Глав: 14 | Статей: 72
Оглавление
Построенная по принципу самостоятельной работы, но фактически являющаяся второй частью исследования авторов о крейсерах типа «Баян» - самой многочисленной серии броненосных крейсеров Российского Императорского флота - книга повествует об истории создания, конструкции и боевом использовании кораблей, построенных после Русско-японской войны.

Закат идеи эскадренного разведчика-шеститысячника

Закат идеи эскадренного разведчика-шеститысячника

Боевые действия под Порт-Артуром весной-летом 1904 г. подвергли серьёзной проверке довоенное соперничество двух существовавших в России концепций эскадренного крейсера - броненосного «разведчика боем», представленного «Баяном», и предпочтённого ему в своё время соединённым мнением большинства высших адмиралов бронепалубного крейсера в 6000 т («шеститысячника»). Напомним вкратце, в чём заключалась проблема и как к её решению подошли в Морском министерстве в пору выбора типа перспективного эскадренного крейсера на исходе XIX столетия.

В конце 1897 г. встал вопрос о составе новой морской программы, необходимость которой следовала из требования «симметричного ответа» на усиленные военно-морские приготовления Японии. Озабоченное проявлением воинственных устремлений далёкого восточного соседа, русское правительство видело выход в создании на тихоокеанских рубежах империи адекватной военно-морской группировки, для которой ещё только предстояло построить новые корабли. Их количество, типы и принципиальные конструктивные акценты было призвано избрать совещание из девяти адмиралов, занимавших ключевые должности во флоте и морском ведомстве, которое дважды собиралось для этого в декабре 1897 г.

Взяв курс на создание полной боевой эскадры, не уступающей японской и способной к ведению активных операций в открытом море, русские адмиралы сделали ставку на мореходные линкоры, приняв для их проектирования следующие исходные условия - вооружение из 4 12" и 12 6" орудий, скорость хода 18 уз, дальность плавания 5000 миль. Водоизмещение при этом ограничили 12 тыс. т, хотя у вероятного противника - строившихся в Англии на частных верфях японских броненосцев - оно было на четверть больше, что давало немалую фору для совершенствования боевых качеств. Для будущей однородной группы линкоров требовалось избрать тип крейсера, основное предназначение которого заключалось в осуществлении разведки при главных силах. Имелось два основных пути - обратиться к созданию быстроходных, хорошо бронированных и вооружённых сильной 8"-6" артиллерией кораблей в 8-9 тыс. т, возложив на них задачу и дозора, и ближней разведки (в т.ч. силовой) непосредственно при колонне линкоров, либо развернуть постройку более скромных крейсеров в 5-6 тыс. т, несущих орудия не свыше 6" и заведомо неустойчивых к огню тяжёлой артиллерии линкоров в пределах её досягаемости и фактически являвшихся разведчиками дальними.

Корабль первого типа уже обретал форму - как раз в декабре 1897 г. МТК занимался определением лучшего проекта на конкурсе «бронированного разведчика боем», постройка которого должна была начаться в союзной Франции с начала следующего года. Однако общая идея такого крейсера большинству авторитетных русских адмиралов в целом не приглянулась. Избрав в качестве основного типа общепринятый эскадренный броненосец, они решили иметь этих кораблей 10 против 6 планировавшихся японских, поэтому в отношении типа крейсера вопрос ставился так: возможно ли получить эскадренный разведчик в рамках умеренной стоимости (а значит и тоннажа), поскольку львиная доля средств в будущей программе отводилась на тяжёлые корабли. Таким образом, предстояло подсчитать, вписывались ли желаемые боевые характеристики будущего разведчика в водоизмещение не свыше 6000 т при условии постройки таких крейсеров не менее 6 единиц и необходимости уложится в отпущенные на программу кредиты.

При составлении в феврале-марте 1898 г. заданий на проектирование «дальнего крейсера-разведчика», МТК, согласно директивы обоих декабрьских 1897 г. совещаний адмиралов, оговорил весьма высокие параметры наступательных возможностей будущих кораблей в части скорости хода (23 уз) и вооружения (по 12 6" и 75 мм  орудий, 6 торпедных аппаратов). Под стать были и требования по автономности, вытекавшие из задачи возможного использования этих крейсеров и в качестве «истребителей торговли» - задавалась дальность плавания 5000 миль 12-узловым ходом, что при нормальной нагрузке в 6000 т и оговоренной квоте на топливо в 12% от водоизмещения означало наличие на борту 720 т угля.[1 В.Я. Крестьянинов. Крейсера Российского Императорского флота, 1856-1917. Ч. I. - СПб.: Галея Принт, 2002. с. 89.]

