Глав: 2 | Статей: 80
Оглавление
В этом издании даны исторические портреты наиболее известных военачальников Запада, сражавшихся против России в Отечественной войне 1812 г. и Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. В общеисторических трудах упоминания обо всех этих деятелях имеются, но не более того. Поэтому и специалистам-историкам, и широкому кругу читателей, несомненно, будет интересно узнать подробнее о жизни и деятельности маршалов Наполеона, военачальников Третьего рейха. В завершающей части представлены полководцы Великой французской революции, сражавшиеся за новые идеалы и несущие народам освобождение от феодального гнета.

Прежде всего каждый персонаж показан как военачальник со всеми его достоинствами и недостатками, определены его роль и место в истории, а также раскрыты качества полководца как личности.

Пишегрю Шарль

Пишегрю Шарль

Французский военный деятель Пишегрю (Pichegru) Шарль (16.02.1761, Ле-Планш близ города Арбуа, департамент Юра, область Франш-Конте, — 6.04.1804, Париж) дивизионный генерал (1793 года). Сын крестьянина.

Образование получил в местном францисканском монастыре (1780). Одаренный большими способностями, Пишегрю был прикомандирован репетитором математики и других точных наук в Бриеннское военное училище. В числе его учеников тогда был и юный воспитанник этого училища Наполеон Бонапарт. Знакомство и близкое общение с офицерами училища стало причиной того, что молодой Пишегрю оставил духовный сан и поступил рядовым солдатом в 1-й артиллерийский полк королевской армии. В 1783 году отправился в Северную Америку и в должности канонира принял участие в завершающих боях войны за независимость английских колоний (1755—1783).

После окончания военных действий он еще длительное время продолжал службу в Северной Америке и возвратился во Францию в чине сержанта только с началом Великой французской революции (1789). Сразу же вступил в Национальную гвардию своего родного департамента. В 1791 году возглавил Якобинский клуб в Безансоне, где вскоре заявил о себе как ярый радикал, чем привлек внимание вождей якобинцев М. Робеспьера и Л. Сен-Жюста.

С началом войны революционной Франции против 1-й антифранцузской коалиции европейских держав возглавил батальон Национальной гвардии, который вошел в состав Рейнской армии (апрель 1792 года). В первых же боях с интервентами на Рейне показал себя храбрым и опытным командиром, что способствовало его быстрому продвижению по службе. Уже через год за отличие в боях под крепостью Майнц Пишегрю был произведен в бригадные, а 4 октября 1793 года — в дивизионные генералы. В декабре 1793 года 32-летний Пишегрю был назначен командующим Рейнской армией.

Решающую роль в столь стремительном возвышении Пишегрю сыграла мощная поддержка и покровительство комиссаров Конвента при Рейнской армии якобинцев Сен-Жюста и Ф. Леба, ближайших сподвижников Робеспьера. Как известно, комиссары Конвента в то время пользовались практически неограниченными полномочиями и им почти всегда при решении любого вопроса принадлежало решающее слово, а Робеспьер был фактически диктатором в стране, где свирепствовал якобинский террор.

Разбитая в боях с австрийцами и пруссаками Рейнская армия находилась тогда в жалком состоянии. Пишегрю предпринял все усилия, чтобы восстановить ее боеспособность, поднять морально-боевой дух и укрепить воинскую дисциплину. В значительной мере ему это удалось. Ежедневными аванпостными боями он изматывал противника и одновременно обучал своих молодых солдат, прибывших на пополнение армии, которая понесла в предшествующих боях большие потери.

В конце 1793 года французское командование ввело в сражение Мозельскую армию (30 тыс. человек), которая, нанеся удар по правому флангу австрийцев, вынудила их отступить на Вейсенбургские позиции. Возглавлявший общее командование Рейнской и Мозельской армиями генерал Л. Гош преследовал австрийцев так стремительно, что они, поспешно сняв осаду Ландау, едва успели отступить за Рейн. В этой блестящей операции, проведенной Гошем, Пишегрю был одним из его ближайших сподвижников и сыграл важную роль в ее победоносном исходе.

