Глав: 14 | Статей: 72
Оглавление
Построенная по принципу самостоятельной работы, но фактически являющаяся второй частью исследования авторов о крейсерах типа «Баян» - самой многочисленной серии броненосных крейсеров Российского Императорского флота - книга повествует об истории создания, конструкции и боевом использовании кораблей, построенных после Русско-японской войны.

Тактика меняется

Тактика меняется

Катастрофа «Паллады» выявила настоятельную необходимость пересмотра организации боевой деятельности Балтийского флота, оказавшегося, как и флоты всех воюющих держав, практически безоружным перед лицом грозного подводного противника. Учитывая реальную опасность новых потерь, Н.О. Эссен в тот же день, 28 сентября, распорядился об отзыве из дозора крейсеров 2-й бригады, а на случай возможной попытки прорыва в Финский залив неприятельских надводных кораблей в Ревеле сосредотачивались «Громобой», «Адмирал Макаров» и «Баян». Дозорная же служба с этого момента возлагалась лишь на миноносцы и подводные лодки.

Отказ противника от нанесения удара по Петрограду с моря позволил русскому командованию перейти к активным операциям по поддержке своих сухопутных войск, действующих на южном побережье Балтийского моря. Однако выход к нему части флота был сопряжён с риском встречи с превосходящими германскими силами, обладавшими, помимо преимущества в ходе, возможностью оперативного маневрирования между театрами. В этой связи наиболее эффективным способом действий представлялись широкомасштабные минные постановки на германских коммуникациях в юго-восточной и южной частях моря, к осуществлению которых должны были привлекаться разнородные силы, включая эсминцы, обе крейсерские бригады и даже линейные корабли.[18 РГАВМФ, ф. 479, orn 1, д. 970, л. 27.]

Первая минно-заградительная операция с участием крупных кораблей проводилась 4-7 ноября 1914 г. и имела целью заграждение германских судоходных путей у банки Штольпе. В связи с этим штабом флота был сформирован Отряд специального назначения под командованием контр-адмирала Л.Б. Кербера в составе крейсеров «Рюрик», «Олег», «Богатырь» и минного заградителя «Амур», скрытно выставившего 5 ноября в заданном районе 240 мин под прикрытием крейсеров.

Следующей операцией с участием нового соединения стало заграждение наиболее вероятных подходов с моря в районах Данциг-Пиллау и Рикегефт-Данциг, чем предполагалось ещё более затруднить снабжение левофланговой группировки германских войск, действующей в Прибалтике. Учитывая положительный опыт использования для минных постановок тяжёлых кораблей, в состав Отряда по инициативе Н.О. Эссена помимо минного заградителя «Енисей», «Рюрика», «Олега», «Богатыря» включили крейсера «Адмирал Макаров» и «Баян», экстренно оборудовав их минными рельсами и скатами. Для тренировки экипажей произвели несколько учебных постановок под руководством опытных минёров, откомандированных с минных заградителей.

Планом операции, разработанным Л.Б. Кербером с участием офицеров оперативной части штаба флота, предусматривалось, что «Енисей» вместе с назначенными для его прикрытия «Олегом» и «Богатырём» сосредотачиваются в Утэ, а «Рюрик», «Адмирал Макаров» и «Баян» с минами на борту - в Папонвике, откуда им надлежало выйти в море для встречи в условленной точке рандеву. Далее соединение в полном составе должно было следовать в заданный квадрат, из которого корабли группами расходились бы к местам постановок.

