Главная / Библиотека / Топи их всех! /
/ Предисловие к советскому изданию

Глав: 27 | Статей: 32
Оглавление
Книга написана бывшим командующим подводными силами Тихоокеанского флота США. Автор подробно освещает боевую деятельность американских подводных лодок на Тихом океане а годы второй мировой войны. В книге рассматриваются тактические приемы подводных лодок, приводятся сведения об одиночных и групповых действиях лодок против японского торгового судоходства и боевых кораблей. Книга содержит большой фактический материал о потерях военного и торгового флота Японии.

Предисловие к советскому изданию

Предисловие к советскому изданию

В годы Второй Мировой войны Соединенные Штаты Америки широко использовали подводные лодки для действий на морских и океанских сообщениях Японии. По числу участвовавших в боевых действиях подводных лодок США уступали только Германии. В составе военно-морских сил США к началу войны насчитывалось 111 лодок. В ходе боевых действий были потеряны 52 единицы. К дню окончания войны американский подводный флот включал в свой состав 236 подводных лодок, из них 182 находились на Тихом океане.

По иностранным данным, командование военно-морских сил США еще до начала войны не исключало возможности привлечения большого числа подводных лодок для действий на коммуникациях противника и борьбы с его надводными кораблями и подводными лодками.

Согласно предвоенной организации американских военно-морских сил подводные лодки на Тихом океане были сведены в два соединения. Одно из них именовалось подводными силами Тихоокеанского флота, а другое — соединением подводных лодок Азиатского флота (позже подводные силы юго-западной части Тихого океана, а затем подводные силы 7-го флота). Эти формирования подводных лодок имели штабы с большим числом отделов (оперативного планирования, разведки, боевой подготовки, кадров и др.), а позднее и специальные научно-исследовательские группы, которые занимались изучением эффективности боевых действий подводных лодок и выработкой новых тактических приемов.

В годы войны особенно интенсивно действовали подводные силы Тихоокеанского флота, которыми с февраля 1943 года командовал автор книги вице-адмирал Ч. А. Локвуд. По принятой организации он подчинялся непосредственно главнокомандующему военно-морскими силами США на Тихом океане[1]. Такая система подчинения объяснялась тем, что морские и океанские сообщения Японии рассматривались военным руководством США как важнейший элемент военно-экономического потенциала противника. Поэтому боевые действия на японских коммуникациях велись в соответствии со стратегическими планами американского верховного главнокомандования, которое, планируя использование подводных лодок, учитывало условия и требования войны в целом. Как видно из книга, в начале 1945 года централизация управления подводными силами на Тихом океане достигла высшей формы — подводные силы 7-го флота США были также подчинены командующему подводными силами Тихоокеанского флота. В ходе войны эта система организации сил и командования, по-видимому, подтвердила свою жизненность и целесообразность. Как это следует из иностранной печати, в американских военно-морских силах оперативные объединения подводных лодок во главе с командующими подводными силами существуют и в настоящее время.

Используя своеобразие военно-политической обстановки, сложившейся на Тихом океане, американские подводные лодки потопили значительную часть японского торгового флота, нанеся тем самым существенный ущерб японской экономике. Боевая деятельность американских лодок оказала определенное влияние на ход военных действий, развернувшихся на Тихом океане.

Действиям американских подводных лодок во время Второй Мировой войны посвящены несколько книг, изданных в Соединенных Штатах в послевоенные годы. К ним относятся, например, «Боевые действия подводных лодок США во Второй Мировой войне» Т. Роско[2] и «Морские дьяволы» Ч. Локвуда и Г. Адамсона[3]. Значительное место описанию боевой деятельности подводных лодок США отведено в многотомном издании «История морских операций военно-морского флота США во Второй Мировой войне» С. Морисона[4].

