362

Тяжёлый танк Т-35

Эксплуатация и боевое применение

Эксплуатация и боевое применение

Первые серийные машины Т-35 поступили в 5-й тяжёлый танковый полк Резерва Главного Командования (РГК) в Харькове. 12 декабря 1935 года этот полк был развёрнут в 5-ю отдельную тяжёлую танковую бригаду. Организационно она состояла из трёх линейных танковых батальонов, одного учебного, батальона боевого обеспечения и других подразделений. Приказом наркома обороны от 21 мая 1936 года бригаду выделили в Резерв Главного Командования. Она предназначалась для усиления стрелковых и танковых соединений при прорыве особо сильных и заблаговременно укреплённых позиций противника. В соответствии с этим назначением по специально разработанной АБТУ программе велось и обучение танкистов. Подготовка экипажей осуществлялась на специальных курсах, которыми руководили инженеры с ХПЗ.

Кроме того, в 1936 году в Рязани при 3-й тяжёлой танковой бригаде был создан учебный танковый батальон Т-35.

Эксплуатация и боевое применение

Колонна бронированных гигантов на Красной площади. 1 мая 1936 года.

Небезынтересно привести «расчёт боевого экипажа Т-35» по состоянию на 1936 год и обязанности его членов:

1) командир (старший лейтенант) — в башне № 1 (главная), справа от орудия, ведёт огонь из ДТ, заряжает при помощи радиста орудие, командует танком;

2) помощник командира (лейтенант) — в башне № 2 (передняя пушечная), ведёт огонь из 45-мм орудия, является заместителем командира, отвечает за состояние всего вооружения танка, вне боя руководит подготовкой артиллеристов и пулемётчиков;

3) техник танковый младший (воентехник 2-го ранга) — в отделении управления, управляет движением танка, отвечает за его техническое состояние, вне боя руководит подготовкой механиков-водителей и мотористов;

4) механик-водитель (старшина) — в башне № 3 (передняя пулемётная) у пулемёта, ведёт огонь, обеспечивает уход за мотором, является заместителем водителя танка, отвечает за состояние вооружения башни № 3;

5) командир артиллерийской башни № 1 (младший командир взвода) — размещается слева от орудия, ведёт огонь, отвечает за состояние вооружения башни;

6) командир башни № 2 (отделенный командир) — справа от орудия, выполняет функции заряжающего, в случае убытия помощника командира танка ведёт огонь из 45-мм пушки, отвечает за состояние вооружения башни № 2;

7) командир башни № 4, задняя пушечная (отделенный командир) — у 45-мм орудия, ведёт из него огонь, является заместителем командира башни № 1, отвечает за состояние вооружения башни № 4;

8) механик-водитель младший (отделенный командир) — в башне № 4, справа от орудия, выполняет функции заряжающего, обеспечивает уход за ходовой частью машины;

9) командир пулемётной башни (отделенный командир) — в башне № 5 (задняя пулемётная), ведёт огонь из пулемёта, отвечает за состояние вооружения башни № 5;

10) радиотелеграфист старший (отделенный командир) — в башне № 1, обслуживает радиостанцию, в бою помогает заряжать орудие;

11) механик-водитель старший (младший командир взвода) — находится вне танка, обеспечивает уход за трансмиссией и ходовой частью, является заместителем старшины — механика-водителя;

12) моторист (младший техник) — вне танка обеспечивает постоянный уход за мотором, его чистку и смазку.

Эксплуатация и боевое применение

Перед выходом на Красную площадь. 7 ноября 1936 года.

Эксплуатация машин первых выпусков (1933–1936 гг.) в войсках показала их весьма слабые тяговые характеристики. Так, по донесению командиров Т-35, «танк преодолевал подъём только в 17 град., не мог выйти из большой лужи». Военными отмечалась низкая надёжность его агрегатов, вызывала трудности и большая масса боевых машин. В этом отношении весьма характерным можно считать следующий документ, адресованный командному составу тяжёлой танковой бригады РГК.

«Предлагаю принять к неуклонному руководству следующие правила движения по мостам танков Т-35:

1) на однопролётных мостах — только один танк одновременно;

2) на многопролётных мостах может быть несколько танков, но не менее чем в 50 м друг от друга.

Движение по мосту во всех случаях должно производиться так, чтобы ось танка строго совпадала с осью моста. Скорость на мосту — не более 15 км/ч».

Эксплуатация и боевое применение

Учения 5-й тяжелой танковой бригады под Харьковом. 1936 год.

