Глав: 2 | Статей: 80
Оглавление
В этом издании даны исторические портреты наиболее известных военачальников Запада, сражавшихся против России в Отечественной войне 1812 г. и Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. В общеисторических трудах упоминания обо всех этих деятелях имеются, но не более того. Поэтому и специалистам-историкам, и широкому кругу читателей, несомненно, будет интересно узнать подробнее о жизни и деятельности маршалов Наполеона, военачальников Третьего рейха. В завершающей части представлены полководцы Великой французской революции, сражавшиеся за новые идеалы и несущие народам освобождение от феодального гнета.

Прежде всего каждый персонаж показан как военачальник со всеми его достоинствами и недостатками, определены его роль и место в истории, а также раскрыты качества полководца как личности.

Роммель Эрвин Иоганн Ойген

Роммель Эрвин Иоганн Ойген

Германский военный деятель Роммель (Rommel) Эрвин Иоганн Ойген (15.11.1891, Хейденгейм, Вюртемберг, — 14.10.1944, Ульм), генерал-фельдмаршал (1942). Сын директора гимназии.

Военную службу начал в 1910 году в 124-м (6-м Вюртембергском) пехотном полку в качестве соискателя офицерского звания (фанен-юнкер). В 1912 году был произведен в офицеры (младший лейтенант). Военное поприще Роммель выбрал вопреки воле отца, который происходил из семьи потомственных учителей и хотел, чтобы его сын также продолжал семейную традицию, тем более, что военных в роду Роммелей никогда не было.

Участник Первой мировой войны на Западном, Восточном и Итальянском фронтах. В 1914 году Роммель служил командиром взвода в 19-м артиллерийском полку, но с началом войны вернулся в свой 124-й пехотный полк. В 1915 году получил в командование роту и чин лейтенанта. С осени того же года командир роты в Вюртембергском горно-стрелковом батальоне. В 1917 году сражался в Румынии, затем — в Италии. В конце войны служил в штабе полка, находившегося в Германии (1918). За боевые отличия в годы войны награжден Железным крестом 2-й и 1-й степени, орденом «Pour le Merite» (высшая боевая награда для младших офицеров кайзеровской армии) и был произведен в обер-лейтенанты, а затем — в капитаны. Войну закончил в чине капитана.

После капитуляции Германии и демобилизации кайзеровской армии оставлен служить в рейхсвере (1919). Более 10 лет командовал ротой в 13-м пехотном полку, который стоял в Штутгарте (1919—1929). В 1929 назначен преподавателем военного училища в Дрездене и в 1931 году получил чин майора. Как и большинство офицеров рейхсвера — армии Веймарской республики младших приход в январе 1933 года к власти в Германии нацистов встретил с безразличием. В 1933 году получил должность командира батальона в 17-м горно-стрелковом полку, а через год чин подполковника (1934). В 1935 году назначен преподавателем вновь открывшейся в Германии Военной академии (была упразднена в 1920 году в соответствии с условиями Версальского договора 1919 года). Во время нацистского съезда 1936 года в Нюрнберге познакомился с Адольфом Гитлером, будучи включен как один из представителей армии в его свиту. После этого не интересовавшийся ранее политикой Роммель становится ревностным приверженцем фюрера. В том же году стал военным советником «Гитлерюгенда», но вскоре из-за разногласий с его руководителем Б. фон Ширахом был вынужден оставить свой пост и вернуться в академию. В 1937 году опубликовал военно-теоретический труд «Пехота наступает», который привлек внимание не только широкой военной общественности, но и Гитлера. Не без его участия в 1938 году Роммель назначается начальником военного училища (Виннер-Нейштадт) и получает чин полковника. Во время Судетского кризиса командовал особым батальоном, осуществлявшим охрану штаб-квартиры Гитлера. В августе 1939 году произведен в генерал-майоры.

Во время Польской кампании 1939 года — комендант полевой ставки Гитлера. После ее окончания обратился к фюреру с просьбой назначить его, Роммеля, командиром танковой дивизии. В окружении Гитлера данная просьба вызвала удивление, потому что никакого отношения к танкам Роммель до этого не имел, вся его 30-летняя военная служба до сих пор была связана только с пехотой. Но просьбу своего любимца фюрер все же удовлетворил: в феврале 1940 года Роммель был назначен на должность командира 7-й танковой дивизии. Эта дивизия находилась еще в стадии формирования. Вместо 4 батальонов она имела только 3, которые к тому же были оснащены трофейными легкими чешскими танками устаревших образцов, а боевая выучка танкистов находилась в зачаточном состоянии.

