Глав: 6 | Статей: 49
Оглавление
Говоря об истории создания и деятельности различных формирований сил специального назначения Черноморского флота приходится отметить, что на данный момент, то есть к концу 2016 года, источники по истории этой теме, до настоящего времени всё еще отрывочны и скудны, и представляют собой отдельные разрозненные газетные, журнальные и сетевые публикации. В связи с этим, целью данной работы, является свести в единое целое, все имеющиеся данные по этой теме.

Часть 2. Самый cекретный институт в Севастополе

Часть 2. Самый cекретный институт в Севастополе

5 июля 1965 года, в Севастополе, а точнее в одном из его пригородов в Балаклаве началось создание так называемой «Экспериментальной гидродинамической базы» Первого Института Военно — морского флота СССР.

Спустя несколько месяцев после своего создания, в декабре 1965 — «Экспериментальная гидродинамическая база» была переименована в «184 — ю научно — исследовательскую экспериментальную базу ВМФ СССР» (184-й НИЭБ, воинская часть 13132).

Данное научно исследовательское учреждение стало головная организацией в СССР по проведению натурных и полунатурных испытаний в морских условиях экспериментальных объектов с целью исследования новых принципов снижения сопротивления тел в воде, а так же с этой же целью выполнение исследований по гидробионике морских животных (дельфинов) для использования их свойств и качеств в практике подводного кораблестроения (ходкость, связь, гидролокация), а так же поиска различных подводных объектов включая боевых пловцов противника.

Для головной структуры данного научно — исследовательского комплекса, находившейся в Балаклаве начиная с 1966 года, ускоренными темпами строились технический корпус с ангаром, контрольно — измерительная станция, казарма, жилой дом и гостиница. Полностью это строительство было завершено в 1972 году.

После завершения создания наземной инфраструктуры, в 1972 году в Балаклаве, составе 184-й НИЭБ ВМФ сформирован отдельный дивизион опытовых кораблей (судов). В состав отряда входило семь опытовых плавсредств (катера — буксировщики, плавучая гидробионическая база, а позднее появилась специальная подводная лодка — лаборатория (проект 1710).

Одновременно со строительством зданий объектов базы в Балаклаве, в районе Казачьей бухты Севастополя в 1966 году началось создание специального гидробиологического комплекса (Океанариума или в просторечии Дельфинария), в качестве 3-го отдела этого же 184-й научно — исследовательской экспериментальной базы.

Строительство комплекса зданий и причальных сооружений будущего Океанариума началось 23 февраля 1966 года. Строительство велось под кодовым наименованием «Площадка 75», она же воинская часть 99727.

Первым командиром ещё строящегося Океанариума был назначен легендарный военный разведчик, мастер спорта по подводному плаванию, капитан 1 ранга Виктор Андреевич Калганов (1920-1974).

Создание первого в Советском Союзе военного дельфинария стало воплощением в жизнь грандиозного замысла тогдашнего Главнокомандующего Военно — Морским Флотом СССР, адмирала флота Советского Союза Сергея Георгиевича Горшкова по созданию в Севастополе ведущего военно — морского научного центра страны, занимающегося разработкой новых биотехнологических видов морского оружия. Поэтому Горшков, стал лично курировать эту одну из самых секретных в СССР воинских частей.

В кратчайшие сроки были построены бассейны, гидроканал, научные лаборатории и другие необходимые здания, а рядом — вертолетная площадка. Службу охраны и обеспечения стали набирать из числа моряков срочной службы, а режим секретности было поручено контролировать Особому отделу КГБ по Черноморскому флоту.

Главным сооружением объекта стал Океанариум, рассчитанный на 50 морских млекопитающих. Тогда же сюда была доставлена первая партия животных, и сразу же начались интенсивные исследовательские работы и опыты. Полностью строительство Океанариума было полностью завершено в 1977 году.

Строительные работы в Казачьей бухте шли стремительными темпами, и спустя чуть больше полутора лет после их начала — 28 апреля 1968, сюда доставили первых крупных морских млекопитающих в виде различных пород дельфинов и сивучей (морских львов).

Ученым, как в погонах, так и в штатском была поставлена задача всестороннего изучения обитателей моря для последующего их использования в противоминных, противолодочных, противодиверсионных целях, уничтожения разведывательной техники противника под водой и одновременно с этим, в свою очередь ведения разведки в подводном положении. Кроме, того морские животные изучались с целью последующего воплощения в металл их природных навигационных и акустических систем, а так же их способов подводного движения.

