Глав: 27 | Статей: 32
Оглавление
Книга написана бывшим командующим подводными силами Тихоокеанского флота США. Автор подробно освещает боевую деятельность американских подводных лодок на Тихом океане а годы второй мировой войны. В книге рассматриваются тактические приемы подводных лодок, приводятся сведения об одиночных и групповых действиях лодок против японского торгового судоходства и боевых кораблей. Книга содержит большой фактический материал о потерях военного и торгового флота Японии.

Глава 14

Глава 14

После благополучного возвращения «Сэмон» на Сайпан мы выбрали время, чтобы зализать раны. Октябрь оказался трудным месяцем. Пять подводных лодок были потеряны, «Сэмон» получила тяжелые повреждения, из строя была выведена «Кревалле» в результате серьезной аварии, стоившей жизни одному офицеру. А в ноябре мы понесли новые потери.

На острове Лейте японцы продолжали оказывать упорное сопротивление, поэтому 3-й флот находился в постоянной боевой готовности, обеспечивая авиационное прикрытие войск генерала Макартура. Взлетно-посадочные полосы на Филиппинах не были подготовлены в срок для приема самолетов ВВС армии, и задачу постоянного воздействия по аэродромам противника с целью нейтрализации японской авиации пришлось взять на себя авианосцам 38-го оперативного соединения, которым командовал тогда вице-адмирал Маккейн.

Наши подводные лодки ушли из района действий 3-го флота и вели патрулирование дальше к северу и западу. Районы вдоль азиатского побережья все еще приносили нам хорошую добычу. Но тут все было налажено и шло заведенным порядком, поэтому я и офицеры моего штаба большую часть времени посвящали разработке планов очередной операции. Адмирал Спрюэнс и его штаб, находившиеся в Пирл-Харборе, заканчивали последние приготовления к новому наступлению.

Много внимания я уделял новому оборудованию, поступавшему на вооружение подводных лодок. В Пирл-Харбор прибыла «Спайкфиш», на которой была установлена первая радиолокационная станция перископного типа, и я, забросив все свои дела, отпразился на ней в учебный поход. Командир подводной лодки, так же, как и все мы, наблюдатели, был в восторге от нового комбинированного ночного перископа и смонтированной на нем антенны радиолокатора. Эта установка позволяла в ночное время своевременно обнаруживать противолодочные корабли противника, вооруженные радиолокационной аппаратурой, и уклоняться от них, а также сильно облегчала перископные атаки в светлое время суток. Радиус действия установки был более чем удовлетворительным.

В следующий раз, желая отдохнуть от своих канцелярских забот, я вышел на подводной лодке «Тиноса» для поиска мин с помощью частотно-модуляционного гидролокатора, что стало моим излюбленным занятием. Мы давно вынашивали план прорыва в Японское море, защищенное плотными минными заграждениями, и теперь, когда у нас появился гидролокатор, я понял, что он является как раз тем ключом, который отопрет эти надежно запертые двери. Я использовал каждый удобный случай, чтобы проверить этот прибор на практике и изучить его возможности. Учения «Тиноса» прошли в тот день исключительно удачно и заставили забыть непрерывно терзавшие меня мысли о наших тяжелых потерях. В базу я возвращался в превосходном настроении. Наконец-то мы сможем прорваться через минные заграждения Корейского пролива и, окончательно перерезав все морские коммуникации Японии, обречем своего противника на капитуляцию или гибель и спасем в результате тысячи американских жизней.

Капитан 3 ранга Гарри Халл, флагманский офицер нашего штаба по минно-артиллерийскому оружию, пригласил меня на испытания нового секретного оружия. Ранним утром 15 ноября мы отправились на подводной лодке «Си Аул» на учебный полигон. «Си Аул» была одним из тех замечательных подводных кораблей, которые в рекордно короткие сроки были построены на нашей военно-морской верфи в Портсмуте. Незадолго до этого начальник верфи адмирал Уизер писал мне, что в следующем календарном году они рассчитывают построить 36 таких подводных лодок. Для верфи, которая прежде строила три подводные лодки в течение двух лет, это было огромным достижением.