Различные по кругу освещаемых вопросов, детализации описываемых событий, глубине анализа и выводов, эти работы едины по своим главным целям. Их задача — представить в наиболее выгодном свете американское военно-морское искусство и военно-морские силы США, чрезмерно преувеличить их роль в решении задач минувшей войны и тем самым принизить или вовсе замолчать решающую роль Советских Вооруженных Сил в разгроме фашистской Германии и империалистической Японии. Вместе с тем в книгах обобщается известный боевой опыт и освещаются некоторые просчеты военно-технического характера, имевшие место в годы войны, с тем чтобы не допустить их повторения в подготавливаемой монополистами США новой агрессивной войне.

К такого рода литературе принадлежит и книга «Топи их всех».

В этой, скорее беллетристической, чем исторической, книге автор, как он сам говорит, стремился рассказать предельно подробно обо всем, что ему известно о боевой деятельности американских подводных лодок на Тихом океане. Судя по книге, факты, которыми оперирует автор, взяты из докладов, сделанных командирами подводных лодок по возвращении из боевых походов, из отчетных штабных документов, а также из личных дневников автора, которые он вел во время войны. С этой точки зрения изложенный Локвудом материал не может не представлять известного интереса. Автор со знанием дела говорит об основах оперативного использования подводных лодок, которых придерживались в военно-морских силах США в годы Второй Мировой войны, о приемах выполнения подводными лодками боевых задач, совершенствовании вооружения, развитии системы базирования, организации ремонта и отдыха личного состава и о многих других вопросах, с которыми ему приходилось сталкиваться по должности командующего подводными силами. Слабее освещены вопросы управления и организации взаимодействия подводных лодок с другими родами военно-морских сил. Весьма неглубоки обобщения, выводы и взгляды, касающиеся боевого использования подводных лодок в будущем.

Политическое лицо Локвуда — этого видного представителя американской военщины — проявляется в стремлении уклониться от оценки характера Второй Мировой войны — крупнейшего социального явления, участником которого он был. В книге не комментируется предвоенная реакционная политика правящих кругов США, стремившихся направить агрессию гитлеровской Германии и империалистической Японии против Советского Союза. Автор книги в определенных политических целях не касается предыстории вступления США в войну против Германии и Японии. Он даже не упоминает о тесной взаимосвязи экономики, политики и военной стратегии США, хотя ему, как видному представителю высшего военного руководства и одному из непосредственных организаторов уничтожения японского торгового флота, больше, чем кому-либо другому, известно, что этим устранялся прежде всего опасный для американских судоходных компаний империалистический конкурент и соперник на морских торговых путях.

Политические и военные концепции вице-адмирала Локвуда не отличаются оригинальностью. Они крайне ограничены в понимании широких аспектов мировой войны. По его мнению (как и многих других представителей американского командования), военные действия на Тихоокеанском театре не являлись составной и неотъемлемой частью Второй Мировой войны в целом. В книге дается лживая трактовка событий того времени, представляющая военные действия на Тихом океане некой самостоятельной «американо-японской» войной, не зависевшей якобы от вооруженной борьбы на решающем советско-германском фронте.

Для характеристики политической направленности книги показательно, что в ней лишь вскользь упоминаются действия Советской Армии и Флота против милитаристской Японии.

Между тем общеизвестно, что разгром Советскими Вооруженными Силами миллионной Квантунской армии, а также действия народно-освободительных сил Китая лишили Японию важной военно-экономической базы в Манчжурии и Корее и вынудили японское правительство принять условия безоговорочной капитуляции, которая была отвергнута незадолго перед вступлением Советского Союза в войну против милитаристской Японии.

Американское командование, несомненно учитывая способность Японии к сопротивлению, планировало операцию по вторжению на острова собственно Японии только на конец 1945 и 1946 год. По подсчетам оперативных органов вооруженных сил США, высадка войск на Японские острова стоила бы жизни полутора миллионам американских солдат и матросов. В то же время военное руководство США сознавало, что даже в случае успеха такой высадки судьба японского милитаризма не была бы решена до тех пор, пока цел костяк японских вооруженных сил — Квантунская армия, способная продолжать войну и после вторжения американских войск на острова собственно Японии.