Так же перед Океанариумом были поставлены задачи по разработке оборудования и дрессировке морских млекопитающих с целью: сбор разведывательной информации с использованием специального оборудования, закрепленного на теле животного, установка «маячков» на корпусе подводной лодки с целью отслеживания ее передвижения, поиск под водой предметов вооружения или оборудования, потерянного в результате испытаний или учений, обеспечение аварийно — спасательных действий, защита военно — морских баз (охрана якорных стоянок кораблей) от пловцов — диверсантов вероятного противника.

К работе в Севастопольском Океанариуме были привлечены виднейшие советские специалисты профильных наук о море и морских животных. Это были член — корреспондент Академии наук СССР биолог A. Г. Воронин, профессора Г. Б. Агарков, В. M. Ахутин, А. В. Крушинский. Много отдали становлению биотехнических систем и обеспечению их деятельности лауреаты Государственной премии СССР заместитель начальника океанариума по науке капитан 1 ранга А. Вишняков, начальник лаборатории глубоководных исследований капитан 1 ранга Б. Журид, начальники Океанариума капитан 1 ранга В. Калганов и В. Юрганов; в течение 12 лет возглавлявший учреждение капитан 1 ранга А. Мурзаев, строитель Океанариума генерал — майор В. Ильин и многие другие.

В начале 70-х годов прошлого века специалисты Севастопольского военного океанариума для более эффективной дрессировки своих воспитанников разработали специальный дистанционный тренировочный прибор под откровенным названием электрошок с помощью нового «чудо — прибора» дрессировщик стал наказывать подопечных — морских животных весьма болезненным электрическим импульсом в случае неправильного выполнения ими поданных команд.

По мнению разработчиков, внедрение данного технического новшества позволило весьма заметно сократить время подготовки боевых дельфинов к выполнению конкретных заданий. Кроме того, привитые таким образом навыки и команды дельфин запоминал почти на двадцать лет.

Параллельно в 70-е годы советские ученые, не покладая рук, трудились над проектом «дельфин — робот» или, как его еще называли, «дельфин — зомби». Хирургическим путем в мозг млекопитающего вживляли специальные электроды для дистанционного управления им. Множество дельфинов погибло под скальпелем исследователей, осуществлявших этот проект. Еще больше животных было ими замучено во время экспериментов, но все наработки оказались нежизнеспособными. К сожалению, на очень многие опыты невозможно было смотреть без содрогания. К примеру, один профессор количество крови в дельфинах определял следующим образом. Животному разрезали вены на шее и на хвосте. После этого в верхнюю часть туловища вводили физиологический раствор, а к нижней подставляли ведра для крови. Процедура длилась до тех пор, пока из хвоста не начинал течь физиологический раствор. Разумеется, бедный дельфин после такого опыта погибал.

Тем временем, к счастью дельфинов, возымели действия жалобы на жестокость опытов, которые лично адмиралу Горшкову высказывали талантливый тренер — дрессировщик и водолаз Галина Александровна Шурепова и ее сторонники. После её многочисленных жалоб подобные опыты на дельфинах были прекращены.

Разработчики решили, что в мирное время применять дельфинов для подрыва кораблей пока нецелесообразно, однако от идеи использовать морских животных в специальных акциях не отказались. Они предложили попробовать, учитывая накопленный опыт работы с дельфинами, организовать из них группы охраны важных прибрежных объектов, а из отдельных, особо смышленых, подготовить беспощадных подводных убийц.

Эксперименты опять построили на инстинктах этих добродушных млекопитающих. Зная, что дружные дельфины спасают своих раненных собратьев выталкиванием головой их из воды на поверхность, чтобы те могли дышать, дрессировщики стали приучать подопечных таким же способом выталкивать любых легководолазов, оказавшихся в их зоне патрулирования. В это же время военные разработчики придумали надевать им на голову к рылу специальное устройство с баллончиком, ниппелем и иглой на конце. Небольшой баллончик, наполненный парализующим веществом, превращался под водой в грозное оружие, с которым дельфины могли успешно выполнять роль надежной стражи военно-морских баз от вражеских боевых пловцов, а при необходимости быть незаметными убийцами, проникая в строго охраняемые места морского отдыха — купания высокопоставленных государственных и политических деятелей, ведущих неугодную внешнюю или же внутреннюю политику.

