Глава 2. Проникновение штурмовых групп внутрь строений

Различаются два способа проникновения в здание либо в какой-нибудь иной объект (самолет, корабль) — скрытное проникновение и динамичная атака. При скрытном проникновении штурмовая группа старается незаметно пробраться в объект и приблизиться к террористам на сколько это возможно. Затем следует решающий бросок.

В случае динамичной атаки проникновение на объект происходит в результате стремительного силового преодоления дверей, баррикад и других препятствий. Главная цель при этом — ошеломить и подавить противника до того, как он сможет оказать организованное сопротивление.

Независимо от способа проникновения, прежде всего, предстоит решить, каким путем штурмовые группы смогут попасть в здание: через двери, окна, через чердачные помещения. Возможны варианты проникновения через туннели подземных коммуникаций и вентиляционные каналы.

Планируя операцию, желательно предусмотреть, по крайней мере, две точки входа. В здании прямоугольной формы предпочтительно осуществить проникновение с его торца, для того чтобы проводить зачистку только в одном направлении.

Окна являются одной из наиболее заманчивых возможностей проникновения в здание, однако необходимо помнить, что на их преодоление требуется больше времени, чем для входа через двери. Это касается даже окон первого этажа, не говоря уже об окнах последующих этажей большого здания. Каждая дополнительная секунда — это повышенная опасность для штурмующих. Поэтому спецназовцы разных стран много времени уделяют преодолению окон на своих тренировочных базах. Мы уже говорили о том, что бойцы австрийской «Кобры» впечатляют своим умением проникать в здание через окна. Выстраивая живые пирамиды, они могут взобраться на второй, третий и даже на четвертый этаж!

Для этой же цели французские спецназовцы из GIGN практикуют спуск по веревкам с крыши. Мало того, для стремительного прорыва в здание через окна, иногда они поднимаются по стене здания методом свободного лазания, а затем по веревкам летят к нужным окнам.

В Европе окна часто закрывают решетчатыми ставнями, но бойцы GIGN успешно с ними справляются. Оттолкнувшись от стены, они пробивают оконные решетки и стекла ногами и влетают во внутренние помещения, с ходу поражая находящиеся там цели.

Удобным местом для скрытного проникновения в здание являются крыши. Бойцы спецназа добираются до крыши захваченного объекта разными путями: при помощи приставных лестниц, вертолета, с крыш соседних домов. Во многих подразделениях АТ считается предпочтительным выполнять зачистку здания сверху вниз. Во-первых, спускаясь по этажам вниз, легче держать под контролем лестничные шахты и пролеты. Во-вторых, у террористов не возникает острого ощущения, что их загоняют в угол, как это бывает при зачистке снизу вверх. Отступая под натиском штурмующих групп, преступники имеют возможность сдаться бойцам спецназа и полицейским, которые блокируют здание.

При любом способе проникновения бойцы спецназа должны быть готовы к тому, что на их пути окажутся мины-ловушки, «растяжки» и другие «сюрпризы». Перечислим некоторые из них:

• самострелы — обычно дробовики с закрепленной на спуске проволочной растяжкой;

• фальшивые двери, за которыми штурмующих ожидает провал глубиной в несколько этажей;

• протянутая на уровне глаз леска с привязанными рыболовными крючками;

• подвешенные над дверями грузы.

Вполне вероятно, что на пути штурмовых групп окажутся внутренние укрепления. В ожидании штурма, террористы могут загромождать проходы мебелью, тем или иным способом блокировать двери.

При обоих способах штурма здания , возможно применение спецсредств. Одним из них является слезоточивый газ. Наиболее известные газы — это CN и CS. CN уже довольно долгое время используется полицией разных стран. У этого вещества в малой концентрации запах яблоневого цвета. Газ интенсивно воздействует на слезные железы. Уже через 1—3 секунды он вызывает обильное слезотечение, лишающее возможности видеть, кашель, кожный зуд или жжение.

В настоящее время многие спецподразделения и полицейские формирования переходят на газ CS. Он оказывает очень быстрое действие на дыхательную систему и слезные железы: через 3—7 секунд пораженный вынужден закрыть глаза, кроме слезотечения у него начинается сильный насморк, появляется ощущение жжения в легких и примерно через 10 минут — жжение кожи.

Переход на газ CS объясняется следующей причиной. Исследования, которые выясняли критические концентрации газа, показали, что потенциально смертельная концентрация CN превышает эффективную в 175 раз, в то время как для газа CN этот показатель равен 1250! Впечатляющие цифры, свидетельствующие о том, что забота о здоровье, как заложников, так и правонарушителей стоит не на последнем месте. Известно, что в распоряжении спецподразделений имеются формулы, позволяющие рассчитывать необходимую концентрацию газа в зависимости от объема помещения. В связи со всем сказанным интересно было бы узнать, чему равнялось отношение эффективной концентрации к смертельной для усыпляющего газа, который применялся в театральном центре на Дубровке.

Вот что пишет об этом в своей книге А. Зауха.

«Состав газа, использованного в Москве, несмотря на гриф секретности, все-таки удалось узнать. К сожалению, только в общих чертах. Как это вышло? Двое заложников, граждане Германии, сразу же после освобождения были перевезены из Москвы в Мюнхен, где в университетской клинике их тщательно обследовали. Немецкие врачи и токсикологи успели обнаружить в организмах своих пациентов следы двух препаратов. Один из них был без труда идентифицирован как галотан (в русском варианте фторотан). Вторая субстанция была только приблизительно определена как фентанил.

Пользуясь информацией немецких врачей, профессор Федоров сконструировал приблизительную модель вещества, которое было использовано для усыпления людей, находившихся в театре на Дубровке: “Использованный газ был смесью двух или трех препаратов — считает Федоров. — Обнаруженный немцами фторотан, или как его называют на западе, галотан, действует быстро, человек засыпает в течение трех-пяти минут, но так же быстро просыпается. Облако газа развеивается, и через пару минут человек приходит в себя. Поэтому понадобилось еще одно средство.