При подобных требованиях уровень бронирования формировался по остаточному принципу: фактически, отведённого на защиту веса хватало только на броневую палубу.

Первые выкладки показали, что в целом подобные характеристики не являются невыполнимыми. Таким образом, расчёт адмиралов получал основу - через несколько лет на Дальнем Востоке должна была появиться более мощная, чем у Японии, эскадра линкоров, обеспечивать разведку при которой предполагалось достаточным количеством крейсеров. О том, что защита таких крейсеров была весьма прозрачна для огня неприятельских тяжёлых кораблей, и эти крейсера поэтому представляли собой очень условную ценность для эскадренного сражения, адмиралы в то время не задумывались.

Однако уже первое полугодие войны позволило получить достаточно объективное впечатление о боевой ценности как первого типа, так и второго. «Баян», руководимый отважным и предприимчивым командиром, не раз попадал под сосредоточенный огонь тяжёлых японских кораблей, получал множество попаданий, в том числе и потенциально опасных. Но благодаря надёжному бронированию весь их эффект оставался вне пределов основного защитного контура крейсера, продолжавшего сохранять высокий ход и возможность вести бой. Так было в сражении с японским флотом 27 января, когда «Баян» сблизился с линкорами Того до 20 кб и получил при этом несколько попаданий в надводный борт и палубу, но, благодаря броне, успешно завершил бой. Так произошло и 31 марта, когда крейсер, ушедший полным ходом для спасения команды погибавшего «Страшного», в течение 20 мин. подвергался сосредоточенному обстрелу с 6 крейсеров японского 3-го боевого отряда, из которых уже «Асама» и «Токива» превосходили его по артиллерии в 4 раза.

Иная картина наблюдалась на «Аскольде» - единственном прошедшем Порт- Артурскую страду «шеститысячнике» Тихоокеанской эскадры, для которого война с Японией окончилась 29 июля интернированием в Шанхае. До этого крейсер участвовал в шести боях, самым серьёзным из которых стало сражение в Жёлтом море. Из него кораблю посчастливилось выйти относительно целым только в силу его быстроходности и благосклонности фортуны - на прорыве, пройдя в 14 кб от «Асамы», уже имевший повреждения крейсер развил ход в 23 уз. Главный же вывод, следовавший из опыта боевого использования «Аскольда», заключался в том, что высокая скорость далеко не есть лучшая защита и что быстроходный и хорошо вооружённый крейсер рискует потерей хода в результате единственного удачного неприятельского попадания, после чего его дальнейшая судьба становится крайне непредсказуемой. Собственно «Аскольду» подобного поворота судьбы посчастливилось избежать, но именно нанесённые кораблю 28 июля повреждения делали этот вывод непреложным. Полученные кораблём попадания уже 6"-8" фугасных снарядов нарушали целостность наружного борта и, хотя их разрывы более или менее успешно локализовывались в забортном пространстве, а броневая палуба устояла, через разрывы обшивки начиналось поступление воды, затоплявшей внутренние отсеки поверх скоса, [2 В.Г. Хроника военно-морских действий на Дальнем Востоке. Повреждения крейсера 1 ранга «Аскольд» // Морской сборник, № 12, 1904. Неофициальный отдел, с. 152-161.] что в перспективе вело к неуклонному падению хода. 

«Аскольд» успел уйти в нейтральный порт и разоружиться, но при необходимости совершения дальнейшего морского перехода участь его становилась сомнительной. Опыт этого крейсера, а также бронепалубных «Дианы» и «Паллады» свидетельствовал о главном - крейсер, предназначавшийся для совместного действия с эскадрой линкоров, должен иметь возможно более протяжённое бронирование борта. В этом заключались предварительные, но уже вполне определённые выводы относительно защиты крейсеров, следовавшие из полугода активных морских операций под Порт-Артуром.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.065. Запросов К БД/Cache: 0 / 0