В конце концов, эксперименты и тщательные тренировки принесли неплохой результат. из дельфинов действительно получились идеальные подводные часовые и перспективные подводные убийцы. их практическое применение получило весьма оригинальное название: «система нуллификации пловцов», что на самом деле означало уничтожение плавающих в воде людей. имеются свидетельства практического использования представителей «подводной цивилизации» в противодиверсионных целях ВМС США во время войны во Вьетнаме. Особенно хорошо они себя зарекомендовали в борьбе против Вьетнамских ныряльщиков-диверсантов. Дельфины из секретного подводного убежища в бухте Камрань (Южно — Китайское море) регулярно выходили на поиски и «нуллификацию» Вьетнамских боевых пловцов. Тогда же подготовленных дельфинов-убийц стали «вооружать» новейшими особыми, кассетного типа, иглами — шприцами с двуокисью углерода. Достигнув пловца, дельфин наносил ему головой, где крепилась игла, укол, и двуокись углерода под водой разрывала жертву на куски. До этого действия северовьетнамских боевых пловцов были успешными. Но, с сентября 1964 года их действия сошли на нет.

Таким же образом дельфины использовались для охраны судов и буровых платформ в Персидском заливе во время ирано — иракской войны 1980–1988 годов.

Но кроме использования самих дельфинов для обороны и нападения в Океанариуме в конце 80 — х годов прошлого века началась разработка средств для борьбы с дельфинами — убийцами подводных диверсантов. С этой целью были разработаны специальные стационарные и небольшие переносные приборы. Пьезокерамическая антенна такого компактного прибора, установленного на корпусе дыхательного аппарата боевого пловца, должна была под водой подавать импульсный сигнал определенной акустической частоты, отпугивающий морских млекопитающих. Такие же антенны, но более мощного прибора, планировалось также стационарно размещать под водой в акватории охраняемого объекта. Периодически, бессистемно включаясь, они должны были стать надежной защитой военно-морских баз и других наиболее важных водных объектов от дельфинов — диверсантов и советских боевых пловцов от применения противником дельфинов — убийц.

После создания в 1967 году в составе Черноморского флота первого в Советском Союзе отряда по борьбе с подводными диверсионными силами и средствами (противодиверсионной службы) ВМФ СССР сначала на Черноморском флоте, а вскоре и на других флотах, перед советскими дрессировщиками была поставлена очередная задача: воспитать из морских млекопитающих надежных защитников военно-морских баз. Министерство обороны Советского Союза запланировало укрепить командами тренированных боевых животных подводную охрану наиболее важных прибрежных объектов.

На этот раз на службу наряду с дельфинами были также призваны неприхотливые сивучи (они же северные морские львы), крупные, длиной до трех с половиной метров и весом порядка восемьсот килограмм, морские млекопитающие семейства ушастых тюленей, которые кроме других способов освоили также приемы борьбы с вражескими диверсантами просто зубами.

По мнению тренера, этих морских животных Виктора Ганичкина, по сообразительности эти ластоногие, длина которых может достигать 3,5 м, а вес до 900 кг, нисколько не уступают дельфинам.

Сивучи не только находили под водой торпеды, но и поднимали их на поверхность с помощью специальных захватов. Более того, сивучи освоили приемы борьбы с подводными диверсантами. Пловца они могут определить на очень далеком расстоянии. Нападая, они срывали с пловцов ласты, перекусывали воздуховодные трубки аквалангов, вырывали загубники и терзали диверсантов, будто овчарки.

Кроме того, мимо сивуча не пройдет не замеченной ни одна субмарина. Если животному будет дана команда на действия против подводного или надводного судна, то он свой долг выполнит. К примеру, сивуч может догнать подлодку и установить радиобуй. После чего ее маршрут можно отслеживать. А подлодка, ничего не подозревая, пойдет дальше.

Собственно работы по подготовке дельфинов к патрулированию у входа в военно-морскую базу начались после посещения Океанариума в сентябре 1973 года Главкомом ВМФ Адмиралом Флота Советского Союза С. Г. Горшковым.