Вступив в командование этим соединением, Роммель развернул кипучую деятельность, чтобы поднять его боеспособность до необходимого уровня, проявив высокие организаторские способности, большую настойчивость в достижении поставленных целей и неиссякаемую энергию. В сравнительно короткий срок дивизия была подготовлена к ведению боевых действий.

Во время Французской кампании 1940 года 7-я танковая дивизия Роммеля входила в состав 15-го моторизованного корпуса (генерал Г. Гот). В сражении на р. Маас она разгромила две французские дивизии (танковую и пехотную), затем отразила контрудар англичан под Аррасом и, развивая успех в юго-западном направлении, завершила кампанию в Нормандии захватом морского порта Шербур, где была почти в полном составе пленена английская пехотная дивизия во главе с ее командиром.

За время боевых действий во Франции дивизия Роммеля потеряла около 2,5 тыс. человек убитыми и ранеными, захватив при этом в плен до 100 тыс. человек, в том числе 17 генералов и 5 адмиралов. Ее трофеи составили около 400 танков и бронемашин, свыше 360 артиллерийских орудий и 10 самолетов. Заслуги Роммеля во Французской кампании 1940 года был отмечены Рыцарским крестом и чином генерал-лейтенанта. Кроме того, и это было несравнимо более важным, он как военачальник снискал особое расположение Гитлера.

Фюрер пришел к выводу, что Роммелю вполне можно доверить самостоятельное командование. Вскоре подвернулся и соответствующий этому случай. 6 февраля 1941 года Роммель назначается командиром вновь сформированного Африканского корпуса (танковая и легкопехотная дивизии), который был направлен Гитлером в Северную Африку на помощь разбитой там англичанами итальянской армии. Прибыв на театр военных действий и разобравшись в сложившейся там обстановке, Роммель пришел к выводу, что противостоявший ему противник недостаточно силен и к тому же его войска разбросаны на значительном пространстве. Поэтому, не дожидаясь полного сосредоточения всех своих сил, переброска которых в Северную Африку задерживалась, он решил немедленно перейти в наступление. В ходе проведенной им операции (началась 31 марта 1941 года) Роммель разгромил 2-ю английскую бронетанковую дивизию, взял Бенгази и блокировал в Тобруке до полутора дивизий противника. Было захвачено большое количество пленных, в том числе 2 английских генерала. Однако активные действия английской авиации и флота на Средиземном море привели к острой нехватке горючего и продовольствия в войсках Роммеля. С выходом через 2 недели после начала наступления на границу с Египтом Роммель был вынужден прекратить наступательные действия. С получением подкреплений и улучшением снабжения он рассчитывал развернуть наступление на Александрию и Каир. Однако в связи с подготовкой Гитлера к войне с Советским Союзом никаких подкреплений Африканский корпус не получил. Это спасло английскую армию «Нил» (с сентября 1941 года 8-я английская армия) от полного разгрома, а Англию — от потери Египта и Суэцкого канала.

