Глав: 11 | Статей: 40
Оглавление
«Давным-давно, в очень далекой галактике…» — с этого титра начинался всемирно известный кинофильм Джорджа Лукаса «Звездные войны». Со временем это словосочетание стало настолько общеупотребительным, что никто не удивился, когда им стали обозначать вполне реальные программы создания вооруженных сил космического базирования.

Книга, которую вы держите в руках, посвящена истории «звездных войн», но не выдуманных, бушующих в далекой галактике, а реальных, начинавшихся здесь, на Земле, в тиши конструкторских бюро и вычислительных центров. Вы прочитаете о ракетопланах люфтваффе, РККА и ВВС США, о космических бомбардировщиках и орбитальных перехватчиках, о программе противоракетной обороны и способах ее преодоления.

И в настоящее время еще не поставлена точка в истории военной космонавтики. Мы переживаем очередной эпизод «звездных войн», и пока не ясно, кто выйдет победителем из вечной схватки между добром и злом.

Орбитальные перехватчики

Орбитальные перехватчики

Настоящий расцвет технологий «звездных войн» наступил в середине шестидесятых.

Убедившись, что космические ядерные взрывы не слишком эффективны в деле борьбы с космическими объектами, поскольку не отличаются избирательностью и заметно загрязняют магнитосферу, противоборствующие стороны приступили к проектированию боевых систем, нацеленных на обнаружение, изучение и уничтожение конкретных объектов противника.

Первые попытки уничтожения отдельных спутников предпринимались с помощью ракет, запущенных с самолета.

В сентябре 1959 года с борта самолета «Б-58» («В-58») стартовала ракета, целью которой был спутник «Дискаверер-5» («Discoverer 5», находился на орбите с 13 августа по 28 сентября 1959 года). Этот пуск закончился бесславно — аварией противоспутниковой ракеты.

13 октября 1959 года ракета «Балд Орион» («Bold Orion») была пущена с «Б-47» («В-47») и прошла в 6,4 км от спутника «Эксплорер-6» («Explorer-б», запущен 7 августа 1959 года). Это было преподнесено как первый в мировой истории успешный перехват спутника.

Отношение политического руководства США к противоспутниковым системам менялось от категорического отрицания до осторожной поддержки. Так, оппозиция программе спутниковых перехватчиков была вызвана стремлением сохранить принцип «свободы космоса», который обеспечивал гарантированный доступ на орбиту разведывательным аппаратам — появление же космических истребителей могло создать прецедент для отмены принципа свободы космоса.

Заявления Никиты Хрущева, часто выдававшего желаемое за действительное, привели к тому, что к обсуждению темы ядерного оружия на околоземной орбите вновь вернулись в годы правления президента Джона Кеннеди.

В специализированных и популярных изданиях обсуждались подробности некоторых проектов орбитальных перехватчиков.

Разрабатывался, например, проект «Бэмби» («Bambi»), главной задачей которого было создать систему искусственных спутников Земли, предназначенных для поражения баллистических ракет из космоса на активном участке траектории (фактически — на взлете).

Изучение различных предложений по «Bambi» проводилось фирмами «Конвэйр» («Convair Astronautics») в рамках проекта «СПАД» («SPAD») и «Томпсон-Рамо Вулдридж» («Thompson Ramo Wooldridge, Inc.») в рамках проекта «РБС» («RBS»). На оба этих проекта в 1960–1961 бюджетном году было ассигновано примерно по 3 миллиона долларов.

Проект «SPAD» предусматривал запуск нескольких тысяч искусственных спутников Земли, вооруженных каждый шестью противоракетными снарядами. Спутник по проекту «SPAD» имел инфракрасные средства обнаружения запусков ракет и небольшой двигатель, обеспечивающий ему возможность маневра для запуска противоракетных снарядов. Противоракетные снаряды также имели свои двигатели и инфракрасные системы самонаведения на ракеты противника На борту спутника размещалось необходимое электронное оборудование для ввода данных в системы управления противоракетных снарядов перед их запуском по своим целям.

