Глав: 2 | Статей: 80
Оглавление
В этом издании даны исторические портреты наиболее известных военачальников Запада, сражавшихся против России в Отечественной войне 1812 г. и Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. В общеисторических трудах упоминания обо всех этих деятелях имеются, но не более того. Поэтому и специалистам-историкам, и широкому кругу читателей, несомненно, будет интересно узнать подробнее о жизни и деятельности маршалов Наполеона, военачальников Третьего рейха. В завершающей части представлены полководцы Великой французской революции, сражавшиеся за новые идеалы и несущие народам освобождение от феодального гнета.

Прежде всего каждый персонаж показан как военачальник со всеми его достоинствами и недостатками, определены его роль и место в истории, а также раскрыты качества полководца как личности.

Дюмурье Шарль Франсуа дю Перье

Дюмурье Шарль Франсуа дю Перье

Французский военный и политический деятель Дюмурье (Dumourier) Шарль Франсуа дю Перье (25.01.1739, Камбре, — 14.03.1823, Тервил-парк, Англия), генерал-лейтенант (1792). Сын военного чиновника. В молодости получил хорошее образование.

Одаренный большими способностями, Дюмурье блестяще закончил военное училище и в 1757 году был произведен в офицеры (корнет). Службу начал в Эскарском гусарском полку. Участник Семилетней войны 1756—1763 годов. Прибыл в полк сразу после окончания училища и в первых же боях показал себя храбрым и мужественным офицером. Его храбрость нередко граничила с безрассудством. Особенно отличился в сражении при Клостеркампе (1 июня 1758 года), в котором французская армия генерала Л. Клермона потерпела поражение от ганноверской армии. В ходе этого сражения Дюмурье один вступил в схватку с 20 вражескими гусарами, дрался как лев и, получив 22 раны, замертво был вынесен из боя.

Войну закончил в чине капитана. За свои боевые подвиги был награжден высшей боевой наградой того времени — орденом Св. Людовика и удостоен персональной королевской пенсии (600 ливров в год).

Вскоре после окончания Семилетней войны Дюмурье вышел в отставку. Чрезвычайно честолюбивый, одержимый неукротимым стремлением всегда играть первую роль, он не мог и не желал удовлетвориться скромным положением рядового армейского офицера, которое ему было уготовано в мирное время судьбой, и коротать свои будни в каком-нибудь гарнизонном захолустье. Прирожденная склонность к авантюризму, неудержимая страсть к приключениям, дух кондотьерства неумолимо влекли молодого Дюмурье в неведомые дали, туда, где можно было реализовать свои незаурядные, как ему казалось, способности (а о них Дюмурье всегда был самого высокого мнения), сделать быструю карьеру, обрести власть, славу и известность. Он едет в Италию и безуспешно предлагает свои услуги то Генуе против Корсики, то Корсике против Генуи, изо всех сил стремится обратить на себя внимание, доказать свои способности, но… все тщетно.

Затем Дюмурье перебирается на Корсику и сражается там против вождя корсиканских патриотов П. Паоли, но после разгрома наемников корсиканцами спасается бегством во Францию. Прибыв в Париж, он предлагает французскому правительству план завоевания Корсики. Пока рассматривается представленный им план, Дюмурье успел принять участие в боевых действиях во Фландрии, Португалии и Испании. Наконец план Дюмурье получил одобрение французского правительства. В 1768 году было решено предпринять военную экспедицию на Корсику с целью завоевания этого острова. Дюмурье был вновь принят на французскую службу и получил должность генерал-квартирмейстера штаба Экспедиционного корпуса. В период подготовки экспедиции и в ходе ее он проявил кипучую энергию, большие организаторские способности и высокую активность. В 1769 году Корсика была завоевана французами. После освобождения в 1755 году из-под власти Генуи этот остров в течение 14 лет сохранял свободу и независимость. И вот теперь вновь утратил свой суверенитет, попав под чужеземное иго.

Во время корсиканской кампании самонадеянный и амбициозный Дюмурье «отличился» тем, что постоянно ссорился с генералами, предлагая им все новые и новые свои проекты и планы, которые последние, как правило, дружно игнорировали. Тем не менее по окончании кампании Дюмурье был произведен в полковники.