В феврале 1794 года назначен командующим Северной армией (154 тыс. человек), сменив на этом посту генерала Ж. Журдана. В тот период эта армия являлась самой мощной армией Французской республики, и на нее правительство якобинцев возлагало особые надежды. Однако с началом кампании 1794 года действия Пишегрю были не совсем удачны. Но затем он нанес поражение австрийским войскам (генерал Ф. Клерфе) при Мускроне и Тюркуэне, вторгся в Бельгию и овладел Западной Фландрией. С целью развития достигнутого успеха Пишегрю решил перейти в районе Уденарда реку Шельду и нанести удар в тыл главным силам противника, действовавшим в Бельгии. Однако Конвент не утвердил это решение, охладив воинственный пыл своего полководца. Вместо этого Пишегрю было приказано осадить фландрские крепости и принудить их к сдаче.

В середине июля 1794 года Пишегрю соединился в районе Брюсселя с Самбро-Мааской армией Журдана, только что одержавшей знаменитую победу при Флерюсе (26 июня 1794 года). Вместе они развернули наступление в восточном и северо-восточном направлениях. Под их ударами англо-голландская армия (герцог Йоркский) отступила в Голландию, а австрийская (принц Кобургский) — к Маастрихту.

В связи с изменившейся обстановкой и переходом инициативы к французам Пишегрю получил приказ овладеть Голландией. Наступление Северной армии продолжало развиваться успешно. Ряд фламандских крепостей, в том числе Нимвеген (Неймеген), после короткого сопротивления капитулировал. Голландия вступила в тайные переговоры с французами и отделила свои войска от англичан. Все это, а также неожиданно ударившие сильные морозы, сковавшие льдом многочисленные реки и каналы, еще более способствовали быстрому покорению Голландии. 10 января 1795 года войска Пишегрю перешли реку Ваал. Остатки английских и голландских войск (23 тыс. человек; генерал Л. Вальмоден) повсюду отступали. Штатгальтер (правитель) Голландии оставил свою страну и бежал в Англию. Брошенная на произвол судьбы голландская армия капитулировала. Французская кавалерия захватила голландский флот, оказавшийся запертым в скованных льдом гаванях. Голландия была завоевана. Конвент объявил Пишегрю «спасителем Отечества». Прибывшему в Париж победителю был устроен торжественный прием. Молодой полководец победоносной революционной армии находился в зените своей славы.

Государственный переворот 9 термидора (27—28 июля 1794 года) положил конец якобинской диктатуре. Друзья и покровители Пишегрю — вожди якобинцев во главе с Робеспьером — были свергнуты и погибли на гильотине. Над Пишегрю летом 1794 года сгустились тучи, его репутация ортодоксального якобинца и человека, близкого к верхушке правящей партии, только что отстраненной от власти, была хорошо известна. В этот период он подвергался большой опасности. Но боевые заслуги и покорность новым властям сохранили ему жизнь и свободу. Однако от командования Северной армией после завершения Голландского похода Пишегрю все же был отстранен.

Отозванный в Париж, он вскоре получил назначение на должность командующего Национальной гвардией. Находясь на этом посту, Пишегрю подавил Жерминальское восстание (1—2 апреля 1795 года) санкюлотов (городская беднота) в Париже. Тем самым он делом доказал свою преданность новому режиму — пришедшим к власти термидорианцам, — и вскоре был назначен командующим Рейнско-Мозельской армией. Затем Пишегрю возглавил главное командование над тремя основными армиями Республики. Кроме его Рейнско-Мозельской, в эту группу армий входили Северная (генерал Ж. Моро) и Самбро-Мааская (генерал Ж. Журдан) армии. Всего под его командованием тогда находилось 250 тыс. человек, что свидетельствовало о полном доверии к нему правительства.

Слава Пишегрю к осени 1795 года достигла своего апогея. Впервые за годы революции в руках одного генерала сосредоточивалась такая огромная власть.