На начальной стадии изучения проекта предусматривался вывод спутников-истребителей на полярные орбиты, позднее круг возможных орбит был расширен.

Проект «RBS» отличался от предыдущего тем, что спутник-перехватчик не запускал противоракетные снаряды, а сам наводился на ракеты противника. Несколько тысяч таких спутников предлагалось вывести на различные случайные орбиты с таким расчетом, чтобы при взлете ракета противника оказалась в пределах возможностей поражения ее хотя бы одним спутником системы.

Параллельно обсуждались проблемы уничтожения вражеских спутников и ударных космических платформ.

Основными элементами систем противокосмической обороны должны были стать наземные средства обнаружения космических аппаратов противника, а также различные космические аппараты для распознавания космических средств противника и их обезвреживания или уничтожения.

Наземные средства обнаружения обеспечивают контроль за космическим пространством и регистрацию всех выведенных в космос объектов, в том числе и «молчащих», то есть не излучающих никакой энергии.

В качестве примера спутника-перехватчика для осмотра и распознавания военного назначения космических аппаратов противника можно привести проект спутника, разработанный фирмой «Вестингауз» («Westinghouse Electric Corp.»). Спутник-перехватчик выводится в космос впереди обследуемого спутника противника, имея несколько меньшую по сравнению с ним скорость. На перехватчике установлена радиолокационная станция для обнаружения и самонаведения на обследуемый спутник. После сближения спутников выявление назначения спутника противника производится с помощью телевизионной инфракрасной и радиометрической аппаратуры. Полученные данные о цели анализируются на борту спутника и передаются для более детального изучения наземным центрам слежения за космическим пространством. Для облегчения слежения за своим спутником на нем установлен небольшой радиомаяк. После выполнения задачи спутник может оставаться в космосе, если он еще располагает запасом топлива для возможного сближения с другими спутниками. В противном случае он, повидимому, должен тормозиться остатками топлива, чтобы сгореть при входе в атмосферу или хотя бы снизиться настолько, чтобы поскорее сгореть за счет естественного торможения. Длительное пребывание в космосе неудачно выведенных или «отработавших» спутников бесполезно и только затруднит задачу слежения за космическим пространством.

Проект «САИНТ» («SAINT» — сокращение от «Satellite Inspection Technique») разрабатывался фирмой «Рэйдио Корпорэйшн оф Америка» («Radio Corporation of America») по контракту с ВВС США, на получение которого претендовало более 20 фирм. Проект предусматривал создание системы спутников-перехватчиков, оснащенных средствами не только для обнаружения и распознавания, но и для немедленного уничтожения военных космических аппаратов противника.

«SAINT» представлял собой простой спутник массой 1100 кг, несущий на себе несколько телекамер и запускаемый на орбиту носителем «Атлас-Д/Аджена-Б» («Atlas-D/Agena-В»), при этом ступень «Agena» выступала в качестве орбитального двигателя.

Спутники-перехватчики должны были выводиться на орбиту впереди и несколько выше спутника-цели. После обнаружения цели включались тормозные двигатели, скорость перехватчика уменьшалась, он снижался и приближался к цели. Распознавание цели происходило на дальности 15–30 км, после чего начиналось дальнейшее сближение при помощи системы самонаведения и управляющих ракетных двигателей.

На осуществление этой программы уже в 1960 году было ассигновано 60 миллионов долларов.

Первые запуски экспериментальных антиспутников системы «SAINT» намечались на 1962 год, однако проект встретил неожиданное сопротивление со стороны политиков. Администрация президента США запрещала даже обсуждать возможность использования инспектирующего аппарата в качестве антиспутника, поскольку это противоречило тезису о мирной сущности американской космической программы.