Первые три выстрела сверхсекретными новинками мы наблюдали, находясь на подводной лодке, которая шла в подводном положении, и были порядком обескуражены, когда после всплытия узнали, что только одна из них попала в цель. Две другие исчезли в неизвестном направлении. Мне сразу же припомнилась история наших мучений с торпедами. Затем мы перешли на корабль-цель. Три новых выстрела опять принесли лишь разочарование. Для нас, ожидавших чуда от этого долгожданного оружия, подобные результаты были тяжелым ударом. Первопричиной этой и других неудач было плохое электрическое оборудование, ибо большинство приспособлений делалось кое-как, на скорую руку. Потребовалось еще несколько недель напряженных испытаний, пришлось внести много усовершенствований, прежде чем это оружие стало достаточно надежным для использования его подводными лодками.

Вскоре мы узнали, что «волчья стая» подводных лодок 7-го флота, патрулировавшая в Южно-Китайском море, вывела из строя японский тяжелый крейсер «Кумано». Эта стая состояла из подводных лодок «Гитарро», «Рэтон» и «Брим».

6 ноября в 07.18 «Гитарро», патрулировавшая у мыса Болинао (остров Лусон), обнаружила конвой, состоявший из двух тяжелых крейсеров, семи грузовых судов и нескольких кораблей охранения. Конвой шел с юга. В течение 46 секунд подводная лодка выпустила девять торпед в один из крейсеров: шесть из носовых и три из кормовых торпедных аппаратов. Были зафиксированы три взрыва, происшедшие через нужные промежутки времени. Несколько минут спустя этот же конвой обнаружила «Брим» и выпустила по одному из крейсеров четыре торпеды. На этот раз были услышаны два взрыва.

Через 35 минут конвой атаковала «Рэтон» и выстрелила шесть торпед в «Кумано». Были отмечены три попадания. Этот последний торпедный залп прошел прямо над «Рей», которая примчалась сюда из соседнего района, чтобы принять участие в атаке. Жужжание винтов смертоносных торпед было отчетливо слышно через прочный корпус корабля. Да, воды противника действительно кишели нашими подводными лодками.

В 09.46 «Рей» выстрелила четыре электрические торпеды в этот же крейсер. В 10.41 с нее видели, как «Кумано», у которого была оторвана носовая часть, буксировали к берегу.

18 ноября мы получили донесение командира «Спейдфиш» капитана 3 ранга Андервуда о потоплении авианосца в Желтом море к северу от Шанхая. Андервуд командовал стаей, в которую входили, кроме «Спейдфиш», подводные лодки «Санфиш» и «Пето». Потопив грузовое судно в районе устья реки Янцзы, «Спейдфиш» направилась на север и в 14.34 17 ноября обнаружила дым на северо-западе. Вскоре стали видны пять дымов, а затем показались и мачты. Времени до заката солнца оставалось немного, и Андервуд решил дать конвою пройти, а с наступлением темноты атаковать его в надводном положении. При таком плане действий Андервуд имел возможность уклониться от преследования после удара, пользуясь более высокой надводной скоростью лодки. В противном случае ему пришлось бы подвергнуться атаке глубинными бомбами в этом мелководном районе, что грозило неприятными последствиями. Опасаясь обнаружения самолетами, которые нередко обнаруживают подводную лодку даже на глубинах порядка 30 метров, Андервуд погрузился на 45-метровую глубину и пошел за конвоем. Конвой прошел прямо над «Спейдфиш». Эскортные корабли несли гидроакустическую вахту, однако подводная лодка обнаружена не была.

В 17.34 Андервуд всплыл на перископную глубину и осмотрел цели. Здесь были пять крупных грузовых судов и несколько кораблей охранения, опекаемых конвойным авианосцем. В этот момент со стороны судна, которое шло впереди конвойного авианосца, послышался грохот взрыва, сопровождавшегося султаном дыма, а вслед за тем рванула серия глубинных бомб. По-видимому, в атаку вышла одна из подводных лодок стаи.