По возвращении с Корсики он вскоре отправился в Польшу, где в 1770—1771 годах командовал отрядом конфедератов, сражавшихся против своего короля и пришедших ему на помощь русских войск. Был наголову разбит под Ландскруной А. В. Суворовым и отозван во Францию.

Затем король Людовик XV направляет его с тайным поручением в Швецию. Но еще до отъезда туда Дюмурье оказался замешанным в одну крупную политическую интригу при королевском дворе. Она была раскрыта, а ее участники арестованы. Успевший к этому времени уже покинуть Париж Дюмурье по приказу военного министра герцога д’Эгильона был перехвачен в Гамбурге, арестован, доставлен в столицу и заключен в Бастилию. Там он просидел до смерти Людовика XV (1774).

Вступивший на престол новый король Людовик XVI приказал освободить Дюмурье, возвратил ему чин полковника и назначил командиром полка в Лилле (Северная Франция). Но такая работа была не по нраву Дюмурье. Через некоторое время он предлагает королю проект создания в Шербуре (Нормандия) морского порта и крепости. Проект был одобрен, и Дюмурье назначен военным комиссаром, которому поручено руководство всеми работами по строительству порта и крепости (1776). Затем он стал комендантом крепости Шербур и получил чин бригадира.

Двуличие Дюмурье и его патологическая склонность к интригам в полной мере проявились с началом Великой Французской революции (1789). Сначала он попытался сделаться депутатом Генеральных штатов, созванных королем, чтобы найти выход из катастрофического положения, в котором оказалась страна в конце 80-х годов XVIII века. Депутатов в Генеральные штаты избирали все сословия Франции. Этот орган по существу был своего рода всенародным собранием, созданным по сословному принципу. Попытка Дюмурье избраться в Генеральные штаты закончилась неудачей. Возвратившись в Шербур, он подает королю проект обороны Бастилии и одновременно начинает заигрывание с различными оппозиционными королевской власти группами, не примыкая ни к одной из них.

Когда во Франции повсеместно началось создание Национальной гвардии, он становится ее начальником в Шербуре. Своей твердостью и мужеством ему удалось сохранить порядок в крепости. В конце 1789 года Дюмурье прибывает в Париж и к изумлению своих сослуживцев демонстративно вступает в Якобинский клуб, где примыкает к партии жирондистов. Он ее имени был направлен в Бельгию, а затем в Вандею для изучения политической обстановки в связи с начавшимися там волнениями.

В 1790 году при активном содействии своих новых друзей жирондистов произведен в генерал-майоры и назначен командиром 12-й дивизии. В марте 1792 года жирондисты пришли к власти. В кабинете, сформированном ими, Дюмурье получил портфель министра иностранных дел (12 марта 1792 года).

Явился инициатором объявления войны Австрии (20 апреля 1792 года), положившей начало эпохе Революционных войн Франции против антифранцузских коалиций европейских монархических держав. Однако вследствие первых военных неудач и обострения внутриполитической обстановки правительство жирондистов 12 июня 1792 года пало. Но к этому времени Дюмурье уже разошелся с жирондистами, которые утратили к нему доверие, и сблизился с якобинцами.

В новом правительстве, в которое жирондисты уже не вошли, он занял пост военного министра (июнь 1792 года). Тогда же он получил чин генерал-лейтенанта. Некоторое время Дюмурье пользовался доверием королевского двора, но быстро утратил и его.

В июле 1792 года вышел в отставку и добился назначения на должность командира дивизии в Северную армию. Однако командующий этой армией маршал Н. Люкнер встретил Дюмурье очень холодно. Положение его в армии оказалось довольно шатким. Но судьба вновь улыбнулась ему. Искусная оборона Молдского лагеря укрепила его положение. К тому же и Люкнер вскоре был смещен со своего поста. В результате народного восстания 10 августа 1792 года в Париже конституционная монархия во Франции была свергнута, и король Людовик XVI окончательно отстранен от власти.

