Глав: 11 | Статей: 40
Оглавление
«Давным-давно, в очень далекой галактике…» — с этого титра начинался всемирно известный кинофильм Джорджа Лукаса «Звездные войны». Со временем это словосочетание стало настолько общеупотребительным, что никто не удивился, когда им стали обозначать вполне реальные программы создания вооруженных сил космического базирования.

Книга, которую вы держите в руках, посвящена истории «звездных войн», но не выдуманных, бушующих в далекой галактике, а реальных, начинавшихся здесь, на Земле, в тиши конструкторских бюро и вычислительных центров. Вы прочитаете о ракетопланах люфтваффе, РККА и ВВС США, о космических бомбардировщиках и орбитальных перехватчиках, о программе противоракетной обороны и способах ее преодоления.

И в настоящее время еще не поставлена точка в истории военной космонавтики. Мы переживаем очередной эпизод «звездных войн», и пока не ясно, кто выйдет победителем из вечной схватки между добром и злом.

Боевые орбитальные станции США

Боевые орбитальные станции США

Идея создания военных орбитальных станций принадлежит немецким ракетчикам.

Основоположник практической космонавтики Герман Оберт в двух своих главных работах «Ракета в межпланетное пространство» (1923 год) и «Пути осуществления космического полета» (1929 год) предложил собрать станцию из отдельных ракет. Такой модуль-ракета весом от 300 до 400 т (и стоимостью в миллион немецких марок по курсу до Первой мировой войны) могла быть выведена на круговую орбиту вокруг Земли, наподобие «маленькой луны». Две такие ракеты можно связать канатом в несколько километров длиной и привести их во вращение относительно друг друга.

Оберт полагал, что с помощью такой станции можно решать следующие задачи. Во-первых, с помощью оптических приборов с модулей-ракет можно было бы разглядеть на Земле достаточно мелкие объекты, а с помощью специальных зеркал посылать световые сигналы, обмениваясь информацией с труднодоступными районами — здесь Оберт придумал разведывательную станцию. Во-вторых, благодаря тому, что люди, находящиеся на такой станции, могут наблюдать и фотографировать малоизученные страны, они будут способствовать делу «исследования Земли и ее народов» — здесь Оберт придумал геофизическую станцию. В-третьих, станцию можно использовать как передатчик информации между войсками, колониями и метрополиями в случае начала большой войны, когда обычная связь затруднена, — здесь Оберт придумал ретрансляционную станцию. В-четвертых, с помощью станции можно осуществлять наблюдение за айсбергами и предупреждать о них корабли, помогать операциям по спасению потерпевших кораблекрушение — здесь Оберт придумал глобальную систему спутниковой навигации и позиционирования.

Далее Оберт предлагает собрать на станции гигантское зеркало. Такое зеркало, состоящее из отдельных пластин, удерживаемых сеткой, должно вращаться вокруг Земли в плоскости, перпендикулярной плоскости земной орбиты; причем сетка должна быть наклонена под углом 45° к направлению падения солнечных лучей. Оберт полагал, что, регулируя положение отдельных ячеек сетки, можно всю отражаемую зеркалом солнечную энергию концентрировать на отдельных точках па Земле.

«Можно было бы, — пишет он, — освободить от льда путь на Шпицберген или к северным сибирским портам, если подвергнуть лед действию концентрированных солнечных лучей. Если бы даже зеркало имело в диаметре только 100 км, оно могло бы посредством отраженной им энергии сделать обитаемыми большие пространства на Севере; в наших широтах оно могло бы предотвратить опасные весной снежные бури, обвалы, а осенью и весной помешать ночным морозам губить урожаи фруктов и овощей…»

Оберт полагал, что на постройку зеркала диаметром в 100 км понадобилось бы 15 лет и 3 миллиарда марок золотом.

Далее он пишет:

«Поскольку подобное зеркало, к сожалению, могло бы иметь также и очень важное стратегическое значение (взрывать военные заводы, вызывать вихри и грозы, уничтожать марширующие войска и их обозы, сжигать целые города и, вообще, производить большие разрушения), то не исключено, что одна из культурных стран уже в обозримом времени могла бы приступить к осуществлению этого проекта, — тем более, что и в мирное время большая часть вложенного капитала окупила бы себя».

* * *

Идеи своего учителя всячески пропагандировал «ракетный барон» Вернер фон Браун. Уже будучи гражданином США, он, в частности, писал о необходимости строительства на околоземной орбите тороидальной обитаемой станции, которой будет придано вращение для создания искусственной силы тяжести. Станцию планировалось использовать или как заатмосферную обсерваторию, или как ракетно-ядерную базу для нанесения внезапных ударов из космоса.