В 18.34 на «Спейдфиш» была объявлена боевая тревога. Подводная лодка всплыла и начала преследование конвоя. Два корабля охранения отстали от конвоя для поиска и атаки подводной лодки. Андервуд прошел в 50 кабельтовых от них, не будучи обнаруженным, хотя они и вели радиолокационный поиск. В это время командир «Санфиш» доложил Андервуду, что собирается атаковать конвой, находящийся часах в трех хода от конвоя, обнаруженного «Спейдфиш». Другое донесение об обнаружении еще одного конвоя, состоявшего из конвойного авианосца, пяти эскадренных миноносцев и девяти грузовых судов, было получено от одного из самолетов морской авиации, которые базировались на Китай. Кстати сказать, в тот период мы уже регулярно получали сообщения от летчиков авиагруппы «Китай» об обнаружении конвоев противника, что являлось для нас существенной помощью.

Несколько месяцев тому назад мы сняли капитана 3 ранга Эберта с подводной лодки «Скэмп» и направили в Бирму в качестве нашего офицера связи при коммодоре Майлсе, командовавшем авиагруппой «Китай».

В 21.19 «Спейдфиш» заняла позицию для атаки авианосца с дистанции 22,5 кабельтова, как вдруг он неожиданно произвел поворот. Андервуд изменил курс и снова оказался впереди конвоя. Конвой шел со скоростью, не превышавшей 14 узлов, что при умеренном волнении моря делало сближение с ним довольно простым маневром. В это время Андервуд принял донесение от «Санфиш» об атаке конвоя и потоплении большого грузового судна.

В 23.03 Андервуд выстрелил шестью торпедами из носовых аппаратов в конвойный авианосец с дистанции 20 кабельтовых, после чего быстро развернулся и разрядил кормовые аппараты в головное судно, очевидно, танкер. Одна торпеда попала в корму авианосца, остальные три распределились по всей его длине. Авианосец, объятый пламенем, стал оседать на корму. Было зафиксировано также попадание одной из торпед, выстреленных из кормовых аппаратов, но взрыва никто не видел, так как все внимание было сосредоточено на пылавшем авианосце. Он так сильно накренился на правый борт, что можно было видеть, как падали за борт самолеты, которыми была забита его полетная палуба. Вскоре авианосец с большим дифферентом на корму ушел под воду. В последний миг его еще пылавший нос задрался высоко в небо.

Жертвой «Спейдфиш» оказался конвойный авианосец «Дзинё» водоизмещением в 21000 тонн. Японцы построили всего пять конвойных авианосцев. Четыре из них были потоплены нашими подводными лодками. Последний авианосец этого типа «Кайё» был уничтожен позже самолетами с авианосцев оперативного соединения вице-адмирала Маккейна во Внутреннем Японском море.

Ночью 18 ноября Андервуд попытался атаковать еще один конвой. На этот раз корабль охранения обнаружил его, дал опознавательный сигнал, а затем открыл огонь из 40-мм пушки.

«Спейдфиш» начала стремительно отходить, и Андервуд поспешил очистить мостик от людей. Прежде чем подводная лодка развила полную скорость, японец, сблизившись с ней на дистанцию пять кабельтовых, открыл ураганный огонь трассирующими снарядами из 20- и 40-мм пушек. Андервуд отчаянно уклонялся, не рискуя погрузиться в столь мелководном районе, и в конечном счете оторвался от своего преследователя. После этого японец сбросил для «успокоения совести» серию глубинных бомб и убрался восвояси.

«Спейдфиш» и две другие подводные лодки этой стаи бороздили воды Желтого моря в течение 22 суток и добились неплохого боевого счета. Несколько судов, которые они считали потопленными, не были засчитаны объединенным комитетом по учету потерь и, следовательно, их надо отнести к числу поврежденных. В дополнение к уже названным «Спейдфиш» потопила еще грузовое судно. Таким образом, ею были потоплены конвойный авианосец и три судна общим тоннажем в 30421 тонну. Ее компаньонки «Санфиш» и «Пето» потопили соответственно транспорт, грузовое и грузо-пассажирское судно общим тоннажем в 16179 тонн и три грузовых судна общим тоннажем в 12572 тонны.