Дюмурье одним из первых в армии приветствовал свержение монархии и заявил о своем безоговорочном подчинении новой, республиканской власти. Пришедшие к руководству страной республиканцы должным образом оценили лояльность Дюмурье — в середине августа 1792 года он был назначен командующим Северной армией. Эта армия находилась тогда в весьма плачевном состоянии, но новому командующему благодаря предпринятым им энергичным усилиям удалось восстановить порядок в войсках и, главное, поднять их боевой дух.

К этому времени относятся наиболее блистательные успехи Дюмурье как военачальника. Именно ему Франция обязана отражением первого нашествия интервентов. Удачная позиция в Аргоннском дефиле, выбранная им, позволила войскам Северной армии нанести первое поражение противнику. Затем последовало знаменитое сражение при Вальми (20 сентября 1792 года), в котором возглавляемая Дюмурье Северная армия (40 тыс. человек) вместе с Мозельской армией (18 тыс. человек) генерала Ф. Келлермана нанесла первое в войне крупное поражение интервентам и остановила их победный марш на Париж. Общее руководство французскими войсками в этом сражении возглавлял Дюмурье. Предоставив преследование начавшего отступление противника Келлерману, Дюмурье с главными силами своей армии двинулся на север. 6 ноября 1792 года, одержав новую блистательную победу в сражении при Жемапе, он вторгся в Бельгию. Целый ряд бельгийских крепостей [Брюссель, Антверпен, Люттих (Льеж) и др.] сдались французам.

Завершив завоевание Бельгии, Дюмурье победителем прибыл в Париж, где был принят с большим почетом, как национальный герой и выдающийся полководец, увенчанный славой блистательных побед.

В этот период происходит его сближение с самым влиятельным в то время политическим деятелем революционной Франции Ж. Дантоном. В столице Дюмурье снова ввязался в политические интриги, но вскоре был вынужден покинуть ее и возвратиться в армию.

В феврале 1793 года возглавляемые им войска Северной армии вторглись в Голландию. Однако противоречивые приказы и распоряжения, поступающие из Парижа, настолько сковали действия Дюмурье, что даже, несмотря на одержанные им победы при Бреде и Гертруйденберге, поход 1793 года в Голландию в конечном счете закончился неудачей. Австрийские войска принца Кобургского в районе Маастрихта нанесли поражение генералам Валансу и Дампьеру и создали серьезную угрозу правому флангу и тылу Северной армии. Это заставило Дюмурье поспешно отступить из Голландии в Бельгию. Неудача вновь привела к упадку боевого духа в войсках Северной армии. Положение усугублялось плохим снабжением войск и враждебным отношением бельгийского населения к французам. Восторг бельгийцев, с каким они встречали всего 4 месяца назад французскую революционную армию, видя в ней освободительницу от многовекового австрийского гнета, сменился горьким разочарованием, когда они столкнулись с хищными нравами всякого рода французских комиссаров, всевозможными притеснениями и насилием, чинимыми ими. Чтобы стабилизировать обстановку в своем тылу, Дюмурье распорядился об изгнании всех комиссаров из Бельгии. Тем самым он восстановил доверие местного населения к французской армии. Одновременно им были приняты решительные меры по улучшению снабжения армии, что также способствовало восстановлению доверия войск к своему командованию. Но такие решительные действия Дюмурье привели его к жесткому столкновению с комиссарами Конвента, находившимися при Северной армии. Возмущенные тем, что командующий армией перестал с ними считаться, «представители народа» покинули армию и уехали в Париж, где развернули злобную кампанию против Дюмурье. Последний понял, что смещение его с должности неминуемо. Толк в политических интригах он понимал и никаких иллюзий насчет ожидавшей его участи не строил, нравы парижских политиканов ему были хорошо известны. Чтобы упрочить свое положение, Дюмурье решил дать сражение австрийцам, добиться победы, а затем предпринять поход на Париж, разогнать Конвент, упразднить республиканскую форму правления и восстановить конституционную монархию. Но на этот раз счастье от него отвернулось. 18 марта 1793 года он был разбит принцем Кобургским в сражении при Неервиндене. Часть его армии просто разбежалась. Вскоре в штаб-квартиру к нему прибыли новые комиссары Конвента, чтобы склонить к безусловному повиновению себе, но успеха не добились.