К середине апреля 1941 года фронт в Северной Африке стабилизировался по линии ливийско-египетской границы. В июле 1941 года, создав значительное превосходство в силах, англичане попытались перейти в наступление и вновь овладеть стратегической инициативой на ТВД, но снова были разбиты Роммелем. За свои победы в Северной Африке весной — летом 1941 года Роммель был награжден дубовыми листьями к Рыцарскому кресту и получил чин генерала танковых, войск, а его корпус был преобразован в танковую группу «Африка» (15 августа 1941 года). В оперативном подчинении Роммеля находились также итальянские войска, отличавшиеся весьма низкой боеспособностью. К осени 1941 года англичане получили значительные подкрепления и 18 ноября перешли в наступление с целью разгромить противостоявшую группировку противника. 8-я английская армия (6 дивизий и 5 бригад) насчитывала около 120 тыс. человек, свыше 900 танков и более 1000 самолетов. Роммель располагал 10 дивизиями (7 итальянских и 3 немецких) общей численностью около 100 тыс. человек, свыше 500 танков и 340 самолетов. Хотя все атаки противника Роммелю удалось отразить, но недостаток сил и особенно средств вынудил его начать отступление. 5 декабря 1941 года он снял осаду Тобрука, продолжавшуюся 8 месяцев, а вслед за тем оставил и Киренаику. В ходе 2-месячных боев английские войска продвинулись на глубину почти 800 км, но не смогли решить свою главную задачу — уничтожить немецко-итальянские войска в Северной Африке. Продвижению 8-й английской армии на такую большую глубину в значительной мере способствовал флот, обеспечивавший ее бесперебойное снабжение всем необходимым и мощную огневую поддержку на приморском фланге. Тыловое же обеспечение войск Роммеля находилось в крайне плачевном состоянии. Получив подкрепления и перегруппировав свои силы, Роммель 21 января 1942 года нанес внезапный контрудар по противнику, вновь овладел Бенгази, отбросил английские войска на 600 км к востоку и вышел на рубеж Эль-Газала, Бир-Хакейм, где был вынужден остановиться ввиду недостатка горючего и боеприпасов. Упредив противника с переходом в наступление, Роммель сорвал его план наступления на Триполи. За эту впечатляющую победу (на фоне поражения немецко-фашистских войск под Москвой) Гитлер наградил Роммеля мечами к Рыцарскому кресту и произвел в генерал-полковники (январь 1942 года). Несколькими днями ранее его танковая группа была преобразована в танковую армию «Африка» и Роммель стал ее командующим (22 января 1942 года).

С конца января 1942 года на Североафриканском ТВД наступило затишье в боевых действиях, продолжавшееся до конца мая. Обе стороны осуществляли интенсивную подготовку к новым сражениям. Первым удар нанес Роммель, атаковавший в ночь на 27 мая 1942 года противника, несмотря на его значительное превосходство в силах. У Роммеля было 610 танков (более 1/3 из них итальянские), тогда как англичане располагали 1270 танками и полуторным превосходством в артиллерии. Соотношение в авиации было равным, каждая из сторон имела по 600 самолетов. Сражение в районе Эль-Газала, Бир-Хакейм продолжалось более 2 недель (27 мая—12 июня 1942 года) и завершилось полной победой Роммеля. 8-я английская армия была разбита и начала беспорядочное отступление, преследуемая противником. 21 июня войска Роммеля взяли Тобрук, захватив там 33 тыс. пленных, а также большие запасы вооружения, боеприпасов и продовольствия. На следующий день восхищенный блистательной победой Роммеля Гитлер произвел его в генерал-фельдмаршалы (22 июня 1942 года). 50-летний Роммель стал самым «юным» фельдмаршалом немецко-фашистской армии и достиг вершины в своей военной карьере. «Гитлер сделал меня фельдмаршалом, — писал он в тот вечер жене. — Но я вместо этого предпочел бы еще одну дивизию». После сражения у Эль-Газалы в армии Роммеля оставалось в строю всего лишь около 100 исправных танков, но он тем не менее решил продолжать наступление, чтобы завершить уничтожение 8-й английской армии. Глубина продвижения его войск составила 600 км, они вторглись в Египет, имея задачу захватить Каир и Александрию, а затем выйти к Суэцкому каналу. Эта цель была уже почти достигнута — танки Роммеля находились в 110 км от Александрии, когда 30 июня неожиданно встретили хорошо организованную оборону противника западнее Эль-Аламейна. Попытка Роммеля сходу преодолеть ее успехом не увенчалась. Англичане, отразив удар немецких войск, затем сами атаковали итальянцев и обратили их в бегство. Роммелю пришлось выделить значительную часть сил немецкого Африканского корпуса, чтобы восстановить фронт в полосе своего союзника.

Первое сражение под Эль-Аламейном продолжалось почти 4 недели (1—27 июля 1942 года) и завершилось для немцев неудачей — прорвать оборону противника им не удалось. Поход в Египет был сорван. В ходе сражения под Эль-Аламейном Роммель, искусно маневрируя своими силами, отразил мощное наступление противника, но при этом почти полностью исчерпал имевшийся у него запас горючего и боеприпасов. Надежды на скорый их подвоз не было, поскольку главная база снабжения танковой армии «Африка» находилась за многие сотни километров от района боевых действий, а на море господствовал английский флот.

Роммель уже принял решение на отступление в том случае, если англичане возобновят свои атаки. Но противник также был обескровлен и утратил способность вести активные боевые действия. На африканском фронте вновь установилось затишье. Англичане довольно быстро восполнили свои потери, и уже к началу сентября соотношение в людях и танках было 3:1, а в самолетах 4:1 в их пользу.

