Як-3 с ВК-105ПФ2

Наконец речь пойдет об истребителе, который многими считается лучшим советским истребителем Второй Мировой войны. Причем, подобную оценку давали не только советские специалисты, но и немецкие асы — те, кому приходилось сталкиваться с «Яками» в бою. Например, Гельмут Липферт так описывает бой с Як-3, произошедший в районе Будапешта: «Примерно в это же время [январь 1945 года] мы столкнулись с новым Яком. Новейший советский истребитель был быстрее и маневреннее наших машин [Bf 109G-6 и G-10], нес похожее вооружение и лишь в пикировании уступал Bf 109». В первом бою советский пилот сел на хвост ведомому Липферта и едва не сбил его. В другом месте своих мемуаров Липферт писал: «Я находился под впечатлением от нового советского самолета. По моему мнению Як был опаснее «Мустанга»… Новые Яки встречались все чаще и чаще. Складывалось впечатление, что в воздухе нет ничего кроме Як-3. Хорошо, что мы уже имели опыт встреч с этими машинами. Многие наши коллеги не поверили нам и были убеждаемы очень неприятным способом… Мы потеряли несколько самолетов, моим друзьям приходилось прыгать с парашютом».

Александр Покрышкин в своей книге «Познать себя в бою» описывает свой опыт полетов на прототипе Як-3 с начале февраля 1944 года. «Хороший самолет для борьбы с истребителями. Но против бомбардировщиков требуется более мощное вооружение, минимум две-три пушки. То вооружение, что установлено на самолете, не позволяет сбить Не 111 или Ju 88 с первого захода, а тем более Hs 129. Я видел, что Яковлев неохотно слушает мои замечания, и мы остались каждый при своем мнении».

Еще до того разговора командующий советскими ВВС, маршал А.А. Новиков сказал Покрышкину: «… полетай на прототипе Як-3. Наши самолеты лучше иностранных. Надо переходить на отечественную технику». Однако 9-я ГИАД до конца войны пролетала на «Аэрокобрах». Командир 303-й ИАД Г. Захаров также хорошо отзывался о Яке-3. Вот фрагмент его рапорта, в котором он характеризует самолет: «Совершив 40 боевых вылетов, я считаю, что этот самолет не имеет конкурентов. Простой в эксплуатации и легкий в обслуживании. Устойчивый при взлете и посадке, пилотаж доступный для любого летчика. Пилоты 18-го ГИАП и полка «Нормандия-Неман» полностью освоили самолет за 3–5 часов учебных полетов. Як-3 быстро набирает скорость, имеет большой диапазон полетных скоростей (от 200 до 600 км/ч)… из кабины хороший обзор. В боях с Bf 109 наш истребитель показал превосходство в горизонтальном полете, на виражах, и прежде всего в вертикальном маневре. На высотах до 4000 м Як-3 на 20–30 км/ч обгоняет Fw 190". Уже не в рапорте, а на страницах своих позднейших воспоминаний советский генерал писал: «При пикировании со скоростью более 700 км/ч отмечались случаи срыва обшивки с крыльев и даже срыва самих крыльев». В воспоминаниях генерала Ф. Гнездила, начальника штаба 18-го ГИАП, отмечается, что на высотах более 4000 метров Bf 109G-2 не уступал «тройке».

Несмотря на то, что Як-3 имел большую предысторию в виде Як-1, в конструкции самолета сохранялись отдельные недостатки, требовавшие устранения. Требовалось усилить стойки главного шасси, которые часто подламывались. Пришлось усилить переднюю кромку крыльев и увеличить поверхность склеивания листов обшивки к нервюрам, чтобы избежать срыва обшивки при скоростях более 700 км/ч. Радикально решить проблему срыва обшивки удалось лишь заменив перкаль фанерой. Двигатель ПФ2 требовал еще более мощного охлаждения, поэтому заслонки водяного радиатора отодвинули с 385 мм до 410 мм, а маслорадиатора — с 225 до 260 мм. Аэродинамику самолета облагородили за счет сопряжения крыло-фюзеляж, обтекаемой формы лобового стекла и обтекателя втулки. Дополнительных результатов удалось добиться и за счет герметизации фюзеляжа. К сожалению, серийные машины уступали прототипу. Максимальная скорость была меньше на 10–20 км/ч, время набора 5000 м возросло на полминуты. Сильнее всего пострадала дальность полета: у серийных машин она была на 160–260 км меньше, чем у прототипа. Причиной этого было уменьшение запаса топлива и рост массы.

Як-3 с тактическим номером «24» желтого цвета, Хайлигенбайль, Восточная Пруссия, май 1945 года. Подобным образом обозначались только машины 2-й эскадрильи полка «Нормандия-Пеман».

Як-3 с тактическим номером «24» желтого цвета, Хайлигенбайль, Восточная Пруссия, май 1945 года. Подобным образом обозначались только машины 2-й эскадрильи полка «Нормандия-Пеман».

Ремонт самолета Як-3, принадлежавшего Рожеру Соважу, Виттенберг, Восточная Пруссия, весна 1945 года. Небольшие балочные кресты за кабиной обозначают воздушные победы. Советские пилоты крестами воздушные победы никогда не обозначали.

Ремонт самолета Як-3, принадлежавшего Рожеру Соважу, Виттенберг, Восточная Пруссия, весна 1945 года. Небольшие балочные кресты за кабиной обозначают воздушные победы. Советские пилоты крестами воздушные победы никогда не обозначали.