Внутриполитические трения, вызывавшие финансовые трудности, усугублялись концептуальными проблемами. Скептики спрашивали, а даст ли фотографирование вражеского спутника, измерение длины его антенн и тому подобное больше, чем можно узнать по его орбитальным характеристикам? Какие способы инспекции можно считать допустимыми и какие контрмеры можно ожидать от другой стороны? Деликатность вопросов объяснялась прежде всего тем, что основным объектом осмотра должны были стать предполагаемые советские орбитальные бомбы.

К тому времени, когда США пришли к выводу о бесполезности таких бомб, в СССР они все еще не появились. Поэтому в декабре 1962 года ВВС США отказались от реализации проекта «SAINT», переложив проблему орбитального сближения и инспекции на плечи НАСА.

Уже тогда было ясно, что затраты на создание универсального антиспутника будут довольно большими. Кроме того, возможность маневрирования вблизи орбитального объекта на дистанции, позволяющей произвести его осмотр и идентификацию, была экспериментально доказана только в 1965 году (сближение до 40 м и совместное маневрирование космических кораблей «Gemini-6» и «Gemini-7»).

Чтобы не подвергать инспектирующий аппарат риску при возможном взрыве вражеского спутника, фирма «Воут» («Vought») разработала его упрощенный вариант — опознаватель «РМУ» («RMU»). Этот небольшой аппарат весом 57 кг предполагалось оснастить 16 управляющими двигателями.

Весной 1964 года проводились испытания «RMU» в условиях невесомости, на борту самолета-лаборатории. Было произведено управление разворотами аппарата и наведение телекамер на изучаемый объект.

На программу «SAINT» в 1965 году выделили 2 миллиона долларов. Позднее исследования по созданию антиспутника планировалось вести на базе орбитальной станции «MOL».

Работы по проекту «SAINT» были окончательно свернуты в связи с концентрацией усилий на лунной программе «Apollo». Однако даже при реализации вполне гражданского полета на Луну вопросы создания боевых космических аппаратов не забывались. Огромная маневренность и высокие характеристики космического корабля «Apollo» позволяли создать эффективный перехватчик космического базирования. Наиболее заметно отличалась от лунного комплекса его посадочная ступень (лунный модуль). Вместо шасси на ней предполагалось разместить управляемые ракеты «космос-космос», вышеупомянутые опознаватели «RMU», длиннофокусные оптические и крупногабаритные радиотехнические системы. Рассматривались варианты использования всего корабля в комплексе и в расстыкованном состоянии.

* * *

В 1975 году было объявлено, что работы над системами космической обороны будут развернуты по трем направлениям: «Программа 2136» («Program 2136») — спутники-перехватчики, «Программа 2135» («Program 2135») — лазерное оружие, «Программа 2134» («Program 2134») — запуск перехватчиков с самолета

В конечном итоге американские военные остановили свой выбор на системе «АСАТ» («ASАТ» — сокращение от «Air-Launched Anti-Satellite Missile»), предусматривающей размещение антиспутниковых ракет на боевых самолетах.

Авиационный ракетный комплекс перехвата «ASАТ» разрабатывался американскими фирмами «Воут» («Vought»), «Боинг» («Boeing Aeroplane Со.») и «МакДоннел Дуглас» («McDonnell Douglas Aircraft Corp.») с 1977 года.

В состав комплекса входили самолет-носитель (модернизированный истребитель «F-15») и двухступенчатая ракета «ASАТ» («Anti-Satellite»). Шестиметровая ракета весом 1200 кг подвешивалась под фюзеляжем. В качестве двигательной установки используются твердотопливные двигатели.

Полезной нагрузкой является малогабаритный перехватчик «МХВ» («MHV» — сокращение от «Miniature Homing Vehicle») весом 15,4 кг. Перехватчик состоит из нескольких десятков небольших двигателей, инфракрасной системы самонаведения, лазерного гироскопа и бортового компьютера. На его борту нет взрывчатого вещества, поскольку поражение спутника противника осуществляется за счет кинетической энергии при прямом попадании в него.

