Глав: 2 | Статей: 80
Оглавление
В этом издании даны исторические портреты наиболее известных военачальников Запада, сражавшихся против России в Отечественной войне 1812 г. и Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. В общеисторических трудах упоминания обо всех этих деятелях имеются, но не более того. Поэтому и специалистам-историкам, и широкому кругу читателей, несомненно, будет интересно узнать подробнее о жизни и деятельности маршалов Наполеона, военачальников Третьего рейха. В завершающей части представлены полководцы Великой французской революции, сражавшиеся за новые идеалы и несущие народам освобождение от феодального гнета.

Прежде всего каждый персонаж показан как военачальник со всеми его достоинствами и недостатками, определены его роль и место в истории, а также раскрыты качества полководца как личности.

Марсо Франсуа Северен

Марсо Франсуа Северен

Французский военный деятель Марсо (Marceau) Франсуа Северен (1769, Шартр, департамент Эр и Луар, — 23.09.1796, Альтенкирхен, Германия), дивизионный генерал (1794).

О происхождении и первых юношеских годах будущего героя Революционных войн Французской республики мало чего известно. Имеющиеся в нашем распоряжении сведения очень скудны и крайне противоречивы. Но все же, опираясь на них, можно сделать вывод, что Марсо происходил из семьи небогатого горожанина-провинциала и получил весьма скромное образование. В 1785 году поступил на военную службу в королевскую армию, будучи зачислен рядовым солдатом в Ангулемский пехотный полк, входивший в состав парижского гарнизона. К началу революции был уже сержантом. С началом народного восстания в Париже принял в нем активное участие, в том числе участвовал и в штурме Бастилии (14 июля 1789 года).

Революцию Марсо принял восторженно — перед такими, как он, выходцами из народных низов она открывала новые возможности и вдохновляющие перспективы. Однако уже тогда, несмотря на свои революционные убеждения, молодой Марсо отвергал крайности, сплошь и рядом допускаемые наиболее радикальными революционерами, в частности, их самовольные расправы над неугодными властными структурами прежнего режима и их отдельными представителями, выступал за соблюдение революционной законности и порядка.

Когда началось создание Национальной гвардии, Марсо покинул свой полк и вернулся в родной город, где вскоре был избран командиром батальона местной Национальной гвардии (1789). В этот период (1789—1792) он усиленно изучает военное дело, прежде всего военно-теоретические труды.

С началом войны революционной Франции против 1-й антифранцузской коалиции европейских держав (апрель 1792 года), предпринявших попытку вооруженным путем задушить революцию во Франции, Марсо во главе своего батальона отправляется на фронт. Принял участие в обороне осажденного интервентами Вердена. Осада этой крепости прусскими войсками герцога К. Брауншвейгского началась 30 августа 1792 года. Через 2 дня большая часть гарнизона, поддержанная жителями города, взбунтовалась и потребовала от коменданта сдать крепость и город врагу. Возглавлявший оборону Вердена генерал Борепер отказался выполнить это требование и предпочел смерть позору капитуляции, покончив жизнь самоубийством (застрелился). Заменивший его Марсо не имел ни сил, ни возможностей для продолжения обороны. Со слезами стыда и негодования ему пришлось выполнить унизительную процедуру капитуляции — вручить прусскому генералу вместе со своей шпагой и ключи от крепости (2 сентября 1792 года). Этот горький урок Марсо запомнил на всю свою жизнь, воспоминание об этом всегда вызывало в нем ненависть к гражданской войне в любых ее проявлениях. Капитулировавший гарнизон Вердена был выпущен противником из крепости. Вскоре Марсо покинул Национальную гвардию и перешел на службу в регулярную армию, будучи назначен командиром эскадрона кирасир.