Помимо 5-й тяжелой танковой бригады танки Т-35 поступали в различные военные учебные заведения. Так, по данным на 1 января 1938 года, в РККА имелся 41 танк Т-35: 27 — в уже упомянутой танковой бригаде; 1 — на Казанских бронетанковых курсах усовершенствования технического состава (КБТКУТС); 2 — на НИБТПолигоне в Кубинке; 1 — в 3-й тяжёлой танковой бригаде в Рязани; 1 — при Военной академии моторизации и механизации (ВАММ) в Москве; 1 — в Орловской бронетанковой школе; 1 — на ЛБТКУКС (Т-35-1); 1 — в Ленинградской школе танковых техников; 1 — в Институте № 20 (с системой централизованной наводки) и 5 — на ХПЗ.

Уже к этому времени стала сомнительной боевая ценность этих машин. Единственное, где они себя проявили в полной мере, были военные парады. Начиная с 1933 года и вплоть до начала Великой Отечественной войны Т-35 участвовали во всех парадах в Москве и Киеве. Правда, число «участников» было невелико: например, 7 ноября 1940 года на парады вывели всего 20 машин (по 10 в Москве и Киеве).

До начала Великой Отечественной танки Т-35 не участвовали ни в каких боевых действиях. Упоминания в западных и некоторых отечественных изданиях об использовании этих машин в советско-финской войне 1939–1940 годов не соответствуют действительности.

31 марта 1939 года 5-я тяжёлая танковая бригада была передана в состав КВО и переброшена в г. Житомир. Вскоре она сменила номер и стала 14-й тяжёлой танковой бригадой.

Не прошло и полгода, как «служебная карьера» Т-35 чуть было не завершилась.

Эксплуатация и боевое применение

Танки 5-й бригады на учениях. На боевых машинах видна тактическая маркировка.

Эксплуатация и боевое применение

27 июня 1940 года в Москве состоялось совещание «О системе автобронетанкового вооружения Красной Армии», на котором рассматривался вопрос о перспективных типах танков и о снятии с вооружения старых образцов. В отношении Т-35 мнения разделились. Одни считали, что их нужно переделать в самоходно-артиллерийские установки большой мощности (типа СУ-14), другие предлагали передать их танковому полку ВАММ и использовать для парадов. Но в связи с начавшейся реорганизацией танковых войск Красной Армии и формированием механизированных корпусов Т-35 решили «оставить на вооружении до полного износа, изучив вопрос об их экранировке до 50–70 мм».

В результате почти все машины оказались в 67-м и 68-м танковых полках 34-й танковой дивизии 8-го механизированного корпуса Киевского Особого военного округа.

Эксплуатация и боевое применение

В целом же на 22 июня 1941 года танки Т-35 распределялись следующим образом: 8-й мехкорпус (КОВО) — 48 машин; ВАММ (МВО) — две машины; 2-е Саратовское танковое училище и КБТКУТС (ПриВО) — шесть машин; ХПЗ (ремонт) — пять машин.

Эксплуатация и боевое применение

Танк преодолевает бетонные надолбы.

Эксплуатация и боевое применение

Экипаж «тридцать пятого» получает задание. Манёвры 14-й тяжёлой танковой бригады. Киевский военный округ, 1939 год.

Боевая карьера Т-35 оказалась очень короткой. 21 июня 1941 года в 24.00 в полках 34-й танковой дивизии, дислоцированных в Грудеке-Ягеллонском юго-западнее Львова, объявили тревогу. Машины заправили и вывели на полигон, где началась загрузка боекомплекта. В ходе последующих боевых действий все Т-35 8-го мехкорпуса были потеряны. Читателю предоставляется уникальная возможность проследить судьбу каждого из них, вплоть до номера машины, даты и места гибели и характера боевого или технического повреждения. Сделать это позволяют сохранившиеся в архивах акты на списание боевых машин, из которых следует, что на 18 июля 1941 года танки Т-35 67-го танкового полка были потеряны при следующих обстоятельствах (цитируется дословно по документации 1941 года с сохранением орфографии):

№ 183-6 — 9.7. — г. Волочиск, сожжены бортовые тормоза;

№ 183-16 — 29.6. — 20 км от Львова, поломка КПП;

№ 744-65 — 9.7. — между Тарнополем и Волочиском, поломка КПП;

№ 234-35 — 30.6. — с. Иванковцы, опрокинулся в реку вверх гусеницами;