Наведение ракеты «ASАТ» в расчетную точку пространства после ее отделения от самолета-носителя производится инерциальной системой. Она размещается на второй ступени ракеты, где для обеспечения управления но трем плоскостям установлены небольшие двигатели. К концу работы второй ступени малогабаритный перехватчик раскручивается до 20 оборотов в секунду с помощью специальной платформы — это необходимо для нормальной работы инфракрасной системы самонаведения и обеспечения стабилизации перехватчика в полете. К моменту отделения перехватчика его инфракрасные датчики, ведущие обзор пространства с помощью 8 оптических систем производства фирмы «Хьюз Эйркрафт» («Hughes Aircraft Со.»), должны захватить цель.

Твердотопливные двигатели перехватчика расположены в два ряда но окружности его корпуса, причем сопла размещаются посредине. Это позволяет «MHV» перемещаться вверх, вниз, вправо и влево. Моменты включения в работу двигателей для наведения перехватчика на цель должны быть рассчитаны, чтобы сопла ориентировались в пространстве нужным образом. Для определения ориентации самого перехватчика служит лазерный гироскоп. Принятые инфракрасными датчиками сигналы от цели, а также информация с лазерного гироскопа поступают в бортовой компьютер. Он устанавливает с точностью до микросекунд, какой двигатель должен включиться для обеспечения движения перехватчика по направлению к цели. Кроме того, бортовой компьютер рассчитывает последовательность включения двигателей, чтобы не нарушалось динамическое равновесие и не началась нутация перехватчика.

Для отработки системы наведения фирма «Воут» построила сложный наземный комплекс, включающий вакуумные камеры и помещение для проведения испытаний со сбрасываемыми малогабаритными перехватчиками, которые в свободном падении наводились на модели спутников (было проведено более 25 подобных испытаний).

Пуск ракеты «ASАТ» с самолета-носителя предполагалось осуществлять на высотах от 15 до 21 км как в горизонтальном полете, так и в режиме набора высоты.

Для превращения серийного истребителя «F-15» в носитель «ASАТ» потребовалась установка специального подфюзеляжного пилона и связного оборудования. В пилоне размещаются небольшая ЭВМ, оборудование для связи самолета с ракетой, система коммутации, резервная батарея питания и газогенератор, обеспечивающий отделение ракеты.

Вывод самолета в расчетную точку пуска ракеты предусматривалось производить по командам с центра управления воздушно-космической обороны, которые будут отображаться в кабине летчика. Большинство операций по подготовке к пуску выполняется с помощью самолетной ЭВМ. Задача пилота заключается в выдерживании заданного направления и выполнении пуска при получении соответствующего сигнала от ЭВМ, причем пуск необходимо произвести во временном интервале, составляющем от 10 до 15 секунд.

В рамках программы создания системы было запланировано провести 12 летных испытаний. Для оценки эффективности изготовили 10 мишеней. Они могли изменять характеристики теплового излучения для моделирования спутников различного назначения. Запуск мишеней планировалось осуществлять с Западного ракетного полигона (авиабаза Ванденберг, штат Калифорния) с помощью ракет-носителей «Скаут» («Scout»), способных выводить полезную нагрузку весом около 180 кг на круговую орбиту высотой 550 км. Точки перехвата мишеней намечались над акваторией Тихого океана.

На время проведения испытаний систему разместили на авиабазе Эдвардс (штат Калифорния). Считалось, что весь комплекс будет признан годным к выполнению боевых задач, если вероятность поражения десяти целей составит 50 %.

Первый пуск экспериментальной ракеты «ASAT» с самолета «F-15» по условной космической цели состоялся 21 января 1984 года на Западном ракетном полигоне США. Его задачей была проверка надежности функционирования первой и второй ступеней ракеты, а также бортового оборудования самолета-носителя. Ракета после запуска на высоте 18 300 м прошла через «заданную точку космического пространства». Вместо малогабаритного перехватчика на борту ракеты устанавливались его весовой макет, а также телеметрическая аппаратура, обеспечивавшая передачу на Землю параметры полета.