Производные фентанила, действующие как наркотик, с точки зрения влияния на организм родственны героину. Они действуют не сразу, зато потом пару часов человек остается сонным. Эти два средства — фторотан и производные фентанила — при смешивании могут вызвать эффект, нужный руководителям операции...

Использованное средство не опасно для жизни только тогда, когда разница между смертельной дозой и рабочей концентрацией достаточно велика. Если мы с этой точки зрения рассмотрим состав «московского газа», что же окажется? Первая составляющая, фентанил, не опасна — его смертельный коэффициент высок. Естественно, безопасна для здорового человека. Но фентанил смертелен, если его применить людям с больными легкими, поскольку он максимально замедляет ритм дыхания, так же как наркоз на операционном столе. Легочный больной может быть уверен, что окажется на том свете. Вторая составляющая, фторотан, значительно более опасна — его коэффициент едва достигает 3. Тот, кто сидел непосредственно под вентиляционной трубой, и кого накрыло газовое облако, мог получить смертельную дозу. Люди, готовившие эту операцию, должны были помнить об этих коэффициентах”.

По мнению профессора Федорова, в театре сразу же после штурма должны были появиться анестезиологи, которые умеют выводить людей из состояния наркоза, потому что именно в таком состоянии оказались заложники. А если власти так хотели сохранить секрет газа, могли прислать военных врачей с противоядием. А тем временем в театре оказались бригады обычных карет скорой помощи, которым говорили, что они должны быть готовы к ранениям, а не последствиям газовой атаки.

“Не было бы таких проблем, если бы сразу использовали нужное противоядие, — говорит Федоров. — Если есть яд, всегда есть и противоядие — это железный принцип в военной химии”».

Однако вернемся к использованию обычных полицейских газов. Хотя слезоточивый газ доказал свою эффективность, как средство способное лишить преступников возможности сопротивления, следует помнить, что действие химических веществ может зависеть от многих факторов. Некоторые люди проявляют высокую сопротивляемость к полицейским газам, особенно под действием наркотиков или алкоголя. Следует иметь в виду, что террористы могут применить меры защиты от газов: у них могут оказаться противогазы, они элементарно могут лечь на пол, обезопасив себя от газов в течении первых десятков секунд. Именно из-за того, что у террористов, захвативших японское посольство в столице Перу, были противогазы, не удалась попытка полицейского штурма в первые часы после захвата заложников.

Бойцам АТ-подразделений нельзя забывать о том, что некоторые из их товарищей были убиты при попытке проникнуть в здание, казалось бы, надежно обработанное спецсредствами.

Надо специально готовиться к работе в противогазах, существенно ограничивающих поле зрения. Со всей тщательностью нужно отрабатывать ведение огня в противогазе, в заполненном газом помещении. Повышенную бдительность в случае применения спец-средств должны проявлять снайперы и участники оцепления, так как, спасаясь от газа, преступники могут решиться на отчаянный прорыв.

* * *

Попытки стремительного проникновения на объект большой массой штурмующих чреваты неразберихой с трагическими последствиями. Свои могут подстрелить своих, излишняя скученность приведет к дополнительным потерям от пуль противника. Малой группе легче и безопаснее проскочить через одно из многочисленных окон здания или через дверной проем. Малой группе легче и быстрее развернуться за этим проемом для последующей зачистки помещений. Например, при штурме многоэтажного здания следует запускать на каждый этаж одну-две штурмовые группы, то есть от 4-х до 10-и человек, не более.

Как в случае скрытного проникновения, так и динамичной атаки принципы организации штурмовой группы одни и те же. Штурмовая группа английского спецназа SAS обычно состоит из четырех бойцов. Во время штурма театра на Дубровке бойцы «Альфы» и «Вымпела» были разделены на звенья по три человека. Как мы уже писали, каждому звену выделялась определенная зона Дома культуры.

Численность штурмовой группы спецназа ФБР достигает пяти человек. У каждого бойца группы свои четкие функции:

Головной боец штурмовой группы ФБР обычно вооружен боевым дробовиком. Вторая рука у него остается свободной, поэтому боец перед проникновением в помещение может пользоваться зеркалом или миниатюрной видеокамерой на удлиненной штанге. Свободной рукой он может открыть дверь или бросить шоковую гранату. Головной боец выступает в роли первого стреляющего. Он открывает огонь по первой цели, встреченной внутри помещения.

Вторым идет зачищающий. Он вооружен пистолетом-пулеметом. Проникнув в помещение непосредственно за головным бойцом, зачищающий уничтожает другие цели, оказавшиеся внутри. Головной боец и зачищающий, отрабатывая методы проникновения, должны исключить возможность поражения друг друга. Обычно они, проникнув в помещение, расходятся под прямым углом и для ведения огня, делят помещение на два сектора.

Третий номер — это лидер группы, который тоже вооружен пистолетом-пулеметом. Он действует, как второй стреляющий, нейтрализуя любые цели, не уничтоженные двумя первыми бойцами. Занимаемая им позиция позволяет быстро принимать решения, в том числе менять тактику проникновения с учетом реально складывающейся ситуации. Лидер помогает также брать под контроль любые подозрительные личности, встреченные при штурме. Тем самым он дает возможность двигаться дальше двум первым номерам.

Четвертый боец выполняет функции второго зачищающего. Он часто вооружен дробовиком. В его обязанности входит выбивание дверей. Второй зачищающий также работает «полицейским», помогая разобраться с подозрительными людьми, которые встречаются на пути группы.

Во многих штурмовых группах есть еще пятый боец, который является прикрывающим. Он обеспечивает безопасность группы с тыла. Кроме того он оказывает своим товарищам другую необходимую помощь. Например, вместе со вторым зачищающим вышибает дверь с помощью тарана.

