Глав: 6 | Статей: 49
Оглавление
Говоря об истории создания и деятельности различных формирований сил специального назначения Черноморского флота приходится отметить, что на данный момент, то есть к концу 2016 года, источники по истории этой теме, до настоящего времени всё еще отрывочны и скудны, и представляют собой отдельные разрозненные газетные, журнальные и сетевые публикации. В связи с этим, целью данной работы, является свести в единое целое, все имеющиеся данные по этой теме.

Часть 3. Спецназ Черноморского флота СССР в последний период своего существования (1990–1991 годы)

Часть 3. Спецназ Черноморского флота СССР в последний период своего существования (1990–1991 годы)

1 января 1990 года, 17 — я бригада специального назначения, входившая в состав Черноморского флота, вновь была реорганизована в морской разведывательный пункт (1464-й морской разведывательный пункт). Категории командира и заместителей были снижены в соответствии со штатом пункта.

О боевых действиях личного состава 1463-го разведпункта в 1990–1991 годах в Красном море (остров Дахлак) и Персидском заливе рассказал в интервью газете «Факты» в номере от от 16 апреля 2003 года, один из его офицеров, тогда капитан 2 ранга Леонид Губко:

— Стрелять в 1991 году часто приходилось?

— Тот год действительно был горячим. Мы попали тогда в залив из Эфиопии, где находилась наша база, обеспечивающая материально-техническое снабжение 8-й эскадры, дислоцированной в Индийском океане. Группы советских водолазов в течение шести лет постоянно несли там дежурство, сменяя друг друга каждые 9 -10 месяцев. Нашей задачей была охрана нашего вооружения, боезапасов, запасов горючего и так далее. Все это находилось на острове Дахлак. В Эфиопии тогда воевали между собой три политические группировки. Мы, естественно, были на стороне самой «прогрессивной» из них. Она нам предоставила убежище на острове, а мы ее вооружали, дали корабли неплохого класса, обучили ее водолазов, которые после этого присягнули врагам и начали палить по нам же. В разгар этих событий началась война в Персидском заливе. Обстрел острова Дахлак был ежедневным — и навесными снарядами типа «Град», и прямой наводкой артиллерией. Наша группа (нас было шестеро) постоянно осматривала и побережье, и корабли, груженные под завязку боеприпасами, и морское дно, чтобы там, не дай Бог, не организовал никто подводные базы, не поставил фугасы. Конечно, было страшно. Когда я спускался с ребятами под воду, то было слышно биение их сердец. Потом стрельба участилась, и наши корабли решено было снимать. Не добровольно, конечно, а после ультиматума двух объединившихся к тому времени группировок: если до 18 часов не сниметесь, мы расстреляем вас прямой наводкой. Техники мы тогда бросили на миллионы! Оставили все, кроме оружия и плавсредств. Выход нам все же перекрыли, и мы застряли там на три дня, в течение которых остров превратился в месиво. Потом все же вышли через бухту Мусс — Нефит. Но тут так заштормило, что у нас на глазах затонул и малый десантный корабль, и прекрасный новенький малый буксир, не рассчитанные на такую волну. Мы едва успели забрать экипаж. Пришли в Аден (Йемен), и там нашу группу срочно пересадили на тихоокеанский крейсер «Чапаев» и отправили в Персидский залив.

— А там, какую перед вами поставили задачу?

— Противодиверсионную. Мы должны были обеспечить безопасность нашего флота и гражданских судов, заходящих в страны залива и выходящих из них. Флот не участвовал в боевых действиях, но, как и эскадры восемнадцати других государств, не вступивших в войну (канадцы, французы, итальянцы, австралийцы и другие), наша находилась там. Все державы направляли свои военные корабли в Персидский залив — ведь тогда практически весь мир сочувствовал Кувейту, и война велась совсем не так, как теперь.

— И вам пришлось повоевать?

— К счастью, нет. «Холодная война» к тому времени закончилась, и единственное, что представляло для нас опасность, это акулы. Из-за одного эпизода нас даже две недели задержали на суше. Водолаз — срочник Руслан Евтушенко спустился под воду осматривать наше наливное судно, которое шло из Ирака с нефтью. Я же сидел в баркасе, обеспечивая его работу, и вдруг увидел, что Руслан дрейфует. Из-под воды появились характерные газовые пузырьки, какие возникают, когда водолаз отстреливается (по инструкции, в случае опасности ребята должны встать спина к спине и отстреливаться). Мы с помощником подняли водолазов в баркас и увидели, что у Руслана откушена… ласта. Слава Богу, нога не пострадала. После этого командующий эскадрой вице — адмирал Сергеев на две недели запретил спуски, а с коками провели инструктаж, чтобы они не выбрасывали за борт остатки пищи и мясо. Другой опасности мы тогда и не ждали — стена, отделяющая нас от мира, рухнула. Нам разве что могли поставить подслушивающую аппаратуру — не более, с иракцами мы тогда не общались. Опасностей под водой и без того хватало. Кроме акул, в заливе было столько живности, не говоря уже о ежах и морских змеях, которые во много раз токсичнее наземных. Они часто проходили мимо нас. Стаями, полчищами. Над водой виднеются только тысячи поднятых головок — они торчат сантиметров на десять. Если они проходят этой массой под водой, и ты не проявляешь агрессии, обязательно тычутся в маску и идут мимо. Поэтому, несмотря на теплейшую воду — до 40 градусов, мы никогда не спускались без плотных неофреновых костюмов и полной экипировки. И обязательно закрывали уши, потому что вода кишела какой — то пакостью, похожей на медуз, которая, проникая в организм, моментально вызывала воспаление. Я потерял там за год 30 килограммов. Конечно, и отсутствием аппетита это тоже объясняется — жара такая, что кондиционеры не выдерживали. Только на корабле они работали, и то не всегда. И ребята, ежедневно по полтора часа занимаясь в трюме кто у-шу, кто каратэ, просто угорали. Конечно, и без ранений не обошлось, когда рядом с нами бабахнул снаряд. За операции в Эфиопии и в Персидском заливе Саша Пархоменко был награжден медалью Ушакова».

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.115. Запросов К БД/Cache: 3 / 1