Во время второго испытания, проходившего 13 ноября 1984 года, ракета, оснащенная малогабаритным перехватчиком с инфракрасной системой наведения, должна была произвести захват определенной звезды. Это позволило определить ее способность по точному выводу перехватчика в заданную точку пространства. Однако перехватчик «MHV» не включился после отделения.

Первое приближенное к боевому испытание было проведено в Калифорнии 13 сентября 1985 года. Запущенная с истребителя ракета уничтожила американский спутник «Солнечное крыло» («Solarwing»), находившийся на высоте 450 км. Испытания 22 августа и 30 сентября 1986 года с наведением «на звезду» подтвердили надежность работы системы «ASАТ».

В 1983 году затраты на разработку авиационного ракетного комплекса для уничтожения спутников оценивались в 700 миллионов долларов, а развертывание двух эскадрилий таких истребителей — в 675 миллионов.

Первоначально планировалось, что американская противоспутниковая система должна включать 28 самолетов-носителей «Р-15» и 56 ракет «ASAT». Две эскадрильи разместятся на авиабазах Лэнгли (штат Вирджиния) и Мак-Корд (Вашингтон). В дальнейшем количество самолетов-носителей предполагалось довести до 56, а противоспутниковых ракет — до 112. Боевое дежурство комплексов намечалось начать в 1987 году. Организационно они должны были войти в подчинение космическому командованию ВВС США; управление перехватом планировалось осуществлять из Центра противокосмической обороны командного пункта НОРАД. В те периоды, когда не будет объявлена боевая готовность и не будут производиться учения по перехвату спутников, модернизированные истребители «F-15» должны использоваться как обычные перехватчики командования НОРАД (на переоборудование самолетов потребуется не более 6 часов).

Однако противоспутниковые комплексы, размещенные на континентальной части США, могли обеспечить перехват только 25–30 % спутников, находящихся на низких орбитах — поэтому для создания глобальной противоспутниковой системы США добивались права на создание соответствующих баз на иностранных территориях, и в первую очередь на Фолклендских (Мальвинских) островах и в Новой Зеландии. Кроме того, велась практическая отработка вопросов дозаправки в воздухе самолетов-носителей «F-15», а также переоборудование палубных истребителей «F-14» под носители ракет «ASАТ».

Уже к моменту первых натурных испытаний в 1985 году у системы «ASАТ» выявился ряд существенных недостатков. В частности, диапазон ее использования ограничивался высотой 2300 км. ВВС предлагали модернизировать систему для увеличения высоты перехвата. Но новый комплекс мог появиться лишь к 1999 году и требовал значительных капиталовложений. Кстати, стоимость системы «ASАТ» была ее главным больным местом. Первоначально ВВС рассчитывали, что на разработку и испытания будет затрачено 500 миллионов долларов. Однако к 1988 году эта сумма выросла до 3850 миллионов долларов. Создание же универсальной всевысотной системы оценивалось в 15 миллиардов долларов! Запрет конгресса на испытания системы «ASAT» в космосе и бюджетные ограничения заставили руководство ВВС в марте 1988 года закрыть программу.

* * *

Советские военные также не остались равнодушными к идее орбитального перехвата.

Один из проектов практически повторял американские испытания 1959 года. А именно предполагалось создание небольшой ракеты, запускаемой с самолета с высоты около 30 км и несущей около 50 кг взрывчатки. Ракета должна была сблизиться с целью и взорваться не далее как в 30 м от нее. Работы по этому проекту были начаты в 1961 году и продолжались до 1963 года. Однако летные испытания не позволили достигнуть тех результатов, на которые надеялись разработчики, и соответствующий эксперимент в космосе даже не стали проводить.

