Глав: 2 | Статей: 80
Оглавление
В этом издании даны исторические портреты наиболее известных военачальников Запада, сражавшихся против России в Отечественной войне 1812 г. и Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. В общеисторических трудах упоминания обо всех этих деятелях имеются, но не более того. Поэтому и специалистам-историкам, и широкому кругу читателей, несомненно, будет интересно узнать подробнее о жизни и деятельности маршалов Наполеона, военачальников Третьего рейха. В завершающей части представлены полководцы Великой французской революции, сражавшиеся за новые идеалы и несущие народам освобождение от феодального гнета.

Прежде всего каждый персонаж показан как военачальник со всеми его достоинствами и недостатками, определены его роль и место в истории, а также раскрыты качества полководца как личности.

Дюгомье Жан Франсуа Кикилль

Дюгомье Жан Франсуа Кикилль

Французский военный деятель Дюгомье (Dugommier) Жан Франсуа Кикилль (1736, остров Гваделупа, — 17.11.1794, Сан-Себастьян, Испания), дивизионный генерал (1793). Происходил из семьи богатого плантатора с острова Мартиника (Малые Антильские острова в Карибском море).

Военную службу в королевской армии начал в 13-летнем возрасте. Окончил военное училище и был произведен в офицеры. Участник Семилетней войны (1756—1763), за боевые отличия в ходе которой был удостоен ордена Св. Людовика, считавшегося высшей боевой наградой для офицеров. В конце 70-х годов в чине подполковника вышел в отставку и уехал в свои обширные поместья на Мартинике, где занялся сельским хозяйством. Пользовался большим влиянием среди местных плантаторов.

Великая французская революция, которую Дюгомье встретил восторженно, вновь призвала его на военное поприще. Он был избран начальником Национальной гвардии острова Мартиника и произведен в полковники (1789).

Весной 1792 года начались Революционные войны Франции против 1-й коалиции феодально-абсолютистских государств Европы, монархи которых поставили перед собой цель объединенными усилиями подавить революцию во Франции и восстановить в ней дореволюционные порядки. Отзвуки развернувшейся в Европе грандиозной борьбы быстро докатились и до заморских колоний Франции.

Летом 1792 года на Мартинике началось острое противостояние между сторонниками революции и силами контрреволюции, которое вскоре привело к гражданской войне. Дюгомье возглавил защитников революции, называвших себя патриотами. Против них выступали сторонники прежнего режима — роялисты. Несмотря на большое численное превосходство противника, возглавляемые Дюгомье патриоты оказали ему упорное сопротивление. Но их силы постепенно иссякали. Роялистов же активно поддерживали англичане.

Чтобы противостоять врагу, Дюгомье решился на отчаянный шаг, вооружив местное население, большую часть которого составляли негры-рабы и мулаты, трудившиеся на плантациях колонистов. Это вызвало резкое недовольство плантаторов-рабовладельцев, в своей основной массе относившихся к революции во Франции враждебно и до этого тайно (а нередко и открыто) сочувствовавших роялистам. Их открытый переход на сторону контрреволюции предрешил исход борьбы на острове. Роялисты овладели почти всем островом. Дюгомье с остатками своих отрядов заперся в форте Св. Петра, который, несмотря на всю безнадежность положения, мужественно защищал его в течение 7 месяцев. В начале 1793 года, исчерпав все возможности для дальнейшего сопротивления, он был вынужден оставить форт и уйти в горы, перейдя к партизанским действиям. К этому времени обострились его отношения с неграми, составлявшими значительную часть республиканских сил на острове. Негры требовали официальной отмены рабства и были крайне недовольны непоследовательностью республиканцев в этом ключевом для них вопросе. Их недовольство все более нарастало. Дело дошло до того, что на Дюгомье было совершено несколько покушений. Он был вынужден покинуть Мартинику и уехать во Францию, где развернул бурную деятельность с целью побудить правительство республики оказать военную помощь своим заморским территориям. В какой-то мере на первых порах это ему удалось. Он стал депутатом Конвента, представляя в нем свой остров.

