Глав: 11 | Статей: 40
Оглавление
«Давным-давно, в очень далекой галактике…» — с этого титра начинался всемирно известный кинофильм Джорджа Лукаса «Звездные войны». Со временем это словосочетание стало настолько общеупотребительным, что никто не удивился, когда им стали обозначать вполне реальные программы создания вооруженных сил космического базирования.

Книга, которую вы держите в руках, посвящена истории «звездных войн», но не выдуманных, бушующих в далекой галактике, а реальных, начинавшихся здесь, на Земле, в тиши конструкторских бюро и вычислительных центров. Вы прочитаете о ракетопланах люфтваффе, РККА и ВВС США, о космических бомбардировщиках и орбитальных перехватчиках, о программе противоракетной обороны и способах ее преодоления.

И в настоящее время еще не поставлена точка в истории военной космонавтики. Мы переживаем очередной эпизод «звездных войн», и пока не ясно, кто выйдет победителем из вечной схватки между добром и злом.

Система орбитальной бомбардировки

Система орбитальной бомбардировки

17 сентября 1966 года с космодрома Байконур состоялся запуск, официального объявления о котором так и не появилось. Сеть зарубежных станций слежения зафиксировала более 100 обломков на высотах от 250 до 1300 км. Распределение обломков позволяло предположить, что они представляют собой останки предпоследней ступени на низкой околоземной орбите, последней ступени на вытянутой эллиптической орбите и, может быть, отдельно полезной нагрузки, находящейся несколько выше. Подобный двойной или тройной взрыв не мог произойти самопроизвольно, но планировался ли он заранее или был произведен из-за неполадок, осталось загадкой.

Следующий похожий запуск состоялся 2 ноября 1966 года. На орбите появилось более пятидесяти заметных фрагментов, разлетевшихся по высотам от 500 до 1500 км и свидетельствующих о раздельном подрыве груза, последней и предпоследней ступеней ракеты.

Новая серия запусков началась в январе 1967 года. Стартующие с Байконура ракеты выходили на очень низкие орбиты с апогеем около 250 и перигеем от 140 до 150 км. Как обычно, они объявлялись очередными спутниками серии «Космос», но в стандартной формулировке отсутствовало указание периода обращения по орбите. Это сразу было воспринято как свидетельство возвращения груза с орбиты еще до завершения первого витка. Одни комментаторы сразу же связали запуски с испытаниями орбитального оружия, другие полагали, что таким образом проверялась работа систем посадки пилотируемых кораблей типа «Союз».

Во всех этих запусках трасса полета пересекала восточную часть Сибири, центральную часть Тихого океана, оконечность Южной Америки и Южную Атлантику и затем через Африку и Средиземноморье возвращалась на территорию СССР, давая возможность после первого витка приземлиться недалеко от места старта или в районе Капустина Яра.

Дискуссии между экспертами завершились 3 ноября 1967 года, когда министр обороны США Роберт Макнамара объявил, что эти запуски, по всей видимости, представляют собой испытания советской системы «частично-орбитальной бомбардировки» («Fractional Orbital Bombardment System», «FOBS»), предназначающейся для нанесения ракетного удара по США не по кратчайшей баллистической траектории через Северный полюс, а с наименее ожидаемого и наименее защищенного южного направления.

Заявление Макнамары было вызвано запусками 16 и 28 октября, состоявшимися уже после вступления в силу Договора о неразмещении оружия массового уничтожения в космосе, — он был подписан 27 января 1967 года. Но как бы удивительно это ни звучало, американский министр обороны подчеркивал, что советские испытания не нарушают существующих договоров и резолюций, «поскольку головные части SS-9 находятся на орбите менее одного оборота и на данном этапе отработки, но всей вероятности, не несут ядерных зарядов».

Через несколько дней наделавшие столько шума ракеты были продемонстрированы на московском параде по поводу 50-летия Октябрьской революции:

«…колоссальные ракеты, каждая из которых может доставить к цели ядерные заряды огромной мощности. Ни одна армия в мире не имеет таких зарядов. Эти ракеты могут быть использованы для межконтинентальных и орбитальных запусков».

«Р-З6орб» конструкции ОКБ-586 Михаила Янгеля создавалась на базе двухступенчатой баллистической ракеты «Р-36».

Главной «изюминкой», понятное дело, являлась орбитальная головная часть — тот самый спутник, который был способен уничтожить Америку. Состав головной части был довольно прост (гораздо проще приборного состава пилотируемых космических кораблей): боевая часть с ядерным зарядом, тормозная жидкостная двигательная установка и приборный отсек с системой управления для ориентации и стабилизации головной части. Мощность орбитальной головной части достигала 20 мегатонн.

Интересно, что система управления была дополнена радиовысотомером «Каштан», который дважды в ходе полета контролировал высоту орбиты: в начале орбитального полета и перед выдачей тормозного импульса. Результаты измерений высоты, выполненных «Каштаном», сравнивались с расчетными значениями полетного задания, и в случае несовпадения данных система управления выдавала команду в двигательную установку на приведение параметров орбиты в соответствие с заложенными изначально.

При подлете к цели тормозная двигательная установка создавала импульс, переводимый головной части с орбитальной траектории на баллистическую.