Отсюда ясно, что только разгром Квантунской армии, осуществленный Советскими Вооруженными Силами, заставил японских милитаристов признать, что война окончательно проиграна.

Чтобы правильно понять роль американских подводных лодок в военных действиях на Тихом океане как основных сил, действовавших против судоходства Японии, необходимо уяснить значение океанских и морских коммуникаций для Японии и рассмотреть действенность принятых японским командованием мер по их обеспечению. Известно, что к началу Второй Мировой войны Япония имела хорошо развитую промышленность, включая тяжелую. В то же время потребности промышленности в сырье за счет местных ресурсов удовлетворялись в очень малой степени. Например, потребность в железной руде, фосфатах, свинце, калийных солях удовлетворялась на 10–20 %; в нефти, нефтепродуктах, никеле, ртути, сурьме, асбесте — на 4–6 %; марганце, цинке, олове, поваренной соли — на 25–35 %; в меди, каменном угле (за исключением коксующихся) и в хромитах — на 60–80 %. На островах собственно Японии полностью отсутствовали такие виды сырья, имеющие большое военное значение, как бокситы, графит, молибден. Япония ввозила хлопка 100 % потребности, пшеницы — 90 %, риса — 20 %, нефти — 70 %, леса — 60 %, сахара — 40–45 %. Общий объем импорта в 1938 году равнялся 23,6 млн. т, экспорта — 9,2 млн. т.

Очевидно, что при столь слабой обеспеченности стратегическим сырьем японские милитаристы не решались предпринять нападение на СССР. Для обеспечения действий на главном направлении агрессии японская военщина рассчитывала предварительно нанести удар в южном направлении и захватить богатые сырьем районы, укрепив тем самым свой военно-экономический потенциал.

Эти обстоятельства и определяли направление океанских и морских коммуникаций, а также значение и роль их для Японии.

Начиная с 1942 года, основные японские коммуникации проходили в западной, юго-западной и южной частях Тихого океана. Они связывали военно-морские базы и порты Внутреннего Японского моря, южной части о. Хонсю и о. Кюсю с Китаем, Манчжурией, Кореей, Индокитаем, Британской Малайей и обширным районом Индонезии, а также с островными районами так называемой передовой линии военно-морских баз Японии в южной и центральной частях Тихого океана. По этим направлениям в Японию шел основной поток стратегического сырья, а из Японии вывозились оружие, боевая техника и войска. Незначительную роль играли коммуникации, проходившие вдоль Японских островов на север до северной оконечности Курильских островов.

Особое значение для Японии имела так называемая нефтяная коммуникация, связывавшая ее с Индонезией. Известно, что Япония всегда, а в годы войны особенно, ощущала острую нехватку нефти. Добыча ее не превышала 0,5 млн. т при годовой потребности во время войны в 10–12 млн. т. В значительной части эта потребность удовлетворялась за счет нефти, которая доставлялась из Индонезии. Поэтому японские танкеры как объекты атаки для американских подводных лодок ставились выше крейсеров.

Для удовлетворения своих импортно-экспортных нужд Япония в середине 1941 года имела торговый флот, насчитывающий 2806 судов общим тоннажем 6384 млн. т (по другим данным — 2529 судов общим тоннажем 6337 млн. т), нефтеналивной флот насчитывал 47 танкеров вместимостью 430 тыс. т.

Такой тоннаж сухогрузного и нефтеналивного флотов не удовлетворял полностью нужд не только военного, но и мирного времени. Однако это обстоятельство мало беспокоило незадачливых представителей влиятельных японских кругов.

Предвоенные расчеты японского морского генерального штаба (основанные на опыте Первой Мировой войны) возможных ежегодных потерь торгового флота в 0,7–0,8 млн. т при годовых судостроительных возможностях в 1 млн. т оказались ошибочными. Потери значительно превзошли расчетные данные, а общая нехватка металла из-за возросших потребностей в военном кораблестроении и самолетостроении не позволяла организовать расширенное воспроизводство судов торгового флота. В итоге к декабрю 1943 года тоннаж торговых судов сократился до 4,95 млн. т, в августе 1944 года он равнялся 3,5 млн. т, а к началу 1945 года не превышал 2,7 млн. т. К концу войны Япония располагала торговым флотом тоннажем в 1,4 млн. т.

