Часть 4. Противодиверсионный подводный спецназ Черноморского флота СССР в 1967–1991 годах

29 октября 1955 года, на рейде Севастополя от подводного взрыва затонул линкор «Новороссийск». Официально о его гибели не сообщалось, лишь зачитали на флотах документ, согласно которому причиной трагедии стала немецкая донная мина времен II Мировой войны.

Однако параллельно с эти полуофициально распространялась версия о том, что виновниками гибели корабля являются подводные диверсанты неясной принадлежности. В разных вариантах взрыв приписывали то итальянским боевым пловцам из группы князя Боргесе, то британским, иногда американским или даже турецким.

Как бы там ни было, подрыв огромного корабля с фатальным исходом произвел сильное впечатление на тогдашнее руководство советского министерства обороны. Оно приступило к рассмотрению вопроса «о необходимости создания на флотах специальных подводных противодиверсионных частей.

В результате весной 1956 года, тогдашний министр обороны маршал Жуков издал приказ об организации специальных противодиверсионных сил военно-морского флота. Однако после его смещения с должности в 1957 году, работы в этом направлении были остановлены.

После этого до 1967 года функции подводной противодиверсионной деятельности были возложены на боевых пловцов из морских разведывательных пунктов, пока наконец в 1967 году, приказом Главкома ВМФ СССР в Севастополе был сформирован так называемый «Учебно — тренировочный отряд легких водолазов Черноморского флота».

В задачу отряда была поставлена разработка и освоением техники для морского спецназа. Личный состав этого отряда испытывал различные модели водолазного снаряжения, проводил учебные погружения и плановые подводные работы в акватории военно-морских баз, изучал прибрежную зону. Короче, обычная рутинная работа вспомогательного подразделения флота. Однако в отряде собрались настоящие энтузиасты подводных противодиверсионных операций и на первых же больших учениях флота они показали товар лицом. По итогам учений было принято решение преобразовать учебно — тренировочный отряд лёгких водолазов в отряд по борьбе с подводными диверсионными силами и средствами.

В результате в 1968 году учебно — тренировочный отряд лёгких водолазов был переименован в 102-й отряд борьбы с подводными диверсионными силами и средствами (102-й ОБПДСС, воинская часть 27203). Территориально отряд был подчинён командиру военно — морской базы, а оперативно — начальнику отдела противолодочной борьбы управления боевой подготовки флота. Первым командиром отряда был назначен капитан 2 ранга Печёнкин Адонис Васильевич.

Краткая биографическая справка. Печёнкин Адонис Васильевич родился 28 сентября 1928 года в Таганроге. Трудовую деятельность начал в 1942 году 14-летним мальчишкой плотником в военном госпитале. В 1944 году он поступил в Каспийское подготовительное военно-морское училище, которое успешно закончил в 1947 году, в этом же году был зачислен в военно-морское училище имени М.В. Фрунзе в Ленинграде. По окончании училища молодого лейтенанта направляют на Северный флот, где он проходил службу на эскадренных миноносцах в различных должностях, принимал непосредственное участие в испытаниях ядерного щита страны. В 1965 году назначен на должность старшего помощника командира эскадренного миноносца, который совершил переход с Северного на Черноморский флот. В 1967 году как опытному и всесторонне подготовленному офицеру ему доверяют стать первым командиром первого в Военно-Морском Флоте СССР отряда борьбы с подводно-диверсионными силами противника, который создается на Черноморском флоте. Благодаря личному вкладу, неуемной энергии Адониса Васильевича уже в августе 1968, эта часть была полностью сформирована и заступила на боевое дежурство. В запас капитан 2 ранга А. В. Печенкин уволился в 1974 году, оставив после себя хорошо подготовленную воинскую часть. За заслуги перед Отчизной Адонис Васильевич в мирное время был награжден орденом Красной Звезды и медалью «За боевые заслуги», а также множеством других наград. Выйдя на пенсию, он продолжил трудиться в морской инженерной службе Черноморского флота, где проработал 18 лет. Скончался 9 августа 2011 года в Севастополе.

Вслед за Черноморским флотом аналогичные отряды были созданы в 1968–1969 годах и на других флотах. В их задачу входит защита ВМБ и кораблей от подводных диверсантов вероятного противника, специальная антитеррористическая деятельность.

