Мне надлежит доказать фактами свое высокое мнение о редутах.

Войска Карла XII, короля Швеции, до битвы под Полтавой в 1709 году, когда их разгромил Петр Великий, всегда побеждали (? – Ред.). Их преимущество над русскими войсками было почти невероятным. Никого не удивляло, как 10 или 12 тысяч шведов занимали укрепления, обороняемые 50, 60 или даже 80 тысячами русских (такого не было никогда. – Ред.). Шведы никогда не интересовались численностью русских, им лишь нужно было знать, где находится противник. (Автор вводит читателя в заблуждение. Поэтому стоит кратко перечислить сражения первого периода войны. В 1700 г. произошла Нарвская битва. Русское войско (ок. 35 тыс., в т. ч. 27 тыс. пехоты, 1,5 тыс. драгун и 6,5 тыс. поместной конницы, 173 орудия) осадило Нарву (гарнизон 1,9 тыс., 400 орудий). Против Нарвы действовало ок. 15 тыс., а ок. 20 тыс. заняло очень длинную, 7 км, линию обороны западнее. Шведский король Карл XII, имея 32 тыс., с 12 тыс. лучших солдат атаковал линию русской обороны и расчленил ее, разбив русские войска в центре. Однако стойкость русских войск на флангах заставила шведов заключить соглашение, по которому русские войска, оставив шведам 145 пушек, с личным оружием и знаменами могли отступить (шведы нарушили соглашение – после того как гвардейские Преображенский и Семеновский полки переправились через р. Нарва, русские дивизии левого фланга и центра были разоружены). Русские потеряли при Нарве до 8 тыс. убитыми, шведы ок. 3 тыс. убитыми. Но дальше в боях шведы терпели поражения чаще. В битве у Эрестфера (Эстляндия) Шереметев (17 тыс.) разгромил Шлиппенбаха (7 тыс.). Шведы потеряли 3 тыс. убитыми и 350 пленными, русские – 1 тыс. В 1702 г. у Гуммельсгофа в Лифляндии Шлиппенбах с 7 тыс. решил взять реванш у Шереметева (30 тыс.), и зря – храбро сражавшиеся шведы были почти полностью истреблены (ок. 6 тыс. убитых), русские потеряли 1,2 тыс. В 1702 г. русские взяли крепость Нотебург (бывший Орешек) у истоков Невы, потеряв 1,5 тыс. (шведский гарнизон потерял две трети состава – уцелело 150 чел.). В 1703 г. русские взяли Ниеншанц в устье Невы (гарнизон 600 чел.). В 1703 г. 4 тыс. шведов пытались отбить устье Невы, но были разбиты шестью русскими полками. Шведы потеряли 2 тыс. В 1704 г. Шереметев (23 тыс.) взял Дерпт (совр. Тарту; гарнизон 5 тыс.) – русские потеряли 0,7 тыс., шведы 2 тыс. Тогда же русские взяли Нарву (гарнизон 14,8 тыс., 600 орудий), потеряв при штурме 0,36 тыс. убитыми и 1,34 тыс. ранеными. В 1705 г. шведы (Левенгаупт) нанесли не имевшее последствий поражение русским у Гемауэртгофа (русские потеряли 2,8 тыс., в т. ч. половину убитыми). В 1705 г. шведы пытались отбить остров Котлин, где была заложена крепость Кронштадт, и высадили десант, который русские после жестокой рукопашной схватки сбросили в море. Шведы потеряли ок. 1 тыс., русские 124 человека. В 1708 г. шведы (13 тыс., Любекер) пытались захватить Петербург, но были разбиты, потеряв 4 тыс., и эвакуировались морем, уничтожив при этом 6 тыс. своих же лошадей.

Но основные события развернулись южнее. В июле 1701 г. Карл XII разбил польско-саксонскую армию Августа II (отца автора) под Ригой. В 1702 г. Карл XII разбил польско-саксонское войско при Клишове. В 1706 г. шведы (Рейншильд, 12 тыс.) у Фраунштадта разбили русско-саксонское войско Шуленбурга (20 тыс.). Союзники потеряли 14 тыс., в т. ч. 8 тыс. пленных (русских шведы здесь в плен не брали), шведы 1,4 тыс. Осенью 1706 г. у Калиша в Польше русско-польско-саксонское войско Меншикова и Августа II (17 тыс. русских драгун и 15 тыс. польских кавалеристов – сторонников Августа II) нанесли поражение польско-шведскому войску Марденфельда (8 тыс. шведов и 20 тыс. поляков – сторонников шведского ставленника Лещинского). Шведы потеряли 4 тыс. убитыми, поляки Лещинского 1 тыс. и 5 тыс. было взято в плен. Русские потеряли 0,4 тыс. (!) убитыми и ранеными.

