть на позициях в устье Финского залива.

Первая встреча русских крейсеров с подводным противником произошла 27 сентября. В тот день в дозоре на меридиане о. Оденсхольм находились «Баян» и «Паллада», для поддержки которых и одновременного прикрытия сидевшей на мели подводной лодки «Аллигатор» в 7 час. утра из Лапвика вышли «Громобой» (флаг нового начальника 1-й бригады контр-адмирала М.К. Бахирева) и «Адмирал Макаров». На траверзе банки Аякс крейсера обнаружили парусную лайбу под голландским флагом, идущую курсом вест. Поскольку указаний о пропуске её в запретные для плавания гражданских судов районы не имелось, командир «Адмирала Макарова» капитан 1-го ранга П.М. Плен получил приказание задержать судно и направить затем в Балтийский порт. Подойдя в 8 час. 05 мин. к лайбе и приказав капитану последней возвращаться, крейсер дал 17-узловый ход, одновременно положив руль право на борт. Спустя пять минут, находясь в 11,5 милях к зюйд-весту от банки Аякс, на левом крамболе неожиданно был замечен след торпеды, прошедшей впереди по курсу на расстоянии одного кабельтова. Вслед за первой торпедой обнаружили и вторую, прошедшую значительно ближе - примерно в четверти кабельтова от крейсера.[10 В рапорте командира крейсера капитана 1-го ранга П.М. Плена (РГАВМФ, ф. 479, оп. 1, д. 315, л. 54) сообщается и о третьей торпеде, якобы прошедшей на расстоянии 0,5 кб под кормой. Однако подобное утверждение опровергается тем фактом, что подводная лодка U-26 имела два носовых и два кормовых 533 мм  торпедных аппарата и, следовательно, не могла выпустить одновременно более двух торпед.]

Уклоняясь от атаки, «Адмирал Макаров» развил полный ход и повернул на норд- вест. Одновременно к выходу из залива повернула и лайба, которую двумя боевыми выстрелами из 75 мм  орудий крейсера заставили вновь лечь на указанный курс. Несмотря на неблаговидную роль лайбы, капитан 1-го ранга П.М. Плен в своём радиодонесении в штаб флота не замедлил сообщить о непричастности судна к инциденту, указав, что торпеды выпущены подводной лодкой, «удачно воспользовавшейся моментом».[11 РГАВМФ, ф. 479, оп. 1, д. 315, л. 54.]

Как выяснилось впоследствии, неизвестной субмариной оказалась U-26 под командованием капитан-лейтенанта К.Л. Веркхейма - одна из трёх германских лодок, скрытно развёрнутых на подходах к нашей Центральной позиции. Неудачная атака русского крейсера едва не сорвала всю операцию немцев, но грозное предупреждение не было должным образом воспринято штабом Балтийского флота, оставившим схему несения дозоров практически без изменений.

На следующий день, 28 сентября в 6 час. 45 мин. «Паллада» и «Баян» снялись с якоря на рейде Эре и, пройдя извилистым шхерным фарватером (на его последнем «колене» был сыгран сигнал «отражение минной атаки», отменённый с выходом в открытое море), легли на курс 192°, направившись в сопровождении миноносца «Стройный» к о. Даго. В 9 час. 10 мин. к крейсерам присоединился миноносец «Мощный», расположившись вместе со «Стройным» на крамболах «Паллады», шедшей головной. Спустя 20 минут ввиду о. Даго корабли повернули к норду, ожидая подхода новой дозорной смены - в этот день 1-я бригада крейсеров заканчивала свое дежурство в устье Финского залива, уступая место 2-й бригаде.[12 С самого начала воины несение крейсерского дозора нроизводилось в светлое время суток поочередно обеими бригадами, сменявшими друг друга через неделю, причём первую половину её в дозоре находилась 1-я нолубригада из двух кораблей, а вторую - 2-я. На ночь дежурная нолубригада, как правило, уходила на рейд Эре, в то время как оба «подвахтенных» крейсера базировались на Ланвик.]