В апреле 1793 года полк, в котором он служил, был направлен в Вандею, где только что вспыхнул крупный контрреволюционный мятеж. Как выше уже отмечалось, Марсо питал глубокое отвращение к гражданской войне. Оказавшись в Вандее, он не испытывал никаких симпатий к повстанцам (шуанам), применявших самые варварские методы борьбы, но вместе с тем не одобрял и ту крайнюю жестокость, которую проявляли республиканские власти по отношению к повстанцам и поддерживавшему их местному населению. Неискушенный в политике молодой офицер не скрывал своего критического отношения к происходящим событиям. Слухи о его «вольнодумстве» быстро дошли до комиссара Конвента при республиканских войсках в Вандее и Бретани Бурбота. По его распоряжению Марсо и несколько разделявших его взгляды офицеров были арестованы по обвинению в государственной измене и брошены в тюрьму города Тур. Но накануне сражения при Сомюре (10 июня 1793 года) Марсо был освобожден, возвращен в армию и вновь вступил в командование своим эскадроном. В этом неудачном для республиканских войск сражении он проявил себя с наилучшей стороны — был одним из наиболее отличившихся своими умелыми и мужественными действиями, а также выдающейся личной храбростью офицером. Кроме того, ему даже удалось в последний момент спасти от верной гибели своего недавнего гонителя комиссара Бурбота. Восхищенный доблестью, проявленной Марсо в сражении при Сомюре, Бурбот лично ходатайствовал перед Конвентом о его производстве сразу в бригадные генералы.

Ходатайство комиссара Конвента было удовлетворено, и в июне 1793 года Марсо стал генералом. Было ему в то время всего 24 года.

После победы, одержанной республиканскими войсками в сражении при Антрене (17 ноября 1793 года), в котором Марсо снова отличился, он некоторое время замещал командира дивизии генерала Ж. Клебера. Затем Марсо прославил свое имя в решающем сражении с вандейцами при Ле-Мане (Мансе) 12 декабря 1793 года, в котором противник был наголову разгромлен, потеряв свыше 10 тыс. человек. Город Ле-Ман был занят республиканскими войсками, возглавляемыми Марсо. Своей беззаветной храбростью, военным талантом и рыцарским благородством Марсо снискал дружбу довольно своенравного Клебера, который при отъезде в Париж, куда он был отозван якобинским правительством в начале 1794 года, рекомендовал Конвенту назначить на свое место Марсо. Ходатайство Клебера было удовлетворено, и в феврале 1794 года Марсо получил назначение на должность командира дивизии, а вслед за тем произведен в чин дивизионного генерала. Во главе дивизии он продолжал успешно действовать против разрозненных групп мятежников, завершая их ликвидацию.

Однако вскоре судьба послала Марсо новое испытание — он вновь попал в неприятную историю, и над ним снова сгустились грозовые тучи. Но на этот раз все было гораздо серьезнее, под угрозой оказалась не только его военная карьера, но и сама жизнь. Причиной такого крутого поворота в судьбе молодого генерала стала его гуманность, проявленная по отношению к одной молодой красавице-вандейке, взятой в плен с оружием в руках. По законам того времени ей угрожала смертная казнь. Но Марсо не только помиловал ее, но и приказал отпустить. Этот в общем-то мелкий случай (примеров подобного рода тогда было немало) его завистники немедленно использовали как повод, чтобы обвинить генерала в государственной измене. Он сразу же был отстранен от командования, вызван в Париж для объяснений и там арестован. В этот период вовсю уже свирепствовал якобинский террор. Ежедневно десятки, а то и сотни приговоренных к смерти «врагов народа» кончали свою жизнь на эшафоте. Революционный трибунал, каравший «врагов революции», не знал пощады. И Марсо едва ли удалось бы избежать гильотины, если б комиссар Конвента при республиканской армии в Вандее Бурбот, бросив все дела, не поспешил в Париж на его защиту. Ему удалось спасти генерала от неминуемой расправы. Марсо был оправдан («за незначительностью преступления») и вслед за тем получил назначение на должность командира дивизии в Самбро-Мааской армии, которой командовал генерал Ж. Журдан. Одной из дивизий этой армии в то время командовал и Ж. Клебер.

В знаменитом сражении при Флерюсе (26 июня 1794 года) Марсо командовал правым крылом французской армии и вновь покрыл славой свое имя, сыграв важную роль в одержанной победе. В своем донесении Конвенту Журдан особо отмечал мужество и стойкость, проявленные Марсо в этом сражении (под ним в ходе сражения были убиты 2 лошади). Развивая достигнутый при Флерюсе успех, возглавляемые Марсо войска развернули стремительное наступление к Рейну. В ходе его они овладели городами Ахен, Бонн, Кобленц и вышли к этой крупной водной преграде.