Первоначально животные находились в зоне специальной акватории и контролировали звуковую гамму моря на предмет присутствия в ней подводных диверсантов противника. Почувствовав его приближение, они приводили в действие сигнальный патрон и выдавали пеленг на цель. В последующем дельфинов стали выпускать в море для практической наводки на обнаруженный объект сопровождающего их катера.

Вместе с тренировками дельфинов по поиску диверсантов противника их приучали не бояться выстрелов из подводного пистолета, которые производились непосредственно возле головы животного. Их учили не реагировать на взрыв тротиловой шашки на глубине около пяти метров. Попутно выяснилось, что дельфины в 5 — 6 раз лучше переносят последствия взрывной волны под водой, чем люди. Эффективность «живой» акустики дельфина оказалась на полтора, два порядка выше корабельной гидроакустической станции! Средняя достоверность обнаружения подводного пловца боевым животным составила 80 %.

В 1975 году морские млекопитающие впервые заступили на постоянное дежурство. их первым охраняемым объектом стала Севастопольская военно-морская база. Охраняли они и Балаклавскую бухту с ремонтным заводом подводных лодок.

Систему противолодочной и противодиверсионной обороны Балаклавской военно — морской базы, а в дальнейшем и других военно — морских баз СССР, построили по принципу двух ступеней (двух линий). На дальних подступах к базе вначале задействовалась линия средств электронно — технического обнаружения и слежения, которая состояла из разветвленной сети станций технического обнаружения, установленных на морском дне. После того, как эти станции засекали неизвестный подводный объект, направляющийся в сторону базы, в действие приводились силы боевых дельфинов — разведчиков и других морских животных — охранников. Вначале навстречу подозрительному объекту из специальных подводных клетей, расположенных в определенных местах на морском дне у входа в базу, выпускались дельфины — разведчики, оснащенные сигнальным оборудованием, закрепленным на их спинах. Дельфины — разведчики подплывали к цели и делали вокруг нее круг, тем самым обозначая ее дислокацию на электронной карте штаба противодиверсионной службы охраны водного района базы. В случае, когда специалисты противодиверсионной службы (ПДСС) классифицируют цель как неизвестную сверхмалую подводную лодку или человеко — торпеду, они немедленно передают ее координаты береговым батареям, которые обстреливают глубинными бомбами указанный квадрат до полного уничтожения непрошеного гостя. Если же цель классифицируется как вражеский боевой пловец или группа пловцов, то навстречу им направляются боевые сивучи по борьбе с диверсантами.

Подготовленные для борьбы с подводными диверсантами сивучи имели специальное оборудование или вооружение, которое закреплялось у них на спине или морде. Особыми захватами в виде клещей с острыми шипами они могли захватить и нейтрализовать боевого пловца, а затем отбуксировать его к своей клети, то есть взять в плен. При ином варианте сивуч или дельфин — убийца сразу же уничтожает боевого пловца с помощью специального вооружения — длинной иглы контактного шприца с редуктором и баллона со сжатым воздухом.

В 1976 году создана спасательная группа дельфинов. Она вошла в состав АСС КЧФ (начальник капитан 2 ранга А. В. Жбанов) и насчитывала в своем составе четырех дельфинов, подготовленных в Севастопольском военном океанариуме. Группа в сотрудничестве с другими службами ВМФ за время деятельности обнаружила более 40 затонувших ракет, мин, торпед, показав высокую эффективность и оперативность в проведении поисковых работ. Первым командиром специального подразделения являлся капитан 3 ранга В. Бондаренко. Наибольших успехов группа добилась, когда находилась под командованием капитана 3 ранга А. Андрияшина.

В конце 70-х годов XX века специалисты Севастопольского военного океанариума первые в мире осуществили десантирование дельфина на воду. Вертолетом типа Ми-8Т из состава 872-го вертолётного полка Черноморского флота (командир — капитан В. И. Колодкин, летчик — штурман старший лейтенант A. M. Чикин) со снятыми грузовыми створками боевое животное было поднято на высоту 900 — 1200 метров в районе мыса Херсонес и затем сброшено в воду на специальном парашюте.

Одновременно с дельфином десантировался участник эксперимента доктор технических и кандидат биологических наук Б. А. Журид. Вместе с дельфинихой по кличке Бета, было десантировано и соответствующее снаряжение, которое должно было помочь ей найти «потерянную» торпеду. После приводнения на выполнение задачи Бете понадобилось всего несколько минут!