№ 238-69 — 30.6. — между Буск и Красне, авария КПП;

№ 288-43 — 26.6. — г. Грудек, сожжён главный фрикцион;

№ 200-5 — 8.7. — г. Злочув, поломка КПП;

№ 234-42 — 3.7. — г. Запытов, сожжён главный фрикцион;

№ 537-70 — 30.6. — между Ожидев и Олесно, поломка КПП;

№ 744-62 — 26.6. — г. Грудек, сожжён главный фрикцион, снаряды все расстреляны;

№ 744-67 — 2.7. — г. Жидин, лопнул коленчатый вал;

№ 744-66 — 9.7. — с. Бяожено, сожжён главный фрикцион;

№ 196-75 — 9.7. — Дзердзуне, сожжён главный фрикцион, отсутствуют аккумуляторы;

№ 197-1 — 25.6. — 20 км восточнее Грудека, сожжён главный фрикцион;

№ 744-64, № 196-95, № 330-75 — остались в г. Грудеке в состоянии негодности, так как находились в среднем ремонте.

Эксплуатация и боевое применение

На параде 7 ноября 1939 года: два танка образца 1939 года с коническими башнями — один с наклонной, другой с прямой подбашенными коробками — и Т-35 выпуска 1935 года с общим люком в главной башне, но с модернизированной системой выхлопа (глушитель убран внутрь корпуса).

А вот как сложилась боевая судьба у «тридцать пятых» из 68-го танкового полка:

№ 200-4, № 196-94, № 148-50 — 24.6. - оставлены при производстве среднего ремонта в Садова Вишня, вооружение и оптика сняты, при отходе взорваны;

№ 220-29, № 213-35 — застряли в болоте, оставлены при отходе;

№ 200-8 — 26.6. — поломан коленчатый вал, машина оставлена, вооружение и оптика сняты;

№ 220-27, № 537-80 — 24.6. — в районе Грудека-Ягеллонского поломана бортовая передача и КПП, машины оставлены, пулемёты и боеприпасы сняты и закопаны;

№ 988-17, № 183-16 — 29.6. — оставлены в районе Львова в ожидании капремонта, вооружение и оптика сняты;

№ 288-1 1 — 29.6. — упала с моста и сгорела вместе с экипажем в районе Львова;

№ 200-9, № 339-30, № 744-61 — 30.6 — поломка трансмиссии и бортовой передачи, оставлены при отходе, № 200-9 подбит противником и сгорел, оптика и вооружение сняты со всех трех машин;

№ 399-48 — 30.6. — район Бело-Каменки, подбит при отходе и сгорел;

№ 183-3 — 30.6. — район Бело-Каменки, авария двигателя, оставлен экипажем, вооружение и боекомплект сняты и закопаны;

№ 148-39 — 30.6. — район Верби, подбит и сгорел;

№ 482-5 — 29.6. — авария бортовой передачи, оставлен в с. Запить;

№ 288-74 — 1.7. — район Тарнополя, авария главной и бортовой передачи, подожжён экипажем при отходе;

№ 196-96 — 2.7. — авария бортовой передачи, оставлен в районе Тарнополя, вооружение не снято;

№ 148-22 — 1.7. — поломка КПП, оставлен в лесу не доезжая д. Сосово, пулемёты сняты, оптика зарыта;

№ 288-14 — 28.6. — без вести пропал вместе с экипажем у с. Запить;

№ 220-25 — 30.6. — с. Птичье, подбит во время атаки и сгорел;

№ 744-63 — 1.7. — заедание поршней двигателя, оставлен на пути из Злочува в Тарнополь, пулемёты сняты;

№ 988-15 — 1.7. — поломка КПП, оставлен в г. Злочув, вооружение, оптика и боеприпасы сданы на склад;

№ 715-61 — поломка КПП, оставлен в 15-км за Львовом, пулемёты сняты;

№ 988-16 — 30.6.— с. Птичье, подбит и сгорел во время атаки;

№ 715-62 — 29.6. — г. Львов, поломка привода вентилятора, оставлен экипажем, пулемёты сняты;

№ 339-68 — 30.6. — авария бортового фрикциона, подбит снарядом и сгорел под Бродами;

№ 200-0 — с. Птичье, сгорел в бою во время атаки.

Эксплуатация и боевое применение

Разбитая машина в районе Львова. Июнь 1941 года.

Эксплуатация и боевое применение

Танки, брошенные в районе Дубно. Июль 1941 года. На башне Т-35 видны две белые параллельные полосы — тактическое обозначение машин 34-й танковой дивизии 8-го механизированного корпуса. На переднем плане — Т-26.