В первой половине ноября мы начали боевые действия по уничтожению японских сторожевых кораблей. По просьбе адмирала Спрюэнса нам предстояло очистить от противника район шириной в 180 миль, через который должно было пройти авианосное оперативное соединение для нанесения первого мощного удара по островам собственно Японии. Предполагалось, что подводные лодки расправятся с патрульными кораблями без того шума, который неизбежно подымется, если за это дело возьмутся эскадренные миноносцы. С уничтожением патрульных кораблей противника в этом районе наши авианосцы получали больше шансов на достижение тактической внезапности.

Планируя эти действия и сосредоточивая нужное число подводных лодок на Сайпане, мы исходили из того, что Спрюэнс нанесет удар по Японии в ноябре. Однако в связи с тем, что 3-й флот все еще находился в заливе Лейте, обеспечивая авиационное прикрытие сухопутных войск, нам пришлось отложить на некоторое время воздействие по силам дозора. Тем не менее, не желая терять времени даром, мы решили силами подводных лодок, имевшихся на Сайпане, провести в жизнь часть этого плана, чтобы приобрести опыт, который мог нам пригодиться в дальнейшем.

Из семи подводных лодок («Ронкуил», «Берфиш», «Стёрлет», «Силверсайдз», «Триггер», «Тэмбор» и «Сори») была составлена «волчья стая» под командованием капитана 3 ранга Клакринга. 10 ноября стая покинула Сайпан, имея приказ прочесать обширный район в 180 миль шириной к юго-востоку от Японии. Подводные лодки должны были топить каждый встреченный ими сторожевой корабль.

История этого похода — легенда. Установившаяся штормовая погода делала артиллерийский огонь подводных лодок неточным, а иногда и просто невозможным, так как низкий борт подводной лодки позволяет эффективно вести огонь из орудий только при сравнительно спокойном состоянии моря. Подводные лодки потопили всего четыре сторожевика, но зато извлекли чрезвычайно ценный урок. Прочесывание дало совершенно противоположный результат. В помощь сторожевым кораблям японцы выслали все имевшиеся в их распоряжении самолеты и противолодочные корабли, и боевые действия, имевшие целью очистить район от противника, на деле уменьшили возможности оперативного соединения пройти необнаруженным.

Подводная лодка «Хэлибат» капитана 3 ранга Гэлантина едва не стала жертвой противолодочных кораблей противника. Действуя в составе «волчьей стаи», атаковавшей конвой у южной оконечности Формозы, она была обнаружена эскортными кораблями сразу же, как только выстрелила по своей цели четыре торпеды из носовых аппаратов. Гэлантин ушел на глубину, а вслед ему посыпались глубинные бомбы. Два эскортных корабля начали контратаку с обоих бортов подводной лодки. Посылки поисковых гидроакустических станций эскортных кораблей легко прослушивались во всех отсеках подводной лодки, и никто больше не сомневался, что «Хэлибат» обнаружена.

Эскортные корабли действовали поочередно. Пока один поддерживал гидроакустический контакт с подводной лодкой, другой обрушивал на нее глубинные бомбы Затем они менялись ролями. Оглушительные взрывы следовали друг за другом почти непрерывно. Боевая рубка получила глубокую вмятину по всей длине левого борта, один из перископов был разбит, весь прочный корпус вдоль кормового аккумуляторного отсека покрылся вмятинами, а отсеки были засыпаны кусками пробковой изоляции и битым стеклом. Несколько глубинных бомб разорвались так близко над подводной лодкой, что она была отброшена на глубину, намного большую предельной глубины погружения.