За годы минувшей войны Япония построила 3,1 млн. т торгового тоннажа, а потеряла 2259 торговых судов общим тоннажем более 8 млн. т. При этом подводными лодками, по данным этой книги, было потоплено 1178 судов общим тоннажем 5,1 млн. т и всеми видами авиации — 749 судов общим тоннажем около 2,5 млн. т. Таким образом, на долю американских подводных лодок падает около 64 % потопленного торгового тоннажа Японии. Кроме того, лодки потопили 214 боевых кораблей (в том числе линейный корабль, 8 авианосцев, 12 крейсеров, 43 эскадренных миноносца, 42 фрегата, 19 противолодочных кораблей, 23 подводные лодки).

Очевидно, что эти цифры, широко рекламируемые в американской исторической и мемуарной литературе и приведенные в отрыве от тех условий, в которых они были достигнуты, создают одностороннее и весьма преувеличенное представление о действительных результатах боевой деятельности подводного флота США. Между тем ознакомление с обстановкой, в которой действовали американские подводные лодки на Тихом океане, развенчивает фальсифицированные версии о якобы беспорочном управлении подводными силами и высоком боевом мастерстве команд подводных лодок. Подобные результаты были достигнуты главным образом благодаря общему низкому уровню противолодочной обороны в японском военно-морском флоте, неудовлетворительной организации охраны торгового судоходства и острому недостатку сил и средств, предназначенных для борьбы с подводными лодками противника. Совокупность этих факторов создала весьма благоприятные условия, близкие к полигонным, для действий американских подводных лодок на океанских и морских сообщениях Японии.

Противолодочная оборона японских морских и океанских коммуникаций на протяжении всей войны находилась в неудовлетворительном состоянии и не соответствовала их значению для нужд страны. Уделяя основное внимание крупным надводным кораблям, японское морское командование не строило достаточного количества противолодочных кораблей. В этом отношении Япония не учла печального английского опыта периода Первой Мировой войны. Недостаточны были и силы морской авиации, которая, как показала Вторая Мировая война, являлась одним из основных средств борьбы с подводными лодками. В предвоенные годы организация противолодочной обороны строилась, исходя из требований, возникавших в связи с подготовкой войны против Советского Союза.

Считалось, что если японскому флоту при широком применении мин, противолодочных сетей, гидроакустических и радиопеленгаторных станций в проливе Лаперуза, Сангарском и Корейском проливах удастся преградить советским подводным лодкам выход из Японского моря в Тихий океан, японское судоходство будет в безопасности. В соответствии с этой концепцией к 1941 году в японском военно-морском флоте было всего 14 охотников за подводными лодками. Не удалось наладить их массового строительства и в ходе войны. Рыболовные суда, использовавшиеся для борьбы с подводными лодками, не могли сколько-нибудь эффективно решать эту задачу из-за отсутствия на большинстве из них гидроакустических и радиолокационных средств. Не хватало также мин для организации плотных противолодочных рубежей.

Авиацию для защиты судоходства начали привлекать только с конца 1943 года, но в ограниченном количестве. Несовершенной оказалась и организация борьбы с подводными лодками противника. В начале войны в японском военно-морском флоте не было ни одного соединения кораблей, специально предназначенного для борьбы с подводными лодками, а сформированные в апреле 1942 года две противолодочные группы включали в свой состав всего 24 корабля (в основном эскадренные миноносцы и канонерские лодки старой постройки).

Только в 1943 году было организовано управление по защите судоходства. До этого не было ни одного органа, который занимался бы этим вопросом. Даже в морском генеральном штабе всеми вопросами конвойной службы ведал всего один офицер.