А. Потапов, автор книги «Приемы стрельбы из пистолета: Практика СМЕРШа», предлагает следующий вариант вооружения первого номера штурмующей группы:

«Впереди группы тактически целесообразно иметь сотрудника, владеющего твердыми навыками стрельбы из двух многозарядных пистолетов с удержанием их крест-накрест. Работая таким образом, авангардный боец может держать объект под контролем при подходе к нему группы с любой стороны.

Кроме того, работая из двух пистолетов с двух рук по нескольким направлениям, можно эффективно и без затруднения поражать внезапно появляющиеся цели на дистанции «квартирного боя» в упор, интуитивно и не целясь».

При любом способе проникновения необходимо соблюдать «нейтральное пространство» в 50—70 метров между объектом штурма и силами прикрытия. Оно нужно для того, чтобы снайперы могли вести прицельный огонь, для того, чтобы террористы не смогли скрыться, воспользовавшись скученностью и неразберихой. Кроме того, в «нейтральное пространство» бойцы спецназа будут откидывать ручные гранаты, брошенные противником.

Скрытное проникновение в здание Скрытное проникновение всегда предпочтительнее динамичной атаки, так как заведомо ведет к меньшим потерям среди заложников и бойцов штурмовых групп.

Скрытное проникновение в здание удается применить, прежде всего, в том случае, если объект велик, а группа террористов, засевшая в нем, сравнительно малочисленна и не может контролировать все здание. Именно так случилось в театре на Дубровке. Террористы, хотя их и было 40 человек, не смогли даже просто заглянуть во все помещения огромного здания. Фактически они ограничились охраной заложников и охраной подходов к зрительному залу.

В результате скрытного проникновения на объект штурмовая группа должна как можно ближе подобраться к террористам. Здесь могут быть два варианта: либо группе удастся подобраться к месту, которое выбрано, как рубеж атаки; либо в процессе движения штурмовая группа раскроет себя и будет вынуждена предпринять решительную атаку немедленно. Во многих случаях применяется такой вариант: пока первая штурмовая группа скрытно движется к рубежу атаки, вторая группа находится наготове, чтобы в любой момент поддержать своих товарищей огнем и применением специальных средств

Одним из самых известных примеров скрытного проникновения штурмующих групп в здание является штурм резиденции японского посла в перуанской столице.

Мы уже рассказывали о том, как в 1996 году террористы из «Революционного движения имени Тупак Амару» захватили во время дипломатического приема в Лиме более шестисот заложников. Террористы требовали взамен заложников выпустить из перуанских тюрем четыре сотни своих сообщников. Переговоры продолжались 126 дней. За это время преступники отпустили около 500 заложников, но практически ничего не получи ли взамен. Президент Перу Альберто Фухимори категорически отказывался выпустить из тюрем преступников. Уже спустя несколько дней после захвата резиденции посла он приказал начать подготовку к штурму.

За долгое время переговоров спецслужбам удалось наладить связь с одним из заложников, адмиралом Джамперти, которому был передан миниатюрный приемо-передатчик в виде креста. Благодаря «жучкам», которые расставили по всей резиденции посла Джамперти и его офицеры, на командном пункте знали о каждом движении террористов.

Для проведения операции было отобрано 140 офицеров и сержантов из подразделений спецназа и морской пехоты. Есть сведения, что в их подготовке принимали участие спецслужбы США, Великобритании и Израиля. Бойцы были распределены по трем подразделениям — штурмовое, поддержки и безопасности. В отдельную группу были выделены снайперы.

И самое главное — пока шли переговоры, пока разведка собирала данные, пока готовился спецназ — на десятиметровой глубине саперы рыли туннели к захваченному зданию.

Операция получила название Чавин-де-Уантар по имени древнего города, где во время археологических раскопок были обнаружены многочисленные туннели. Во главе операции стояли сам президент Фухимори и один из руководителей разведки Перу Владимиро Монтесинос.

К середине апреля все было готово. К этому времени в резиденции посла оставалось 74 заложника и 14 террористов. Преступники были вооружены автоматами и гранатометами. У всех были противогазы и бронежилеты. Командовал ими известный террорист Нестор Серпа Картолини.

Интересно, что президент Фухимори обеспечил даже дипломатическое прикрытие операции. Для того чтобы усыпить бдительность террористов, накануне штурма он поехал в Гавану, где договорился с Фиделем Кастро о том, что террористы после обмена заложников отправятся на Кубу! Но в действительности у президента были совсем другие планы.

Штурм решили назначить на послеобеденное время, когда террористы имели привычку играть в футбол в спортзале первого этажа, и охрану резиденции осуществляли всего два-три человека. Незадолго до штурма заложникам в очередной раз обменяли одежду, чтобы привести ношенную в порядок. Но на этот раз вся присланная одежда была светлых тонов в отличие от темной униформы террористов. За десять минут до штурма адмирал Джамперти получил последнюю инструкцию: пусть заложники держаться подальше от террористов. К этому времени штурмовые группы уже ждали сигнала у выходов из туннелей. Бойцы были вооружены автоматами Мини-Узи и новейшими пистолетами-пулеметами FN Р90 калибра 5,7 мм, пули которых могли пробить бронежилеты террористов.

22 апреля 1997 года в 15.23 прогремели три взрыва на первом этаже здания. Это были приведены в действие заранее подготовленные взрывные устройства. Начался штурм. Один из трех взрывов разнес пол в середине спортивного зала, где террористы играли в футбол. От него погибли двое «футболистов» и одна женщина-террористка, наблюдавшая за игрой. Через проломы от взрывов в здание ворвались 30 коммандос. Они бросились в погоню за уцелевшими террористами, которые по главной лестнице бежали на второй этаж, туда, где находилось их оружие, где содержались заложники. Еще 20 коммандос, выбравшись из туннеля во дворе, бросились к входной двери на помощь своим товарищам, уже оказавшимся внутри здания.