Наибольшую поддержку в Советском Союзе нашел проект создания спутника-«камикадзе», который, взрываясь сам, уничтожает цель. Причем рассматривался вариант не абсолютно точного попадания спутника-перехватчика в объект поражения, а вариант взрыва на некотором расстоянии от цели и ее поражение осколочным зарядом. Это был самый дешевый, самый простой и самый надежный вариант. Впоследствии он стал известен как программа «Истребитель спутников».

Суть проекта создания «Истребителя спутников» заключалось в следующем: с помощью мощной ракеты-носителя на орбиту вокруг Земли выводился спутник-перехватчик. Начальные параметры орбиты перехватчика определялись с учетом параметров орбиты цели. Уже находясь на околоземной орбите, с помощью бортовой двигательной установки спутник осуществлял ряд маневров, которые позволяли сблизиться с целью и уничтожить ее, взорвавшись самому. Перехват цели предполагалось осуществлять на первом, максимум — на третьем витке. В дальнейшем собирались увеличить потенциал спутника, чтобы было можно осуществлять повторный перехват в случае промаха при первом.

Спутник представлял из себя относительно простой космический аппарат массой 1400 кг. Он состоял из двух функциональных отсеков: двигательного и основного, в котором имелась система управления и наведения на цель и в который было заложено около 300 кг взрывчатки.

Обшивка аппарата была изготовлена таким образом, чтобы после взрыва он распадался на большое количество фрагментов, разлетающихся с большой скоростью. Радиус гарантированного поражения оценивался в 1 км. Причем по ходу движения спутника поражалась цель на расстоянии до 2 км, а в противоположном направлении — не более 400 м. Так как разлет фрагментов имел непредсказуемый характер, то пораженной могла оказаться и цель, находящаяся на гораздо большем расстоянии.

Основной и двигательный отсеки представляли собой единую конструкцию. Их разделение на каком-либо этапе полета не предусматривалось.

Работы по созданию «Истребителя спутников» начались в 1961 году в ОКБ-52 Владимира Челомея. В качестве ракеты-носителя для «Истребителя спутников» Челомей выбрал ракету «УР-200». Работы по созданию ракеты продвигались гораздо медленнее, чем по спутнику, и поэтому, когда спутник был уже создан, руководство отраслью приняло решение для испытательных полетов использовать слегка модифицированную ракету-носитель «Р-7» Сергея Королева.

* * *

1 ноября 1963 года в СССР был запушен «первый маневрирующий космический аппарат» под названием «Полет-1». Необычно пышное даже по тем временам официальное сообщение информировало любознательных граждан, что это первый аппарат из новой крупной серии и что в ходе полета были выполнены многочисленные маневры изменения высоты и плоскости орбиты. Количество и характер маневров не уточнялись, а ТАСС даже не сообщило наклонение начальной орбиты.

Второй «Полет» стартовал 12 апреля 1964 года. На этот раз параметры начальной и конечной орбит указывались полностью, что позволило западным экспертам оценить некоторые характеристики двигательной установки аппарата.

Эти два запуска были первыми в рамках программы испытаний системы «Истребитель спутников». На самом деле программа предусматривала гораздо большее количество полетов, однако в октябре 1964 года в результате происшедших в высшем советском руководстве перемещений, связанных с отстранением Никиты Хрущева от власти, работы по созданию «Истребителя спутников» были полностью переданы из ОКБ-52 Челомея в ОКБ-1 Королева. В связи с этим новые испытания пришлось отложить.

В бюро Королева не стали вносить слишком много изменений в уже сделанное. «Истребитель спутников» остался практически в том же виде, но в качестве ракеты-носителя было решено использовать межконтинентальную баллистическую ракету «Р-36» конструкции Михаила Янгеля (после доработки эта ракета-носитель получила наименование «Циклон»), отказавшись от дальнейшей разработки ракеты-носителя «УР-200».

Испытания возобновились в 1967 году. 27 октября был запущен спутник «Космос-185». Во время его полета проводились испытания бортовой двигательной установки.