Но к этому времени у Пишегрю были уже другие планы. В августе 1795 года к нему явился агент Бурбонов некий Фош-Борель. Он имел поручение склонить молодого генерала к измене Республике и переходу на сторону роялистов. Понимая всю сложность своей миссии, роялистский эмиссар действовал очень осторожно, исподволь. Он знал — нет никаких гарантий, что его тут же не арестуют и немедленно не расстреляют как вражеского агента. Но, к удивлению посланца Бурбонов, он через некоторое время был принят генералом и выслушан довольно благосклонно. В результате Пишегрю согласился вступить в тайную связь с принцем Л. Конде (командир корпуса французских эмигрантов, сражавшихся против Французской республики на стороне ее врагов) с целью снова возвести Бурбонов на французский трон. Следствием предательства Пишегрю явилось то, что почти всю вторую половину кампании 1795 года он практически бездействовал. Осада Люксембурга и Майнца велась вяло. В сентябре 1795 года по приказу из Парижа Пишегрю вынужден был перейти реку Майн, чтобы поддержать наступление Журдана, но действовал по-прежнему пассивно. В результате французы потерпели поражение под Гандшусгеймом (близ Дюссельдорфа) и были вынуждены начать отступление из Германии. Австрийцы деблокировали крепость Майнц и в свою очередь осадили Мангейм. Вскоре эта крепость сдалась. Кампания 1795 года в Германии была проиграна французами.

Странное поведение недавнего пылкого революционера и боевого генерала, придерживавшегося до сих пор только наступательной стратегии и всегда неудержимо рвавшегося вперед, вызвало серьезные подозрения в Париже. В начале 1796 года Пишегрю был смещен с должности. В командование Рейнско-Мозельской армией вступил генерал Ж. Моро. Пишегрю был предложена должность посла в Швеции, но он от нее отказался и удалился в свое эльзасское поместье, откуда еще активнее, чем прежде, продолжал сношения с Конде.

В мае 1797 года Пишегрю был избран членом Совета пятисот (нижняя палата французского парламента), а затем стал его председателем. Его избрание на этот пост обеспечило роялистское большинство нижней палаты. Это явилось открытым вызовом исполнительной власти — всем было хорошо известно, что отставной генерал не скрывал своего враждебного отношения к Директории.

Опираясь на своих сторонников в парламенте и Париже, Пишегрю приступил к подготовке государственного переворота с целью свержения Директории, ликвидации в стране республиканской формы правления и реставрации монархии. Его замысел основывался на том, что в столице тогда находилось большое количество хорошо вооруженных роялистов. Кроме того, немало сторонников реставрации Бурбонов имелось и среди офицеров парижского гарнизона, включая его начальника генерала Ж. Мену. К концу лета 1797 года Пишегрю чувствовал себя хозяином положения уже настолько, что мог позволить себе разговаривать с правительством языком угроз. «Ваш Люксембургский дворец — это не Бастилия. Стоит мне сесть на лошадь, — в запальчивости заявил он одному из членов Директории, — и через четверть часа все будет кончено!» Однако осуществить свой план Пишегрю не удалось. От командующего Итальянской армией генерала Наполеона Бонапарта в Париж поступили документы, захваченные у роялистского агента графа д’Антрега. В них содержались неопровержимые доказательства существования тайной связи между Пишегрю и Бурбонами. Этот компромат, изобличающий Пишегрю в государственной измене, явился для него убийственным. Все сомнения Директории относительно деятельности председателя Совета пятисот рассеялись, она решила действовать и нанесла удар первой. В результате событий 18 фрюктидора (4 сентября 1797 года) заговор роялистов был сорван, Пишегрю и многие из его сообщников арестованы, а затем без суда и следствия сосланы в Кайенну (Французская Гвиана).

В 1798 году Пишегрю с большим трудом удалось бежать из ссылки в соседнюю Нидерландскую Гвиану (Суринам) и оттуда уехать в Англию. Хорошо принятый английским правительством, он вскоре был отправлен с секретной миссией в Пруссию и Швейцарию. Однако все его усилия в пользу Бурбонов успеха не имели. Пишегрю возвратился в Англию и жил там до 1803 года. В начале 1804 года (по другим данным — в конце 1803 года) он тайно прибыл в Париж, чтобы вместе с Ж. Кадудалем (один из руководителей вандейцев) организовать заговор с целью убийства первого консула Французской республики генерала Наполеона Бонапарта. Уже 13 февраля 1804 года французской жандармерии стало известно о том, что Пишегрю находится в столице. За ним началась настоящая охота. Несмотря на то, что он менял явки каждый день, ускользнуть от жандармов ему не удалось. Его выдал один из «верных друзей» за вознаграждение в 100 тыс. экю.