Понимая, что время работает не на него, Роммель предпринял новую попытку прорваться к р. Нил, на этот раз через горный хребет Алам Хальфа. Но в боях, которые развернулись там 30 августа — 2 сентября 1942 года, его войска потерпели неудачу, потеряв до 50 танков. Потери англичан составили около 70 танков. 8-ю английскую армию теперь возглавлял новый командующий генерал Б. Монтгомери. Это был уже пятый ее командующий, сменявшийся менее чем за год. Таким образом, попытка Роммеля обойти оборону противника в районе Эль-Алла-мейна закончилась провалом. К этому времени сам он был уже серьезно болен. До предела измотанный полуторагодичным пребыванием в знойных африканских песках, страдавший от многих болезней (желудок, кишечник, печень, гипертония и др.) и сильного переутомления Роммель получил отпуск для лечения и 27 сентября отбыл на один из горных курортов в Австрии. Командование армией возглавил его заместитель генерал Г. Штумме. 23 октября англичане перешли в наступление. Они располагали значительным превосходством в силах и средствах над немецко-итальянскими войсками (230 тыс. человек, 1440 танков, 2311 орудий и 1500 самолетов против 80 тыс. человек, 540 танков, 1219 орудий и 350 самолетов). На следующий день в ставку Гитлера поступило сообщение, что генерал Штумме пропал без вести (вскоре его тело было найдено, генерал умер от сердечного приступа).

25 октября фюрер позвонил Роммелю и попросил его срочно вернуться в Африку. Прибыв в армию, Роммель приложил максимум усилий, чтобы отразить наступление противника. Некоторое время, используя недостаточную решительность англичан, это ему удавалось. Но натиск противника все нарастал: он вводил в сражение все новые и новые силы. В ночь на 3 ноября Роммель был вынужден отдать своим войскам приказ на отступление, поскольку все возможности для дальнейшего сопротивления были уже исчерпаны. Но тут, к своему великому удивлению, он получает приказ Гитлера «стоять твердо, не сдавать ни пяди земли и задействовать в сражении всех и все, до последнего солдата и последней винтовки». Фельдмаршал отказывался верить своим глазам — до этого времени Гитлер никогда не вмешивался в его оперативные планы. Он подчинился приказу фюрера, но это стоило ему потери более половины еще остававшихся у него танков и целого итальянского корпуса (10-й армейский корпус). Вечером 4 ноября Роммель на свой страх и риск вновь отдал приказ на отступление. Его решение об отступлении из Египта Гитлер вынужден был утвердить задним числом.

Второе сражение при Эль-Аламейне (23 октября — 4 ноября 1942 года) закончилось полным поражением немецко-итальянской танковой армии (1 ноября 1942 года танковая армия «Африка» была переименована в немецко-итальянскую танковую армию). Ее потери составили 55 тыс. человек, 320 танков и около 1 тыс. орудий. Остатки разгромленных под Эль-Аламейном войск Роммеля избежали полного уничтожения только потому, что англичане вели преследование слишком медленно.

Отступив к началу 1943 года в Тунис, Роммель закрепился там на заранее подготовленных позициях. После высадки англо-американских войск в Марокко и Алжире (ноябрь 1942 года) Роммель предложил Гитлеру оставить Северную Африку и эвакуировать немецко-итальянские войска в Европу. Но фюрер не пожелал об этом даже и слышать. По его приказу в Африку была переброшена вновь сформированная 5-я танковая армия (генерал Ю. фон Арним), которая вместе с немецко-итальянской танковой армией образовала группу армий «Африка», которую возглавил Роммель (февраль 1943 года).

В конце февраля войска новой группы армий нанесли поражение американцам в боях на перевале Кассерин, но в начале марта сами потерпели серьезную неудачу при Меденине. 9 марта Гитлер отозвал Роммеля в Германию. Прибывший в ставку фюрера фельдмаршал был награжден бриллиантами к Рыцарскому кресту (11 марта 1943 года). Рыцарский крест с дубовыми листьями, мечами и бриллиантами являлся высшей боевой наградой в нацистской Германии. Роммель стал первым из гитлеровских фельдмаршалов, удостоенных этой награды. После него до конца войны такую награду получили еще 3 фельдмаршала (Кессельринг, Модель и Шернер). Все они, как и Роммель, были «выходцами из народа», но в отличие от него, являлись ярыми нацистами.