Около 10 час. в восточной части горизонта показалось несколько дымов, а в 11 час. 08 мин. «Паллада» и «Баян» повернули на ост навстречу сменявшим их «России» (флаг начальника 2-й бригады) и «Авроре». Разойдясь с ними в 11 час. 35 мин. на контркурсах и отпустив миноносцы, «Паллада» и «Баян» 16-узловым ходом пошли в Ревель. Несмотря на близость базы, вахтенные сигнальщики, дежурные расчёты 75 мм  орудий верхней палубы и специально назначенные наблюдатели продолжали напряжённо следить за морем. Как вспоминал впоследствии один из участников этого похода лейтенант П.В. Лемишевский, «идя этим курсом нужно было быть начеку: солнце осеннее, сильно слепившее глаза, мешало наблюдать водное пространство по правому борту, как раз самому опасному в смысле атаки подводной лодки. Небольшая рябь, ослепительно отражавшая в себе лучи солнца, давала возможность подводной лодке, если бы таковая находилась в этом районе, занять идеальную позицию между солнцем и крейсерами, к тому же ярко освещенными им, и достичь намеченной цели, т.е. произвести удачную атаку...».[13 П.В. Лемишевский. Гибель крейсера «Паллада» 28 сентября 1914 г. // Морской сборник, 1922 г., № 1-2, с.106.]

В 12 час. 14 мин. над «Палладой», шедшей головной, неожиданно взметнулся столб пламени, сопровождаемый звуком взрыва, по словам очевидцев, больше похожим на хлопок пистолетного выстрела. Крейсер заволокло клубами дыма, целиком скрывшего даже мачты.[14 Судя по записям в вахтенном журнале крейсера «Аврора», проходившего в момент взрыва «Паллады» траверз маяка Бенгшер, высота столба дыма на месте катастрофы составляла около 1000 м.] «...Моим глазам представилась следующая картина: столб дыма громадного диаметра (правого края его даже не было видно) и вышиною раз в десять больше высоты рангоута «Баяна», бурого цвета, в верхней своей части смешанного с паром ... Мгновенно пронизала меня мысль - «Палладе» конец...», - вспоминал впоследствии артиллерийский офицер «Баяна» лейтенант П.В. Лемишевский.

Сразу же после взрыва вахтенный начальник «Баяна» лейтенант В.Н. Селянин поставил ручки машинного телеграфа на «стоп», одновременно приказав пробить тревогу и дать авральный звонок. В это время на мостик прибыл и командир крейсера А.К. Вейс, который немедленно лично дал машинам «полный назад». Пока машины «забирали» на задний ход, корабль по инерции продолжал двигаться вперед, остановившись примерно в 1,5 кб от места взрыва, в тот момент, когда столб дыма начал подниматься вверх, «обнажая вместо «Паллады» гладкую поверхности воды». По свидетельству наблюдателя с «Баяна», «вооружённым глазом были видны летающие фуражки, бумажки и прочая мелочь. С каким напряжением впились глаза смотревших на это... место с надеждой хоть кого-нибудь увидеть. Тщетно, никого не было. До боли в глазах, смотря в бинокли, осматривали это место, но, к глубокому сожалению, никто не был усмотрен...».[15 П.В. Лемишевский. Ук. соч., с. 112.] Всплыло лишь рангоутное дерево (очевидно, шлюпочное) - это было всё, что осталось от 8000-тонного крейсера и 597 человек экипажа, бывших на его борту в тот роковой день.[16 Несмотря на все усилия посланных к месту трагедии эсминцев, тщательно осмотревших район катастрофы, спасённых из числа экипажа «Паллады» не было. Не удалось обнаружить и тела погибших, за исключением старшего артиллериста лейтенанта Л.А. Гаврилова, чей труп, привязанный к обломку дерева был найден 8 октября 1914 г. на побережье в районе Гангэ.]

Причиной гибели «Паллады» стала всё та же германская подлодка U-26, накануне неудачно атаковавшая «Адмирал Макаров» и не покинувшая позиции в надежде на успех. 28 сентября в 5 час. утра лодка в надводном положении отошла от северной оконечности о. Оденсхольм, взяв курс на норд, и в 9 час. 15 мин. заметила в направлении на норд-ост несколько дымов. Лодка тотчас же погрузилась и, пройдя в сторону дымов, вскоре обнаружила два крейсера, шедшие в строе кильватера в сопровождении эскадренных миноносцев. Ими оказались «Россия» и «Аврора», шедшие сначала на зюйд-вест, а затем, примерно в трёх милях от U-26, повернувшие к весту. За эсминцы же командир субмарины принял «Богатыря» и «Олега», направлявшихся в Лапвик на смену «Громобою» и «Макарову», в 11 час. покинувших рейд и вышедших в Ревель.