Еще одна штурмовая группа с переносными лестницами вышла к задней стороне здания и начала взбираться на второй этаж. Этой группой командовал подполковник Валерий Хуан Сендовал. Его бойцы должны были выбить мощную дверь на втором этаже, через которую затем можно было бы эвакуировать заложников. Еще одной группе надлежало взобраться на крышу и сделать там два отверстия для того, чтобы прикрывать огнем эвакуацию. Однако бойцы этой группы не смогли быстро пробить дыру в потолке туннеля и выбраться на поверхность. Подполковник Сендовал остался без прикрытия.

Главарь террористов Нестор Картолини был убит на главной лестнице, когда бежал из спортивного зала на второй этаж. Он получил автоматную очередь в спину. Ворвавшаяся на второй этаж, группа спецназовцев во главе с лейтенантом Раулем Хименесом Чавесом напоролась на мины-ловушки, установленные террористами. От взрыва одной из мин командир группы погиб. Погиб командир еще одной группы — подполковник Сендовал. Он прикрыл собой заложника, министра иностранных дел Перу, и пули террориста пробили его бронежилет. Через 16 минут все было кончено. Все 14 террористов были убиты. Двое коммандос погибли, 12 были ранены. От сердечного приступа во время штурма скончался один из заложников.

Спустя несколько лет против некоторых офицеров спецназа были возбуждены уголовные дела. Офицеры обвинялись во внесудебных казнях террористов, сдавшихся в плен. После эксгумации трупов было установлено, что некоторые из террористов были убиты выстрелом в затылок. Обвинение было предъявлено и президенту Фухимори, к тому времени уже потерявшему власть и нашедшему убежище в Японии. Утверждалось, что он лично приказал не оставлять террористов в живых.

Операцию, о которой мы рассказали, вряд ли можно назвать образцовой. Непонятно, зачем понадобилось так много бойцов штурмовых групп. Непонятно, почему была проявлена такая жестокость. Внезапная и стремительная атака ошеломила террористов. По свидетельству заложников, террористы, среди которых были женщины, начали сдаваться в плен, просили о пощаде. Тем не менее, все, что касается подготовки данной операции и самого проникновения в здание, несомненно, может служить материалом для изучения в спецподразделениях антитеррора.

* * *

Отметим еще несколько правил, которых должны придерживаться бойцы штурмовой группы при скрытном проникновении.

После скрытного проникновения в здание необходимо проявлять еще большую осторожность, чем при выдвижении к объекту штурма, чтобы ни звуком, ни шорохом не выдать свое присутствие. Все сигналы подаются только жестами. Опасайтесь собственной тени. Не вас, а вашу тень могут увидеть преступники в дверном проеме. Нужно следить за тем, чтобы случайно не включить лазерный целеуказатель или установленный на оружии фонарь.

Группа, проникшая на объект, передвигается осторожно и размеренно. В этом случае она имеет больше шансов выявить подготовленные преступником ловушки. Если при движении обнаружены мины-ловушки, нужно обозначить их для групп, идущих следом. Затем надо осторожно преодолеть препятствие, предоставив обезвреживание опасных находок специалистам по минно-взрывному делу.

Оптимальным является передвижение в том же порядке, в каком будет осуществляться завершающая атака.

Прежде чем войти в очередное помещение головной боец осматривает его с помощью миниатюрной видеокамеры на телескопической штанге или, на худой конец, зеркальцем на складном удлинителе.

Вполне вероятно, что при скрытном проникновении штурмовой группе придется иметь дело с запертыми дверями. Бойцы многих АТ-подразделений владеют соответствующими навыками и могут справиться с большинством запорных систем. Однако работа с отмычкой занимает довольно много времени. Быстрее, хотя и не без шума, замок поворотной ручки можно открыть с помощью газового ключа.

В некоторых офисных зданиях вскрывают не двери, а алюминиевую внешнюю обшивку, после чего убирают теплоизоляцию и плиту внутренней обшивки.

Если какая-то стена здания не просматривается преступниками (например, глухая стена без окон), можно предпринять попытку проникновения через крышу. При этом используются штурмовые лестницы, а если здание выше трех этажей, применяются пожарные автомобильные лестницы или подъемники. Мы уже говорили о высадке на крышу с вертолетов. Для скрытного проникновения через крышу вертолеты достаточно долго должны летать над зданием, чтобы террористы привыкли к их присутствию.

Прежде чем перейти к следующему разделу данной главы снова вспомним операцию по освобождению заложников в театре на Дубровке. Фактически там тоже произошло скрытное проникновение в здание с выходом на рубеж последнего броска. Но одновременно имели место элементы динамичной атаки. Например, некоторые группы прорывались через центральный и служебный входы.

Приведем выдержки из книги Анджея Заухи «Москва. Норд-Ост»:

«Спецподразделения начали занимать здание на Дубровке уже через несколько часов после его захвата чеченцами. Это было не сложно, так как большая часть здания была пустой, — как мы помним, террористы, проведя разведку, отошли в зрительный зал и не охраняли даже коридоры на первом этаже.

Поэтому в первую же ночь десантники заняли гей-клуб “Центральная станция”, расположенный далеко от зрительного зала, в подвалах театра с задней стороны зоны Б. Но это мало что давало. Клуб отделен был от театра металлической дверью и замурованным проходом.

Позднее, по официальной информации, спецназовцам удалось проникнуть в помещения, непосредственно примыкающие к зрительному залу, пробить стену и установить в отверстии видеокамеры и микрофоны, благодаря которым они могли контролировать действия террористов. Трудно сказать, правда ли это.