Считая свое смещение с должности делом предрешенным, Дюмурье вступил в т айные переговоры с австрийским командованием. В результате между ним и австрийцами было достигнуто соглашение, в соответствии с которым Дюмурье обязался открыть фронт врагу, предпринять вместе с австрийскими войсками совместный поход на Париж, освободить королевскую семью (сам король Людовик XVI еще 21 января 1793 года был казнен по приговору Конвента) и восстановить конституцию 1791 года (т. е. конституционную монархию). В свою очередь австрийцы позволили Дюмурье беспрепятственно отступить из северных и центральных районов Бельгии и даже присоединить к себе гарнизоны крепостей, ранее оставленные им в Голландии. Слухи о переговорах Дюмурье с врагом дошли до Конвента (впрочем, Дюмурье сам в запальчивости обмолвился о них во время одного из бурных объяснений с комиссарами Конвента), который обвинил генерала в превышении полномочий (несанкционированное сношение с противником) и направил в Северную армию свою делегацию, чтобы на месте выяснить правомерность этого обвинения. Однако Дюмурье не дал ей удовлетворительного ответа на выдвинутые против него обвинения. Делегация вернулась в Париж ни с чем. Была послана вторая делегация, которой Дюмурье цинично изложил свой план похода на Париж с целью подавления революции. Только после этого Конвент вынес постановление о смещении Дюмурье с должности командующего Северной армией и предании его суду революционного трибунала. Исполнение этого решения было возложено на военного министра генерала П. Бернонвиля и трех депутатов Конвента (Банкаль, Ламарк и Камю). Но их миссия закончилась неудачей. Дюмурье сам арестовал эту делегацию и выдал ее австрийскому генералу Ф. Клерфе. Предпринятая им акция означала мятеж против правительства. 3 апреля 1793 года Дюмурье обратился к своим войскам с призывом поддержать его и выступить против правительства «продажных адвокатов». Сначала армия вроде бы поддержала своего командующего, но затем значительная ее часть отказалась повиноваться ему. Когда Дюмурье подъехал без конвоя к крепости Конде, то его там встретили 3 батальона волонтеров, открывшие по нему огонь. Дюмурье пришлось спасаться бегством. Поняв, что задуманный им мятеж провалился, он бежал к австрийцам. Так закончилась военная карьера Дюмурье.

11 последующих лет своей жизни он провел в скитаниях по Европе. Сначала осел было в Германии, но преследуемый эмигрантами-роялистами вскоре уехал в Швейцарию, затем перебрался в Италию, оттуда — в Англию и, наконец, под чужим именем поселился в Гамбурге. Жил практически в нищете, зарабатывая себе на жизнь литературным трудом. В 1803 году короткое время состоял военным советников при герцоге Йоркском. В 1804 году получил вид на жительство в Англии, где и провел последние годы своей долгой жизни, получая пенсию от английского правительства (25 тыс. франков в год).

С момента бегства в 1793 году из Франции никакой политической роли не играл. Находясь в Англии, написал историю своей богатой приключениями жизни и много других трудов. Значительную часть времени по привычке уделял составлению планов военных кампаний, которые предлагал английскому правительству. Несмотря на то, что Дюмурье запятнал себя предательством перед своей родиной, перебежав во время войны на сторону врага, французский народ все же воздал должное его заслугам перед Францией — славные победы революционной армии при Вальми и Жемапе неразрывно связаны с именем Дюмурье. Его имя высечено на Триумфальной арке в Париже, где запечатлены имена многих знаменитостей той великой эпохи.