Тем временем внутриполитическая обстановка во Франции резко обострилась, начались неудачи на фронтах. Все это заставило республиканское правительство отказаться от ранее принятого решения направить войска в колонии. Еще сражавшиеся там сторонники Республики были предоставлены самим себе. Постепенно их сопротивление почти повсюду было сломлено. Мартинику англичане оккупировали в 1794 году. После того как Конвент отказался направить войска на Мартинику, Дюгомье потерял всякий интерес к работе в этом законодательном органе. Он сложил с себя депутатские полномочия и добился назначения в действующую армию. Летом 1793 года бригадный генерал Дюгомье (этот чин был присвоен ему за боевые заслуги на острове Мартиника) прибыл в Итальянскую армию. Итальянской армией (около 70 тыс. человек) в то время командовал генерал Г. Брюне, сменивший незадолго до этого на посту командующего генерала А. Бирона, убывшего в Вандею.

Вступая в командование полубригадой, Дюгомье вскоре проявил себя как один из наиболее способных генералов Итальянской армии. Ему неизменно сопутствовала удача. Умелые и инициативные действия Дюгомье обеспечили французам достижение успеха в целом ряде боев с австрийскими и пьемонтскими войсками. Его боевые заслуги и военные способности были высоко оценены командованием — уже через 4 месяца после прибытия в Итальянскую армию он был назначен командиром дивизии и произведен в дивизионные генералы. Особую известность ему принесла победа при Жилетте (октябрь 1793 года), где он наголову разгромил пьемонтскую дивизию, потерявшую только убитыми свыше 4 тыс. человек.

Еще в июле 1793 года роялистским мятежникам при поддержке английской эскадры удалось захватить Тулон — основную военно-морскую крепость на средиземноморском побережье Франции. Длительная осада Тулона республиканскими войсками успеха не имела. Главная причина неудачи заключалась в том, что командование армией, осаждавшей эту крепость, возглавляли некомпетентные в военном деле генералы, один бездарнее другого. За 4 месяца сменились 3 командующих Тулонской армией, первый из которых был художником, а второй — беллетристом. Наконец в конце ноября 1793 года в командование ею вступил Дюгомье.

С его прибытием боевые действия республиканских войск под Тулоном заметно активизировались, стали более осмысленными и целеустремленными. Под огнем французских батарей английская эскадра была вынуждена отойти от города, занимавшие его роялисты лишились мощной огневой поддержки. Началась интенсивная подготовка к штурму крепости. План штурма Тулона еще до прибытия Дюгомье был разработан помощником начальника артиллерии армии капитаном Наполеоном Бонапартом (фактически Бонапарт в это время исполнял обязанности начальника артиллерии армии). Однако невежественные в военном отношении, но чрезвычайно амбициозные и самонадеянные, как и все дилетанты, предшественники Дюгомье генералы Ж. Карто, а затем сменивший его Ф. Доппе, упорно отвергали его, считая несостоятельным. Дюгомье же, ознакомившись с этим планом, сразу же оценил его, утвердил и принял к исполнению. Его решение единодушно поддержали также находившиеся при Тулонской армии комиссары Конвента (Рикор, Саличетти и Фрерон), возглавляемые младшим братом вождя якобинцев Огюстеном Робеспьером, чье мнение в таких вопросах было решающим.

После 3-дневной артиллерийской подготовки, в которой участвовали 45 тяжелых орудий, возглавляемые Дюгомье революционные войска в ночь на 17 декабря 1793 года пошли на штурм Тулона. Одной из 4 штурмовых колонн командовал Бонапарт. Тем самым командующий армией оказал ему особое доверие, несмотря на его небольшой чин (остальные ко лонны возглавляли генералы). Ожесточенное сражение продолжалось до вечера 18 декабря, когда наконец республиканцы, подавив все очаги сопротивления противника, полностью овладели городом и крепостью[61]. Остатки вражеского гарнизона спаслись бегством. Тулон стал крупной победой Республики. Конечно, эта победа не решила исход всей войны, но это была знаковая победа революционной армии над объединенными силами внутренней и внешней контрреволюции. Достигнуть ее удалось благодаря тому, что был принят смелый, замечательный своей простотой и ясностью план операции, предложенный Бонапартом и блестяще реализованный Дюгомье.