До Эль-Аламейна Гитлер и Роммель были между собой в прекрасных отношениях. Но после этого сражения их отношения стали неуклонно ухудшаться. Вызванный после поражения под Эль-Аламайном в ставку фюрера фельдмаршал стал свидетелем тех же сцен, которые уже испытали до него многие из высших военачальников Третьего рейха: на него как из рога изобилия посыпались обвинения в пораженческих настроениях. Роммель впервые испытал на себе истерические припадки ярости фюрера, вспышки беспричинного гнева, нечленораздельные вопли, бессвязную ругань и другие атрибуты странного, не поддающегося здравой логике поведения обожаемого им до сих пор верховного главнокомандующего. В конце концов Гитлер договорился до того, что поставил под сомнение боеспособность всего Африканского корпуса. В ответ на это оскорбление Роммель, ни говоря ни слова, резко развернулся и вышел из комнаты. Позднее он стал более решительным в общении с Гитлером. Когда тот в очередной раз набросился на него с обвинениями — почему солдаты его армии вместо того чтобы стоять насмерть предпочитают отступление, — Роммель в ответ предложил: пусть фюрер или кто-нибудь из его окружения лично прибудет на фронт и покажет, как это делается.

После отъезда из Африки Роммель в течение нескольких месяцев находился как бы в «полуотставке». В мае 1943 группа армий «Африка», как он и предполагал, была окончательно разгромлена западными союзниками в Тунисе, а остатки ее 13 мая 1943 года капитулировали. Когда агония этой обреченной на гибель группировки немецко-фашистских войск подходила к концу, Гитлер вызвал Роммеля к себе в ставку. «Мне следовало бы прислушаться к вашему мнению», — заявил фюрер полуопальному полководцу.

Роммель снова оказался у него в доверии, неофициальная отставка закончилась, и в июле 1943 года он получил назначение на должность командующего вновь создаваемой группы армий «Б», штаб которой находился в Мюнхене (Бавария). В августе 1943 года ее войска были переброшены в Северную Италию. После высадки англо-американских войск на юге Апеннинского полуострова образовался Итальянский ТВД. Боевые действия на нем вели войска группы армий «Ц» (генерал-фельдмаршал А. Кессельринг). Оперативностратегические взгляды двух фельдмаршалов, оказавшихся в Италии, сразу же кардинальным образом разошлись. Гитлер принял сторону своего нового любимца Кессельринга, который всегда и во всем с ним соглашался.

В ноябре 1943 года все войска, находившиеся в Италии, были подчинены Кессельрингу, и Роммель вновь оказался не у дел. Не зная, что делать с ним, Гитлер пока поручил Роммелю проинспектировать Атлантический вал (так называлась линия сооружаемых от Дании до Испании прибрежных укреплений). Выводы возглавляемой Роммелем инспекции были неутешительны для Гитлера. В своем докладе фюреру Роммель заявил, что последний для Германии шанс выиграть войну — это не допустить высадки англо-американских войск во Франции и тем самым сорвать план западных союзников открыть Второй фронт в Европе. Решение этой задачи он готов был взять на себя. Но командующий войсками на Западе генерал-фельдмаршал Г. фон Рундштедт был не в восторге от активности, которую развернул находящийся не у дел фельдмаршал в сфере, находившейся в пределах его компетенции. Он заподозрил, что Роммель прислан на Запад ему на замену и приложил немалые усилия, чтобы дезавуировать деятельность своего «соперника».

Но в конце декабря все же состоялась встреча двух фельдмаршалов, на которой они сумели прийти к согласию. 30 декабря 1943 года Роммель выступил с предложением создать на Западе группу армий «Б» в составе 7-й армии (генерал Ф. Дольман), 15-й армии (генерал Г. фон Зальмут) и 88-го отдельного армейского корпуса — всего 38 дивизий. Гитлер едва ли пришел в восторг от этой идеи, поскольку, судя по всему, намеревался использовать Роммеля на Восточном фронте, но, в конечном счете, вынужден был согласиться. 2 января 1944 года группа армий «Б» была создана, командующим ее назначен Роммель, который вошел в подчинение Рундштедта. Так Роммель получил свое самое крупное и последнее назначение.