Кроме поисковых работ севастопольские дельфины использовались для поиска морских мин. В 1988 году во время учений противоминных сил Черноморского флота под руководством тренера А. Пуговкина боевые животные весьма эффективно справились с задачей поиска морских мин различного назначения. Бригада тральщиков, которая взаимодействовала тогда с дельфинами (командир бригады капитан 1 ранга Б. Чернышков), по результатам учений завоевала приз Главкома ВМФ СССР.

Полученные в ходе этих учений результаты позволили учёным серьезно заняться вопросами разработки специальных методик, позволявших совершенствовать обучение животных противоминным действиям на значительном диапазоне глубин.

Всего с 1966 по1991 год, в Севастопольском Океанариуме было реализовано пять государственных научных программ, на которые было потрачено 24 миллиона советских рублей. Для сравнения аналогичные исследования в США в океанариуме военно-морских сил в городе Сан — Диего обошлись в 120 миллионов тогдашних долларов или по тогдашнему курсу около 240 миллионов советских рублей. Так, по данным советских компетентных источников, в США на подготовку морских животных в военных целях с 1986 по 1989 годы было израсходовано около 30 миллионов долларов. Всего же за последние 14 лет холодной войны, то есть 1975 по 1989 год, флот и Центральное разведывательное управление США потратили на эти программы более 200 миллионов долларов.

По утверждению советских специалистов и исследователей, к моменту распада СССР, их система и образцы снаряжения и вооружения морских животных намного опережали разработки ученых США.

Последним начальником 184-го НИЭБ ВМФ СССР на момент распада Советского Союза был — капитан 1 ранга О. Н. Продан.

Спустя год после распада СССР 184-го НИЭБ включая Океанариум, в сентябре 1992 года перешла под юрисдикцию Украины. Все проводившиеся в научных учреждениях на территории Балаклавы исследования и испытания были прекращены. И вскоре база, за исключением Океанариума прекратила своё существование.

В период нахождения Океанариума под юрисдикцией Украины, он являлся научным учреждением её министерства обороны и в нём продолжались работы над морскими биотехническими системами, исследования в областях гидробионики, общей и прикладной экологии, подводно — поисковые и подводно — технические работы, разрабатывались системы подводной цифровой бескабельной связи.

Для дополнительного самофинансирования руководство Океанариума с конца 90 — х годов прошлого века начало создавать систему дельфинотерапии, то есть платного лечения прежде всего у детей путем их совместного пребывания в бассейне с дельфинами различных врождённых или приобретённых заболеваний или повреждений центральной нервной системы. К концу 2006 года прошли курсы лечения в океанариуме более пяти тысяч детей.

В феврале 2000 года согласно договорённостям между правительственными структурами Украины и Исламской Республики Иран группа специалистов Севастопольского Океанариума, вместе дельфинами и морскими котиками (сивучами) отправилась в Иран, на остров Кешм, что в Омузском проливе. Официально для цирковых выступлений, а на самом деле на секретную иранскую военно — морскую базу, где морских животных обучали военным специальностям, в частности, поиску подводных лодок и охоте на боевых пловцов.

Летом 2000 года представитель ВМС Украины капитан 1- го ранга Николай Савченко заявил, что Украина решила продолжить готовить и использовать дельфинов в военных целях. Морские животные еще не скоро снимут погоны.

Однако тогдашний начальник Океанариума Вооруженных сил Украины капитан 1 ранга В. В. Кулагин высказал свою позицию, заключавшуюся в том, что не надо зацикливаться лишь на боевых обязанностях дельфинов, поскольку они могут помогать в подводной археологии, в поиске затонувших судов, в выявлении мест, загрязненных вредными химическими веществами. По его словам, в перечне возобновленных научно — исследовательских работ Океанариума военная тематика составляет лишь около 10 %.

После того как в феврале — марте 2014 года территория Крыма и Севастополя вошла в состав Российской Федерации Севастопольский Океанариум стал воинской частью военно — морского флота Российской Федерации и концу 2014 года на его базе была воссоздана «184 — я научно — исследовательская экспериментальная база ВМФ РФ»

Данная глава была написана как отдельная статья 17 декабря 2016 года

Оглавление книги


Генерация: 0.664. Запросов К БД/Cache: 3 / 1