Из этих актов следует, что большинство Т-35 обоих полков были потеряны по техническим причинам. Погибли в бою считанные танки. Четыре машины, находившиеся в ремонте на ХПЗ в июле — августе 1941 года, были в спешном порядке отремонтированы и переданы в войска.

В боях под Москвой в составе танкового полка ВАММ принимали участие два Т-35, правда, подробностей об этом боевом эпизоде пока обнаружить не удалось.

Был и ещё один «боевой» дебют Т-35. На этот раз в кино. Речь идёт о документальном фильме «Битва за Москву». Некоторые эпизоды картины снимались под Казанью, и в этих съёмках участвовали два Т-35 с КБТКУТС.

До наших дней сохранился один экземпляр тяжёлого танка Т-35. Он экспонируется в Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.

Похожие книги из библиотеки

Советский тяжёлый танк КВ-1, т. 2

В начале Великой Отечественной войны тяжелый танк КВ-1 являлся самой мощной и самой передовой по конструкции машиной в мире. Сильное вооружение и толстая броня помогали ему выходить победителем в столкновениях с немецкими танками, для которых встреча с КВ-1 стала неприятным сюрпризом.

Трудно переоценить вклад, который внесли в победу наши тяжелые танки, принявшие на себя удар противника в самый трудный для нашей страны, первый год войны. Конструкция «кавэшки» послужила основой для проектирования и создания танков ИС, которые, переняв эстафету у КВ-1, с триумфом вошли в Берлин.

Советский тяжёлый танк КВ-1, т. 1

В начале Великой Отечественной войны тяжелый танк КВ-1 являлся самой мощной и самой передовой по конструкции машиной в мире. Сильное вооружение и толстая броня помогали ему выходить победителем в столкновениях с немецкими танками, для которых встреча с КВ-1 стала неприятным сюрпризом.

Трудно переоценить вклад, который внесли в победу наши тяжелые танки, принявшие на себя удар противника в самый трудный для нашей страны, первый год войны. Конструкция «кавэшки» послужила основой для проектирования и создания танков ИС, которые, переняв эстафету у КВ-1, с триумфом вошли в Берлин.

1941. «Последний парад» мехкорпусов Красной Армии

Эти ожесточенные бои стали «ПОСЛЕДНИМ ПАРАДОМ» мехкорпусов Красной Армии летом 1941 года. Это контрнаступление должно было закрыть огромную брешь, образовавшуюся на Минском направлении после приграничной катастрофы, и восстановить положение Западного фронта. Эта великая танковая битва, в которой с обеих сторон участвовали свыше 2000 единиц бронетехники (гораздо больше, чем под Прохоровкой!), осталась «в тени», т. к. документация советских частей была почти полностью утеряна.

Почему же контрудар 5-го и 7-го мехкорпусов РККА в районе Сенно — Лепель не увенчался успехом? По чьей вине не удалось реализовать наше превосходство в бронетехнике? Как были потеряны новейшие КВ и Т-34? Почему наши танковые армады сгорели за считанные дни, так и не добившись перелома в боевых действиях и не остановив немцев?.. НОВАЯ КНИГА ведущего военного историка, основанная на материалах не только отечественных, но и зарубежных архивов, отвечает на все эти вопросы.

Броня русской армии. Бронеавтомобили и бронепоезда в Первой мировой войне

Символом отечественной военной мощи в XX веке принято считать танковые войска. Но так было не всегда. В годы Первой мировой войны, еще до массового появления на фронтах танков, Россия уже состоялась как великая «броневая держава».

Неудачи русской армии принято списывать на «техническую отсталость» и «косность чиновников», однако что касается бронетехники — в этой области мы всегда были на лидирующих позициях.

Во время Великой войны русские бронеавтомобили не уступали по качеству лучшим английским образцам, а бронепоезда вообще не имели себе равных. Технические решения, применявшиеся при их изготовлении, надолго обогнали свое время.

Бронечасти русской армии комплектовались самыми грамотными солдатами. Многие из них были добровольцами. Именно поэтому команды бронепоездов и бронеавтомобилей практически не поддавались разложению и революционной агитации и до самого конца войны оставались наиболее боеспособными подразделениями русской армии.

Новая книга ведущего специалиста по истории бронетехники Максима Коломийца посвящена истории, вооружению, организации и боевому применению отечественных бронечастей в годы Первой мировой войны.