Для проведения летно-конструкторских испытаний «Р-З6орб» на полигоне Байконур был создан наземный испытательный комплекс, состоявший из технической позиции на площадке № 42, а также наземной и шахтных пусковых установок. В 1965 году на базе подготовленных шахт началось строительство объекта 401 в составе трех пусковых установок и командного пункта.

Первый пуск «Р-З6орб» был выполнен боевыми расчетами полигона 16 декабря 1965 года. Головная часть перелетела цель на Камчатке на 27 км из-за ненормальной работы системы стабилизации по каналу рысканья.

5 февраля 1966 года стартовала вторая ракета. При втором пуске было отмечено большое отклонение головной части от цели по вине тормозной двигательной установки.

Третий пуск, назначенный на 18 марта 1966 года, не состоялся, так как во время заправки ракета загорелась. Причиной пожара стада преждевременная отстыковка наполнительных магистралей. Ракета сгорела, повредив пусковой стол.

Для следующего пуска было проведено дооборудование левой пусковой установки площадки № 67, и 20 мая 1966 года стартовала очередная «Р-З6орб». Однако пуск вновь был неудачным — не произошло полного отделения головной части от отсека управления.

В 1967 году программа летно-конструкторских испытаний имела еще более интенсивный характер. Было осуществлено девять пусков. Они прошли успешно, но нарекания вызвала система наведения на цель, которая не позволяла добиться требуемой точности.

Тем не менее после завершения испытаний, 19 ноября 1968 года, система была принята на вооружение.

25 августа 1969 года на боевое дежурство с шестью ракетами «P-З6орб», размещенными в шахтах на площадках с номерами 160–165, заступил первый ракетный полк (794 р. п.) — в/ч 21422 (сформированная на базе в/ч 14332). Командиром полка был инженер-подполковник Миляев.

6 декабря 1969 года заступило на боевое дежурство управление ракетной бригады (в/ч 14332), ее командиром был назначен подполковник Дуля.

Для несения боевого дежурства дежурной технической сменой на 75-й площадке Байконура был оборудован технический пункт управления бригады. Численность дежурных смен достигала 170 человек. Дежурные смены обязаны были обеспечивать боевую готовность пусковых установок и командных пунктов. До середины 1970-х годов расчеты заступали на боевое дежурство на неделю, а с середины 70-х — на три-четыре дня. Ежесуточно дежурная смена проводила опрос параметров пусковых установок.

Первоначально предполагалось, что орбитальные ракеты смогут нести боевое дежурство в заправленном состоянии в течение пяти лет. Однако техническое состояние ракет после этого срока было признано удовлетворительным, и срок их службы продлевался вплоть до расформирования бригады.

Главной проблемой для ракет, помещенных в шахты, была летняя жара. Крыши шахт сильно прогревались, измерительная аппаратура выдавала сигнал «не норма» на командный пункт бригады — приходилось все бросать, подгонять к пусковым установкам машины, подстыковывать трубопроводы и подавать в шахты холодный воздух. Чтобы уменьшить приток тепла, крыши шахт покрасили в белый цвет, но командование посчитало это демаскирующим признаком и приказало перекрасить в защитный. Летом 1971 года на площадке № 162 из-за высокой температуры в шахте произошел выплеск окислителя в «стакан» — пришлось сливать топливо и менять ракету на новую.

В этот период запуски осуществлялись с частотой два раза в год и имели характер постоянного поддержания боеготовности системы. Все они прошли успешно, за исключением пуска 23 декабря 1969 года, с которым не все ясно и поныне. Сама полезная нагрузка под названием «Космос-316» была выведена на околоземную орбиту, но с параметрами не характерными для запусков по данной программе. Она не была подорвана (как, например; во время пусков 1966 года), а сошла с орбиты при торможении в земной атмосфере. Часть обломков упала на территории США.

В 1971 году был осуществлен последний запуск по частично-орбитальной траектории. Дальнейшие запуски не проводились. Дело в том, что в 1972 году США ввели в эксплуатацию спутниковую систему раннего оповещения, фиксирующую ракеты не на подлете, а в момент пуска. Теперь, в случае запуска орбитальных ракет, США быстро получили бы информацию об их старте. Орбитальные ракеты утратили одно из своих главных преимуществ — возможность внезапной атаки.

Договор об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-2), заключенный в 1979 году, запрещал орбитальные ракеты. Кроме того, СССР и США договорились о том, что на испытательных полигонах не будут размещаться войсковые части с боевыми ракетами. Договором предусматривалась ликвидация 12 шахт орбитальных ракет и переоборудование шести шахт под испытания других комплексов. Договор не был ратифицирован Соединенными Штатами, но и Америка, и Советский Союз придерживались его положений.

С 1982 года началось поэтапное снятие с дежурства и уничтожение боевых ракетных комплексов «Р-З6орб». В мае 1984 года все шахты были освобождены от ракет и подорваны. Система частично-орбитальной бомбардировки прекратила свое существование. Но порожденная ею проблема противодействия вражеским космическим объектам оказалась куда более долговечной.

Оглавление книги


Генерация: 0.170. Запросов К БД/Cache: 3 / 1