XIII. Дистанция между корпусами

Разрешенная дистанция между корпусами армии, находящейся на марше, должна зависеть от места, обстоятельств и цели.

Когда армия передвигается на достаточном удалении от противника, колонны на дороге могут быть расположены так, чтобы не затруднять проезд артиллерии и обозов. Но когда она готовится действовать, различные корпуса должны быть перестроены в колонны, находящиеся близко друг от друга, чтобы сражаться. Полководцы должны позаботиться о том, чтобы головные части колонн, которым предстоит совместная атака, не отставали друг от друга, а, приближаясь к полю боя, сохраняли относительные интервалы, необходимые для развертывания.

Фридрих II говорит, что марши, предшествующие битве, требуют величайшей осторожности. Поэтому он рекомендует полководцам быть особенно внимательными в последовательной разведке местности, чтобы при случае уже иметь позиции, благоприятные для атаки. При отступлении, по мнению многих полководцев, армия, если она еще достаточно сильна, чтобы возобновить наступление, должна сосредоточить свои силы и идти тесными колоннами. При таком порядке, когда представится удобный случай, легко сформировать боевой порядок или для сдерживания неприятеля, или для нападения на него, если он не в состоянии принять бой.

Таково было отступление Моро после перехода Адды[63] австрийско-русской армией. (В трехдневном (15– 17 (26—28) апреля) сражении на р. Адда Суворов нанес Моро серьезное поражение. Моро из 28 тыс. потерял 2,5 тыс. убитыми и ранеными и 5 тыс. пленными, союзники (12 тыс. русских и 36,5 тыс. австрийцев) – 2,5 тыс. убитыми и ранеными. – Ред.) Французский полководец, прикрывая отвод войск из Милана, занял позицию между По и Танаро[64].

Его лагерь располагался в Алессандрии и Валенце, двух главных крепостях. Через него проходили дороги в Турин и Савойю, по которым он мог отступить в случае, если бы не соединился с корпусом Макдональда[65], которому было приказано покинуть Неаполитанское королевство и поспешить в Тоскану.

Вынужденный покинуть свою позицию вследствие восстания в Пьемонте и Тоскане (не поэтому, а из-за угрозы окружения, организуемого Суворовым. – Ред.), Моро отступил к Асти[66], где узнал, что его связь с Генуей по реке Танаро только что отрезана захватом Чевы. После нескольких безуспешных попыток вновь захватить это место он понял, что для собственной безопасности должен уходить через горы к Генуе.

Макдональд же, чей единственный шанс на успех зависел от сосредоточения его армии, пренебрег этой предосторожностью и был разбит в трехдневном сражении на реке Треббия[67].

Медлительностью своего марша он сделал бесполезными все усилия Моро по соединению двух армий в долине По, а его отступление после блестящих, но бесплодных усилий на Треббии погубило также другие диспозиции, которым Моро пришел на помощь. В конце концов, бездействие фельдмаршала Суворова (после двухсуточного марша в 85 км и трехдневного боя. Вряд ли другие, кроме русских, войска того времени были способны на это. У французов Макдональда такого марша вначале не было, и он смог отступить. – Ред.) позволило французскому полководцу с остатками армии соединиться с армией Моро в Генуе. Потом Моро сосредоточил все свои силы на Апеннинах и был вынужден оборонять важные позиции в Лигурии, пока не представится шанс возобновить наступление.

Когда после решающей битвы армия потеряла всю свою артиллерию и снаряжение и, следовательно, уже не в состоянии возобновить наступление или даже остановить преследование противника, правильнее разделить остатки армии на несколько корпусов и приказать им идти различными отдаленными дорогами и укрываться в крепости (крепостях). Это единственный путь к безопасности, потому что противник, не знающий точного направления движения поверженной армии, не знает, какой корпус в первую очередь преследовать. Кроме того, движение небольших сил скрыть легче, чем движение крупных сил, что также идет на пользу отступающей армии.

Похожие книги из библиотеки

Советские танковые асы (с фотографиями)

Лавриненко. Колобанов. Любушкин…

Увы, ныне эти великие имена почти неизвестны отечественному читателю. В нынешней России о советских героях-танкистах знают куда меньше, чем о немецких танковых асах — Витмане, Бёлтере, Кариусе.

И немудрено. На Западе за послевоенные годы опубликовано множество книг о подвигах героев Панцерваффе. В нашей стране о наших — всего несколько. Это и стыдно, и несправедливо. Ведь именно советские танкисты внесли решающий вклад в нашу Победу!

Это они встали непреодолимым щитом на пути врага к Москве и Сталинграду. Это они приняли на себя ливень свинца и бронебойных снарядов под Курском. Это они были самым страшным противником «тигров» и «пантер». Это они перехватили немецкий стальной кулак у озера Балатон, разбив последнюю надежду Третьего Рейха — «королевские тигры»…

И наконец, загнав зверя туда, откуда он вышел, наводчик тяжелого ИСа с надписью «Боевая подруга» на башне, оторвавшись от прицела, смотревшего на колонны рейхстага, удовлетворенно произнес: «Порядок в танковых войсках!» Последняя стреляная гильза вылетела из казенника орудия, и можно было открыть люки…

Если вы хотите узнать, как сражались, умирали и побеждали советские танкисты, — прочтите эту книгу!

Бронетехника ленд-лиза

В 1892 г. в США был принят закон о военной помощи другим странам. Согласно этому закону, военный министр имел право, «когда по его усмотрению это будет в интересах государства, .. сдавать в аренду на срок не более пяти лет собственность армии, если в ней не нуждается страна». На основании этого положения, спустя полвека, 11 марта 1941 г. президент Ф. Рузвельт подписал новый закон, известный под названием «Билль о ленд-лизе». Теперь уже сам президент единолично мог передавать боевую технику и вооружение, стратегические материалы, военную информацию в распоряжение правительств других государств, оборона которых объявлялась жизненно необходимой для безопасности Соединённых Штатов.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Советские спецслужбы и Красная армия

Впервые, с использованием ряда неизвестных ранее документов, проведено комплексное исследование становления и развития советской военной разведки и военной контрразведки в годы Гражданской войны; впервые проанализированы организация и деятельность первого советского органа военной разведки, контрразведки и цензуры — Оперативного отдела Наркомвоена; история Курсов разведки и военного контроля, ставших первым органом по подготовке сотрудников спецслужб в России; «дело о шпионстве» одного из отцов-основателей ГРУ Георгия Теодори. На страницах книги рассматриваются: зарождение советских спецслужб и подготовка новой генерации их сотрудников, становление и развитие советских органов военной разведки и военной контрразведки. Основное внимание уделено эволюции организационной структуры и кадрового состава спецслужб.

Пистолет и револьвер в России

 В книге прослежена история личного оружия в нашей стране с конца прошлого века до наших дней. Подробно описаны серийные и опытные образцы боевых, спортивных и специальных пистолетов и револьверов, включая применявшиеся у нас зарубежные аналоги. Дополняют рассказ иллюстрации, схемы устройства. Ряд фактов приводится впервые. Книга рассчитана на читателей, интересующихся историей и устройством стрелкового оружия.