Когда серия глубинных бомб сорвала с мест торпедные стеллажи, на каждом из которых покоилась полуторатонная торпеда, носовой торпедный отсек превратился в кромешный ад. Листы палубного настила были смяты, и люди, находившиеся в отсеке, свалились в трюм. Один из матросов позже рассказывал, что ему показалось, будто бы он пролетел прямо сквозь днище лодки. Все кингстоны были заклинены, спасательная шахта дала течь, а прочный корпус и палубный настил покрылись гофрами. Была разорвана магистраль воздуха высокого давления, проходившая через носовой аккумуляторный отсек. Свист врывающегося в отсек воздуха и запах вежеталя и примочек для бритья, разносившийся повсюду из разбитых бутылок, создали у личного состава носового аккумуляторного отсека впечатление, будто бы их затопляет водой и отсек наполняется удушливым хлором. Можно представить, что началось в отсеках «Хэлибат» после этого открытия. Поднялся такой гвалт, что его могли легко услышать на противолодочных кораблях, но тем не менее по совершенно необъяснимой причине глубинные бомбы перестали сыпаться на лодку. Гэлантин позже говорил: «По неизвестной причине японцы прекратили атаку. За небольшую выдержку мы были щедро вознаграждены». Однако повреждения подводной лодки оказались слишком тяжелыми. «Хэлибат», являвшаяся ветераном многих боев и имевшая на своем счету 12 потопленных судов общим тоннажем в 45257 тонн, была отстранена от активной боевой службы.

Примерно в это время произошла смена командования подводными силами. Ральф Кристи, командующий подводными силами 7-го флота в Австралии, был сменен на этом посту контр-адмиралом Файфом, а командующего подводными силами в Атлантике контр-адмирала Добина сменил Стайер, недавно произведенный в адмиралы.

Порядок перевода штаба главнокомандующего на остров Гуам был утвержден. На самом высоком холме острова, «холме командующего», как его окрестили, уже началось строительство служебных и жилых помещений. «Сперри» — плавучая база 10-го соединения подводных лодок и флагманский корабль командира соединения — вышла с Маджуро на Гуам, где на участке, выбранном Джоном Брауном, начали воздвигаться домики будущего лагеря отдыха подводников. Мы назвали его «лагерем Дили» в честь геройски погибшего командира подводной лодки «Хардер».

21 ноября стало для нас праздничным днем. В этот день американская подводная лодка потопила японский линейный корабль «Конго» водоизмещением в 31000 тонн. Этот подвиг совершила «Силайэн II» капитана 3 ранга Рича. Мы получали донесения о потоплении линейных кораблей и раньше, однако на поверку оказывалось, что командиры переоценивали результаты своих атак. «Скейт» добилась двух попаданий в «Ямато», а «Танни» двух попаданий в «Мусаси», но обе цели ушли своим ходом. На этот раз «Силайэн» видела, как ее жертва затонула.

«Силайэн» патрулировала в Восточно-Китайском море к северо-западу от Формозы, когда радиометрист доложил о контакте с целью на необычайно большой дистанции — 210 кабельтовых. Это указывало либо на очень крупную цель, либо на наличие какого-то радиолокационного миража. Такие явления довольно часто происходили в этих районах, в особенности в Желтом море, где нередко докладывали о фантастических дистанциях в 250 кабельтовых до цели, не большей, чем парусная джонка средних размеров. Но на этот раз радиолокатор подводной лодки все время давал уверенный контакт. Ночь была почти идеальной для торпедной атаки в надводном положении: облака, затянувшие небо, скрыли луну, море было спокойное и видимость — около семи кабельтовых. Поэтому Рич решил оставаться на поверхности так долго, как позволит обстановка. Во время действий против боевых кораблей, имеющих радиолокационные установки, этот план мог оказаться невыполнимым. Тем не менее он решил пойти на это, чтобы сохранить преимущества в надводной скорости и маневренности.

К этому времени было установлено, что главные силы японского соединения шли в кильватерной колонне в следующем порядке: крейсер, за ним два линейных корабля и снова крейсер. Колонну прикрывали три эскадренных миноносца. «Силайэн» находилась слева по носу от японских кораблей. Лучшей позиции нельзя было и желать. Противник шел северо-восточным курсом со скоростью 16 узлов и не делал противолодочного зигзага — гибельное упущение при встрече с подводной лодкой, оборудованной радиолокатором.

