Гражданское население создает проблемы

Я представляю, что кто-то скажет: «Я бы выгнал тех гражданских, которые не могут обеспечить себя продовольствием». Такого злодейства не позволил бы себе даже враг. Кто знает, сколько в этом городе приезжих людей, не живущих в нем изо дня в день? Можно ли быть уверенным, что вы будете осаждены? А если и будете, то позволит ли противник этой огромной толпе спокойно покинуть город? Скорее всего, он загонит людей обратно. И что тогда делать губернатору? Допустить, чтобы эти несчастные умерли от голода? Сможет ли он потом оправдаться за это перед своим правителем? Так что же ему делать? Ничего, кроме как делиться с людьми провизией и капитулировать через восемь или пятнадцать дней.

Предположим, гарнизон города состоит из 5 тысяч человек, а кроме того, есть еще 40 тысяч гражданских жителей, которых тоже нужно кормить. Складские запасы для гарнизона предусмотрены на три месяца. Но 45 тысяч в один день съедят продовольствие, которого 5 тысячам гарнизона хватило бы на девять дней. Таким образом, город продержится не более 11—12 дней. Но если он продержится даже 20 дней, его все равно бессмысленно атаковать. Он все равно капитулирует, и все миллионы, затраченные на его укрепление, окажутся затраченными впустую.

Мне кажется, что сказанное мною должно продемонстрировать непоправимые недостатки укрепленных городов и что для правителя гораздо выгоднее построить сильные фортификационные сооружения в местах, укрепленных самой природой и расположенных так, чтобы прикрывать города, а не тратить огромные деньги на усиление городских укреплений. Напротив, необходимо, построив специальные фортификационные сооружения, снести укрепления городов или, по крайней мере, не задумываться об их усилении и попусту тратить деньги.

Несмотря на то что сказанное мной не лишено смысла, вряд ли хоть один человек согласится со мной, настолько сильна над нами власть обычая. Фортификационное сооружение, расположенное так, как я предлагаю, может продержаться несколько месяцев или даже лет (если, конечно, будет регулярно снабжаться продовольствием и боеприпасами), потому что в нем нет гражданского населения.

Осады в Брабанте не имели бы такого быстрого успеха, если бы коменданты, рассчитывая длительность своей обороны, не упустили такой вопрос, как снабжение. Я видел нескольких комендантов, вынужденных позорно капитулировать, несмотря на допущенные послабления в осаде.

Я не буду пространно писать о способе обороны фортификационных сооружений, поскольку не намерен в этой работе подробно останавливаться на таких подробностях. Я намерен лишь поделиться своими идеями, поскольку они кажутся мне новыми.

Я замечал, что во время осады прикрытые днем пути ночью наводнены солдатами, ведущими огонь из стрелкового оружия, но этот огонь не причиняет противнику большого вреда. Такой огонь ничего не стоит, но изнуряет людей до предела. Солдат, который стрелял всю ночь, обессилен. Его мушкет (ружье) приведен в небоеспособное состояние, и часть следующего дня солдат чистит и ремонтирует свое оружие. Это лишает его отдыха, что чревато постоянной усталостью и болезнями, противостоять которым не может никакое рвение.

Однако к концу осады надо действовать самым энергичным образом, и это является вопросом искусства командующего. Чем более энергично вы стараетесь снять осаду, тем больше слабеет противник. Именно тогда в его лагере распространяются болезни, иссякают фураж и провизия, и все, кажется, ведет к поражению. Солдаты и офицеры окончательно приходят в уныние, а если, кроме того, они чувствуют, что ваше сопротивление становится сильнее, чем было, и что оно увеличивается в той мере, в какой они хотят его уменьшить, они отчаиваются. Поэтому лучшие отряды осажденного гарнизона нужно приберечь для нанесения неожиданных ударов по противнику. Им нельзя позволять даже высовывать нос за крепостные валы, и, конечно, они должны быть освобождены от ночной караульной службы. Как только они выполнят свои обязанности, они должны возвращаться на свои квартиры или в блиндажи.

Что касается ночного огня с прикрытых дорог или с крепостных валов по неприятельским отрядам, то он не страшнее простого шума.

Похожие книги из библиотеки

Средний танк Т-28. Трёхглавый монстр Сталина

Трёхбашенный танк Т-28 к моменту своего создания являлся самым мощным средним танком в мире. Несмотря на некоторую громоздкость многобашенной компоновки, эта машина замечательно показала себя в боях при прорыве «линии Маннергейма» в ходе советско-финляндской войны. Однако в ходе летней кампании 1941 года большинство Т-28 было потеряно, но отдельные машины встречались в танковых частях Красной Амии вплоть до лета 1944-го.

В этой книге на основе архивных документов рассказывается о создании, модификациях и боевом применении танка Т-28, а также боевых машин, созданных на его базе.

Артиллерийские тягачи Красной Армии

По мере модернизации большинства артиллерийских орудий старых марок и создания новых образцов, уже оборудованных рессорами, а в ряде случаев — и пневматическими шинами, встал вопрос об ускоренном переходе с конной тяги на механическую. Не случайно в постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) от 15 июля 1929 года «О состоянии обороны страны» говорилось не только о модернизации артиллерии, но и о переводе ее на механическую тягу. Целенаправленная же работа по созданию новых типов отечественных артиллерийских тягачей стала возможна после принятия 22 марта 1934 года постановления Совета Труда и Обороны СНК СССР «О системе артиллерийского вооружения РККА на вторую пятилетку». В ходе выполнения данного решения и были построены все машины, о которых пойдет речь ниже.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Боевые машины десанта

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Як-3. Истребитель «Победа»

На фронте Як-3 заслужил почетное прозвище «ПОБЕДА». Этот авиашедевр стал «венцом творения» прославленного ОКБ А. С. Яковлева. Этот великолепный, сверхлегкий, сверхманевренный, скоростной, простой в пилотировании самолет по праву считается лучшим советским истребителем конца войны.

Приняв боевое крещение летом 1944 года, новый «Як» сразу стал любимой машиной «сталинских соколов», которые впервые получили самолет, превосходивший «мессеры» и «фоккеры» по всем статьям. По отзывам наших летчиков: «Як-3 — это шедевр! Мне бы его над Курской Дугой и Днепром — я бы немцам такое устроил!», «Чудо-машина! Мечта пилота!», «Наш Як-3 в наборе высоты „мессера“ настигал, на вираже — настигал, в пикировании — настигал, а бил везде со страшной силой и наверняка!» Высоко оценивали новый «Як» и немецкие асы, считавшие его более опасным противником, чем хваленые британские «спитфайры» и американские «мустанги».

Эта книга воздает должное легендарному истребителю, ставшему вершиной советского авиастроения Великой Отечественной войны и одним из символов Победы. Подарочное издание иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.