Вот что рассказал телекомпании РТР один из офицеров штурмовой группы, которая вошла в здание через коридор первого этажа: “Мы входили в здание очень тихо, чтобы никто нас не заметил, потому что приказа о штурме еще не было. Обнаружение наших действий активизировало бы террористов, а мы не могли этого допустить.

Мы проникли в помещение рядом с туалетами. Обнаружили террориста, которого ликвидировали выстрелом из пистолета с глушителем. Тут мы заняли позицию, это был наш рубеж перед штурмом”.

...Около пяти утра все участники штурма находились на исходных позициях: в подвалах, за театром у служебного входа и в строении зоны Б, на втором этаже, там, где начинался коридор, за огромным плакатом ведущий непосредственно к зрительному залу, в фойе второго этажа. Еще одна группа укрывалась в темноте под стеной Дома культуры со стороны улицы Мельникова — она должна была атаковать через главный вход.

После штурма газеты писали, что спецназовцы взрывами проделали проходы в стенах, чтобы без задержек прорваться внутрь. Это не правда, слух о подрыве стен появился из-за того, что в здании действительно были слышны громкие взрывы, но из собранных мною информаций следует, что это взрывались гранаты, главным образом светошумовые, которые использовала “Альфа”.

Инженер Александр Кастальский, который ремонтировал здание Дома Культуры после теракта, утверждает, что в стенах не было никаких проломов от взрывов. Впрочем, в этом вообще не было необходимости. В здании было достаточно много, причем никем не охраняемых, проходов, чтобы можно было без особых проблем проникнуть в театр».

Проникновение в здание в результате динамичной атаки

Динамичная атака — это стремительное проникновение на объект, ставящее своей целью ошеломить и подавить противника до того, как он сможет оказать организованное сопротивление. Скорость — ключевой фактор такой атаки. Используется взрывчатка для вы-шибания дверей и пролома стен, применяются тараны, монтировки, специальные патроны дробовиков, позволяющие отстреливать замки и дверные петли, любые иные приспособления, помогающие обеспечить динамику движения вперед.

Динамичная атака применяется, прежде всего, в критических ситуациях, а именно: в случае непосредственной угрозы жизни и здоровью заложников, в случае угрозы для жизни работников правоохранительных органов, в случае угрожающей ситуации при захвате особо опасных объектов.

Ситуация может складываться по самому худшему варианту, поэтому, едва прибыв на место происшествия, группа захвата уже должна быть готова приступить к штурму. Первоначальный план действий очень прост и основан на минимуме информации об объекте, террористах и заложниках. Как правило, команда на штурм дается, если предполагается, что в случае промедления все или многие заложники будут убиты или серьезно пострадают.

С течением времени, когда уже пошел переговорный процесс, после получения разведывательных данных, план становится все более осмысленным, но в случае резкого ухудшения обстановки группа в любой момент должна быть готова начать штурм. И скорее всего, в этом случае проникновение на объект произойдет в результате динамичной атаки.

Отметим, что штурм объекта в случае резкого ухудшения обстановки часто ведет к большим потерям среди штурмующих. Наибольшие потери подразделение «Альфа» понесло в Беслане. После взрывов, прогремевших в спортзале, бойцы подразделения бросились спасать детей. А план штурма (очень неплохой по свидетельству некоторых источников) таки остался нереализованным.

Динамичная атака может быть предпринята также после длительной подготовки, в том случае если скрытое проникновение окажется невозможным.

Одним из примеров такой хорошо подготовленной атаки может стать штурм иранского посольства в Лондоне подразделением SAS. Мы уже не раз упоминали эту операцию, но теперь пришло время рассказать о ней подробно.

Операция «Нимрод»

30 апреля 1980 года террористы захватили иранское посольство в Лондоне. Заложниками оказались 26 человек, в том числе британский полицейский и два журналиста ВВС. Первоначально захватчики требовали от правительства Ирана провозглашения арабской автономии в провинции Хузестан. В дальнейшем они снизили планку и требовали освобождения из иранских тюрем 96 своих товарищей.

Начались переговоры при посредничестве иорданского посла. Одновременно начали подготовку к штурму бойцы SAS. В это время на дежурстве на базе в Хирефорде как раз находилось подразделение для борьбы с террористами (Крыло антиреволюционных действий, CRW).

В результате переговоров было освобождено пять заложников, но большего добиться не удалось. На шестой день арабы убили иранского атташе Лавасани и выбросили его труп на улицу. Немедленно после этого премьер-министр Тэтчер и ее кабинет приняли решение о штурме посольства и силовом освобождении заложников.

Комиссар лондонской полиции Дэвид Макни получил письмо, подписанное Маргарет Тэтчер, о начале военной операции. Комиссар немедленно передал контроль над ситуацией вокруг посольства британской армии. И вот тогда антитеррористическое подразделение SAS было вызвано к месту событий. Операция «Нимрод» началась.

Чтобы скрыть подготовку штурму здания, самолеты осуществляли взлет и посадку в близлежащем аэропорту Хитроу по более пологой глиссаде. Поэтому они довольно низко пролетали над зданием посольства. Кроме того, компания «Бритиш Газ» начала бурение на близлежащих улицах. При планировании операции были тщательно изучены планы здания, опрошены освобожденные заложники и обслуживающий персонал посольства. В результате от одного из человека из персонала была получена важная информация о том, что на первых двух этажах здания установлены пуленепробиваемые стекла очень высокого класса прочности. Стало ясно, что для проникновения через окна этих этажей придется использовать взрывные устройства, а не кувалды.

Первоначально рассматривался вариант проникновения в здание в ночное время через световой люк на крыше. Затем спящие террористы были бы расстреляны из оружия с глушителями. Однако в последствие этот вариант был отвергнут.

Соседнее здание № 14 имело общую стену с посольством. Через эту стену в посольство были введены зонды с использованием волоконной оптики и установлены микрофоны. Благодаря этому, перед началом атаки штурмовые группы прекрасно знали, где находятся террористы и заложники.