Рич выбрал целью первый линейный корабль и установил торпеды на глубину три метра на случай, если эскадренный миноносец вдруг окажется на линии стрельбы. Японцы, ничего не подозревая, продолжали идти навстречу гибели. В 02.56 цель оказалась на линии прицела и Рич выстрелил в нее шестью торпедами из носовых аппаратов; затем положил руль на борт и быстро развернулся для стрельбы из кормовых торпедных аппаратов по второму линейному кораблю. В 02.59 он застопорил машины, чтобы бурун от винтов не мог сбить торпеды с курса, и дал залп.

Рич говорил, что те четыре минуты, которые понадобились торпедам первого залпа, чтобы достичь цели, показались ему вечностью. Его осаждали всякого рода сомнения: правильны ли расчеты, точно ли он определил скорость противника, верное ли взял растворение? И вдруг низко нависшие облака озарились яркой вспышкой трех взрывов по всей длине головного линейного корабля. Спустя минуту последовал еще один оглушительный взрыв, и вспышка пламени осветила вторую цель.

В это время «Силайэн» уже мчалась на самой высокой скорости во тьму на запад. Японцы не обнаружили ее. Рич решил продолжить преследование и лег на курс, параллельный курсу противника. Находясь в 40 кабельтовых от японцев, он перезарядил торпедные аппараты и тут к своему ужасу обнаружил, что противник увеличил скорость до 18 узлов. Вероятно, трехметровая установка глубины хода торпед была взята неправильно и взрывы лишь поцарапали бронированные борта линейных кораблей. Уж в следующий-то раз он непременно будет строго выполнять инструкции! Нужно было увеличить скорость подводной лодки, а это представляло серьезные трудности. На море началось сильное волнение, дул встречный свежий ветер. Даже при 25-процентной перегрузке машин «Силайэн» делала всего лишь около 17 узлов.

В 04.50 наступил рассвет. Соединение противника разделилось на две группы. Три тяжелых корабля продолжали идти прежним курсом и скоростью, в то время как четвертый — первая цель «Силайэн» — уменьшил ход до 11 узлов и отстал, охраняемый двумя эскадренными миноносцами. Третьего эскадренного миноносца нигде не было видно. Как стало известно позже, к тому времени он уже находился на дне Восточно-Китайского моря, потопленный торпедой, которая предназначалась для второго линейного корабля.

Рич решил атаковать тихоходную группу целей. К 05.12 он занял позицию впереди нее, уменьшил ход и начал атаку. Однако спустя несколько минут цель остановилась, а вслед за тем в 05.24 раздался оглушительный взрыв. Небо озарила ослепительная вспышка. «Это было похоже на закат солнца в полночь», — рассказывал мне позже Рич.

Изображение цели постепенно исчезло с экрана радиолокатора. Так нашел свой конец «Конго».

Но эти победы не обошлись без потерь. В течение всего октября и ноября мы молились в душе о том, чтобы наши подводные лодки, которые не подавали о себе никаких вестей, вернулись в базу целыми и невредимыми. Какое это мучение — сознавать, что подводная лодка находится, может быть, в безвыходном положении и что ей нельзя уже ничем помочь.

Подводная лодка «Альбакор», уничтожившая японский авианосец «Тайхо», по нашим предположениям, погибла где-то у северо-восточного побережья острова Хонсю. В связи с минной опасностью, существовавшей в мелководных районах, ей было приказано не заходить за 182-метровую изобату. Как видно из японских документов, попавших к нам после войны, 7 ноября патрульный катер зафиксировал взрыв на подходах к проливу Цугару. Этот взрыв мог быть вызван миной. На поверхности моря были замечены пузыри воздуха, большое масляное пятно, куски пробки, постельные принадлежности. Очевидно, по какому-то стечению обстоятельств «Альбакор» попала на минное заграждение и погибла.

«Альбакор» была очень результативной подводной лодкой. Она потопила десять судов и кораблей противника обидам водоизмещением в 49861 тонну. Число потопленных ею боевых кораблей было больше, чем у любой другой подводной лодки: авианосец, легкий крейсер, два эскадренных миноносца, фрегат и охотник за подводными лодками.