В кампанию 1795 года, когда Журдан перешел Рейн и предпринял поход в глубь Германии, дивизия Марсо, находясь в районе Эренбрейтштейна, обеспечивала правый фланг армии. На завершающем этапе этой кампании, при отступлении Самбро-Мааской армии за Рейн, Марсо возглавлял арьергард армии, прикрывая ее отход. В результате преждевременного взрыва французскими саперами моста через Рейн у Нойвида значительная часть Самбро-Мааской армии оказалась в критическом положении. Марсо был настолько потрясен этой нелепой случайностью, обвиняя в ней прежде всего самого себя (хотя виноваты в том были совершенно другие люди), что хотел было застрелиться. Подоспевший вовремя его друг Клебер сумел удержать Марсо от этого намерения.

После того как Самбро-Мааская армия отошла за Рейн и расположилась там на зимние квартиры, Марсо получил приказ идти со своей дивизией на усиление корпуса, осуществлявшего блокаду крепости Майнц. В ходе выдвижения ему пришлось преодолеть упорное сопротивление австрийцев, в результате чего он прибыл под Майнц с большим опозданием. В кампанию 1796 года, когда Журдан предпринял новый поход в Германию, Марсо командовал правым крылом Самбро-Мааской армии. В то время, когда главные силы армии развернули наступление в глубь Германии, его корпус, насчитывавший около 40 тыс. человек, блокировал крепости Майнц, Мангейм и Эренбрейтштейн. Действия Марсо в ходе этой кампании отличались большим искусством и высокой активностью. Гарнизоны вражеских крепостей, значительно превосходившие в силах его войска, были надежно скованы и ничего существенного в ходе всей кампании предпринять не смогли. Неудачные сражения при Амберге (22 августа 1796 года) и Вюрцбурге (3 сентября 1796 года), вынудившие Журдана начать отступление за Рейн, заставили Марсо снять блокаду крепостей и также начать отступление. Он снова возглавил арьергард армии. 15—16 сентября его войска с большим упорством защищали переправу у Лимбурга. Однако преждевременный отход соседа слева заставил их оставить свою позицию. В результате над главными силами Самбро-Мааской армии, находившимися в районе Вецлара (около 75 км от Рейна), нависла угроза окружения на правом берегу Рейна. В создавшейся обстановке Марсо совершает смелый и искусный маневр, в результате которого занимает выгодную позицию у Фрейлингена и, стойко обороняя ее, отражает все попытки противника выйти в тыл главным силам Самбро-Мааской армии и отрезать им пути отхода за Рейн. Это дало Журдану возможность почти без потерь преодолеть трудное дефиле у Альтенкирхена и выйти к переправам через Рейн.

19 сентября австрийцы, введя в бой крупные силы, начали сильно теснить французский арьергард у Гехстенбаха, намереваясь прорваться к переправам. В решающий момент боя, чтобы сдержать мощный натиск противника и прикрыть отход своей пехоты на новую позицию, Марсо лично повел в контратаку свою немногочисленную кавалерию. Стремительным ударом конницы противник был отброшен в исходное положение, но сам Марсо в ходе ожесточенного боя был тяжело ранен пулей в грудь и в бессознательном состоянии попал в плен. Ранение оказалось смертельным. Через 4 дня генерал Марсо, несмотря на все усилия австрийских врачей, умер в Альтенкирхене.

Главнокомандующий австрийской армией эрцгерцог Карл, высоко ценивший храбрость, в том числе и противника, приказал похоронить его со всеми воинскими почестями, положенными австрийскому фельдмаршал-лейтенанту (генерал-лейтенанту).

Марсо погиб в возрасте 27 лет. Впоследствии французы на месте его гибели установили памятник. Затем останки Марсо были перенесены на остров Вейсентурм (р. Рейн) и перезахоронены рядом с могилой генерала Гоша. Другой памятник Марсо был воздвигнут на его родине в городе Шартр.