Но вскоре после достигнутого компромисса между Роммелем и Рундштедтом вновь возникли крупные разногласия, на это раз по вопросу использования находившихся на Западе 10 танковых дивизий. В распоряжении Роммеля не было ни одной танковой дивизии, все они находились в резерве Рундштедта. Роммель правильно предугадал место возможной высадки англо-американских войск — Нормандия, и приступил к укреплению обороны в этом районе, намереваясь в случае высадки сразу же сбросить противника в море. Но для этого ему нужна была ударная танковая группировка. Однако у Рунштедта был другой план, сводившийся к тому, что, поскольку немецкие войска на Западе не в состоянии помешать высадке союзников во Франции, то решающее сражение дать им не на побережье, а в глубине, где они будут лишены мощной поддержки флота. Именно там он и предполагал использовать свои танковые дивизии как основную ударную силу. Роммель ему возражал, напоминая, что времена великих танковых побед уже прошли. По собственному опыту, как никто другой из военачальников Третьего рейха, он знал боевые возможности англо-американской авиации и понимал, что стоит только западным союзникам закрепиться на континенте, то выбить их оттуда будет практически уже невозможно. Но переубедить старого фельдмаршала было невозможно. Столкнувшись с новыми разногласиями между фельдмаршалами, Гитлер пошел на компромисс и… поддержал их обоих, притом довольно оригинальным образом. 3 танковые дивизии он подчинил Роммелю, 3 других отправил на юг Франции, в группу армий «Г», а 4 дивизии оставил в распоряжении Рундштедта. В итоге обе заинтересованные стороны остались недовольны таким решением, т. к. планы каждой из них оказались сорванными.

4 июня 1944 года Роммель выехал на несколько дней по делам в Германию, а через 2 дня после его отъезда началась высадка союзных войск в Нормандии. Поздно вечером 6 июня он срочно вернулся в свой штаб и уже 9 июня нанес контрудар силами 3 танковых дивизий. При мощной поддержке авиации и корабельной артиллерии союзников удар был отражен английскими войсками. С большим трудом Роммелю удалось на некоторое время сдержать наступление англо-американских войск, стремившихся расширить захваченный плацдарм. Но силы оборонявшейся на этом участке фронта 7-й армии быстро иссякали, в тяжелых оборонительных боях она несла большие потери, восполнять которые было нечем. Союзники имели подавляющее превосходство в силах, их авиация полностью господствовала в воздухе.

Неоднократные обращения Роммеля к Гитлеру с просьбой направить в Нормандию войска 15-й армии, оборонявшей побережье пролива Па-де-Кале, результата не дали. Фюрер считал, что западные союзники наносят в Нормандии лишь отвлекающий удар, а настоящая их высадка произойдет в полосе 15-й армии. Отчаявшись в своих усилиях удержать фронт, Роммель 15 июля направил Гитлеру послание, походившее скорее на ультиматум, в котором призвал его сделать правильные выводы из создавшейся обстановки, и открыто дал понять, что настало время прекратить войну и заключить мир с западными державами. «Я дал ему последний шанс, — заявил Роммель в своем окружении. — И если он им не воспользуется, мы будем действовать».

К этому времени он уже участвовал (с начала 1944 года) в антигитлеровском заговоре и готов был играть самую активную роль в свержении нацистского режима. Ему даже удалось привлечь на свою сторону командира 2-го танкового корпуса СС генерала З. Дитриха. Но при всех своих радикальных взглядах Роммель был противником физического устранения Гитлера. Он полагал, что фашистский диктатор должен быть арестован и предан суду. Но судьбе было угодно распорядиться иначе. За 3 дня до покушения на Гитлера автомобиль Роммеля попал под бомбежку, а сам он был тяжело ранен в голову осколком авиационной бомбы (17 июля 1944 года). Всем казалось, что ранение смертельное, но фельдмаршал все же выжил и был эвакуирован для лечения в Германию.

После госпиталя он приехал в Херлинген, деревушку в его родной Швабии, близ Ульма, куда он еще в 1943 году перевез свою семью, спасая ее от бомбежек. К этому времени гестапо уже располагало данными и о причастности Роммеля к заговору.

14 октября в его доме, предварительно окруженном эссэсовцами, появились два посланца Гитлера — начальник управления кадров ОКХ генерал-лейтенант В. Бургдорф и его заместитель генерал-майор Э. Мейзель. Они предложили фельдмаршалу на выбор — самоубийство или суд чести. Роммель выбрал последнее. Тогда генералы дали понять ему, что приговор предрешен и, кроме того, репрессиям будет подвергнута его семья. Однако, если фельдмаршал предпочтет самоубийство, то его ожидают государственные похороны со всеми воинскими почестями, а семье гарантируется безопасность и пенсия.