Подводная лодка «Граулер» капитана 3 ранга Оукли оказалась следующей, о которой пришлось сообщить: «Не возвратилась в срок из боевого похода, предположительно, погибла». 8 ноября она действовала к западу от острова Миндоро в составе «волчьей стаи», в которую, кроме нее, входили «Хейк» и «Хардхед». Оукли являлся командиром стаи. У «Граулер» вышел из строя радиолокатор, и она должна была встретиться с подводной лодкой «Брим», чтобы получить от нее некоторые запасные части.

Рано утром «Граулер» обнаружила конвой противника. Приказав остальным подводным лодкам стаи занять позиции для атаки конвоя, Оукли начал сближение. Примерно через час на «Хейк» услышали три далеких взрыва, а на «Хардхед» — один, похожий на взрыв торпеды. Вскоре конвой отвернул от позиции, которую занимала «Граулер», а немного спустя на «Хардхед» услышали три далеких взрыва глубинных бомб. После этого связь с «Граулер» установить не удалось, и в назначенную точку рандеву с «Брим» она не прибыла. В донесениях противника о противолодочных атаках, произведенных в тот день в том районе, не отмечалось появления на поверхности моря соляра или обломков. Что погубило «Граулер»? Была ли это возвратившаяся, подобно бумерангу, своя собственная торпеда, как это случилось с «Таллиби» и «Тэнг», или глубинные бомбы, мы вряд ли когда-нибудь узнаем, ибо никому из экипажа не удалось спастись.

«Граулер» участвовала в боевых действиях более двух с половиной лет. За это время она потопила десять судов и кораблей противника общим тоннажем 32607 тонн. В числе их фрегат и два эскадренных миноносца.

Подводная лодка «Скэмп», по нашим предположениям, погибла в ноябре. Она вела патрулирование в районе островов Бонин, к северу от Марианских островов, к тому времени уже занятых нашими войсками. 8 ноября ей было приказано перейти в район небольшого острова Софуган, находящегося в 500 милях к югу от Токийского залива. На следующий день «Скэмп» подтвердила получение радиограммы, предписывавшей ей оставить острова Бонин, которые должны были подвергнуться бомбардировке силами нашей авиации. Это было последнее донесение, полученное от нее.

В японских материалах, с которыми мы ознакомились после войны, имеется донесение о том, что 11 ноября патрульный самолет обнаружил масляный шлейф, который, как предположил летчик, тянулся за подводной лодкой, и сбросил глубинные бомбы. Это произошло поблизости от позиции «Скэмп». Подошедшие к месту происшествия катера береговой охраны сбросили 70 глубинных бомб, после чего на поверхности моря появилось огромное масляное пятно. На боевом счету «Скэмп» числится пять потопленных судов и кораблей (в том числе большая подводная лодка «I-24») общим тоннажем 34000 тонн.

Конец ноября ознаменовался новым успехом. Командир подводной лодки «Арчерфиш» капитан 3 ранга Энрайт донес о потоплении шестью торпедами авианосца типа «Хаятака». Так оно и было на самом деле, хотя на протяжении нескольких последующих месяцев мы и не были полностью уверены в достоверности донесения Энрайта. «Арчерфиш» занимала позицию поблизости от острова Хатидзэ, расположенного примерно в 150 милях к югу от Токио. Ввиду недостатка в объектах для атаки ее основная задача заключалась в спасении сбитых летчиков с самолетов В-29, вылетавших с острова Тиниан для бомбардировки Японии.

Ранним утром 28 ноября «Арчерфиш» было сообщено, что воздушный налет в этот день отменяется и она может действовать по своему усмотрению вплоть до следующего дня. 8 связи с этим Энрайт пошел по направлению к острову Хонсю. К вечеру он оказался у острова Инамба, в 90 милях к югу от входа в Токийский залив. В 20.48 был установлен радиолокационный контакт с какой-то целью, находившейся в 120 кабельтовых к северу от подводной лодки. Через полчаса стало известно, что это авианосец, идущий противолодочным зигзагом в юго-западном направлении со скоростью 20 узлов. Небо было затянуто облаками, но временами между туч показывалась луна и видимость увеличивалась до 70 кабельтовых. Северная часть горизонта была темной, поэтому Энрайт выбрал позицию справа по курсу корабля противника. К 22.30 выяснилось, что авианосец сопровождают четыре корабля охранения и что «Арчерфиш» находится слишком далеко от этой группы кораблей, чтобы в подводном положении выйти в точку залпа. Энрайту ничего не оставалось делать, как пойти курсом, параллельным курсу противника, и молить бога о ниспослании удачи.