Отряды борьбы с ПДСС получили следующую структуру: взвод водолазов — минеров (обезвреживание взрывных устройств под водой), взвод боевых пловцов и команды радиотехников.

Бойцы вооружены автоматами АК-74, специальными образцами различного подводного и двухсредного оружия (автоматы АПС, АДС, пистолетами СПП-1), бесшумным оружием (автомат «Вал», пистолеты АПБ, ПСС), противодиверсионными гранатометными комплексами «ДП-64», средствами минирования и разминирования, техническими средствами обнаружения и противодействия диверсантам.

Личный состав отрядов борьбы с подводными диверсионными силами и средствами набирался в основном из числа морских пехотинцев, получивших рекомендацию командира. Кандидат должен быть эмоционально уравновешенным, способным сохранять спокойствие в экстремальных ситуациях, не бояться темноты, одиночества, замкнутого пространства. Он должен выдерживать большие физические нагрузки, хорошо переносить погружения на значительные глубины и переносить перепады давления. Если психологические тесты и медицинская комиссия были пройдены, кандидат становится курсантом. Дальше начинается 6-месячная базовая подготовка, состоящая из трех этапов.

Система подготовки личного в противодиверсионных отрядах ВМФ разительно отличалась от методик, применявшихся в других силовых ведомствах. Начиналось все с жесткого отбора кандидатов в «люди — амфибии». В течение полугода призывников, имевших навыки подводного плавания и спортивные разряды, обучали по специальной программе, где физические и психологические нагрузки были близки к предельным. Одним из таких испытаний был ночной марш — бросок без указания дистанции и времени бега.

В течение нескольких месяцев физические и психологические нагрузки доводились до предельных. За кандидатом постоянно наблюдали старшины из боевых подразделений, заранее подбиравшие людей в группы. Физическая и профессионал подготовка оценивались по нормативам, а психологическая устойчивость проявлялась в ходе различных испытаний. Отбор проходили не более 70 % процентов первоначально годных добровольцев. Подобная строгость понятна и принята во всех странах, она проистекает из сложности тех задач, которые стоят перед боевыми пловцами. При их выполнении требуется точный расчет, отличная физическая подготовка, преданность своему делу и вера в тех, кто идет рядом с тобой.

Первый этап подготовки занимал 7 недель. Учебный день был рассчитан на 15 часов. Курсанты бегали кроссы на длительные дистанции, плавали, занимались греблей, преодаливали полсу препятствий. С каждым днем нагрузки увеличивались, а требования становились все жестче. В последнею неделю проверялась способность курсантов выдерживать предельные физические и психологические нагрузки. В это время на сон отвадилась 3–4 часа в сутки. Курсанты свершали марш- бросок с полной выкладкой на 100 км, а также заплыв в гидрокостюме на 10 миль, буксируя при этом груз до 40 кг. Первый этап проходили до конца далеко не все.

Второй этап подготовки длился 11 недель. В ходе, которого курсанты изучали водолазное снаряжение, минновзрывное дело, тактику боевых операций малых групп под водой и на суше, основы высокой разведки, радиодело, овладевали холодным и огнестрельным оружием. Разумеется, видное место отвадилось изучению и отработке различных способов проникновения в заданный район из-под воды и эвакуации с берега в воду. Немало времени уделялось рукопашному бою на суше и под водой с ножом. В процессе занятий происходил также подбор членов мелких подразделений боевых пловцов- двоек, троек, четверок- с учетом их психологической совместимости и равенства физических возможностей.

Закончив второй этап обучения, курсанты сдавали зачет по охране и обороне береговых объектов и кораблей от боевых пловцов противника. Курсантов, успешно задавших зачет, отправляли в отдельную бригаду морской пехоты для закрепления приобретенных навыков. Это третий этап, он длился 8 недель. Опытные инструкторы ежедневно контролировали курсантов. Затем происходило распределение по боевым частям- бригадам спецназа и другим подразделениям.

После перевода из учебного в боевое подразделение матросы срочной службы приступали к теоретическим и практическим занятиям. Обязательный курс включал в себя водолазную, воздушно-десантную, навигационно-топографическую, горную специальную, морскую, физическую подготовки, минно-подрывное дело, рукопашный бой, выживание в любых условиях, изучение иностранных армий и театров военных действий, радиодело и прочее.