В июне 1708 г. Карл XII (ок. 50 тыс.) лично двинулся на восток, перейдя р. Березина. В июле 1708 г. при Головчине 30 тыс. шведов бились с 28 тыс. русских. Русские потеряли 1,7 тыс., шведы 1,5 тыс. А Карл XII едва не погиб, провалившись с лошадью в трясину. Позже у села Доброго русские истребили половину шведского авангарда Росса (погибло 3 тыс. из 6 тыс. шведов), потеряв 375 человек.

Еще чуть позже у Раевки сразились шведский кавалерийский полк и отряд русских драгун – Карл XII едва не попал в плен. После этого шведский король повернул на юг – на Украину.

28 сентября (9 октября) 1708 г. у Лесной Петр I (16 тыс., 30 орудий) перехватил и разгромил шведов Левенгаупта (16 тыс., 17 орудий и огромный, 7 тыс. повозок, обоз с боеприпасами и прочим для Карла XII). Шведы потеряли 8 тыс. убитыми и 1 тыс. пленными, только 6 тыс. пришло к шведскому королю. Карл XII остался почти без пороха и т. д. Русские потеряли свыше 1 тыс. убитыми и 3 тыс. ранеными. В начале 1709 г. шведы взяли крепость Веприк (гарнизон 1,5 тыс.), потеряв более 1 тыс. и потратив драгоценные теперь боеприпасы. Русско-украинский гарнизон с почетом отступил (сдав крепость после того, как кончились боеприпасы). В феврале 1709 г. Карл XII пытался наступать на восток и у Красного Кута снова едва не попал в плен. В апреле 1709 г. шведы (у Карла XII осталось 35 тыс.) осадили Полтаву (гарнизон из 6 тыс. солдат и вооруженных горожан) и здесь завязли вплоть до знаменитого сражения, которое закончилось гибелью шведской армии. В ходе безуспешных штурмов Полтавы шведы почти полностью растратили последние боеприпасы. – Ред.)

Царь Петр, величайший человек своего времени, переносил неудачи (и удачи. – Ред.) той войны с терпением, равным его гению, и не переставал воевать, чтобы дать своим войскам набраться опыта.

В ходе боевых действий король Швеции начал осаду Полтавы. Царь созвал военный совет, на котором были представлены различные точки зрения. Некоторые высказывались за то, чтобы русская армия окружила короля Швеции, соорудив крупные укрепления, заставив тем самым его сдаться. Другие полководцы были за опустошение территории в пределах 100 лье, чтобы уморить шведов голодом. Этот совет, по-моему, был совсем не плох, и царь к нему прислушался. Остальные генералы возразили, что этот прием всегда можно использовать, но сначала нужно рискнуть и дать сражение, поскольку Полтаве и ее гарнизону грозит опасность быть захваченными непобедимым и решительным королем Швеции. В Полтаве есть большие запасы продовольствия и все необходимое, что поможет ему пересечь пустое пространство, которое предлагают создать вокруг него. Это решение и было принято. Затем царь обратился к военному совету и объяснил свои намерения.

Похожие книги из библиотеки

Войны будущего. От ракеты «Сармат» до виртуального противостояния

Какими будут войны будущего? Каких новых видов оружия (в том числе и супероружия) нам ждать в ближайшие годы?

Об этом и расскажет эта уникальная книга. В ней показываются особенности современных горячей, несмертельной, экономической, торговой, продовольственной войн, эффекты воздействия современных информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) на индивидуальную и коллективную память, на идентичность и аутентичность, на «психокосмос» (сознание человека), механизмы этого воздействия, феномен информационно-интеллектуальных (сетецентрических) войн, «постмодернистских» войн с использованием «симулякров», представляющих собой «копии несуществующих вещей», нетрадиционных видов оружия, основанных на новых физических принципах, обеспечения комплексной национальной безопасности личности и государства.

Атомная энергия для военных целей

Официальный отчёт о разработке атомной бомбы под наблюдением правительства США.

The Official Report on the Development of the Atomic Bomb Under the Auspices of the United States Government.

Первые русские миноносцы

История первых специализированных судов — носителей торпедного оружия российского флота.

Прим. OCR: В приложениях ряд описаний даны в старой орфографии (точнее её имитации).

Оружие великих держав. От копья до атомной бомбы

Книга Джека Коггинса посвящена истории становления военного дела великих держав – США, Японии, Китая, – а также Монголии, Индии, африканских народов – эфиопов, зулусов – начиная с древних времен и завершая XX веком. Автор ставит акцент на исторической обусловленности появления оружия: от монгольского лука и самурайского меча до американского карабина Спенсера, гранатомета и межконтинентальной ракеты.

Коггинс определяет важнейшие этапы эволюции развития оружия каждой из стран, оказавшие значительное влияние на формирование тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о разновидностях оружия и амуниции.

Книга представляет интерес как для специалистов, так и для широкого круга читателей и впечатляет широтой обзора.