После удачной атаки итальянских управляемых торпед британской базы в Гибралтаре в ночь с 19 иа 20 сентября 1941 года, когда на дно ушли три судна, британские водолазы обнаружили на дне и подняли на поверхность остатки итальянских торпед. Адмиралтейство решило воспользоваться опытом противника для создания собственных аналогичных аппаратов.

Очередная успешная атака, на этот раз Александрии, 19 декабря 1941 года заставила британцев ускорить работы над собственными управляемыми торпедами. Новым оружием заинтересовался сам премьер- министр Великобритании Уинстон Черчилль. Меньше чем через месяц после событий в Александрии он составил следующее совершенно секретное письмо.

Премьер-министр — генералу Айсми для руководителя Комитета штабов, 18 января 1942 г.:

«Прошу Вас сообщить, как обстоят дела с повторением действий итальянцев в гавани Александрии и разработкой сходных методов.

В начале войны полковник Джеффрис {2} высказывал несколько блестящих идей подобного рода, которые получили очень слабое одобрение. Имеются ли какие- либо причины, по которым мы неспособны на такие же высокоэффективные наступательные действия, которые были применены итальянцами? Следует подумать, не смогли бы мы лидировать в этом плане?

Прошу Вас точно описать мне положение дел».

У. Черчилль «Вторая мировая война», том 4 («Поворот судьбы»).

Любопытно отметить, что никто иной как сам Черчилль, занимавший тридцать лет назад пост первого лорда британского Адмиралтейства, отверг проект командора Годфри Хьюберта, предлагавшего создать одноместный подводный боевой корабль. Фактически Хьюберт предлагал торпеду с отделяемой кабиной, предназначенная для скрытого нападения на корабли противника, стоящие на своих базах. Свое решение первый лорд Адмиралтейства обосновывал тем, что подобные методы ведения войны не подходят к рыцарским традициям королевского флота. Таким образом, можно видеть, как один политик придерживался диаметрально противоположных взглядов.

Война, охватившая практически весь земной шар, длилась третий год. Великобритания продолжала находиться в грудном положении. Ей приходилось снова отстаивать свое господство на море. Британский флот потерпел ряд поражений. Со вступлением Японии в войну, Великобритания потеряла два линейных корабля: Repulse и Prince of Wales, пал Гонконг, шло сражение за Сингапур, на Средиземном море из последних сил держалась Мальта, в сражении за Атлантику преимущество было на стороне Германии, немецкие подводные лодки постоянно угрожали союзническим конвоям. В такой ситуации приходилось хвататься за любую возможность переломить ситуацию в свою пользу. Даже если эта возможность связывалась с использованием такого экзотического оружия как управляемые торпеды.

Ранней весной 1942 года сформировали экспериментальную подводную флотилию, в рамках которой испытывали новые виды вооружений, а также готовили экипажи управляемых торпед. Английская управляемая торпеда получила название Chariot, то есть «колесница». Также был сформирован экспериментальный отряд водолазов, занимавшийся изучением подводного плавания. В состав новых частей собрали опытных британских подводников: капитана 2- го ранга Дж. М. Слейдена. до того командовавшего подводной лодкой Trident, капитана I-го ранга У.Р. Фелка, а также капитана 1-го ранга У.О. Шелфорда. В экспериментах также участоввала британская фирма Sicbe, Gorman & Company Ltd., специализирующаяся на решении технических проблем, связанных с водолазными работами.

На первой стадии эксперимента из дерева построили прототип-макет, получивший название Cassidy. Макет имел рули, дифферентные цистерны, а также баллон со сжатым воздухом. Двигатель на макете отсутствовал. Первые пробные погружения провели заливе Морси-Лох у Портсмута. Торпеда Cassidy буксировалась моторной лодкой, а се первый экипаж состоял из старшего лейтенанта К.Э. Боннела и унтер-офицера К.Э.Т. Уоррена.

Спуск на воду лодки Chariot.

Спуск на воду лодки Chariot.

Линкор Tirpitz, 1941 г., 52600 т… 28 уз., 8x380 мм, 12x150 мм, экипаж 2160 чел.

Линкор Tirpitz, 1941 г., 52600 т… 28 уз., 8x380 мм, 12x150 мм, экипаж 2160 чел.

Одновременно шли работы над управляемыми торпедами, оснащенными двигателем. В качестве корпуса торпеды выбрали боевую 533-мм торпеду, состоявшую на вооружении королевского ВМФ. С итальянских торпед скопировали расположение основных узлов торпеды, которой присвоили обозначение Mark I. В июне 1942 года построили первый прототип, названный Real One.

Торпеда Real One имела в длину 6,78 м, максимальный размер в поперечинки 0.72 м, общая масса (включая боевую часть массой 300 кг) 1575 кг. В движение торпеду приводил электромотор, подключенный к аккумуляторной батарее увеличенной емкости. Благодаря этому управляемая торпеда Mark i могла двигаться со скорость 2.9 уз. в течение шести часов. Запас хода британской управляемой торпеды составлял 18 миль, а глубина погружения до 30 м.

Торпеда Mark I управлялась экипажем из двух человек. Оба сидели на торпеде верхом. Перед рулевым находился обтекатель, защищавший его от ударов волн. Внутри обтекателя находились контрольные приборы и органы управления (указатель глубины, манометры, вольтметр, компас и небольшой штурвал). Между сиденьем рулевого и механика находилась балластная цистерна быстрого погружения, а за спиной механика — контейнер для инструментов и приспособлений. в том числе кусачки для проделывания проходов в проволочных сетях, домкрат, запасные баллоны с кислородом и т. п. Подрывной заряд находился в отделяемой носовой части торпеды. Подрыв заряда производился с помощью взрывателя с часовым механизмом. К днищу корабля заряд крепился с помощью кожаного ремня с двумя мощными магнитами на концах.