27 февраля 1804 года Пишегрю бы арестован и заключен в тюрьму. Содержался в одиночной камере. К этому времени заговор был уже раскрыт и большинство его участников также были арестованы, в том числе и бывший боевой соратник Пишегрю знаменитый генерал Ж. Моро, хотя и не участвовавший в заговоре, но знавший о нем.

6 апреля 1804 года Пишегрю нашли мертвым в тюремной камере. Он покончил жизнь самоубийством, повесившись на своем черном шелковом галстуке. Было ему всего 43 года. Враги Наполеона сразу же распустили слух, что Пишегрю якобы был задушен по приказу первого консула. Эта версия долгое время имела хождение. К середине XIX века историки все же признали ее несостоятельность. Дело в том, что Наполеону тайное убийство Пишегрю было совершенно не нужно: имелось достаточно оснований, и притом абсолютно законных, чтобы приговорить его к смерти, если в этом была необходимость, в судебном порядке. Как личность, полностью себя скомпрометировавшая, Пишегрю никакой угрозы для Наполеона не представлял. Истина же, по всей вероятности, заключалась в том, что после ареста Пишегрю все время находился в крайне подавленном состоянии. Его, видимо, более всего угнетало то, что он так неблагоразумно распорядился свой судьбой. Некогда прославленный генерал, один из лучших полководцев Республики, скатился до того, что стал предателем своей родины, пособником врагов Франции, сообщником наемных убийц. Ослепленный боевой славой и снедаемый непомерным честолюбием, он вознамерился сыграть роль генерала Монка[62] и… потерпел полное фиаско. 25 июня 1804 года 13 наиболее активных участников роялистского заговора во главе с Кадудалем были казнены по приговору суда на Гревской площади Парижа.

* * *

В годы Великой французской революции Пишегрю проявил себя как пламенный революционер, представлявший левое, наиболее радикальное крыло республиканцев-якобинцев. Пылкий приверженец провозглашенного революцией лозунга «Свобода, Равенство, Братство», он заявил о себе как решительный и убежденный сторонник революционных преобразований общества, бескомпромиссный к врагам революции народный трибун. С первых же дней революции Пишегрю посвятил себя делу вооруженной защиты ее завоеваний. Отважный и мужественный офицер, один из лучших генералов революционной армии, он сделал в ее рядах блистательную военную карьеру, доблестно сражаясь в годы Революционных войн Французской республики на многих фронтах (на Севере и Северо-Востоке Франции, на Рейне, в Бельгии и Голландии). Проявил себя как способный военачальник, обладавший незаурядными военными дарованиями. Бывший сержант-артиллерист королевской армии, не имевший никакого военного образования, показал себя большим знатоком военного дела, способным самостоятельно решать крупные стратегические задачи. Как и многие другие генералы революционной армии, Пишегрю отличался выдающейся личной храбростью, которая вкупе с военными способностями и патриотизмом высоко ценилась в годы Революционных войн. Эти качества в сочетании с покровительством вождей якобинцев, с которыми Пишегрю был знаком лично и пользовался их полным доверием, позволили ему сделать стремительную военную карьеру в рядах революционной армии. Уже в первые дни революции бывший сержант Пишегрю (после возвращения во Францию из США он покинул королевскую армию) становится сразу капитаном Национальной гвардии. С началом войны (весна 1792 года) он уже подполковник и командир батальона Национальной гвардии, через полтора года — дивизионный генерал (высшее воинское звание в армии Французской республики), а еще через 2 месяца — командующий армией. Боевые успехи, репутация несгибаемого революционера и убежденного патриота снискали Пишегрю высокую популярность в войсках. К тому же он был большим мастером революционной фразы, хорошо умел вдохновлять и увлекать за собой солдатские массы. Венцом полководческой карьеры Пишегрю явился знаменитый Голландский поход 1794—1795 годов, за который он удостоился самых высших почестей Республики. Он был первым и последним полководцем революционной Франции, носившим почетное звание «Спасителя Отечества». После того как Пишегрю своей изменой скомпрометировал это звание, оно больше никому не присваивалось.