Следующий старт состоялся 24 апреля 1968 года. Программой полета спутника «Космос-217» предполагалось продолжить испытания двигательной установки, с ее помощью совершить ряд маневров на орбите, а потом использовать спутник в качестве мишени для дальнейших испытаний противоспутниковых систем. Однако программа полета не была выполнена из-за того, что при выведении на орбиту не произошло разделения космического аппарата и последней ступени ракеты-носителя. В такой ситуации включение двигателей спутника оказалось невозможным. Через двое суток аппарат сошел с орбиты и сгорел в плотных слоях атмосферы.

19 октября 1968 года был запущен спутник «Космос-248». На этот раз все прошло более или менее благополучно. Спутник перекочевал с начальной низкой орбиты на расчетную — более высокую.

На следующий день, 20 октября 1968 года, был запущен спутник «Космос-249». Уже на втором витке с помощью собственных двигателей спутник «Космос-249» приблизился к «Космосу-248» и взорвался. Многие специалисты признали это испытание «частично удачным», так как спутник «Космос-248» (мишень) продолжал функционировать. Однако программа полета предусматривала повторное использование мишени, и при пуске «Космоса-249» проверялись лишь система наведения и система подрыва, но не ставилась задача уничтожения мишени.

Мишень была уничтожена при запуске второго перехватчика «Космос-252», стартовавшего 1 ноября 1968 года и в тот же день подорванного на орбите вместе с мишенью.

6 августа 1969 года стартовал спутник-мишень «Космос-291». Программа испытаний предусматривала уничтожение этой мишени спутником-перехватчиком, запуск которого планировался на следующий день. Однако на спутнике-мишени после его вывода на орбиту не включились бортовые двигатели, он остался на орбите, непригодной для испытаний, и запуск спутника-перехватчика был отменен.

Очередной спутник-мишень «Космос-373» стартовал 20 октября 1970 года и, совершив несколько маневров, вышел на расчетную орбиту.

Перехват этой цели, как и планировалось, осуществлялся дважды. Сначала 23 октября 1970 года был запущен спутник-перехватчик «Космос-374». На втором витке он сблизился со спутником-мишенью, прошел мимо и затем взорвался, оставив мишень неповрежденной.

30 октября 1970 года стартовал новый спутник-перехватчик «Космос-375», который также совершил перехват цели на втором витке. Как и в случае с «Космосом- 374», перехватчик прошел мимо цели и лишь потом взорвался. Такой двойной пуск спутников-перехватчиков с небольшим временным интервалом позволил оценить возможности стартовых команд по оперативной подготовке пусковых установок для повторных запусков.

Следующее испытание состоялось в феврале 1971 года. Во время этого испытания впервые для запуска спутника-мишени был использован носитель «Космос» (более легкий и более дешевый, чем носитель «Р-36»), а также впервые мишень была запущена с космодрома Плесецк.

Спутник-мишень «Космос-394» стартовал 9 февраля 1971 года, а спутник-перехватчик «Космос-397» запустили 25 февраля 1971 года. Перехват был осуществлен на втором витке по уже апробированной схеме. Перехватчик сблизился с мишенью и взорвался.

18 марта 1971 года стартовал спутник-мишень «Космос-400», а 4 апреля 1971 года был запущен спутник-перехватчик «Космос-404». Программа полета предусматривала дальнейшую отработку системы наведения и проверку функциональных возможностей двигательной установки. Вместо заряда на спутнике было установлено дополнительное измерительное оборудование. Испытывалась и новая схема сближения перехватчика с мишенью. В отличие от всех предыдущих испытаний, перехватчик приближался к мишени не сверху, а снизу. Вся необходимая информация о работе бортовых систем была передана на Землю, после чего спутник был сведен с орбиты и сгорел над Тихим океаном.

В конце 1971 года состоялось еще одно испытание «Истребителя спутников». Оно проходило в рамках Государственных испытаний, по результатам которых должно приниматься решение о взятии системы на вооружение.