Таким образом, в течение длительного времени организация конвоирования судов носила в японском флоте случайный характер, что, естественно, облегчало боевую деятельность американских подводных лодок. Обычной нормой выделения кораблей охранения являлся один конвоир на несколько транспортов. Лишь с февраля 1944 года в связи со все увеличивающимися потерями торгового тоннажа японское командование начало изредка формировать крупные конвои. Однако, как и прежде, недостаток сил и средств противолодочной обороны не позволял японскому командованию существенно усилить охранение судов. Нередко и в дальнейшем группу из 15–17 транспортов охраняли 3 корабля. Читатель, несомненно, обратит внимание на описание атак двух важных «нефтяных» конвоев. Первый из них, в составе двух танкеров, был потоплен в Восточно-Китайском море, а второй, состоявший из пяти танкеров, — в Южно-Китайском море. В обоих случаях охранение танкеров состояло из одного корабля. В этих условиях эскортный корабль являлся скорее спасательным судном, нежели конвоиром. Необходимо подчеркнуть, что события происходили не в начале войны, а в 1944 году.

Надо заметить также, что Локвуд умалчивает о том, что ни одна из американских баз подводных лодок в ходе боевых действий не подвергалась ударам противника. Это тоже существенно облегчало боевую деятельность подводных сил США на Тихом океане.

Одних этих фактов вполне достаточно, чтобы убедиться в необъективности автора книги, чрезмерно преувеличивающего трудности, с которыми якобы встречались американские подводники при ведении борьбы с японским судоходством. Локвуд не скупится на похвалу личному составу «скрытной службы», как образно именовались во время войны подводные силы из-за необходимости тщательно скрывать не только от общественности, но и от значительной части военных кругов, где и как действуют подводные лодки. В целях рекламы американского оружия он превозносит действия своих подводных лодок даже тогда, когда они протекали в самых простейших условиях.

Конечно, служба на подводных лодках трудна и опасна. Опасности резко возрастают, если противник силен и искусен. Однако нельзя говорить всерьез о противодействии американским подводным лодкам со стороны плохо организованных, слабо обученных и технически несовершенных сил и средств японской противолодочной обороны.

Читатель напрасно будет искать у Локвуда заслуживающих внимания примеров четкой организации использования подводных лодок командованием американских подводных сил. Как следует из книги, большое значение для успеха действий подводных лодок имела разведка, в частности обследование в короткий срок больших водных пространств с целью вскрыть маршруты движения одиночных судов, конвоев и отрядов боевых кораблей и навести на противника подводные лодки в таком количестве, чтобы полноценно решить поставленную задачу. Между тем из книги видно, что эффективной воздушной разведки в интересах подводных лодок на тихоокеанских коммуникациях Японии и искусного управления лодками не было организовано в течение всей войны. Крупные недостатки в организации разведки в интересах подводных сил и в управлении действиями лодок не были устранены даже в середине 1944 года, когда самолеты США, базировавшиеся в Китае, начали вести разведку коммуникаций Японии в весьма благоприятных условиях: они находились вблизи от районов боевой деятельности, в обстановке слабого или почти полного отсутствия противодействия со стороны авиации Японии. Подводные лодки как при одиночном, так и групповом использовании обычно сами искали противника и зачастую обнаруживали его совершенно случайно и поздно. В других случаях безуспешная деятельность лодок определялась иными причинами. Так, в феврале 1942 года для атаки японского конвоя с экспедиционными войсками американское командование решило развернуть в Яванском море на вероятном пути его движения несколько подводных лодок. Однако из-за плохой разведки и грубых просчетов развертывание запоздало. В итоге японский конвой успел войти в мелководный район, где действия подводных лодок исключались. Одна из лодок, которая встретилась с конвоем, несколько раз выходила в атаку, израсходовала 13 торпед, но ни одного попадания не добилась.

Такие примеры неудовлетворительного управления силами имели место и в феврале 1945 года, то есть незадолго до конца войны.