Реализация плана началась точно в назначенное время. 28 ноября из Свеаборга, приняв на борт 120 мин заграждения, вышел «Рюрик» (флаг контр-адмирала Л.Б. Кербера), взявший курс на Папонвик, где в это время находились «Адмирал Макаров» и «Баян», принимавшие мины с заградителя «Ильмень». Однако из-за свежей погоды эта сложная и опасная операция затянулась, в результате чего к утру 30 ноября полный запас мин (80 единиц «образца 1912 г.») удалось принять лишь «Баяну». Тем не менее, ввиду намерения противника в ближайшее время начать переброску морем своих войск в Данциг и Кенигсберг, контр-адмирал Кербер распорядился о подготовке к выходу в тот же день, а запаздывавшему с погрузкой мин «Адмиралу Макарову» было предписано принимать их «вплоть до съёмки с якоря, сколько успеет, хоть даже и менее 80».[19 РГАВМФ, ф. 479, orn 1, д. 324, л. 19.]

В 12 час. 30 мин. 30 ноября в сильную пургу «Рюрик», «Баян» и «Адмирал Макаров» (принявший лишь 64 мины) снялись с якоря и, развив 16-узловый ход, вышли по назначению. Однако ухудшение видимости не позволило выйти в море остальной части соединения - «Енисею» и конвоировавшим его «Олегу» и «Богатырю», вследствие чего начальник отряда принял решение начать постановку имеющимися силами, а мины с заградителя выставить по улучшении погодных условий.

Утром 1 декабря выяснилось, что «Баян» с «имеемым углем может дать лишь 17 уз, а всего оставшегося запаса угля хватит на 30 часов 16-узлового хода или на 50 часов 12-узлового», кроме того, на крейсере наблюдался сильный разогрев подшипников правой машины. Вследствие этого ему было приказано вернуться в Утэ, а остальным крейсерам продолжить операцию.

В 11 час. 50 мин. корабли разошлись к местам постановки. В 20 час. 30 мин. «Адмирал Макаров» достиг назначенного района (примерно в 40 милях северо- западнее маяка Риксгефт), и, определившись по счислению, лёг на истинный курс N, сбросив первую мину, вслед за которой с интервалом около 45 м последовало ещё 20. Спустя шесть минут, описав коордонат влево, крейсер вновь лёг на тот же курс, выставив вторую минную банку, отстоявшую от первой на 0,5 мили к весту, а ещё через 10 минут после аналогичного маневра удалось поставить и остальные 22 мины, последняя из которых «из-за невозможности приготовить или оставить на корабле была , , 20 сброшена безопасной».[20 РГАВМФ, ф. 479, on. 1, д. 315, л. 70.]

В 20 час. 53 мин., завершив постановку, осуществленную «чисто, без каких либо заеданий и неисправностей», крейсер лег на курс 335°, повернув затем к южной оконечности о. Готланд. Определившись по мелким маякам (при этом было установлено, что заграждение выставлено точно в назначенном месте), «Адмирал Макаров» находился вблизи побережья до утра 2 декабря, перейдя затем в район рандеву с отрядом. Но последнее не состоялось и крейсеру пришлось самостоятельно идти в Утэ, куда он благополучно прибыл утром 3 декабря. Столь же успешно выставили свои заграждения «Рюрик» и «Енисей», завершив тем самым план минных постановок в юго-восточной части Балтийского моря.[21 Предполагая наличие вблизи избранной точки рандеву значительных сил неприятеля (о чем имелись свежие данные радиоразведки), капитан 1-го ранга П.М. Плен решил не идти в назначенный квадрат, а ожидать отряд милях в 12 западнее, рассчитывая, что начальник отряда и командиры остальных кораблей вследствие изменившейся обстановки будут вынуждены поступить аналогичным образом. Однако «Рюрик», «Енисей», «Олег» и «Богатырь», без помех соединившись утром 2 декабря точно в условленном месте и полагая, что «Адмирал Макаров» из - за сильной мглы разминулся с ними, повернули, не ожидая последний, в сторону Хоборгского рифа, откуда после захода солнца «Енисей» и конвоировавший его «Богатырь» вышли к месту постановки. // П.В. Гельмерсен. Заградительные операции Балтийского флота у германского побережья в 1914-1918 гг. - СПб.: Галея-Принт, 1998. с. 18.]