Потопление крейсера «Паллада» германской подводной лодкой U-26.

(Схема из книги: Г. Ролльман. Война на Балтийском море. 1915-й год. / Пер. с нем. - М.: Госвоениздат, 1937.)

Ожидая возвращения кораблей, лодка продолжала оставаться на позиции, лишь изредка поднимая перископ, стараясь не пропустить удобный для атаки момент. Предположения капитан-лейтенанта Веркхейма оправдались - в 11 час. 30 мин. снова появились два больших корабля, шедшие на ост. Спустя короткое время U-26 пересекла их курс, после чего пошла прямо навстречу. Противники стремительно сближались. На расстоянии 11-15 кб субмарина уменьшила ход и повернула вправо, намереваясь произвести выстрел из кормовых аппаратов. В 12 час. 10 мин. по головному четырёхтрубному крейсеру с расстояния в 2,8 кб была выпущена торпеда, спустя короткое время достигшая цели. Попадание пришлось в среднюю часть корабля, причем в перископ удалось заметить, как рушились трубы.

На основании донесения командира германской подлодки с высокой вероятностью можно предположить, что взрыв торпеды произошёл с левого борта в районе погребов 6" боезапаса или торпедного погреба, детонация которых вызвала взрыв котлов, что окончательно разрушило корабль. Указанное обстоятельство косвенно подтверждается вахтенным начальником «Баяна» лейтенантом В.Н. Селяниным, заметившим, что «с правого борта «Паллады» показалось три огня, почти одновременно три огня с левого борта, а затем весь крейсер сразу скрылся в дыму и огне», причем «все эти взрывы происходили один за другим, почти одновременно».[17 П.В. Лемишевский. Гибель крейсера «Паллада» 28 сентября 1914 г.// Морской сборник, 1922 г., № 1-2, с. 111.]

Очевидно, что первый из «огней» означал подрыв боевого зарядного отделения германской торпеды, второй и третий - взрыв погребов и котлов, на разрушение которых указывает наличие пара в верхней части дымового облака. Тот же факт, что вспышки сначала были замечены с правого борта и лишь затем с левого (откуда, собственно, и производилась атака), следует отнести за счёт своеобразного восприятия в тот момент очевидцем окружающей обстановки.

Стремясь отойти от места катастрофы, «Баян» продолжал двигаться задним ходом, когда в 12 час. 24 мин. кондуктор Сыров заметил по корме перископ подводной лодки. Дав полный ход, крейсер лег на курс 45°, уклоняясь от новой атаки, и одновременно открыл огонь из всех орудий левого борта по предполагаемому месту нахождения субмарины. За девять минут было выпущено более 40 снарядов (в том числе два 8" и 14 6"), некоторые из которых, по словам «баянских» артиллеристов (огнём управляли лейтенанты А.А. Борошенко и Б.К. Новицкий), «ложились просто отлично».

Быстрота маневра спасла корабль от гибели, лишив германских подводников шансов на повторный успех - отказавшись от дальнейших атак, U-26 малым ходом начала продвижение на вест, к выходу из залива. Тем не менее, как следует из донесения командира «Баяна» А.К. Вейса, на меридиане мыса Пакерорт крейсер всё же был вторично атакован неизвестной подлодкой. В 14 час. 45 мин. на правом крамболе был замечен предмет, похожий на перископ. На корабле немедленно положили руль «лево на борт», открыв одновременно огонь правым бортом. Спустя две минуты перископ скрылся из вида, после чего «Баян», прекратив стрельбу, вновь лёг на прежний курс. В 15 час. с правого борта была усмотрена торпеда, шедшая на пересечку курса, уклоняясь от которой, крейсер опять повернул влево, введя в действие 75 мм  орудия, но через короткое время их огонь был также прекращён. В 15 час. 55 мин. «Баян» благополучно достиг Суропского прохода и спустя полчаса отдал якорь на Ревельском рейде, где уже находились пришедшие ранее «Громобой» и «Адмирал Макаров».

Оглавление книги


Генерация: 0.181. Запросов К БД/Cache: 3 / 1