Одним из показателей слабых организаторских способностей отдельных представителей американского командования служит пример, когда из-за отсутствия должного разведывательного обеспечения была упущена эскадра противника в составе двух линейных кораблей, нескольких крейсеров и эскадренных миноносцев, шедшая из Сингапура в Японию. Назначенные специально для перехвата эскадры одиннадцать подводных лодок на противника наведены не были. Это говорит о том, что командование подводными силами слабо знало обстановку в районах боевых действий подводных лодок. Данное положение подтверждается автором во второй и четвертой главах книги. Весьма характерным примером незнания обстановки, а отсюда и поразительного бездействия командования является случай, описанный в одиннадцатой главе. Три американские подводные лодки в результате самостоятельного поиска противника обнаружили четыре конвоя, осуществлявших войсковые перевозки. Автор отмечает, что, несмотря на слабое охранение, группе лодок уничтожить конвои полностью не удалось. Однако командование подводных сил не навело на конвои другие группы лодок, находившиеся в близлежащих районах, и успех первоначальных атак развит не был.

Между тем из книги следует, что массированное использование подводных лодок требовало прежде всего организации целеустремленной разведки и сосредоточения в полосе движения противника новых групп подводных лодок, то есть непрерывного управления силами. Как видно, командование американских подводных сил действовало даже вопреки собственным рекомендациям.

В книге содержится много других примеров того, как вследствие недостаточной активности в управлении подводными лодками командующий и штаб подводных сил не использовали благоприятные условия для полного уничтожения обнаруженного противника.

В целом успехи в уничтожении судов торгового флота Японии, достигнутые подводными лодками США, обусловливались не искусством управления силами, не высоким якобы уровнем подготовки команд подводных лодок и не каким-то особым тактическим мастерством американских подводников, а общим увеличением числа используемых лодок, совершенствованием их оружия и технических средств и главным образом серьезными недочетами в японской противолодочной обороне. Показательны приводимые в книге факты непродуманного использования лодок. Они свидетельствуют о недостаточном оперативном предвидении «адмиралами больших кораблей» последствий намеченных действий. Так, привлечение подводных лодок в ноябре 1944 года для уничтожения японских дозорных сил на маршруте предполагаемого прохода авианосных соединений Спрюэнса не столько обеспечило внезапность и скрытность перехода, сколько предупредило японцев о вероятном появлении в этом районе крупных американских сил и вынудило их усилить дозор и разведку на данном направлении.

Для правильной оценки мастерства и выучки личного состава американских вооруженных сил небезынтересны содержащиеся в книге сведения о значительном количестве атак против своих же подводных лодок со стороны американской авиации и надводных кораблей. При этом надо иметь в виду наличие унифицированной системы опознавания и совершенных по тому времени технических средств для показа национальной принадлежности подводной лодки. В большинстве случаев действия атакующих и атакуемых нельзя признать правильными.

Все это свидетельствует о серьезных недостатках в работе командования и штабов подводных сил.

Из книги следует, что к борьбе на морских и океанских сообщениях Японии были привлечены значительные силы американской армейской и морской (авианосная и берегового базирования) авиации, которая использовалась для нанесения ударов по конвоям и одиночным транспортам в море и портах, а также для минных постановок в узкостях, на подходах к военно-морским базам и в районах наиболее интенсивного японского судоходства. Авиация по количеству потопленного японского тоннажа занимает второе место после подводных лодок.

Однако тщетными окажутся попытки найти в книге примеры координированных из единого центра действий подводных лодок и авиации по одному объекту. Эти рода сил большей частью использовались вне связи друг с другом даже при наличии больших возможностей к тактическому и оперативному взаимодействию. В шестнадцатой главе автор описывает атаку подводной лодкой «Барб» крупного конвоя, укрывшегося в одной из бухт побережья Китая. Отдавая должное смелости командира подводной лодки, прорвавшегося в надводном положении в район девятиметровых глубин, следует подчеркнуть, что эта задача с меньшим риском и с большими результатами могла быть решена авиацией.