* * *

Марсо был убежденным республиканцем, твердым сторонником преобразования общества на демократических началах, искренним приверженцем идеалов революции. С первых же дней Великой французской революции он посвятил себя делу вооруженной защиты ее завоеваний. По определению одного из французских историков, Марсо вошел в историю как «один из благороднейших типов революционного воина». По своим политическим убеждениям он скорее всего принадлежал к умеренным республиканцам и не разделял крайне радикальных взглядов в революционном движении. Отличился храбростью и мужеством уже в первых боях с интервентами и довольно быстро снискал славу одного из лучших генералов революционной армии. В ее рядах он сделал блестящую военную карьеру, доблестно сражаясь в годы Революционных и последующих за ними войн с многочисленными врагами Республики на многих фронтах (на Северо-Востоке Франции, в Бельгии, в Вандее и Бретани, на Рейне и в Германии). Проявил себя как талантливый военачальник, обладавший незаурядными военными дарованиями. По свидетельству современников, лишь очень немногие из генералов революционной армии Франции обещали так много, как Марсо. Его имя и боевая слава облетели все фронты Французской республики, получили широкую известность в стране.

В личном плане Марсо был далеко незаурядным человеком. Природа щедро одарила его большими способностями, которыми он умело распорядился. Не имея, по всей вероятности, хорошего образования, Марсо благодаря своему исключительному упорству и завидной целеустремленности сумел путем самообразования наверстать многое из упущенного в юности и существенно восполнить пробелы в своем образовании по многим отраслям знаний, но прежде всего в военном деле. Революционные вихри, всколыхнувшие в конце XVIII века Францию, самым непосредственным образом отразились на судьбе бывшего сержанта королевской армии и сыграли решающую роль в его становлении как одного из виднейших военачальников французской революционной армии.

Марсо отличался глубокими знаниями военного дела, выдающейся личной храбростью и беззаветной преданностью делу революции — качествами, которые в годы Революционных войн ценились очень высоко. Именно эти качества позволили ему сделать быструю военную карьеру в рядах революционной армии. В течение всего 4 лет бывший сержант королевской армии становится генералом республиканской армии, а еще через полгода с небольшим — дивизионным генералом (высшее воинское звание в армии республиканской Франции) и одним из наиболее прославленных военачальников Республики.

Марсо пользовался большой популярностью в войсках за постоянную заботу о своих подчиненных, открытый и вызывающий доверие характер, доступность и простоту в общении, честность и справедливость. Солдаты и офицеры любили его, а генералы уважали за отвагу и неустрашимость в бою, презрение к опасности и боевую удаль. Это был человек с кристально чистой душой, в буквальном смысле «рыцарь без страха и упрека», воин, полный бескорыстия, чуждый интригам, самоотверженный, великодушный к врагам, не думавший ни о чем, кроме блага своего Отечества. Храбрый и прекрасный, как Ахилл, Марсо подобно этому легендарному древнегреческому герою и пал на поле брани молодым, в расцвете лет.

Марсо проявил себя как искусный мастер маневренной войны. Наряду с Журданом, Гошем, Клебером и рядом других военачальников он являлся основоположником новой для того времени тактики, основанной на боевом применении колонн линейной пехоты в сочетании с рассыпным строем стрелков. Этот рожденный революцией и революционным творчеством народных масс новый способ ведения боевых действий показал свою высокую эффективность в борьбе с противником, придерживавшимся устаревших тактических форм (линейная тактика).

Характерными чертами Марсо как военачальника были его высокая активность и решительность в достижении поставленных целей, постоянное стремление к проявлению разумной инициативы на поле боя, поиск новых, более совершенных способов решения боевых задач.

При ведении боевых действий он проявлял большую настойчивость, твердость и находчивость, отличался быстротой реакции на любые изменения в обстановке и не терял присутствия духа в самых, казалось бы, безнадежных ситуациях. Захватив инициативу в ведении боевых действий, всегда стремился максимально использовать достигнутое преимущество и навязать противнику свою волю.

Марсо обладал редким даром воздействовать на войска, умел и любил увлекать их словом и личным примером на решение наиболее сложных боевых задач. Вместе с тем необходимо отметить, что в этом вопросе чувство меры ему иногда изменяло. В конечном счете за свой чрезмерный боевой азарт он и заплатил собственной жизнью.

Марсо оставил по себе память как один из наиболее талантливых военачальников французской революционной армии эпохи Великой французской революции. Стяжав на полях сражений в годы Революционных и последовавших за ними войн громкую боевую славу, он по праву занимает одно из самых почетных мест в ряду наиболее прославленных их героев.

Оглавление книги


Генерация: 0.239. Запросов К БД/Cache: 3 / 1