Сравнивая искусство и тактику

А теперь давайте рассмотрим оружие и боевой порядок римлян, чтобы понять, чем они отличаются от оружия и боевого порядка македонцев. Каждому римскому воину отведено то же пространство в 3 фута; но каждый римский воин во время боя постоянно находится в движении, вынужденный беспрестанно перемещать свой щит. Иначе он не сможет защитить от удара любую часть своего тела и свободно действовать мечом. Поэтому для обеспечения свободы движений между солдатами как спереди, так и сбоку должно быть свободное пространство не менее 3 футов длиной. Это самое меньшее, что позволяет выгодно осуществлять подобные движения.

Нападая на войско, построенное фалангой, каждый римский воин видит напротив себя двух македонцев и десять копий, с которыми ему предстоит столкнуться. Но один человек не в состоянии перерубить эти копья своим мечом до того, как они сделали выпад против него. С другой стороны, нелегко также пробиться сквозь них, потому что те македонцы, которые стоят позади, сразу же занимают место выбывшего воина первой шеренги.

Легко понять, что, пока фаланга сохраняет должный порядок и силу, ни один отряд, как я уже заметил, не может выдержать ее фронтальной атаки. Чему же тогда можно приписать, что римские армии побеждали, а те, кто использовал фалангу, обычно бывали разбиты? Дело в том, что в войне время и место битвы различно и неопределенно, но для фаланги существует только одно место, один неизменный и определенный способ действия. В случае генерального сражения, если противник вынужден сражаться с фалангой, именно в удобном для фаланги месте, вполне вероятно, она всегда одержит победу (но в решающей битве при Пидне (168 г. до н. э.), где местность благоприятствовала и численность македонцев была больше (св. 40 тыс. против 26 тыс.), фаланга была разбита. – Ред.). Но если в подобном случае можно избежать боя и это легко сделать, такого боевого порядка нечего бояться.

Хорошо известно и признано истиной, что построение фалангой требует территории ровной, лишенной растительности и всевозможных препятствий, таких как рвы, канавы, склоны холмов или русла рек, и что любого из них достаточно, чтобы задержать войско и расстроить фалангу.

С другой стороны, надо с готовностью признать, что если не совсем невозможно, то, по крайней мере, невероятно трудно найти территорию протяженностью в 20 стадиев[42] и больше, свободную от всех этих препятствий. Но предположим тем не менее, что такая территория найдена. Если противник, вместо того чтобы внезапно напасть на фалангу, поведет свою армию в глубь страны, грабя города и разрушая селения, что толку тогда от этого боевого порядка?

Пока фаланга остается на удобной позиции, она не только не может поддержать свои войска в других местах, но не может спасти и себя от изоляции и голода. Ведь войска противника, захватившие беззащитную страну, легко отрежут фалангу от всех источников снабжения. Если же, с другой стороны, фаланга оставит свою удобную позицию и осмелится вступить в бой, положение ее станет настолько неблагоприятным, что она довольно легко станет добычей неприятеля.

Похожие книги из библиотеки

Русская береговая артиллерия

В книге рассказывается о возникновении и дальнейшем развитии русской береговой артиллерии с XIV столетия по первую мировую войну 1914–1918 годов включительно.

Эскадренные миноносцы Англии во второй мировой войне. Часть I (1925 -1945 гг.)

Практически подкласс получил название от наименования испанского корабля "Destructer", построенного в Англии в 1886 г. по заказу Испании и предназначавшегося специально для борьбы с миноносцами. Тип "Destructer" получил развитие во всех флотах и отличался от обычных тогда миноносцев повышенными тактическими характеристиками. В отличие от "миноносцев" ("Torpedo Boats"), англичане и впредь все эсминцы стали классифицировать как "истребители" ("Destroyers").

К 1914 г. эсминец развился в корабль водоизмещением около 1000 т, с механизмами мощностью в 30000 л.с. и вооружением из орудий 102-мм калибра и торпедных аппаратов 533-мм калибра. К началу первой мировой войны, за 38 лет, истекших со времени постройки первого миноносца английского флота "Lightning" (1877 г.), в развитии этого класса в Англии были достигнуты огромные успехи, результатом которых стали корабли, снабженные многочисленными техническими усовершенствованиями и отличавшиеся ценными тактическими свойствами.

За время первой мировой войны эсминец превратился в мощный боевой корабль многоцелевого назначения.

Броненосные фрегаты “Минин” и “Пожарский”

Впрочем, морское ведомство России гораздо больше, чем увеличение прусского флота, волновало усиление флота старой и главной соперницы России на морях — Великобритании. успешное противостояние которому было немыслимо без наличия броненосных кораблей, способных к дальним плаваниям. Однако уже построенные к тому времени броненосные суда русского флота по своим тактико-техническим данным могли быть использованы лишь для обороны балтийского побережья России и в первую очередь Кронштадта.

В числе восьми кораблей, постройка которых предполагалась в соответствии с проектами, значились два батарейных броненосца по проекту “С” длиной 265 ф. шириной 45 ф, с углублением на миделе 18 ф 3 д. водоизмещением 2563 строевых т. с машиной в 450 л. с. и одним подъемным винтом.

Эти броненосцы по своим размерам, мощности машины и величине рангоута должны были явиться кораблями, способными. подобно английским рангоутным броненосцам. к океанским плаваниям и стационарной службе в иностранных морях. Именно они и получили впоследствии названия "Минин" и "Князь Пожарский".

Короткоствольные револьверы

Несмотря на то, что самозарядные пистолеты стали стандартным вооружением в полиции и армии и становятся всё более популярны среди обычных граждан, короткоствольные револьверы не сдают своих позиций. Такое оружие было всегда доступно во всем разнообразии калибров, размеров и вариантов оформления и продолжает служить надежным как запасным оружием для полицейских, так и оружием для вооруженных граждан.

Автор этой книги, бывший оперативный сотрудник ЦРУ Эд Ловет отдает должное короткоствольным револьверам, поддерживая их репутацию как отличного выбора для скрытого ношения, запасного оружия или оружия для боя на сверхкоротких дистанциях. Также он рассматривает основные вопросы использования короткоствольных револьверов, такие как хват, прицельные приспособления, работу со спуском и ограниченный боезапас, и предлагает решения на основе своего опыта. Вторая часть книги посвящена тактическим особенностям использования короткоствольных револьверов в различных ситуациях для самозащиты, вплоть до крайних случаев, таких как преследование или нападение на машину.

Книга будет полезна всем, кто заинтересован в объективной и ориентированной на практику точке зрения на короткоствольные револьверы.