Глав: 14 | Статей: 72
Оглавление
Построенная по принципу самостоятельной работы, но фактически являющаяся второй частью исследования авторов о крейсерах типа «Баян» - самой многочисленной серии броненосных крейсеров Российского Императорского флота - книга повествует об истории создания, конструкции и боевом использовании кораблей, построенных после Русско-японской войны.

На коммуникациях противника

На коммуникациях противника

Активные действия русского флота вынудили германское командование в очередной раз перебрасывать на Балтику крупные силы, предприняв в июле-августе 1915 г. масштабную попытку прорыва в Рижский залив. Не принеся существенных результатов, эта операция в конце концов завершилась уходом неприятельского флота из залива и последующим отводом значительной части его сил в Вильгельмсхафен. Это обстоятельство давало русским реальную возможность перехватить инициативу и вновь перейти к активным действиям на германских коммуникациях. На этот раз, в отличие от прошлой кампании, основная роль в предстоящих операциях отводилась подводным лодкам, в то время как на крупные боевые единицы - крейсера - предполагалось возложить осуществление минных постановок в сочетании с редкими набеговыми действиями.

Первым объектом нападения были избраны судоходные пути неприятеля в Ботническом заливе, по которым осуществлялись поставки в Германию шведской железной руды и других стратегических материалов. Ввиду того, что в этом районе из-за угрозы атак русских подлодок немецкие перевозки чаще всего осуществлялись под прикрытием ВМС Швеции, штаб Балтийского флота решил привлечь к операции надводные силы, в очередной раз задействовав для этой цели крейсера 1-й бригады.

В 17 час. 15 октября «Адмирал Макаров», «Баян», «Олег» и «Богатырь» в сопровождении пяти эскадренных миноносцев VIII дивизиона («Ловкий», «Молодецкий», «Лихой», «Искусный» и «Крепкий») вышли с рейда Люперте, взяв курс в Ботнический залив мимо маяка Эншер. Через час, с наступлением темноты миноносцы отделились от бригады, взяв курс на маяк Агэ. Крейсера, уменьшив ход до 8 уз, повернули в заранее назначенные точки, рассчитывая к 8 час. утра следующего дня расположиться на линии норд-зюйд на расстоянии 10 миль друг от друга. Крейсируя затем в общем направлении норд-норд-ост, корабли должны были осмотреть всю южную часть залива, служа одновременно прикрытием для захваченных пароходов, которые предполагалось вести в русский порт Раумо.

Подойдя к шведскому берегу к 3 час. утра 16 октября, эсминцы начали продвижение на норд, осматривая все встречные пароходы, шедшие вне территориальных вод. Спустя два часа ими был захвачен 1700-тонный германский пароход «Фраскатти», направлявшийся в Данциг. Под конвоем миноносцев «приз» в 10 час. 30 мин. был препровождён к крейсерам, после чего в сопровождении «Лихого» отправлен в Раумо, в то время как остальные эсминцы присоединились к бригаде. Проследовав в район Норшер-Стремингбодан и определившись по маякам, бригада повернула на зюйд, предоставив миноносцам действовать самостоятельно. К сожалению, дальнейший поиск оказался безрезультатным - все встреченные суда были под нейтральными флагами и военной контрабанды на них не оказалось. Соединившись утром 17 октября на траверзе маяка Эншер, корабли покинули Ботнический залив и вечером того же дня благополучно пришли в Люперте.[35 РГАВМФ, ф. 479, orn 1, д. 590, л. 1.] Невысокая эффективность действий 1-й бригады объяснялась просто - узнав о присутствии в Ботнике значительных русских сил, шведские власти задержали в Лулео и других портах залива все германские суда (которых только в Лулео скопилось до 20), лишив тем самым балтийские крейсера реальной возможности нанести «ощутимый вред неприятелю».

Фактическая неудача рейдерской операции на торговых путях противника вновь заставила обратиться к уже испытанному средству ведения морской войны - систематическим минным постановкам, возобновившихся глубокой осенью 1915 г. Стремясь любой ценой нарушить германские морские перевозки между Килем и Либавой, командование Балтийского флота спланировало ряд заградительных операций, задействовав для этого практически все наличные силы, включая и крейсера обеих бригад.