Дюгомье первым из французских военачальников оценил выдающиеся военные способности Наполеона Бонапарта и как бы благословил начало его блистательной полководческой карьеры. Только благодаря Дюгомье дотоле безвестный артиллерийский капитан Бонапарт смог проявить себя под Тулоном как подающий большие надежды военачальник. Именно там, в Тулоне, в дымно-кровавых отблесках ожесточенного сражения взошла удивившая вскоре весь мир звезда Наполеона, мрачно сверкавшая своим неповторимо загадочным светом на европейском небосклоне более 20 лет. Для современников Наполеона слово «Тулон» стало символом резкого и стремительного поворота судьбы. На острове Святой Елены, когда все было уже позади, Наполеон, возвращаясь к минувшим событиям, чаще и охотнее всего вспоминал именно Тулон — свой первый шаг к славе. В его долгой полководческой деятельности было много блестящих побед, любая из которых могла увенчать его лаврами выдающегося полководца, но дороже всех этих побед ему был Тулон… Из всех прежних начальников, под командованием которых Наполеону довелось служить в первые годы своей военной карьеры, самым уважаемым для него был генерал Дюгомье.

Кровавый террор, развязанный якобинскими властями в поверженном Тулоне, глубоко возмутил Дюгомье. Но пресечь бесчинства было не в его власти. Комиссары Конвента, с ведома которых все это творилось, ему не подчинялись, а пойти на прямую конфронтацию с ними он не решался, хорошо зная, чем для многих генералов все это кончилось (только что погиб на гильотине его недавний начальник — командующий Итальянской армией генерал Брюне).

Победа под Тулоном принесла Дюгомье громкую боевую славу и широкую известность. Его имя стало неизменно фигурировать в числе лучших полководцев республики.

В начале 1794 года он был назначен командующим Восточно-Пиренейской армией, сражавшейся против испанцев. Армия эта находилась далеко не в блестящем состоянии и с большим трудом сдерживала натиск вторгшегося в пределы Франции противника. Вступив в командование, Дюгомье энергично взялся за повышение ее боеспособности. В сравнительно короткий срок поставленная им цель была достигнута. В апреле 1794 года возглавляемая Дюгомье Восточно-Пиренейская армия перешла в наступление. Под ее ударами противник был вынужден очистить территорию Франции. Боевые действия переместились на испанскую территорию. Развивая достигнутый успех, войска Дюгомье взяли штурмом сильно укрепленные форты Монтескье и Сен-Эльм. При штурме последнего Дюгомье был тяжело ранен, когда лично вел в решительную атаку колонну гренадеров. Но, несмотря на ранение, он не покинул поля боя до конца сражения, которое завершилось полной победой французов. Испанский генерал Коллиура с остатками своих войск был вынужден положить оружие. По распоряжению Дюгомье, его отпустили под честное слово не сражаться против французов до окончания боевых действий, но испанский генерал нарушил данное им слово. В ответ на это Конвент принял постановление — больше в плен испанцев не брать. Однако Дюгомье проигнорировал это бесчеловечное решение. Он считал, что подобные методы ведения войны неприемлемы для честного воина и уважающей себя армии.

Едва оправившись от ранения, Дюгомье вернулся в армию и в мае 1794 года нанес в Восточных Пиренеях сокрушительное поражение испанской армии, спешившей на выручку осажденной французами крепости Беллегард. Противник потерял только пленными свыше 2 тыс. человек и всю артиллерию (до 100 орудий). Сама крепость после длительной осады затем была принуждена к сдаче голодом. Недостаток сил не позволил Дюгомье осуществить вторжение в глубь Испании. Осенью противник попытался перейти в наступление. Собрав свои силы в кулак, Дюгомье нанес встречный удар. 17 ноября 1794 года при Сен-Себастьяне произошло решительное сражение, в котором испанцы были разбиты. Но праздновать радость победы Дюгомье не довелось. В самый решающий момент сражения, когда левое крыло противника было уже опрокинуто стремительной атакой французов, выдвинувшийся в боевые порядки своих войск командующий армией был сражен осколком вражеской гранаты. Для Восточно-Пиренейской армии триумф победы превратился в скорбную церемонию прощания со своим доблестным командармом.