Заслуживает внимания описание форм и методов взаимодействия подводных лодок с соединениями надводных кораблей в наступательных операциях 3-го и 5-го флотов США. Характерно, что к этим операциям было привлечено большое число подводных лодок. Так, в десантной операции против о. Сайпан участвовало 54 подводные лодки, на о. Лейте — около 40.

Подводные лодки решали в этих операциях самые различные задачи: разведка, походный и радиолокационный дозор, атаки боевых кораблей противника, выявление минной обстановки в районе действий авианосцев, спасение летчиков с подбитых самолетов и т. п.

Вместе с тем боевое использование надводных кораблей и авиации в интересах подводных лодок было крайне ограничено даже при наличии к этому больших возможностей. Одним из подтверждений данного положения служит подготовка и прорыв американских подводных лодок в Японское море через противолодочный рубеж в Корейском проливе. Выполнение этой операции подводными лодками вне связи с действиями других сил, и в частности без всякого содействия со стороны авиации, свидетельствует о крупных недостатках в оперативном использовании военно-морских сил США даже на последнем этапе войны.

Приведенные автором материалы позволяют проследить, как в ходе войны в американском военно-морском флоте развивались методы использования подводных лодок при действиях на морских и океанских коммуникациях противника. В течение большого периода времени подводные лодки действовали одиночно. С середины 1943 года получило развитие групповое использование подводных лодок. Эти группы по аналогии с немецкими назывались «волчьими стаями». Однако в отличие от гитлеровского подводного флота в американских подводных силах «стаи» были менее многочисленны. Они состояли обычно из 2–3 подводных лодок, реже — из большего числа. По данным книги, в период с октября 1943 года по май 1945 года было 116 случаев группового использования подводных лодок, из них в 95 случаях группы состояли из 2–3 лодок. Группы из 4–7 единиц формировались только при совместных действиях с соединениями надводных кораблей. Следует заметить, что плохо организованное японским командованием радиопеленгование позволяло американцам довольно свободно пользоваться радиосвязью для управления действиями лодок в группах. Это обстоятельство, несомненно, облегчало командованию американских подводных сил групповое использование лодок.

Характерно, что автор книги приводит много фактов, свидетельствующих о неудовлетворительном состоянии торпедного оружия и особенно взрывателей торпед. Надо заметить, что Локвуд делает это не из стремления показать действительное состояние американского оружия, а в совершенно иных целях. Ссылками на несовершенные взрыватели он пытается скрыть в общем низкий уровень боевой подготовки подводных лодок США. Между тем многие факты, содержащиеся в книге, помимо желания автора, говорят о недостаточной огневой подготовке командиров подводных лодок и их слабой настойчивости при выполнении атак. Показательно, что в американском подводном флоте неоправданно долгое время сохранялся метод стрельбы одиночными торпедами. Цифровой материал, приводимый Локвудом, позволяет оценить успешность торпедных атак по годам и отметить весьма медленное повышение боевого мастерства американских подводников. Так, в 1942 году средняя успешность атак составляла 24,3 %, в 1943 году она достигла 29,3 %, в 1944 году — 33,2 %, в 1945 году упала до 18,4 %. В целом эти показатели значительно ниже немецких, хотя немецкие подводники действовали в условиях гораздо более развитой противолодочной обороны. Следует иметь в виду и то, что оснащение американских подводных лодок радиолокаторами, гидроакустическими установками и ночными перископами облегчало атаки японских судов, которые были плохо оборудованы приборами технического наблюдения.

Подчеркнем, что Локвуд, преследуя определенные политические и военные цели, нередко пытается скрыть серьезные просчеты военного руководства за несущественными деталями и фактами.

Характерным в этом отношении является сетование автора на нехватку торпед в первой половине войны в связи с захватом японцами на Филиппинах 233 торпед, Главное здесь состояло, несомненно, в недостатках мобилизационного планирования высших американских морских штабов, не предусмотревших необходимость создания требуемых запасов.