Авианосец шел с большей скоростью, и расстояние между ним и «Арчерфиш» хотя и медленно, но увеличивалось. Энрайт, видя, что цель ускользает, передал в эфир донесение об установленном контакте в надежде на то, что поблизости окажется подводная лодка, которая сумеет атаковать противника. Если бы авианосец продолжал двигаться прежним курсом, то подводная лодка не имела бы возможности атаковать его.

Но в 03.00 наступила развязка. Японец неожиданно развернулся и пошел обратно. Расстояние между ним и подводной лодкой начало быстро сокращаться. «Арчерфиш» оказалась буквально под носом у противника и мгновенно погрузилась. Положение для атаки было идеальным. Авианосец находился в 1200 метрах на правом траверзе подводной лодки. В 03.07 «Арчерфиш» выпустила шесть парогазовых торпед, установленных на глубину 3 метра. Точно через 57 секунд первая торпеда попала в кормовую часть, и огромный клуб пламени охватил правый борт корабля противника. Еще через десять секунд Энрайт зафиксировал второе попадание. Затем он опустил перископ и пошел на погружение, готовясь к уклонению от контратаки. Уходя на глубину, он слышал еще четыре взрыва, происшедших через нужные промежутки времени. За ними последовал громкий треск рушащихся переборок авианосца, получившего в правый борт около двух с половиной тонн взрывчатки.

В послевоенных сводках указывается, что жертвой «Арчерфиш» оказался гигант «Синано» водоизмещением 59000 тонн. «Синано» относился к тому же классу, что и огромные линейные корабли «Ямато» и «Мусаси», но был переоборудован в сверхавианосец. Во время торпедирования он проходил ходовые испытания. «Синано» затонул через несколько часов, вероятно в то время, когда Энрайт услышал в отдалении сильный взрыв.

На судебном процессе, происходившем вскоре после гибели «Синано», командир авианосца показал, что водонепроницаемые переборки и двери корабля находились в неудовлетворительном состоянии, так как работы по его переоборудованию еще не были закончены. Эскадренные миноносцы спасли большую часть экипажа «Синано».

Количество судов, потопленных в ноябре, было меньше рекордных показателей, достигнутых в октябре. По данным объединенного комитета армии и флота по учету потерь, 27 американских подводных лодок потопили 46 судов, в том числе 7 танкеров, общим тоннажем 211855 тонн. 13 подводных лодок, 8 из которых входят в указанное число 27, потопили рекордное за все время войны количество боевых кораблей общим водоизмещением 127119 тонн. Ими были потоплены: линейный корабль, авианосец, конвойный авианосец, пять эскадренных миноносцев, фрегат, подводная лодка и семь других военных кораблей.

Высокие показатели по числу и тоннажу потопленных судов были достигнуты подводной лодкой «Этьюл» — четыре судна общим тоннажем 25691 тонна и подводной лодкой «Пикыода» — три судна общим тоннажем 21657 тонн.

С подводной лодкой «Пинтадо» произошел редкий в боевой жизни подводников случай. 3 ноября, патрулируя в водах Южно-Китайского моря, она обнаружила авианосец противника в сопровождении эскадренных миноносцев и немедленно пошла на сближение. Атака развивалась успешно. Но как только шесть торпед вышли из аппаратов, находившийся слева эскадренный миноносец неожиданно оказался на пути их движения. Раздалось несколько взрывов, которые разнесли эскадренный миноносец «Акикадзэ» на куски, а «счастливый» авианосец вскоре скрылся за горизонтом.

Оглавление книги


Генерация: 0.177. Запросов К БД/Cache: 0 / 0