Характерными чертами Пишегрю как военачальника были твердость, активность и решительность, ведение боевых действий с полным напряжением всех имевшихся сил и возможностей, постоянная забота по поддержанию боеспособности войск, особенно их высокого морально-боевого духа умение пойти на разумный и обоснованный риск.

В 1795 году Пишегрю считался самым известным и знаменитым из полководцев революционной армии. Однако его моральные качества, как показал дальнейший ход событий, оказались далеко не той высокой пробы, какую он демонстрировал, и притом небезуспешно, в годы революционного подъема. Сразу же после контрреволюционного переворота 9 термидора от «революционности» Пишегрю не осталось и следа. Он незамедлительно отрекается от своих бывших друзей якобинцев и с готовностью переходит на службу к захватившим власть в стране термидорианцам. Более того, спасая режим новых правителей, Пишегрю беспощадно подавляет восстание парижских санкюлотов, в верности классовым интересам которых когда-то всенародно клялся. Но и на этом отступничество Пишегрю не ограничилось. Он окончательно предает идеалы революции, за которые до недавнего времени так доблестно сражался на полях сражений, вступив в сговор с ее врагами-роялистами. Конец Пишегрю был трагичен. Он закончил свой жизненный путь бесславно, запятнав свое некогда славное имя предательством.

Пишегрю был богато одаренным, но лишенным твердых нравственных принципов и убеждений человеком. Такие личности, как показывает огромный исторический опыт, в обычное время обречены на прозябание в безвестности, но во времена крупных социальных потрясений (восстания, революции, другие общественные катаклизмы) они в изобилии вырываются из народной гущи на поверхность. Цели, во имя которых свершаются данные события, для них не имеют значения. Они готовы подстроиться под любой лозунг, выдвинутый народными массами, если он способствует достижению их честолюбивых замыслов, дает возможность не упустить свой шанс в сложившейся ситуации, «поймать свою рыбку в мутной воде». Люди такого склада обычно отличаются политической беспринципностью, авантюрными наклонностями, ярко выраженной амбициозностью и неразборчивостью в средствах для достижения своих целей. Именно таким человеком и был, в сущности, Пишегрю. Увидев в начавшейся революции верный шанс реализовать свои амбиции, он становится рьяным революционером, служит верой и правдой делу революции, пока это соответствует его планам. Когда же обстановка резко изменяется и прежние идеалы перестают приносить дивиденды, он с легкостью циркового фокусника отмежевывается от них, так же как и от своих бывших друзей и покровителей, и столь же ревностно, как некогда якобинцам, начинает служить новому режиму, из революционера становится контрреволюционером.

Слабость и непопулярность Директории приводят Пишегрю к новой смене ориентиров. Он окончательно порывает со своим революционным прошлым и переходит на сторону врагов Франции, надеясь пожать новые лавры на ниве служения Бурбонам. Но дотоле благосклонная к нему судьба отворачивается от своего любимца, и он терпит полный крах. Довершает все его опрометчивый шаг, связанный с нелегальным возвращением во Францию и сумасбродной попыткой организовать заговор с целью покушения на главу государства. Видимо, Пишегрю всерьез считал, что убийство первого консула Французской республики автоматически приведет к смене режима в стране. Какая наивность! Истинная власть во Франции принадлежала крупной буржуазии, а Наполеон Бонапарт всего лишь выражал и защищал ее классовые интересы. Вместо Бонапарта сразу же был бы найден другой первый консул, но уж никак не Бурбоны. Правящий класс Французской республики хорошо понимал, что возвращение старого режима грозило ему потерей всего, что он приобрел за годы революции, а главное — политической и экономической власти. Но судьба снова сыграла с Пишегрю злую шутку, логическим концом которой стала его гибель в тюремном застенке.

Оглавление книги


Генерация: 0.246. Запросов К БД/Cache: 3 / 1