Операцию осуществляли с разных сторон пять штурмовых групп по четыре человека в каждой:

одна группа должна была проникнуть в здание сзади через балкон второго этажа соседнего дома № 14; вторая группа — через панорамный световой люк на третьем этаже в задней части здания, спустившись на веревках с крыши; третья группа — через балкон третьего этажа задней чести здания, тоже спустившись на веревках; четвертая и пятая группы — с фасада здания через балкон второго этажа.

Бойцы SAS были вооружены пистолетами-пулеметами Heckler-Koch МР-5,9- мм пистолетами Browning Hi-Power и шумовыми гранатами.

Заложники находились во внутренней комнате третьего этажа посольства. Перед штурмом лидер террористов «Селим» был вызван к телефону на втором этаже, якобы для переговоров. Вместе с ним был один из заложников, охранник посольства констебль Тревор Локк, который оказывал большую помощь в переговорах террористов с властями. Констебль умудрился спрятать свой пистолет от захватчиков и ждал момента, когда сможет им воспользоваться.

Штурм начался 5 мая в 19.23. Сигналом послужил взрыв заряда над панорамным световым люком третьего этажа. Посыпались осколки стекла. Одновременно в здании было отключено электричество. Две штурмовые группы стали спускаться по веревкам на третий этаж. Один из бойцов запутался в веревках и завис над балконом. Нельзя было применять заряды взрывчатки. Поэтому эта группа разбила окно и, бросив шумовые гранаты внутрь, проникла в здание.

Другой мощный взрыв раздался на втором этаже фасада здания. Через разбитое окно штурмовая группа ворвалась в библиотеку. Здесь они обнаружили журналиста ВВС Сима Харриса, который немедленно был переправлен на балкон. Проследовав в коридор, бойцы застрелили террориста, который пытался спастись бегством в боковую комнату.

Услышав взрывы и поняв, что начался штурм, констебль Локк бросился на лидера террористов. «Селим» потерял равновесие, его автомат оказался на полу. В завязавшейся борьбе констебль пытался вытащить спрятанный пистолет. Мгновение спустя, в комнату ворвались бойцы SAS. «Катись от него!» — прозвучала команда. Локк оттолкнул «Селима» — и в тот же момент лидер банды был расстрелян из автоматов.

Взрывы зарядов, разбивших стекла, взрывы шумовых гранат, автоматные очереди привели к панике и неразберихе в комнате, где находились заложники. Двое террористов открыли стрельбу. Один мужчина погиб, двое были ранены. Затем, по свидетельству заложников, террористы выбросили оружие в окно, намереваясь сдаться. В комнату ворвались бойцы штурмовой группы и потребовали указать, кто здесь террористы. Затем двое преступников, бросивших оружие, были расстреляны.

Бойцы SAS начали выводить заложников из здания. И тут на лестнице они увидели человека с гранатой в руке. В него нельзя было стрелять из-за опасности повредить окружавшим его людям. Один из бойцов ударил человека с гранатой прикладом, тот упал и немедленно был расстрелян.

Когда спасенных людей вывели из здания, на всех надели наручники и положили лицом вниз. Сразу обнаружилось, что их количество больше, чем было заложников. Журналист Сим Харрис указал на одного из лежащих. Это был последний из террористов Фоузи Неджад. Один из бойцов SAS повел Неджада назад в здание. Спасенные полагали, что боец хотел расстрелять террориста. Однако его остановили товарищи с более холодными головами — рядом были телекамеры.

Вся операция продолжалась 11 минут.

* * *

В завершение скажем, что констебль Тревор Локк был награжден медалью Георгия за его мужество во время осады и штурма посольства. По отношению к бойцам SAS возникли подозрения, что они расстреляли двух террористов, уже сдавшихся в плен. Однако во время последовавших разбирательств бойцам удалось оправдаться. Оставшийся в живых террорист Фоузи Неджад был осужден на пожизненное заключение. В 2008 году его все-таки выпустили на свободу. Он остался в Англии, так как существовала опасность, что в Иране он подвергнется пыткам, а это противоречило бы международным обязательствам Великобритании.

И последнее: чтобы избежать в дальнейшем таких случаев, какой произошел с бойцом, запутавшимся в веревках, SAS получила на вооружение специальные ножи «Aircrew Emergency Knife» (АЕК), которые позволяют легко разрезать веревки или стропы одной рукой.

Впервые операция специальных служб получила такую огласку. Кульминация драмы разворачивалась на глазах миллионов: с места событий велась прямая телевизионная трансляция. 5 мая, в понедельник, когда в стране был выходной, миллионы телезрителей, прильнув к экранам, наблюдали, как бойцы британского спецназа, известного под названием SAS (Special Air Services), проводили операцию по освобождению заложников.

По поводу проведения операции «Нимрод» было сказано множество хвалебных слов, прежде всего, журналистами, бойцы SAS стали чуть ли не национальными героями. Однако все же заметим, что при штурме иранского посольства, как и в любой успешной операции спецназа, SAS сопутствовала удача. Двое террористов, которые охраняли заложников, вполне могли бы перестрелять всех находившихся в комнате. И потом не всегда штурмовую группу ждет храбрый констебль, готовый нейтрализовать главного преступника.

* * *

Что касается той части штурма, которая рассматривается в данной главе, то динамичная атака, предпринятая бойцами SAS, может служить неплохим примером. Выделим основные принципы проведения такой атаки.

Штурмовать здание следует через максимальное количество входов, стараясь при этом исключить попадание штурмовых групп под перекрестный огонь. Вспомним, что каждая из штурмовых групп проникала в посольство через свой вход и имела свою задачу по зачистке помещений.