29 ноября 1971 года стартовал спутник-мишень «Космос-459», а 3 декабря 1971 года был запущен спутник-перехватчик «Космос-462». Перехват прошел успешно. Государственная комиссия в целом одобрила результаты работ и рекомендовала после проведения ряда доработок принять систему на вооружение.

На доработки отводился год, и в конце 1972 года планировалось провести новые испытания. Однако вскоре были подписаны Договор об ограничении стратегических вооружений (Договор ОСВ-1) и Договор об ограничении систем противоракетной обороны (Договор по ПРО). По инерции советские военные 29 сентября 1972 года запустили в космос еще один спутник-мишень — «Космос-521», но испытание по перехвату не состоялось.

Саму систему приняли на вооружение, и несколько «Истребителей спутников» были помещены в шахтные пусковые установки в районе космодрома Байконур.

Испытания возобновились только в 1976 году. Перерыв, вызванный международной разрядкой, был использован не только для модернизации отдельных элементов системы, но и для разработки некоторых новых принципиальных решений. Самой важной из доработок явилась новая система наведения на цель.

Очередная серия испытаний имела рутинный характер и была завершена приблизительно через два года в связи с началом советско-американских переговоров об ограничении противоспутниковых систем.

В 1980 году переговоры зашли в тупик и полеты «Истребителя спутников» возобновились.

3 апреля 1980 года стартовал спутник-мишень «Космос-1171».

18 апреля 1980 года была предпринята попытка его перехвата спутником-перехватчиком «Космос-1174». С первой попытки перехват не удался, так как перехватчик не смог сблизиться с мишенью. В течение двух последующих дней предпринимались попытки маневров перехватчика с помощью бортового двигателя, чтобы вновь приблизиться к мишени. Однако все эти попытки закончились неудачей, и 20 апреля 1980 года «Космос-1174» был взорван на орбите. Это единственный спутник-перехватчик, просуществовавший на орбите так долго.

В следующем году было проведено еще одно испытание. 21 января 1981 года стартовал спутник-мишень «Космос-1241». Эта мишень перехватывалась дважды. Сначала 2 февраля 1981 года спутник-перехватчик «Космос-1243» сблизился с целью до расстояния в 50 м, а потом 14 марта 1981 года до такого же расстояния к мишени приблизился спутник-перехватчик «Космос-1258». Оба испытания прошли успешно, задачи полетов были выполнены полностью. Боевых зарядов на спутниках не было, поэтому с помощью бортовых двигателей они были сведены с орбит и сгорели в плотных слоях атмосферы.

Последнее испытание «Истребителей спутников» заслуживает особого внимания, поскольку оно стало частью крупнейших учений советских вооруженных сил, названных на Западе семичасовой ядерной войной.

14 июня 1982 года на протяжении 7 часов были запущены две межконтинентальные ракеты шахтного базирования «РС-10М» («УР-100»), мобильная ракета средней дальности «РСД-10» («Пионер») и баллистическая ракета «Р-29М» с подводной лодки «К-92». По боеголовкам ракет были выпущены две противоракеты «А-350Р», и в этот же промежуток времени «Космос-1379» (ИС-П «Уран») попытался перехватить мишень «Космос-1378» (ИС-М «Лира»), имитирующую американский навигационный спутник «Транзит» («Transit»). Кроме того, в течение трех часов между стартом перехватчика и его сближением с мишенью с Плесецка и Байконура были запущены навигационный и фоторазведывательный спутники. Ранее в дни перехвата ни с одного из космодромов никаких других запусков не производилось, так что эти пуски можно рассматривать как отработку оперативной замены космических аппаратов, потерянных в ходе боевых действий. Сам перехват спутником спутника не получился, и «Космос-1379» был взорван, не причинив вреда условному противнику…

Эта демонстрация мощи дала руководству США убедительный повод для создания противоспутниковой системы нового поколения в рамках программы СОИ.

Оглавление книги


Генерация: 0.276. Запросов К БД/Cache: 3 / 1