Чтобы спасти свою семью от расправы, Роммель изменил уже принятое решение и заявил о своем согласии покончить жизнь самоубийством. Посланцы Гитлера привезли с собой ампулу с цианистым калием. Они заверили приговоренного Гитлером к смерти фельдмаршала, что смерть будет быстрой и безболезненной. Быстро попрощавшись с женой и сыном, Роммель вместе с генералами уехал на автомобиле в Ульм, где находился военный госпиталь. По дороге он принял яд. В госпитале врачи смогли лишь констатировать смерть Роммеля. Официальной причиной его смерти было объявлено кровоизлияние в мозг.

Гитлер сдержал свое обещание, и семья фельдмаршала не подверглась никаким преследованиям со стороны нацистов, а сам он удостоился пышных государственных похорон. Затем, чтобы замести следы убийства, его тело было кремировано, а прах предан земле в одном из дальних уголков сельского кладбища в Херлингене.

* * *

Роммель принадлежал к младшему поколению гитлеровских фельдмаршалов. Подобно другим высшим военачальникам Третьего рейха, он был кадровым офицером кайзеровской армии, начавшим военную службу незадолго до Первой мировой войны. Храбро сражался на ее фронтах в качестве строевого офицера, о чем свидетельствуют заслуженные им высокие боевые награды. Почти всю войну провел на фронте, несколько раз был ранен. После поражения Германии в войне и демобилизации кайзеровской армии в числе немногих ее офицеров продолжил службу в армии Веймарской республики — рейхсвере. Продвижение по службе в 100-тысячном рейхсвере для абсолютного большинства офицеров было очень медленным. Не был исключением из этого правила и Роммель, несмотря на все свое ревностное отношение к службе и боевые отличия, полученные на фронтах Первой мировой войны. Из 15 лет службы в республиканской армии 11 лет он прокомандовал ротой, а очередное воинское звание майора получил только через 14 лет.

С приходом к власти в Германии нацистов, взявших курс на милитаризацию страны, положение коренным образом меняется, хотя, как и большинство офицеров рейхсвера, Роммель примкнул к нацистам не сразу. Немаловажную роль в его успешном продвижении по службе при нацистском режиме сыграло личное знакомство с Гитлером, которое произошло в 1936 году. С тех пор Роммель стал ревностным приверженцем фюрера. В свою очередь и Гитлер не упускал из своего поля зрения способного офицера, оказывал ему большое доверие. «Роммель единственный надежный офицер рейхсвера, которому я могу доверить свою личную безопасность», — заявил в середине 1930-х годов. Гитлер своим партайгеноссе. Всего за 6 лет Роммель из майоров становиться генералом (и это в мирное время!), а еще через неполных 3 года — генерал-фельдмаршалом и одним из наиболее знаменитых полководцев Третьего рейха. Но это произошло уже во время войны. Карьера Роммеля была феноменальной, тем более, что особых симпатий к национал-социализму он не испытывал, хотя лично к Гитлеру относился не только с большим уважением, но даже преклонялся перед ним. В целом же, как и основная масса военных профессионалов старшего поколения — бывших офицеров кайзеровской армии Роммель придерживался принципа, что армия должна стоять вне политики, что она состоит на службе у государства и защищает государственные, общенациональные интересы, а не интересы каких-то отдельных политических партий. Прозрение для него наступило только в 1943 году, когда ему стали известны конкретные факты о творимых нацистами зверствах и личной причастности к ним Гитлера. Именно это и явилось одной из основных причин резкого и неожиданного перехода Роммеля в ряды антигитлеровской оппозиции.

Как военачальник Роммель обладал далеко незаурядным военным талантом. Западные историки однозначно относят его к числу наиболее талантливых полководцев Третьего рейха и отводят ему в этом ряду второе место после Манштейна. Звезда Роммеля начала всходить на военном горизонте Третьего рейха во время Французской кампании 1940 года, когда он блестяще проявил себя как командир танковой дивизии. Уже тогда выдающиеся военные дарования Роммеля, резко выделявшие его из общей массы командиров соединений, были замечены высшим командованием вермахта и оценены должным образом. И не случайно Гитлер именно ему доверил командование на самостоятельном — Североафриканском — ТВД. В его глазах «выходец из народа» Роммель представлял собой как раз тот самый тип военачальника новой, национал-социалистской, формации, представители которой должны были прийти на смену так нелюбимой им касте чопорных и непредсказуемых прусских аристократов, генштабистов старой закалки, к которым он всегда относился с опаской и никогда им полностью не доверял.