* * *

Дюгомье был профессиональным военным, отдавшим армейской службе большую часть своей жизни. Проявив себя как отважный офицер в годы Семилетней войны и прослужив затем долгие годы в королевской армии, он был хорошо подготовленным в военном отношении человеком, хотя к началу Великой французской революции уже и не состоял на военной службе. С началом революции Дюгомье решительно встал на сторону восставшего против монархии народа и принял активное участие в борьбе за провозглашенный революцией лозунг «Свобода, Равенство и Братство». Это было тем более удивительно, что абсолютное большинство его собратьев по классу (богатых плантаторов, использовавших в своих владениях рабский труд) приняло революционные преобразования в штыки и сразу же сделались их непримиримыми противниками. В развернувшейся на острове острой классовой борьбе, переросшей затем в открытую гражданскую войну, Дюгомье был вынужден с оружием в руках сражаться против представителей своего класса, составлявших на Мартинике основу сил контрреволюции. Руководство революционными силами на острове требовало от Дюгомье большого личного мужества, самоотверженности и идейной убежденности в правоте своего дела. Все эти качества были им продемонстрированы наилучшим образом. Вместе с тем Дюгомье проявил себя и как талантливый военачальник, сумевший, несмотря на исключительно с ложные условия обстановки, в течение довольно длительного времени противостоять противнику, располагавшему большим превосходством в силах. Однако неравная борьба, которая велась республиканцами на острове, в конечном счете завершилась их поражением. Немалую роль в этом сыграли и политические просчеты, допущенные Дюгомье и его сподвижниками в ходе гражданской войны на Мартинике. К примеру, они так и не решились пойти на углубление революционных преобразований на острове, в частности, на отмену рабства, чем оттолкнули от себя значительную часть своих сторонников из числа темнокожего населения.

Следующий этап боевой деятельности Дюгомье в годы Великой французской революции связан с его службой во французской революционной армии. В ее рядах за короткий срок он сделал блестящую военную карьеру и быстро выдвинулся в число наиболее прославленных ее военачальников. Дюгомье отличался личной храбростью, большим мужеством и глубоким знанием военного дела. Несмотря на весьма почтенный возраст (ему было уже под 60), он до конца своих дней сохранил ясность ума и завидную энергию, которой могли бы позавидовать и многие более молодые генералы. Дюгомье пользовался высоким авторитетом в войсках за постоянную заботу о них, повседневное внимание к их нуждам, честность, справедливость, демократичность и доступность. Он был принципиальным противником террора, развязанного якобинцами в стране, и не одобрял массовых репрессий как по отношению к населению, выступавшему против существующего режима, так и в отношении поверженного противника. Весной 1794 года Дюгомье отказался подчиниться распоряжению якобинского правительства не брать пленных, считая это варварской акцией, дискредитирующей Республику. Это был поступок большого гражданского мужества с его стороны и вместе с тем очень рискованный шаг, связанный со смертельной угрозой для него лично. Со строптивыми оппонентами и тем более с генералами якобинцы тогда расправлялись беспощадно. Кровавый террор тогда был в самом разгаре. Однако для Дюгомье такой дерзкий поступок, всем на удивление, завершился благополучно, без последствий. Якобинские правители не решились репрессировать популярного в стране и армии генерала. А может, они просто временно отложили расправу до более подходящего момента. В их арсенале имелся и такой прием. Кто знает? История на этот вопрос ответа на оставила… Впрочем, не исключено, что вожди якобинцев просто не успели расправиться с Дюгомье, так как вскоре сами взошли на эшафот, и гильотина, как всегда, сработала безотказно. Отрубленные головы «друзей народа» полетели в ту же корзину, в которой накануне валялись головы «врагов народа». Произошло это 10 термидора II года Республики (28 июля 1794 года) в результате так называемого термидорианского переворота, положившего конец диктатуре якобинцев.

Характерными чертами Дюгомье как военачальника являлись твердость и решительность в выполнении намеченных планов, которые в свою очередь принимались к исполнению только, как правило, после тщательной проработки. При этом Дюгомье был противником шаблона в военном искусстве, его действия всегда отличались творческим подходом к решению боевых задач. Важная роль отводилась проявлению разумной инициативы со стороны подчиненных, от которых Дюгомье требовал действовать сообразно сложившейся обстановке. Обладая редким даром воздействия на войска, он умел и любил увлекать их личным примером на решение самых сложных боевых задач, требующих проявления не только храбрости, но и самоотверженности. За это подчиненные платили ему искренней любовью. Звездным часом в боевой биографии Дюгомье было взятие Тулона, которое сразу же выдвинуло его в число наиболее прославленных полководцев революционной армии. Свою высокую боевую репутацию он подтвердил и в период командования армией в Восточных Пиренеях. Гибель Дюгомье явилась тяжелой утратой как для революционной армии, так и для республиканской Франции. Он вошел в историю как один из наиболее талантливых военачальников эпохи Великой французской революции.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.101. Запросов К БД/Cache: 0 / 0