Проникать в помещение стараться там, где противник меньше всего ожидает увидеть нападающих. Атака посольства производилась не через входы на первом этаже, а сверху, через окна. Шесть террористов, разумеется, не могли контролировать десятка окон большого здания, и в любом из них мог вдруг появиться боец с автоматом.

Действовать нужно внезапно, быстро и решительно.

Применять устройства отвлекающего и шокового действия. Именно быстрые и решительные действия в сочетании с применением шумовых гранат ввергли террористов в панику. Именно такие действия дали шанс заложникам.

Способы проникновения в здание, которые используют спецподразделения разных стран, могут различаться, но основные принципы остаются неизменными. Например, вот как выглядит проникновение в здание через окно первого этажа, которое предлагает АЛ. Потапов. Сразу оговоримся, что такие действия возможны только в том случае, если в первой комнате нет заложников.

Приближаться к объекту штурма следует скрытно, по возможности имея объект с левой от себя стороны. Подход к объекту обеспечивает огонь группы прикрытия. Прикрывающий огонь может вестись не только снайперами, но и автоматчиками. При подходе штурмовой группы слева от объекта, автоматные очереди будут «уходить» вправо — вверх от стрелка, то есть в безопасную сторону от штурмующей группы.

За проемом, через который будет осуществляться проникновение, основная опасность для штурмующих будет находиться с правой стороны. Противник, стреляющий с правого плеча или с правой руки, инстинктивно будет занимать позицию в левом для себя нижнем углу оконного проема, чтобы подоконник и часть стены образовывали для него укрытие. Если же противник, стреляющий с правого плеча, займет позицию с другой стороны проема, то ему будет неудобно стрелять из-за укрытия с разворотом вправо.

Перед проникновением первого бойца штурмовой группы выбранное окно обрабатывается прикрывающим огнем двух или трех стрелков одиночными выстрелами, крест-накрест по левому и правому нижним углам. Одиночные выстрелы применяются для того, чтобы избежать ненужных рикошетов от наружных стен. В то же время рикошеты от внутренних стен комнаты превращают укрытие в ад. Задача такого огневого подавления — не дать противнику «поднять голову».

Задача штурмовой группы — скрытно подойти «под окно». По сигналу поддерживающий огонь прекращается и без разрыва во времени первый боец, не поднимаясь, подняв только автомат над подоконником, обрабатывает огнем помещение. С началом этого огня авангардный боец с двумя пистолетами прорывается в оконный проем по спинам товарищей. Едва авангардный боец наступит на подоконник, автоматчик распрямляется и ведет прицельный огонь вглубь помещения. Авангардный боец с пистолетами крест-накрест ведет огонь по целям за углами справа, слева и особенно — под подоконником.

Спрыгнув с подоконника, авангардный боец уходит влево, вперед и одновременно ведет огонь по входу в помещение изнутри здания. По тому же входу ведет огонь автоматчик. Все это дает возможность оставшейся части штурмовой группы быстро проникнуть в помещение с уходом влево, чтобы не мешать стрельбе автоматчика.

В дальнейшем один из бойцов удерживает позицию возле двери, ведущей вглубь здания, в то время как авангардный боец уходит в сторону и перезаряжает оружие. Прикрывающий автоматчик, тоже перезаряжает свой автомат и последним проникает в помещение.

Все описанное отрабатывается на тренировках до уровня дежурного автоматизма. Удачный прорыв в здание определяет дальнейшее течение всей операции, и его трудно переоценить.

* * *

Отметим некоторые приспособления, которые применяются при динамичной атаке. Бойцы SAS прокладывали себе путь в здание с помощью взрывов, крушивших пуленепробиваемые стекла посольства. Мы уже говорили об использовании дробовиков. Могут также применяться ручные тараны. Следует помнить, для того, чтобы воспользоваться фактором внезапности, дверь нужно выбить с первого удара. В связи с этим бойцы, которым предстоит действовать тараном, должны специально практиковаться. Используются также бронеавтомобили с навешенным тараном, для взлома особо укрепленных дверей. Эти же машины могут использоваться как прикрытие при движении по открытой местности, для эвакуации раненых и освобожденных заложников.

Еще одним из приспособлений, которые используют группы захвата, являются броневые щиты. Головной боец штурмовой группы несет щит, что обеспечивает дополнительную защиту членов группы на начальном этапе проникновения. Броневой щит с уровнем защиты IV выдерживает попадание пули калибра 30-06, что дает штурмовой группе значительное преимущество. Умение эффективно использовать амбразуру бронещита приобретается с практикой, еще больших навыков требует умение вести одновременный огонь. Броневые щиты являются неоценимым средством защиты в случае, когда надо эвакуировать раненого.

Приведем еще несколько рекомендаций Потапова.

Иногда предоставляется возможность проникнуть в здание через дверной проем, если он не контролируется противником. В таком случае штурмовая группа заученно и быстро выстраивается в затылок друг другу. Первым становится боец с двумя пистолетами, за ним — автоматчики. Старший группы находится сзади. Бойцы кладут руку на плечо один другому. Сигнал атаки подает старший, похлопывая по плечу впереди стоящего бойца. Тот передает сигнал дальше, и как только этот сигнал получает авангардный боец с пистолетами, он немедленно начинает движение.

Синхронно делая широкие шаги, бойцы группы резко и быстро проникают на объект, не оставляя противнику времени на пристрелку и не давая бросить гранаты. Потапов замечает:

«Будет лучше, если авангардный боец окажется меньшего роста и будет продвигаться в нижнем уровне — это позволит идущему сзади стрелять через голову своего и увеличит плотность огня. Сотрудники могут быть в бронежилетах, прикрываясь с одной стороны стеной, а с другой — бронещитами или каким-либо подручным укрытием (на памяти автора штурмующая группа уголовного розыска, передвигаясь на получетвереньках, удачно укрывалась от осколков гранаты РГД снятой с петель дверью)».