Концептуальные разработки немецких специалистов послужили основой для серии проектов орбитальных станций, разрабатываемых в рамках самых различных космических программ.

Одним из наиболее продуманных проектов того времени была военная орбитальная станция «MOL», которую разрабатывали американские ВВС в качестве одного из элементов своей амбициозной космической программы.

В июне 1959 года эскизный проект станции «MOL» был утвержден как основа для конкурсной разработки орбитальной станции по программе «Gemini». При этом предполагалось, что станция будет собираться из трех частей: основного блока, корабля «Gemini» с экипажем и возвращаемой капсулы «Gemini». Для осуществления пилотируемых маневров можно было пристыковать к основному блоку двигательную установку одного из промежуточных блоков ракеты «Titan III».

Помимо чисто военных задач (наблюдение за территорией противника, осмотр и перехват вражеских спутников) долговременная обитаемая станция «MOL» была нацелена и на решение научных задач: изучение длительного влияния невесомости на человеческий организм, апробация замкнутой системы жизнеобеспечения, испытания двигательных установок нового типа.

10 декабря 1963 года министр обороны Роберт Макнамара объявил о закрытии программы создания боевого космоплана «Dynasoar» в пользу программы создания долговременной станции «MOL». По этой программе между Министерством обороны и НАСА был заключен соответствующий договор.

Таким образом, проект получил новый толчок, и в июне 1964 года к программе создания станции подключаются три фирмы: «Дуглас», «Дженерал Электрик» и «Мартин». Срок запуска станции был определен на 1967–1968 годы.

Впрочем, у станции «MOL» нашлись серьезные противники. Так, сенатор Андерсон, возглавлявший Комитет по аэронавтике и космонавтике направил президенту Линдону Джонсону письмо, в котором призвал объединить программы «MOL» и «Apollo» с целью экономии средств. Андерсон уверял, что на базе задела по орбитальным модулям «Apollo» можно спроектировать и собрать полноценную долговременную станцию. В его словах был свой резон, однако Джонсон предпочел поддержать Министерство обороны, выделив 1,5 миллиарда долларов на проект «MOL».

В 1965 году проект станции «MOL» в целом был готов. Согласно сохранившейся документации, долговременная орбитальная станция «MOL» представляла собой герметичный цилиндр с габаритами: полная длина — 12,7 м, максимальный диаметр — 3,05 м, обитаемый объем — 11,3 м3, полная масса — 8,62 т. Состав экипажа — 2 человека. Расчетный срок эксплуатации — 40 дней. Двигатель маневрирования работал на твердом топливе, общее время работы — 255 секунд. Электропитание — от топливных элементов и панелей солнечной батареи. Потребляемая мощность — 2 кВт.

В марте 1966 года на авиаракетной базе Ванденберг Западного испытательного полигона началось строительство стартовой площадки № 6 для ракеты «Titan IIIС»), которая должна была вывести станцию на орбиту.

В феврале 1967 года был определен основной подрядчик по изготовлению станции. Им оказалась фирма «Дуглас». В то же время НАСА передало ВВС капсулу «Gemini-6» и другое оборудование для подготовки будущих экипажей «MOL».

В составе Военно-воздушных сил уже имелся отряд астронавтов, которые должны были летать на «MOL». В первый набор вошли кадровые пилоты: Майкл Адамс, Альберт Круз, Ричард Лойер, Лэклан Макли, Френсис Нейбек, Джеймс Тейлор, Ричард Трули, Джон Финли. Из них только Ричарду Трули посчастливилось слетать в космос — он стал 105-м человеком, побывавшим на орбите.

Интересно, что ВВС, разочарованные в потере программы космоплана «Dynasoar», все же не оставили надежды быть во главе освоения космического пространства. Был даже разработан перспективный план совместных с НАСА полетов на кораблях «Gemini», проходивших в документах под обозначением «Синий Джемини» («Blue Gemini»). В рамках этого плана авиаторы собирались отработать маневры для осмотра и уничтожения вражеских спутников с использованием кинетического оружия. Однако этот план так и не был принят — ВВС целенаправленно «выводили из космоса».

Разумеется, долговременная орбитальная станция нуждалась в снабжении. В качестве транспортного корабля для «MOL» американские конструкторы предложили несколько вариантов. Такой корабль мог бы использоваться в 1970-х годах для доставки астронавтов и грузов на орбитальную станцию и эвакуации ее персонала в случае острой необходимости.

Среди рассмотренных проектов были модифицированный командно-служебный модуль «CSM» («Command and Service Module») лунного корабля «Apollo», рассчитанный на шесть человек, а также специальный корабль «Big Gemini», рассчитанный на 9-12 человек.