После предварительной подготовки будущих британских коммандос-подводников (в середине 1942 года в состав экспериментальной флотилии входило 57 человек, в том числе 26 офицеров) их перевезли из Портсмута на Гебриды на базу подводных лодок Titania (1915. 5150 т. 14, 5 уз.), где в районе Сторноуэй (о. Лыоис) находился опытно-учебный центр по подготовке экипажей управляемых торпед Chariot.

После завершения летнего курса подготовки курсантов перевели на базу в северной Шотландии в заливе Лох-Карнбон в районе мыса Рот. Там они получили в распоряжение корабль Alecto (1911 г., 950 т… 14 уз.). Осенью 1942 года проводилась учебная атака линкора Howe. Пробы прошли удачно, было принято решение о том, что торпеды и экипажи готовы к участию в боевых действиях.

Весной 1944 года в Великобритании появились управляемые торпеды Mark II. а вскоре за этим Mark III. Последняя торпеда имела скорость 4,5 уз., а ее запас хода достиг 30 миль. При этом торпеда несла боевую головку массой 1000 кг.

Для транспортировки торпед к месту применения использовали норвежский рыбачий катер, приспособленный к прибрежному плаванию, а также подводные лодки, опять же, взяв за образец итальянцев. Так, на подводной лодке Thunderbolt (1939 г., 1090/1575 т., 15,2/9 уз., 1x102 мм, 8x533 мм ТА) на корме поставили два герметичных контейнера длиной 8 м, в которых перевозились управляемые торпеды.

Подводные лодки Trooper и Р-211 (1937–1945 гг., 1090/1575 т., 15.2/9 уз., 1x102 мм, 11x533 мм ТА) несли три контейнера для управляемых торпед (два на корме и один на носу). Также для транспортировки торпед приспособили летающую лодку типа Sunderland, но попытка использовать в качестве транспорта торпед катера МТВ 675 закончилась провалом.

Всего в годы Второй Мировой войны в Великобритании построили 80 управляемых торпед типов Mark I, Mark II и Mark III.

4.1. Британские управляемые торпеды

Спуск на воду лодки Chariot. Видны сиденья членов экипажа.

Похожие книги из библиотеки

Полуброненосный фрегат “Память Азова” (1885-1925)

Проект “Памяти Азова” создавался в 80-е годы XIX века, когда в русском флоте с особой творческой активностью совершался поиск оптимального типа океанского крейсера. Виновником этой активности был управляющий Морским министерством (в период с1882 по 1888 гг.) вице-адмирал Иван Алексеевич Шестаков (1820–1888). Яркая незаурядная личность (оттого, наверное, и не состоялась обещанная советскому читателю в 1946 г. публикация его мемуаров “Полвека обыкновенной жизни”), отмечает адъютант адмирала В.А. Корнилов, он и в управлении Морским министерством оставил глубокий след. Но особым непреходящим увлечением адмирала было проектирование кораблей. Вернув флот на путь европейского развития, он зорко следил за новшествами техники и постоянно искал те типы кораблей, которые, как ему казалось, более других подходили для воспроизведения в России.

Авианосцы, том 2

18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

«Штурмгешютце» в бою

Фельдмаршал фон Манштейн отзывался об этой самоходке как о «лучшем средстве поддержки пехоты».

В Красной армии ее называли «артштурмом» и ненавидели не меньше «тигров» — эта приземистая малозаметная машина с мощным орудием и хорошей бронезащитой была крайне опасным противником.

«Артштурм», или правильнее «Штурмгешютц» (Sturmgeshutz — «штурмовое орудие») по праву считается наиболее универсальной и массовой самоходкой Вермахта, более того — самой массовой немецкой бронированной машиной Второй мировой войны. Созданные на базе популярного в войсках танка Pz. III, хорошо конструктивно отработанные, простые и надежные, StuG. III находились в производстве и на вооружении фактически всю войну — с 1940 по 1945 год, — став незаменимой «рабочей лошадкой» Вермахта.

Новая книга ведущего отечественного специалиста по истории бронетехники — единственное на сегодняшний день серьезное исследование создания, производства, модернизаций и боевого применения немецких штурмовых орудий — «Sturmgeshutze».

«Сухопутные корабли» (английские тяжелые танки Первой мировой войны)

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

15 сентября 1916 года в бою у реки Соммы приняли участие первые 32 английских танка. "Танк движется по главной улице деревни Флер, и английские солдаты идут вслед за ним в хорошем настроении" — это сообщение британского пилота широко растиражировала пресса. Новому виду вооружения суждено было вместе с авиацией и автоматическим оружием в корне изменить характер боевых действий, систему вооружения и организации армий. Военный корреспондент "Таймс" писал в статье "Сухопутный флот": "Возможно, что прежде, чем окончится война, и мы, и германцы, и наши союзники будут строить новые чудовища, громаднее и страшнее этих; возможно, что мы увидим сражения целых флотов сухопутных дредноутов и мониторов; но несомненно, что в этом деле мы первые. Теперь эта дьявольская машина принадлежит нам и только нам". Впрочем, очень скоро на авторство в создании танка начали претендовать и другие страны, а в 1919 году вопросом о приоритете уже занималась специально утвержденная королем комиссия британского парламента. Она установила, что создателями танка все-таки являлись англичане.