16 декабря 1914 г. было произведено переформирование крейсерских сил Балтийского флота. В 1-ю бригаду вошли броненосный крейсер «Рюрик», крейсера «Адмирал Макаров», «Баян», «Олег» и «Богатырь», во вторую - броненосные «Россия» и «Громобой», а также «Аврора» и «Диана». Должность начальника 1-й бригады принял контрадмирал М.К. Бахирев.

Учитывая возросшую минную опасность, германское командование с начала декабря осуществило перевод значительной части своих кораблей из Данцига в западные пункты базирования - Кольберг, Штеттин и Свинемюнде, откуда они могли выходить как в Киль, так и к русским берегам. В последнем случае наиболее удобный маршрут пролегал между о. Борнхольм и банкой Штольпе, в районе которой 5 ноября было выставлено минное заграждение с «Амура». Желая воспрепятствовать свободному развёртыванию сил противника для операций в российских водах, адмирал Н.О. Эссен в конце декабря 1914 г. принял решение о минировании этого прохода и района у мыса Аркона, мимо которого «пролегает путь от Киля ко всем портам неприятеля, находящимся в восточной части моря, равно как и к русским берегам...».[22 РГАВМФ, ф. 716, оп 1, д. 714, л. 84-85.] Принимая во внимание значительное расстояние, которое необходимо было преодолеть кораблям и высокую вероятность встречи с противником, постановка заграждения возлагалась на этот раз на крейсера 2-й бригады - «Россию», «Богатырь», «Олег», а прикрытие - на «Рюрик», «Адмирал Макаров» и «Баян» под общим командованием начальника отряда заградителей контр-адмирала В.А. Канина.

Днем 30 декабря оба отряда покинули рейд Севастополь в Абосских шхерах и, пройдя стратегическим шхерным фарватером, с темнотой вышли в открытое море, взяв курс на юг. В течение ночи шли раздельно (впереди корабли 1-й бригады крейсеров), держась в целях маскировки в 15-16 милях друг от друга. На рассвете обе группы вышли на параллель южной оконечности о. Готланд и к 16 час. 31 декабря достигли условного района рандеву. Спустя полчаса после встречи корабли дали ход 14 уз, направляясь к северной оконечности Борнхольма, однако через короткое время скорость пришлось уменьшить: по мнению В.А. Канина, «Баян» и «Макаров» так дымили, что отряд рисковал быть замеченным издалека».[23 РГАВМФ, ф. 479, оп 1, д. 315, л. 109.]

С наступлением темноты крейсера-заградители, отделившись от сил прикрытия, пошли к местам постановок, а «Рюрик», «Адмирал Макаров» и «Баян» приступили к «ночному крейсерству». Последнее оказалось безрезультатным - в течение ночи бригада встретила лишь один, шедший с огнями, пароход, с которым разошлись правыми бортами. Около 10 час. утра 1 января 1915 г. к отряду прикрытия присоединились успешно выполнившие свою задачу заградители, а спустя ещё сутки все корабли без потерь возвратились в шхеры.

Итоги «новогоднего похода» балтийских крейсеров, в ходе которого в германских водах было выставлено 300 мин, поставили под угрозу безопасность как наиболее важных морских коммуникаций неприятеля, так и районов боевой подготовки его флота, считавшихся до того сугубо «тыловыми». 13 января 1915 г. на минах, выставленных «Россией» подорвался крейсер «Аугсбург», а спустя несколько часов - крейсер «Газелле», потеря которых чувствительно ослабила германские морские силы на театре.

Заключительной операцией русского флота на путях сообщения противника зимой 1914/1915 гг. явилась попытка заграждения Данцигской бухты в конце января 1915 г., имевшая целью содействие русским войскам, ведущим тяжёлые оборонительные бои в Восточной Пруссии. Как и в предыдущих случаях, к участию в ней привлекались крейсера 1-й бригады - «Рюрик», «Адмирал Макаров», «Олег» и «Богатырь», которым придавались эсминцы «Новик», «Генерал Кондратенко», «Сибирский стрелок», «Охотник» и «Пограничник». По замыслу операции, эсминцы должны были минировать ближние подступы к Данцигу, в то время как «Олегу» и «Богатырю», принявшим по 100 мин, надлежало выставить заграждения значительно мористее.