Последний, согласно предложению группы «МакДоннел-Дуглас» включал три отсека: экипажа, пассажиров и агрегатно-грузовой отсек. Первые два отсека объединялись в герметизированный возвращаемый аппарат, а последний отделялся перед входом корабля в атмосферу.

В качестве кабины использовался двухместный отсек экипажа корабля «Gemini В», создаваемого ВВС в рамках программы «MOL» и отличающегося от прототипа отсутствием теплозащитного экрана на днище.

Отсек пассажиров мог вместить от 7 до 10 человек или грузы. Он должен был иметь форму усеченного конуса длиной 2,8 м с диаметром меньшего основания 2,29 м и большего — 3,96 м.

В качестве агрегатно-грузового отсека предполагалось использовать модифицированный сервисный модуль «СМ» («SM» — «Service Module») лунного корабля «Apollo» или специальный отсек. В первом случае отсек брал на себя до 2270 кг грузов, во втором — до 5440 кг.

После стыковки с орбитальной станцией «MOL» пассажиры и экипаж переходили из корабля «Big Gemini» и помещение станции через тоннель в агрегатно-грузовом отсеке и люк в его днище, перенося с собой грузы.

В «Big Gemini» создавалась искусственная атмосфера из чистого кислорода под давлением в треть атмосферного, все бортовые системы были рассчитаны минимум на двое суток автономного полета и 90-189 суток (вот такой разброс!) пассивного пребывания в состоянии консервации после стыковки со станцией.

Размеры корабля не были до конца определены. Окончательное решение по габаритам должны были принять после выбора используемой ракеты-носителя — например, при запуске «Big Gemini» на ракетах семейства «Сатурн» («Saturn») диаметр днища агрегатно-грузового отсека мог составить 6,6 м.

Авторы проекта «Big Gemini» предусмотрели максимальное использование в конструкции и оборудовании корабля узлов и деталей, разработанных для станции «MOL», кораблей «Gemini» и «Apollo», что позволяло создать аппарат в сравнительно короткие сроки. Единственной принципиально новой должна была стать система посадки на сушу (американцы обычно плюхают спускаемый аппарат в воду), в которой предполагалось применить парашют-крыло (параплан) и трехколесное посадочное шасси (!).

Начав в 1968 году разработку корабля «Big Gemini», проектанты собирались изготовить к концу 1969 года пять летных образцов корабля с тем, чтобы запустить первый уже в начале 1970 года. Однако, вопреки ожиданиям, представители НАСА заявили, что до начала 1970-х годов потребностей в создании такого корабля не будет.

Без сомнения, отказ от финансирования большого «Gemini» был предопределен закрытием программы «MOL» вообще. Серьезные проблемы у военной орбитальной станции начались в 1967 году — выяснилось, что конструкторы не укладываются в весовые ограничения. Пришлось в срочном порядке думать о модернизации ракеты «Titan», увеличении ее грузоподъемности за счет навесных ускорителей. На обсуждение и поиск оптимального решения ушло восемь месяцев, в результате чего запуск был отложен на 1970 год, а общая стоимость проекта возросла с 1,5 до 2,2 миллиарда долларов.

В марте 1968 года был закончен и отправлен на статические испытания основной блок будущей станции «MOL», однако в течение года было принято решение о полном сворачивании всех работ по программе. Ликвидация программы создания долговременной станции «MOL» стала следствием общего сокращения расходов на пилотируемую космонавтику, связанного с утратой приоритетности космических исследований после триумфального полета «Apollo-11» на Луну и с обострением политической ситуации на Земле. Скажем так, станцию «MOL» сожрала победа на Луне и поражение во Вьетнаме.

Соответственно были отменены и другие американские проекты долговременных орбитальных станций, которые тем или иным образом были связаны с успешным развитием и завершением программы «MOL».

Некоторые современные исследователи, изучая программу «MOL», заметили определенное сходство узлов, разработанных для военной станции, с узлами, использованными в составе единственной национальной американской станции «Небесная лаборатория» («Skylab»), летавшей в космосе с мая 1973 года по июль 1979 года. Например, Дэвид Андерман указывает, что модуль шлюзовой камеры либо был напрямую «срисован» с «MOL», либо был «конфискован» после закрытия этой военной программы в пользу гражданского проекта.

Так или иначе, но «MOL» в космос не попала. И, наверное, это хорошо, потому что появление на орбите военной станции стимулировало бы «симметричный ответ» — развитие соответствующего направления в советской военной космонавтики. Пришлось бы строить партию космических истребителей «Звезда» и запускать в космос свою собственную военную станцию.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.185. Запросов К БД/Cache: 3 / 1