Что касается хвастливых заявлений Локвуда о различных видах «секретного оружия», испытывавшихся и применявшихся подводными лодками, то они весьма характерны для многих американских военных и политических деятелей, не упускающих случая, чтобы разрекламировать военные «новинки». Между тем хорошо известно, что такие виды военной техники и оружия, как имитаторы шумов, патроны для газовой маскировки, акустические торпеды, появились на свет отнюдь не благодаря стараниям американской науки. В военно-морском флоте США они появлялись в результате копирования иностранных образцов.

Отметим, что автор, много говоря о жестокости японцев, в то же время стремится показать мнимое великодушие американских моряков к противнику. Он подробно описывает, например, случай, имевший место в 1942 году, когда командир американской подводной лодки перед потоплением японской рыболовной шхуны разрешил ее команде добираться до берега на шлюпке, при этом снабдил людей водой, продовольствием и указал, в каком направлении двигаться. Вместе с тем в книге не только не осуждаются, а по существу оправдываются не единичные случаи атак советских транспортов американскими подводными лодками. И это при наличии на советских судах соответствующих опознавательных знаков и знании американским командованием маршрутов плавания советских торговых судов в дальневосточных водах.

Следует напомнить, что американские подводные лодки с первого дня военных действий на Тихом океане начали неограниченную подводную войну, сопровождавшуюся грубым нарушением норм международного права. Факт ведения неограниченной войны подводным флотом США подтвердил адмирал Нимиц в своих показаниях на Нюрнбергском процессе немецко-фашистских военных преступников. Показательно, что США решительно протестовали, когда немецкие подводные лодки в Атлантике, действуя аналогичным образом, топили американские суда.

Таково «понимание» международных законов и обычаев войны представителями командования американских вооруженных сил и руководителями внешней политики США.

Автор книги не случайно уделяет значительное внимание развитию системы базирования подводных лодок, на что военно-морское руководство США не жалело сил и средств. По мере продвижения американских вооруженных сил в глубь японской обороны военное командование США под видом улучшения и облегчения снабжения подводных лодок наряду с прочими базами организовывало так называемые «передовые базы». Истинной подоплекой подобной «заботы» о подводных лодках, несомненно, служили политические мотивы — закрепление за американским империализмом районов, необходимых для развязывания новой войны, борьбы с национально-освободительным движением и осуществления реакционной политики в послевоенное время.

Географическое размещение этих баз, в большинстве своем сохраненных после окончания Второй Мировой войны, таково, что не оставляет сомнения в их агрессивной направленности.

В конце книги Локвуд останавливается на вопросах перевода флота на мирное положение после окончания войны. Из высказываний автора следует, что он является противником сокращения вооруженных сил США. Развивая провокационное положение лживой американской пропаганды о наличии якобы угрозы Соединенным Штатам Америки со стороны подводных лодок Советского Союза, Локвуд без удержу восхваляет обанкротившуюся американскую политику «с позиции силы» и боевые возможности американских атомных подводных лодок.

Необходимо подчеркнуть, что совершенно несостоятельную в политическом и военном отношении концепцию выдвигает и автор предисловия к американскому изданию книги Нимиц.

Его вредное для дела мира заявление о том, что «средства ведения войны почти никогда не запрещаются и не снимаются с вооружения по гуманным соображениям», свидетельствует о том, что Нимиц является откровенным милитаристом, ярым сторонником неограниченных вооружений и всемерного обострения международной обстановки.

Таковы основные пороки книги Локвуда «Топи их всех». В ней фальсифицируется история Второй Мировой войны, тенденциозно освещаются боевые действия на Тихом океане, восхваляются и преувеличиваются заслуги подводного флота США, принижается или вовсе замалчивается решающая роль Советских Вооруженных Сил в разгроме гитлеровской Германии и империалистической Японии. Все это заставляет критически оценивать содержащиеся в книге сведения, многие из которых могут быть использованы, как указывалось выше, при изучении истории и опыта минувшей войны.

Книга публикуется с некоторыми сокращениями за счет мест, не представляющих интереса для советского читателя.

Контр-адмирал Родионов А. И.

Оглавление книги


Генерация: 0.217. Запросов К БД/Cache: 0 / 0