В 102 — м ОБПДСС впервые в Советском Союзе стали использовать в противодиверсионных целях морских млекопитающих. Начиная с 1975 года, вместе с каждой дежурной группой боевых пловцов, выходили на боевое дежурство в акваторию Севастопольской бухты и группа дельфинов, Так же с помощью этих морских млекопитающих отряд осуществлял поиск торпед и снарядов после учебных стрельб как во время обычных учений, так и после проведения в Севастопольской бухте празднования ежегодного Дня Военно — морского флота..

Кроме охраны Севастопольской и Балаклавской бух бойцы 102 ОБПДСС с 1977 года начали принимать участие в зарубежных военных операциях. Всё началось с того что в 1977 году на острове Нокра в принадлежавшем тогда Эфиопии архипелаге Дохлак в Красном море, началось строительство советской военно — морской базы. В дальнейшем, кроме Эфиопии бойцы отряда охраняли советские суда, находящиеся в портах Мозамбика, Анголы, Кубы и Никарагуа, разминировал участки дна в Красном море и Персидском заливе. Все эти операции были строго засекречены, информация о большинстве из них недоступна обычным людям по сей день, хотя есть исключения, как, например, ангольская в порту города Намиб в 1986 году, именно там бойцы 102-го ОБПДСС получили международную известность.

Это произошло после того как в ночь с 5 на 6 июня 1986, в порту Намибе в Анголе, боевыми пловцами ВМС Южноафриканской республики были потоплены у причалов кубинское судно «Гавана» и два советских судна «Капитан Чирков» и «Капитан Вислобоков».

Вскоре после того когда, эти три судна груженные оружием и боеприпасами для ангольских и кубинских войск зашли в порт, три группы южноафриканских подводных диверсантов получили задание затопить суда и вывести порт из строя.

В результате диверсии «Гавана» перевернулась, а советские суда затонули на мелководье у причалов. Кроме того из гранатометов диверсанты расстреляли топливные цистерны и обесточили порт, взорвав четыре опоры линии электропередачи. После этого работа порта прекратилась на 35 дней

При осмотре затопленных у причалов судов на предмет их подъема и разгрузки, выяснилось что на их днище находится несколько не взорвавшихся мин. Эти мины были с самым совершенным механизмом неизвлекаемости. Попытки снять их с корпуса судна в любой момент грозила взрывом, о последствиях которого страшно было подумать. Сработай такая мина, и два советских судна, на борту которых находилось в общей сложности 22 тысячи тонн боезапаса, своим взрывом уничтожили бы не только порт, но и город.

Для обезвреживания этих сложных подводных взрывных устройств решили использовать группу офицеров из 102-го ОБПДСС Черноморского флота, как самых опытных в этом деле. Группу возглавил тогдашний командир отряда капитан 1 ранга Юрий Пляченко.

Отправившаяся в Анголу группа специалистов, состояла из тех офицеров которые до этого проходили службу на эфиопских островах в Красном море, поскольку, они имели большой опыт работы в жарком климате, тропических водах, кишащих акулами, умели бороться с этими хищниками. К тому же им не нужно было проходить акклиматизацию.

После тщательного осмотра находящихся на корпусах затопленных судов мин, командир группы Юрий Пляченко пришел к выводу, что работать на заминированных кораблях можно. Им же был разработан и план работ, который заключался в том, что вначале нужно было заделать пробоины в корпусах судов, откачать из них воду, выгрузить боезапас и уже после этого разминировать

Предложения Пляченко по разминированию затонувших кораблей были приняты и началась аварийно — спасательная операция. Расчет командира отряда оказался верным. В процессе судоподъёмных работ мины не сработали. Но пришло время их обезвредить.

Они были сделаны из титанового сплава, — вспоминал Пляченко, — это очень высокотехнологичное производство. Все рекомендации об обезвреживании мин были учтены их создателями, и поначалу казалось, что снять мины невозможно. Пришлось искать нестандартные способы. В результате мину с «Вислобокова» оторвали от днища судна путём подрыва специального микрозаряда. А обезвредить мину находившуюся на «Чиркове», помогла выросшая за это время ракушка. Она блокировала очень важный штырек, приводящий в действие взрывной механизм.