Первая постановка в кампанию 1915 г. была осуществлена 29 октября южнее о. Готланд. К участию в ней в качестве заградителей привлекались «Рюрик», «Адмирал Макаров», «Баян» и «Олег», а для их прикрытия совместно с эсминцами VI дивизиона, «Новиком» и подводными лодками выделялись дредноуты «Гангут» и «Петропавловск». Покинув в 15 ч. 30 мин. 28 октября рейд Пипшер и раздельно миновав в темноте линию германских дозоров, корабли к 9 час. утра следующего дня достигли района банки Хоборг. По сигналу командовавшего операцией контрадмирала Л.Б. Кербера (флаг на «Петропавловске»), крейсера, построившись двойным уступом, начали постановку. Всего в течение двух часов было выставлено две линии из 560 мин, после чего отряд, перестроившись по-походному (головным «Рюрик», далее в кильватер линкоры с «Баяном» и «Адмиралом Макаровым» на траверзах, концевыми «Олег» и «Новик») лег на обратный курс. На этот раз линию неприятельских дозоров пришлось форсировать в светлое время суток, однако движение отряда осталось незамеченным - после гибели крейсера «Ундине» германские крейсера высылались в дозор только по ночам, а миноносцы в этот день вообще не выходили в море из-за шторма. 31 октября русские корабли благополучно возвратились в базы. Грамотно спланированная и успешно осуществленная операция принесла свои результаты. 12 ноября на минах, выставленных русскими крейсерами подорвался лёгкий крейсер «Данциг», надолго вышедший из строя.

Для окончательной «закупорки» морских транспортных «артерий» в южной части Балтики, по которым осуществлялось снабжение германских армий, действовавших в Лифляндии, решено было осуществить новую минную постановку, намеченную на конец ноября. Сосредоточившись накануне на рейде Пипшер (о. Эрэ), «Рюрик», «Адмирал Макаров», «Баян» и «Олег» с минами на борту в 14 час. 45 мин. 22 ноября пошли к выходному фарватеру, где к ним присоединились «Богатырь», также назначенный для постановки, и силы прикрытия, включавшие линкоры «Гангут», «Петропавловск» и эсминцы во главе с «Новиком».

С наступлением темноты эсминцы (кроме «Новика», продолжившего плавание) были отпущены в базу, а отряд, перестроившись в кильватер и развив 19-узловый ход, повернул к месту постановки. «Суда эскадры вытянулись, как по ниточке, так что казалось, будто впереди шёл только один корабль. Но если бы кто-нибудь взглянул на нас сбоку, то перед ним, как призраки, встали бы гигантские тени всех судов эскадры. Казалось, они мертвы; на них не было видно ни одного огня, не слышно ни одного звука; и только чёрные клубы дыма выдавали, что внутри них кипела жизнь: там всё было готово к бою, и стоило только появиться на горизонте каким-либо силуэтам, как они все ожили бы и опоясались вспышками орудийных выстрелов...» - так описывал этот поход его непосредственный участник Г.К. Граф.[36 Г.К. Граф. На «Новике». - СПб.: Гангут, 1997. с. 156.]

Однако применить свою многочисленную артиллерию отряду особого назначения в этот раз так и не пришлось. Благополучно достигнув района постановки (примерно в пяти милях южнее предыдущего заграждения), «Рюрик», «Адмирал Макаров», «Баян», «Олег» и «Богатырь» утром 23 ноября скрытно выставили более 700 мин. Эта операция также была результативной - 1 января 1916 г. на заграждении подорвался германский крейсер «Любек».

К сожалению, тяжёлая ледовая обстановка, сложившаяся в конце 1915 - начале 1916 г. в устье Финского залива, не позволила крейсерам продолжить активные действия у побережья противника. Кампанию решено было закончить, а корабли бригады сосредоточить в Ревеле, где экипажи, пользуясь вынужденной паузой, длившейся до весны, приступили к ремонту порядком изношенной материальной части.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.083. Запросов К БД/Cache: 3 / 1