На серийный самолет ставили старую испытанную пушку ШВАК. Поскольку ее масса была больше, число пулеметов УБС сократили до одного. С таким вооружением выпустили первых 197 Як-3. Один пулемет УБС устанавливали на левом борту. Потом, когда удалось поднять качество серийных самолетов и сократить его массу, на 4004 следующих истребителях установили 20-мм пушку ШВАК (120 выстрелов) и два УБС (150 патронов на ствол). По-прежнему не удавалось наладить производство достаточного количества радиостанций так, чтобы каждый самолет оснащался приемником и передатчиком. Все самолеты оборудовались приемниками, а передатчики имелись лишь на каждой второй машине.

Как и у Як-1, у Як-3 все недостатки постепенно устранялись в ходе серийного производства. С октября 1944 года серийные Як-3 по характеристикам вышли на уровень «дублера».

Оставалось провести войсковые испытания с целью найти наилучшие способы применения самолета, а также сравнить его возможности с возможностями самолетов врага. Испытания проводили в 91-м ИАП, который входил в состав 2-й воздушной армии. Проходили они в районе Львова в период с 20 июня по 2 августа 1944 года. Полк был сильной частью, имевшей гвардейский штат машин — 41 Як-3. Более половины пилотов полка были опытными летчиками. В ходе испытаний имели место три воздушные битвы, в которых истребители сбили три Ju 87, четырнадцать Bf 109 и шесть Fw 190А. Немцам удалось сбить только два Яка, еще три самолета стали жертвой немецкой зенитной артиллерии. Однако все пилоты смогли дотянуть до своей территории. То есть, полк терял всего один самолет на 19 боевых вылетов, что даже предвзятые западные историки считают хорошим результатом. Новый Як лучше всего подходил для борьбы с истребителями противника. Из-за небольшого радиуса действия самолет не целесообразно было использовать для прикрытия поля боя, патрулирования и сопровождения бомбардировщиков — среднее время полета составляло 45 минут (при этом в баках оставалось 20 % топлива).

Военные также подтвердили, что шасси самолета следует усилить, поскольку отмечались случаи подлома стоек во время взлета и посадки самолета.

В небольших количествах выпускались специализированные модификации самолета Як-3.

Под обозначением Як-3К в войска поступала самолеты, вооруженные 45-мм пушкой НС-П-45мм системы А. Нудельмана и А. Суранова. В задачу Як-3К входила борьба с наземными целями, в том числе с танками «Тигр» и «Пантера». Однако более удачным оказался самолет Як-9К, имевший то же вооружение.

Под обозначением Як-3К в войска поступала самолеты, вооруженные 45-мм пушкой НС-П-45мм системы А. Нудельмана и А. Суранова. В задачу Як-3К входила борьба с наземными целями, в том числе с танками «Тигр» и «Пантера». Однако более удачным оказался самолет Як-9К, имевший то же вооружение.

Вооружение

Вооружение

Похожие книги из библиотеки

Покрышкин

Кадры решают все. А в переломное время, в экстремальных ситуациях, герои решают все, — считает автор книги о маршале авиации А. И. Покрышкине.

Именно Покрышкин стал ярчайшим выразителем тех перемен, которые сделали нашу армию 1941 года армией 1945 года. Он был первым из когорты тех, кто сломил боевой дух люфтваффе. По свидетельству известного ученого Ю. Н. Мажорова, который в годы войны служил в 1-й отдельной радиобригаде Ставки ВГК, лишь в трех случаях немцы переходили с цифровых радиосообщений на передачу открытым текстом: «Ахтунг, партизанен!» (внезапное нападение партизан); «Ахтунг, панцер!» (прорыв советских танков) и — «Ахтунг, Покрышкин!».

Знаменитый летчик никогда не был баловнем судьбы. Да и не могла быть легкой жизнь у человека, который, как говорит о нем один из его учеников, генерал-полковник авиации Н. И. Москвителев, «ни разу нигде не покривил душой, не сказал неправду». О многих перипетиях жизни летчика и военачальника впервые рассказано в этой книге.

Редчайшее сочетание различных дарований — летчика-аса, аналитика, командира, наставника — делает личность Покрышкина единственной в своем роде. Второй наш трижды Герой И. Н. Кожедуб всегда говорил, что учился у него воевать и жить, быть человеком…

Книга издается к 100-летнему юбилею Александра Ивановича Покрышкина.

Лёгкий танк Panzer I

В № 2 (29) за 2000 год журнала «Бронеколлекция» — приложения к журналу «Моделист-конструктор» — рассказывается об истории создания, устройстве и опыте боевого применения лёгкого немецкого танка Pz.I.

Асы США пилоты F4U «Corsair»

Первый прототип XF4U-I поднялся в воздух 29.мая 1940 г., решение о серийном производстве новых истребителей было принято 29 мая 1940 г. На самолет был установлен самый крупногабаритный и самый мощный на тот момент звездообразный двигатель воздушного охлаждения Пратт-энд-Уитни R-2800. Огромный мотор требовал соответствующего воздушного винта: пропеллер самолета XF4U-1 имел самый большой среди одномоторных самолетов диаметр. Большой диаметр породил проблему клиренса. Чтобы не делать чрезмерно длинные стойки основных опор шасси инженеры фирмы Чэнс-Воут предложили установить опоры в изломах крыла типа «обратная чайка». За счет использования весьма необычного крыла истребитель приобрел неповторимый силуэт.

Бронеколлекция 1999 № 01 (22) Средний танк «Шерман»

«Шерман» — самый массовый американский танк периода Второй мировой войны, уверенно делящий первое место по популярности с советским Т-34. Долгое время импортную технику у нас было принято ругать, а не хвалить. Из книги в книгу, из статьи в статью кочевал длинный перечень недостатков, в то время как не менее длинный перечень достоинств содержался в документах с различными грифами секретности. Но времена меняются, и вслед за «Пантерой» и «Тигром» наступила очередь «Шермана». Плох он был или хорош? Попробуем разобраться...