Похожие книги из библиотеки

Реактивный прорыв Сталина

Будучи единственной великой державой, пришедшей к концу Второй Мировой войны без собственной реактивной авиации, СССР недолго оставался в роли догоняющего. Несмотря на разруху и послевоенный кризис авиационного производства, советская оборонная промышленность смогла в кратчайшие сроки совершить настоящую реактивную революцию, не только ликвидировав отставание в гонке авиавооружений, но и выведя наши ВВС на передовые технические позиции.

Уже в 1947 году был начат серийный выпуск всемирно известного реактивного истребителя МиГ-15, который в ходе Корейской войны доказал, что как минимум не уступает новейшим американским разработкам, а кое в чем даже превосходит их. Этот успех был закреплен в последующие годы, когда в воздух поднялись такие поистине революционные в техническом отношении истребители, как МиГ-17, МиГ-19 и МиГ-21. Даже многие западные специалисты признают, что к концу 60-х годов СССР стал мировым лидером в области создания и серийного производства боевых самолетов.

Эта книга – подробный рассказ о великой авиационной эпохе, истории рождения и становления непобедимой реактивной авиации Советского Союза.

Противотанковая артиллерия Вермахта во Второй Мировой войне. От «дверных колотушек» до «убийц танков»

Если верить статистике, во всех сражениях Великой Отечественной, включая знаменитую Прохоровку, наши танкисты несли самые тяжелые потери отнюдь не от немецких панцеров — наиболее опасным противником были не знаменитые «Тигры», «Пантеры» и «Фердинанды», не легендарные «Штуки», не саперы и фаустники, не грозные зенитки «Ахт-Ахт», a Panzerabwehrkanonen — немецкая противотанковая артиллерия. И если в начале войны сами гитлеровцы окрестили свое 37-мм противотанковое орудие Раk 35/36 «дверной колотушкой» (фактически бесполезное против новейших КВ и «тридцатьчетверок», оно тем не менее жгло как спички БТ и Т-26), то ни 50-мм Раk 38, ни 75-мм Раk 40, ни 88-мм Раk 43, ни сверхмощное 128-мм Раk 80 пренебрежительных кличек никак не заслуживали, став настоящими «убийцами танков». Непревзойденная бронепробиваемость, лучшая в мире оптика, низкий малозаметный силуэт, великолепно подготовленные расчеты, грамотные командиры, превосходная связь и артразведка — несколько лет германская ПТО не знала себе равных, а наши противотанкисты превзошли немецких лишь в самом конце войны.

В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех противотанковых артсистемах, состоявших на вооружении Вермахта, в том числе и трофейных, — об их достоинствах и недостатках, организации и боевом применении, поражениях и победах, а также совсекретные отчеты об их испытаниях на советских полигонах. Издание иллюстрировано эксклюзивными чертежами и фотографиями.

Асы люфтваффе пилоты Fw 190 на Восточном фронте

Первой частью, полностью оснащенной истребителями Fw 190, которая появилась на Восточном фронте, был I./JG 51 «Molders» — 1-й дивизион 51-го истребительного полка. Ничего не знавшие о закулисной борьбе вокруг нового истребителя пилоты отнеслись к своему отзыву с фронта для перевооружения как к счастливой возможности отдохнуть и побывать на родине. I./JG 51 сформировали 1 апреля 1937 года в Бад-Альбиге (Бавария) как I./JG 135. Непосредственно перед началом французской кампании дивизион вошел в состав 51-го истребительного полка. I./JG 51 участвовал в боях в Нидерландах, во Франции и в Битве за Англию. В конце мая 1941 года I./ JG 51 перебросили на восток в рамках подготовки плана «Барбаросса». Первые потери дивизион понес вскоре после начала боевых действий на Восточном фронте.

F4U Corsair

Периодическое научно-популярное издание для членов военно-исторических клубов. В феврале 1938 года американский Флот объявил конкурс на создание скоростного высотного истребителя. Команда разработчиков фирмы Воут под руководством главного конструктора Рекеа Бейселя создала один из лучших на тот момент истребитель для флота – XF4U-1.

Прим. OCR: по сути данное издание представляет собой фотоальбом (свыше 250 фото) с кратким описанием наиболее известных модификаций самолета.