При проникновении в подвал или неосвещенное помещение бойцы группы захватывают друг друга за пояс. Если кто-то поскользнется или оступится на выбитой лестничной ступеньке, он обопрется на товарища, идущего впереди, а его самого удержат сзади.

* * *

В заключение приведем еще один пример проникновения в здание в результате динамичного штурма — проникновение в квартиру жилого дома.

Саратов, август 1989 года. Четверо преступников, бежавших из тюрьмы, захватили квартиру в доме № 20 по улице Жуковского и взяли в заложники супругов Просвириных и их двухлетнюю дочку. Преступники выдвинули следующие требования: предоставить самолет для вылета за границу, дать водку, наркотики, крупную сумму денег. И грозили убить заложников. Предупреждали, что на случай штурма они привязали хозяйку квартиры с дочерью к дверям. Попытки убедить бандитов отказаться от преступных замыслов ничего не дали. Вот так складывалась обстановка в Саратове на момент прибытия группы «Альфа».

Переговоры, которые вели с преступниками начальник ГАИ Саратовского облисполкома и заместитель прокурора области, в очередной раз зашли в тупик. Преступники вели себя агрессивно, нагло угрожали. Чтобы показать серьезность своих намерений, стали истязать женщину-заложницу. На просьбу выдать ребенка снова потребовали водки, наркотиков, еще один автомат и бронежилет. То и дело в захваченной квартире распахивалось окно, террористы сажали на подоконник одного из заложников, кричали, что выбросят его с четвертого этажа. Штаб принял решение выдать водку и наркотики. Их подняли в осажденную квартиру по веревке.

Стало ясно, выход один — штурм квартиры. «Альфа» подготовилась к штурму. Провели рекогносцировку: прошли в квартиру этажом ниже той, что была захвачена преступниками, составили ее схему. Снайперы постоянно наблюдали с помощью приборов ночного видения за поведением преступников и их передвижениями. Вся информация передавалась в штаб.

В 3.10 группа захвата заняла исходные позиции. В 3.25 начальник группы отдал команду на штурм. Здесь следует подчеркнуть — магазины автоматов сотрудников «Альфы» были снаряжены холостыми патронами. Бойцы с помощью специального альпинистского снаряжения спустились с крыши и буквально влетели в окна захваченной квартиры, забросав преступников имитационными гранатами. Бандиты никак не ожидали, что штурмующие ворвутся через окна. Они ясно видели, что лестниц под окнами нет, никто к штурму не готовится. В те же секунды дверь вышибла тараном вторая группа и ворвалась в квартиру. Преступник, вооруженный пистолетом, успел сделать два выстрела. Обе пули попали в броневой щит.

Пользуясь фактором внезапности, группа захвата через несколько секунд обезвредила бандитов.

В последних строках отчета о действиях группы в Саратове начальник подразделения «А» написал фразу, которая не нуждается в комментариях, ибо она коротко и емко характеризует высокий профессионализм спец-подразделения АТ: «Пострадавших при проведении захвата не было».


Похожие книги из библиотеки

Итоги и уроки Великой Отечественной войны

Основная идея книги — закономерный характер победы Советского Союза над гитлеровской Германией и империалистической Японией в Великой Отечественной войне. В книге рассказано о подвигах воинов на фронтах, партизан и подпольщиков в тылу фашистских войск, тружеников советского тыла. Всесторонне раскрывается роль Коммунистической партии как организатора и вдохновителя всенародного отпора захватчикам. В сравнении с первым изданием (1970 г.) книга дополнена новыми главами, оценками и фактическим материалом в соответствии с последними достижениями советской науки. В ней подвергнуты критике выступления буржуазных фальсификаторов истории.

Космическая академия

В книге освещена малоизвестная для широкого круга читателей область космонавтики, связанная с отбором, обучением, психологической, летной и инженерной подготовкой космонавтов. Отражены практически все направления сложившейся за последние 23 лет системы подготовки космонавтов. Книга даст ясное представление о том, как воспитываются и формируются профессиональные специалисты высокого класса. Последовательно раскрыты этапы становления личности космонавта, начиная с отбора кандидатов в космонавты, прохождения ими общекосмической подготовки с привлечением различных технических средств.

Для широкого круга читателей.

Сверхмалые субмарины и человекоторпеды. Часть 1

Данная работа содержит обширную информацию о малоизвестной до сих пор теме, связанной со строительством, применением и боевых действиях миниатюрных подводных лодок и управляемых торпед. Экипаж управляемых торпед обычно составлял один-два человека, а экипаж миниатюрных подводных лодок мог достигать четырех-пяти человек. Именно численностью экипажа мы руководствовались, отбирая материал для нашей книги. Чтобы дать читателю как можно более четкое представление об описываемой технике, мы включили в наше издание подробные чертежи и силуэты упоминаемых образцов. Кроме того, издание снабжено многочисленными фотографиями техники.

История русского автомата

Предлагаемая вниманию читателей издание представляет собой одну из первых удачных попыток дать объективную картину развития в нашей стране такого вида индивидуального автоматического оружия, как автоматы. До настоящего времени большинство значимых фактов и событий, представляющих интерес для исторического анализа, были засекречены. Книга «История русского автомата» подготовлена на основе работы автора со значительным количеством отечественных и зарубежных источников, в том числе ранее недоступных документальных и архивных материалов Министерства обороны и Министерства оборонной промышленности. Поэтому она будет весьма полезна как объективное историческое исследование не только специалистам в области средств ближнего боя, но и широкому кругу читателей, интересующихся историей стрелкового оружия, его настоящим и будущим.

Прим. OCR: Издание интересно еще и тем, что в нем подробно описываются все модели стрелкового оружия представленного на конкурсы, достоинства и недостатки, порядок испытаний и снимают многие мифы накопившиеся в этой области.