Победы Роммеля в Северной Африке принесли ему громкую боевую славу. В ходе проведенной там кампании он нанес целый ряд тяжелых поражений противнику, располагавшему большим превосходством в силах, проявил высокое воинское мастерство. И только ограниченность в силах и средствах не позволила Роммелю реализовать достигнутый им на первом этапе кампании успех. В конечном счете Североафриканская кампания вермахта 1941—1943 годов завершилась сокрушительным поражением. Но это произошло по независящим от Роммеля обстоятельствам, ибо он был поставлен в такие условия, когда крах был неизбежен. Роммель это предвидел и заблаговременно предлагал Гитлеру выход из создавшегося положения, но все его вполне реальные доводы были отвергнуты. Трагический финал немецко-итальянской войны в Африке наступил уже без Роммеля. Бытует версия, что Гитлер специально отозвал его из Африки, не желая, чтобы еще один его фельдмаршал (после Паулюса) оказался в плену. С большим искусством, несмотря на подавляющее превосходство противника в силах и ограниченность в свободе действий, Роммель провел свое последнее сражение летом 1944 года в Нормандии. В течение нескольких недель он сдерживал мощный натиск англо-американских войск и не позволил им развить первоначально достигнутый успех в глубину. Не подлежит сомнению, что роковое стечение обстоятельств, связанное с ранением Роммеля и выключением его из борьбы, самым негативным образом отразилось на дальнейшем ходе и конечном исходе оборонительной операции немецких войск в Нормандии.

Как военачальник Роммель пользовался у Гитлера большим авторитетом. Это подтверждает тот факт, что в 1941—1942 годах он был, пожалуй, единственным из военачальников Третьего рейха, которому фюрер предоставил полную свободу действий на ТВД, не вмешиваясь в его оперативные планы. Однако в конце 1942 года доверие Гитлера к фельдмаршалу существенно пошатнулось. Причина заключалась не только и не столько в поражении, которое потерпел в Северной Африке Роммель, а главным образом в его несогласии с порочной стратегией Гитлера и попытками противодействовать ей. Этого фюрер никому и никогда не прощал. Именно авантюризм Гитлера в политике и военной стратегии, ведущий, по мнению Роммеля, страну и армию к неминуемой катастрофе, разочарование фельдмаршала в своем недавнем кумире обусловили его переход в лагерь антигитлеровской коалиции, поставившей своей целью устранение фашистского диктатора от власти. Но попытка свергнуть Гитлера закончилась провалом. Все заговорщики заплатили своей жизнью за предпринятую ими отчаянную акцию. Не избежал этой участи и Роммель — финал его жизни и военной карьеры был трагичен.

Фельдмаршал Роммель обладал большим мужеством, личной храбростью (за время своей военной службы был ранен в боях не менее 6 раз), завидной энергией, предприимчивостью и упорством в достижении поставленных целей. В боевой обстановке нередко появлялся на самых ответственных и наиболее опасных участках фронта, в совершенстве владел ценным даром вдохновлять и увлекать войска на решение поставленных задач. Проявлял большую заботу о подчиненных и был любим войсками. Этому во многом способствовала его простота и непринужденность в общении с подчиненными, с которыми он, не делая себе никаких послаблений, делил все тяготы походно-боевой жизни.

Как человек Роммель отличался серьезным характером и обстоятельным подходом к порученном делу. Вместе с тем ему были присущи вспыльчивость, самонадеянность, доходившая порой до самого заурядного упрямства. Иногда он слишком увлекался частными успехами, а отвага и бесстрашие в нем нередко сочетались с известной долей безрассудства, когда он мог атаковать противника, невзирая на соотношение сил и другие не совсем благоприятные условия обстановки. Роммель любил и умел рисковать, это качество, что называется, было у него в крови. Вообще боевая деятельность Роммеля в годы Второй мировой войны отличалась в известной степени неординарностью, чем он заметно выделялся из основной массы военачальников нацистского вермахта. Он вошел в историю как «Лис пустыни». Так Роммеля прозвали его противники по борьбе в Северной Африке — англичане.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.749. Запросов К БД/Cache: 3 / 1