* * *

Дюмурье представляет собой образ типичного авантюриста, человека на редкость честолюбивого и беспринципного. Ни принципов, ни убеждений у него никогда не было. На протяжении всей своей жизни, где бы и кому бы он ни служил, Дюмурье преследовал прежде всего собственную выгоду, стремился к достижению своих корыстных целей. Его поразительная беспринципность особенно ярко проявилась в годы Великой французской революции, когда он с необычайной легкостью менял свои политические пристрастия в зависимости от складывающейся конъюнктуры. При этом ведущую роль в его действиях и поступках занимали карьеристские соображения. И в революцию он пришел вовсе не по убеждениям, не по зову сердца, как многие из его современников, а исключительно из-за стремления во чтобы то ни стало выдвинуться, к чему он стремился всю свою жизнь, сделать карьеру, обрести власть и занять видное положение в обществе. В определенной мере и на короткий промежуток времени ему это удалось. Завершающий этап кампании 1792 года принес Дюмурье громкую боевую славу, высокий авторитет и широкую известность. Однако распорядиться должным образом приобретенной славой он не сумел. Безграничная амбициозность, прирожденная склонность ко всякого рода авантюрам и переоценка своих возможностей в конечном счете привели его к краху и более того — к предательству не только революции, но и своей родины, своего народа. Финал карьеры Дюмурье в общем-то был закономерен, так как его политическая беспринципность и неразборчивость в средствах для достижения своих целей уже в те годы были хорошо известны. Он предавал одного за другим всех, с кем какое-то время ему приходилось сотрудничать. Так, например, роялисты, с которыми Дюмурье неоднократно пытался заигрывать, никогда не считали его достойным доверия.

Вместе с тем нельзя не отметить, что Дюмурье был храбрым и мужественным человеком, опытным военачальником, обладавшим незаурядными военными способностями, хорошим военным администратором. Свидетельством военного таланта Дюмурье являются славные победы, одержанные французскими войсками под его командованием при Вальми и Жемапе в 1792 году. Они навечно вошли в историю Франции как символ несгибаемого мужества французского народа перед лицом вражеского нашествия. Во время этих сражений французы в чрезвычайно сложных условиях отразили первый, самый мощный удар объединенных сил европейской реакции, стремившейся задушить французскую революцию. Боевые заслуги Дюмурье в кампании 1792 года несомненны. Это был апогей его военной карьеры.

В отличие от многих других полководцев французской армии эпохи Революционных войн Дюмурье встретил Великую Французскую революцию в довольно зрелом возрасте, занимая сравнительно высокое положение в королевской армии, — он был комендантом крупной крепости и имел чин бригадира (это был предел военной карьеры для офицеров незнатного происхождения). Тем не менее Дюмурье сразу же примкнул к революции, увидев в громовых раскатах революционных бурь уникальную возможность реализовать свои честолюбивые устремления, воплотить в жизнь, казалось бы, несбыточные мечты, которыми он только и жил все предшествовавшие 30 лет. И он не ошибся в своих расчетах. Уже в первые годы революции Дюмурье получил все, о чем не мог даже и мечтать в своих самых смелых грезах, — все генеральские чины, стал министром и одним из влиятельнейших политиков государства. А затем пришла и громкая боевая слава первого полководца революционной Франции, победителя интервентов и завоевателя Бельгии. Но судьба играет человеком… Улыбка фортуны оказалась мимолетней, она сыграла с незадачливым генералом злую шутку. Снедаемый ненасытной жаждой честолюбия, он, как зарвавшийся карточный игрок, пошел ва-банк и… жестоко просчитался. Его падение было стремительным. Вступив в преступный сговор с врагами Франции и бросив открытый вызов правительству, Дюмурье в мгновение ока потерял все — и славу, и честь, и родину, стал изгнанником. Презираемый всеми он последние 30 лет своей долгой и бурной жизни провел в скитаниях по Европе и закончил свои дни на чужбине, всеми забытый. Таков был финал жизни этого в целом-то далеко незаурядного человека.

Дюмурье был небольшого роста. Его живые глаза светились умом, лицо и весь облик выражали достоинство, движения были порывисты, но строго рассчитаны, речь занимательна и образна. Он умел говорить не только с солдатами, но и с умудренными опытом политиками, завсегдатаями светских салонов и парламентскими краснобаями. По складу ума Дюмурье скорее был философом, но воспринимавший все с известной долей скептицизма, граничившего с цинизмом. Никаких особых привязанностей к кому бы то ни было он никогда не испытывал. На первом месте у него всегда было только собственное «Я». И, наконец, к числу достоинств Дюмурье можно отнести его хорошее владение пером. За свою долгую жизнь он написал большое количество книг и статей, посвященных самой разнообразной тематике, в том числе и военно-исторической.

Оглавление книги


Генерация: 0.534. Запросов К БД/Cache: 3 / 1