Снявшись с якоря утром 30 января, крейсера вышли по назначению, рассчитывая на следующий день на параллели южной части о. Готланд встретиться с эсминцами, сосредоточившимися к тому времени в бухте Тага-Лахт. Около 4 час. утра 1 февраля корабли в густой снегопад приблизились для определения места к маяку Фарэ. Здесь флагманский «Рюрик» подстерегало серьёзное испытание: крейсер «переехал» всем днищем через необозначенную на карте каменную банку, через которую головной крейсер русской колонны - имевший менее глубокую осадку «Адмирал Макаров» - перешёл беспрепятственно. Вдвое более тяжёлый «Рюрик» получил очень серьёзные повреждения корпуса и принял около 2700 т воды. Операцию пришлось прервать - «израненный» крейсер, конвоируемый остальными кораблями бригады, сумел 6-узловым ходом вернуться в Ревель, откуда затем ледоколами был переведён на ремонт в Кронштадт. Остальные крейсера также окончили кампанию, встав в Ревельской гавани на зимовку.

Тем не менее, положительный опыт, накопленный в морских боях первого года войны, позволил развернуть активные действия у неприятельского побережья и в следующую кампанию. Одна из таких операций, имевшая целью постановку новых минных заграждений восточнее Данцига, была проведена уже в конце апреля 1915 г. с участием миноносцев (отряд заграждения) и крейсеров 1-й бригады («Адмирал Макаров», «Баян», «Олег» и «Богатырь»), назначенных в прикрытие. Достигнув в ночь на 25 апреля 1915 г. района к югу от Готланда, бригада согласно замыслу операции приступила к крейсерству, когда в 1 час. 50 мин. сигнальщики «Адмирала Макарова» заметили в западной части горизонта дым, а спустя ещё несколько минут смогли разглядеть и силуэт лёгкого германского крейсера «Мюнхен», принятого поначалу за «Аугсбург», и миноносца V-181, выдвигавшихся в район Либавы. В 2 час. 08 мин. «Адмирал Макаров» и «Баян», шедшие головными, открыли огонь, а через несколько секунд ответил из 105 мм  орудий и «Мюнхен». Опасаясь возможной атаки миноносцев, русский отряд, не теряя неприятеля из виду, вскоре после начала перестрелки повернул на вест и в 2 час. 18 мин. совершил ещё один поворот вправо, войдя в полосу тумана. Спустя несколько минут бой возобновился - вышедший вперёд германский крейсер выпустил торпеду, но безрезультатно. В ответ русские крейсера усилили огонь, но, несмотря на сравнительно малое расстояние (около 23 кб), пристреляться удалось не сразу - предрассветные сумерки и постоянное маневрирование неприятеля значительно затрудняли наводку. Накрытий добились лишь через 20 минут, причем один залп лёг настолько близко от цели, что всплески залили всю носовую палубу германского крейсера до боевой рубки. (По свидетельствам русских офицеров - очевидцев этого боя, наши корабли добились одного попадания, отчётливо виденного многими, однако германские источники этот факт отрицают). Начинающийся рассвет постепенно делал противника всё более заметным, что вынудило его увеличить дистанцию, а в 2 час. 35 мин. германские корабли прекратили огонь и, увеличив ход, скрылись на вест. Последние залпы русские орудия выпустили по миноносцам V-151 и V-153, подошедшим на выручку и также вынужденным отступить.[24 Г. Ролльман. Война на Балтийском море. 1915-й год. / Пер. с нем. - М.: Госвоениздат, 1937. с. 117.]

Оглавление книги


Генерация: 0.579. Запросов К БД/Cache: 3 / 1